Нуждающимся начислят продуктовые баллы

Нуждающимся начислят продуктовые баллы | Программы | ОТР

Какие продукты можно будет купить по сертификатам?

2020-12-04T12:25:00+03:00
Нуждающимся начислят продуктовые баллы
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Сергей Смирнов
доктор экономических наук НИУ ВШЭ
Сергей Леонов
член Комитета Совета Федерации по социальной политике, представитель партии ЛДПР
Георгий Остапкович
директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ

Александр Денисов: Уже зрители начали писать, Лена, предлагать суммы.

Елена Медовникова: Вот и узнаем.

Малообеспеченных россиян обеспечат продуктами. Депутаты Госдумы предложили выдавать специальные сертификаты, например, тем, чей доход не превышает величину прожиточного минимума. Кто это? Пенсионеры? Многодетные семьи? Поговорим. А номинал сертификата предлагают установить на уровне 25% от этой суммы. Продуктовые электронные купоны, кстати, уже используются в столичных магазинах. Помогут ли они питаться хорошо жителям других регионов? Какие продукты можно будет купить по сертификату? Об этом поговорим.

Александр Денисов: Лена, ты сказала, что 25% от прожиточного минимума. Я посчитал. Там 14 тысяч с лишним. Ну, получается 4 тысяч рублей.

Елена Медовникова: Ну, на продукты. Может быть, будет и неплохо.

Александр Денисов: И зададим вам вопрос: «Продуктовая карта выручит вас?» Отвечайте «да» или нет». Через 20 минут подведем итоги.

И наш первый собеседник – Сергей Леонов, член Комитета Совета Федерации по социальной политике. Как раз Сергей Дмитриевич – один из инициаторов этого законопроекта.

Елена Медовникова: Добрый день.

Александр Денисов: Сергей Дмитриевич, добрый день.

Сергей Леонов: Здравствуйте.

Александр Денисов: Расскажите, пожалуйста, подробности. Брали за образец московскую программу социальной продуктовой карты. Будете ли вы дальше развивать ту же идею? В Москве еще есть социальная карта для покупки бытовой техники, одежды. Расскажите.

Сергей Леонов: Мы с коллегами от фракции ЛДПР в Государственной Думе внесли недавно такой законопроект, да. Законопроект жизненный. И мы исходили из двух момент. Первый и самый важный момент, провозглашенный президентом Российской Федерации, – это борьба с бедностью, потому что у нас достаточно много людей, которые до сих пор живут за чертой бедности, и им не хватает просто на жизнь денег.

Второй момент – он такой практический, тактический. С учетом того, что у нас достаточно активно развивается эпидемия коронавирусной инфекции, многим людям приходится достаточно много денег тратить на лекарства либо на иные расходы, и попросту их не остается. Поэтому мы предлагаем в Государственной Думе рассмотреть вопрос по внедрению таких продовольственных сертификатов. Карточками бы я их не назвал, потому что «карточки» – это у нас такое слово ругательное. Продовольственные сертификаты, чтобы людям малообеспеченным было не обидно.

Кстати, очень многие отреагировали положительно, исходя из нашей идеи, потому что, действительно, есть люди, которые получают очень низкую зарплату, либо не работают, либо потеряли работу в недавнем времени и не могут найти себе дополнительную работу, либо многодетные семьи.

Александр Денисов: Расскажите, как будет действовать система. Слово «карточка» совсем не ругательное. Будете баллы перечислять туда? Как все будет организовано?

Сергей Леонов: Будет организовано следующим образом. Этим будут заниматься региональные системы социальной защиты в субъектах Российской Федерации. Люди будут в заявительном порядке обращаться, что им необходима такая мера социальной поддержки. Предполагается, что деньги будут в виде субвенций из федерального бюджета перечисляться в региональные бюджеты. Соответственно, будет некая карта, которую можно будет отоварить в любом магазине – социальном партнере этого проекта. Соответственно, человек может купить необходимые продукты, кроме алкоголя и табака. Поэтому в этом отношении пускай люди сами решают, что они будут покупать.

Просто есть другая мера социальной поддержки. Иногда органы социальной защиты выделяют материальную помощь нуждающимся, но, к сожалению, в некоторых случаях или из-за особенностей семейных взаимоотношений, если есть люди, злоупотребляющие алкоголем, то отбирают эти деньги и тратят на алкоголь. А здесь уже конкретный продуктовый сертификат, который можно потратить только на еду для своих детей, для своих родственников, для себя лично. Поэтому мы считаем, что это оптимальный вариант.

Александр Денисов: Критерии нуждаемости как будете выставлять?

Сергей Леонов: Доходы ниже прожиточного минимума. То есть эти малообеспеченные граждане все есть на учете в органах социальной защиты. Они, как правило, получают определенную субсидию на оплату коммунальных платежей, какие-либо другие льготы. Поэтому эти все граждане есть в реестре. Но повторяю: только в заявительном порядке. Если человек сам захочет получать такую меру поддержку (в случае если она будет принята), то, соответственно, она будет предоставлена.

Елена Медовникова: Сергей, возвращаюсь к вопросу как раз о карте, о сертификате. Лично имя будет прописано? Человек должен будет сам туда прийти или, допустим, поручить это родственнику?

Сергей Леонов: Я думаю, что она все равно будет именная или на семью будет выписываться, там будет определенный номер. Здесь все-таки решает Правительство в этом отношении. Мы дали право Правительству Российской Федерации определять форму этой карточки, как это будет все происходить, как начисления будут происходить на эту карточку.

Поэтому в этом отношении все будут решать органы исполнительной власти. Может быть, субъекты Российской Федерации сами тоже будут в определенном смысле решать, как им удобнее, в зависимости от специфики региона. Поэтому сейчас я бы в такие подробности не вовлекал нашу беседу. Сейчас главное – решить принципиальный вопрос, чтобы такая мера соцподдержки существовала в Российской Федерации.

Александр Денисов: Насчет принципиального вопроса. Обычно спрашивают Минфин или Правительство. Он отзыв какой-то дал на ваш проект? Ну, чтобы подсчитать объемы финансирования.

Сергей Леонов: Пока еще мы не получили отзыв от Правительства Российской Федерации по поводу данного законопроекта.

Елена Медовникова: А нет ли опасения, что сейчас, услышав о такой инициативе, если вдруг она будет принята, что очень большое число людей захочет получить такую поддержку? И просто система не справится с обработкой.

Сергей Леонов: Во-первых, всем известно, сколько малоимущих граждан у нас в стране. Это декларируется и при отчетах Правительства Российской Федерации, и президент об этом очень много говорит – что нужно бороться с бедностью. А это как один из способов этой борьбы.

И я не думаю, что все будут пользоваться этой мерой социальной поддержки. Я думаю, что те люди, которые действительно находятся в очень сложной жизненной ситуации. Например, болеет серьезно родственник. Или все деньги идут именно на лекарства. Либо большие задолженности по коммунальным платежам, уже судебные приставы выставляют счета, нужно платить, и здесь никуда не денешься. А на еду не хватает денег. Я думаю, что в крайних мерах люди будут обращаться именно к этой социальной поддержке.

Елена Медовникова: Ой, не соглашусь с вами. У нас очень любят, знаете, как говорят, халяву, поэтому здесь такой вопрос, мне кажется, серьезный.

Сергей Леонов: Будем надеяться на благоразумие наших граждан Российской Федерации и на объективный подход органов власти в регионах.

Александр Денисов: Спасибо большое, Сергей Дмитриевич.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: Сергей Леонов, сенатор, один из инициаторов законопроекта.

Александр Денисов: Наш следующий собеседник – Сергей Смирнов, доктор экономических наук Высшей школы экономики. Сергей Николаевич, добрый день.

Елена Медовникова: Добрый день.

Сергей Смирнов: Добрый день.

Александр Денисов: Сергей Николаевич, а в Москве насколько успешно действует эта программа социального сертификата на продукты, на бытовую технику? На одежду, потом, даже получают пенсионеры, инвалиды.

Сергей Смирнов: Вы знаете, Александр, все зависит, эффективность и результативность этих мер зависит от конкретного региона. Помните, в свое время при губернаторе Белых в Кировской области (она была, по-моему, пионером), там выдавали 2 тысячи рублей, естественно, не в наличной форме, а на карточку, и с разрешением тратить только на продовольствие, исключая алкоголь и табак (это очевидно), местного производства. То есть это была еще и поддержка местного производителя продуктов, скажем так.

То, что происходит сейчас… Ну, вы понимаете, Москва – это отдельная песня. Это чтобы сейчас не быть подвергнутым большой какой-то критике. Я должен сказать, что то, что предлагает Совет Федерации в лице Сергея Дмитриевича Леонов и его коллег – это на самом деле принципиально иной подход к делу. Фактически вводятся новая федеральная льгота. Ведь недаром Сергей Дмитриевич сказал, что будут трансферты из федерального бюджета всем без исключения субъектах Российской Федерации. Таким образом, как бы выравнивается положение бедных в каждом из этих регионов.

Безусловно, механизм потребует тонкой настройки при условии, если он будет реализован. Почему? Потому что на самом деле в различных регионах она все-таки разная немножечко, она разнится. И настройка этой корзины… Где-то это, может быть, 25% от прожиточного минимума. Где-то, наоборот, 20%, потому что структура потребительских корзин тоже, в общем, в значительной степени различается. Но тем не менее, как говорится, то, что идет в дом нашим домохозяйствам в сложных условиях пандемии… Непонятно, будет ли эта мера постоянной/непостоянной. Ну давайте посмотрим.

Хотя, с другой стороны, я бы все-таки был в определенной мере пессимистом. Пессимистом по каким вопросам? Мне кажется, что Минфин все-таки даст отрицательный отзыв на этот проект – при том условии, если потребуются дополнительные выплаты из федерального бюджета. Опять же не очень понятно: это увеличение самой корзины? То есть эти 25% – это будет плюс к этой корзине, которая существует в каждом из регионов? Или это будет та же корзина, но минус 25%, которые будут вычитаться.

Александр Денисов: Сергей Николаевич, с другой стороны, работа Минфина – давать отрицательные отзывы. Мы знаем сколько угодно проектов, которые уже запущены… Со следующего года повышенный налог – Минфин отрицательный отзыв давал. Все, что касается изменений серьезных и трат, Минфин не любит. Но тем не менее они в жизнь-то входят.

Сергей Смирнов: Вы знаете, я бы не сказал. Насчет НДФЛ Минфин, насколько я понимаю, прежде всего возражал и правильно говорил, что это НДФЛ на самом деле, а это налог на лечение детей с орфанными заболеваниями. И это абсолютно правильно.

И второй момент, о котором я хотел бы сказать. Почему могут быть возражения? Тут ваш постоянный эксперт Антон Табах сказал, что эта тема с продуктовыми талонами, картами, продовольственной помощью – она неисчерпаемая, она вечная, как Кощей. Извините за такой вульгаризм. Может быть, немножечко не в тему.

На самом деле вспомните предыдущий подход к снаряду, когда у руля этой программы хотел оказаться Минпромторг. И у него были своего рода аргументы. Почему? Потому что это опять же поддержка отечественного производителя продуктов, возможно, каких-то услуг в этой сфере и так далее.

То есть тут, наверное, если проект будет дальше запущен, то пойдет, как мне кажется (давайте трезво смотреть на вещи), пойдет борьба ведомств, потому что программа эта, если 25%, – это достаточно серьезные деньги федерального бюджета. И желающих порулить, как мне кажется, найдется достаточно много. А для населения, ну конечно…

Александр Денисов: Сергей Николаевич, со зрителем пообщаемся и вернемся.

Сергей Смирнов: Хорошо.

Елена Медовникова: У нас на связи Борис. Борис, добрый день. Мы вас слушаем.

Зритель: Добрый день, Елена и Александр.

Елена Медовникова: Добрый день.

Зритель: С великим наслаждением я все время смотрю вашу программу. Очень тяжело до вас дозвониться или написать. Каждый раз меня поражает большое количество различных экспертов. Как только они ни говорят! Я бы хотела возвратиться к началу сюжета – о средней зарплате по России. Вы помните, да?

Елена Медовникова: Борис, вы знаете, если честно, мы сейчас…

Александр Денисов: Мы про среднюю зарплату не говорили.

Зритель: Нет-нет. Откуда она шла у вас? На Чукотке…

Александр Денисов: В новостях.

Елена Медовникова: В новостях, да.

Александр Денисов: Регион с самой высокой зарплатой – Чукотка.

Зритель: Вопрос в том, что, вы поймите меня… Я вас немножко перебиваю, извините. Депутатский корпус, Госдума, Мосгордума, любая городская и областная дума в наших регионах – они сидят и рассуждают. О чем они рассуждают? У них зарплата какая? Вы сейчас можете ответить?

Александр Денисов: Вы знаете, в данном случае, может быть, рассуждают на пользу дела. Спасибо большое.

Елена Медовникова: Да, спасибо. Ну, мы для этого и приглашаем экспертов, чтобы, в общем-то, обсудить накопившиеся проблемы.

Сергей Николаевич, я хотела бы знаете какой вопрос вам задать? Вот я посмотрела статистику. По статистике за 2019 год, кстати, среди пенсионеров самое большое количество преступлений (это считается преступлений) – это кражи. Было оформлено 2 111 человек. Как вы думаете, если такая инициатива все-таки будет принята, как-то поможет это пенсионерам действительно не выходить на улицу, не искать какие-то способы добычи еды? Потому что воруют в основном, как ни странно, продукты и корм для животных.

Сергей Смирнов: Вы знаете, мне кажется, тут есть… Ну, статистика. 2 111 человек? Я не думаю, что пенсионеры у нас все голодают. Пенсионер по определению у нас не может быть бедным, потому что у него пенсия не может быть ниже прожиточного минимума. И ему идут доплаты. Я думаю, что, скорее всего, это некие экстремалы, все-таки это пожилая часть населения.

И я не хочу никого обидеть, но… У нас в стране 33… по-моему, 37 миллионов пенсионеров сейчас. И 2 111 – это, скорее всего, некое девиантное поведение. При том, что я не говорю никоим образом, что они живут легко и так далее. Но все-таки я думаю, что это не очень социально значимое явление.

При всем при том, что, конечно, пенсионерам надо помогать. Ну, мы не раз с вами говорили в замечательной программе «Отражение», что это не только продуктовая помощь. Для пенсионеров, особенно старших возрастных групп, это все-таки лекарства в первую очередь, это в первую очередь здоровье, здравоохранение, услуги медицины и так далее. Для них, по-моему, это гораздо важнее. Но тем не менее продовольственная помощь тоже, наверное, будет не лишней.

Александр Денисов: Ну и кошачий корм не исключать, Сергей Николаевич. Это все-таки не табак и не алкоголь, можно будет купить…

Елена Медовникова: «Кушайте лекарства – будете здоровы».

Александр Денисов: …и не грабить прохожих, и не грабить магазины.

Сергей Смирнов: Ну, хотя бы так.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо большое.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: Сергей Смирнов у нас был на связи.

И наш следующий собеседник – Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований тоже Высшей школы экономики. Георгий Владимирович, добрый день.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Георгий Остапкович: Добрый день, Елена. Добрый день, Александр.

Александр Денисов: Вот эта программа социального продуктового сертификата – как вы думаете, она затронет всех пенсионеров, все 37 миллионов, о которых говорил Сергей Николаевич Смирнов?

Георгий Остапкович: Нет, я согласен абсолютно с Сергеем Николаевичем. Пенсионеры как раз не попадут или попадут в очень маленьком составе, потому что уровень пенсий соотносится с МРОТ и не может быть меньше регионального МРОТ. Сюда попадут конкретные люди, которые меньше прожиточного минимума получают. Так я понял из заявления Сергея Дмитриевича. А сегодня у нас таких людей около 20 миллионов, которые живут ниже прожиточного минимума. Это 13%. Причем в этих 13% еще 25% – детей, которые вообще не работают. Понимаете?

И если, условно говоря, 25% от МРОТ… Ну, Александр, вы немножко увеличили. Это надо считать от 12 130. Это примерно 3 тысячи – месячная нагрузка. И умножить на 20 миллионов – это 60 миллиардов. И умножить на 12 месяцев. Годовая нагрузка – 720 миллиардов!

Это примерно сопоставимо (чуть ниже) всего государственного бюджета на образование и на здравоохранение. Это в три раза больше, чем затраты государства на ЖКХ. Уж не сравниваю с культурой и физкультурой – там в десять раз больше. Естественно, возникает вопрос: «А где деньги, Зин?» – как говорил один из великих наших писателей. А как Минфин отреагирует на подобное вливание – 700 с лишним миллиардов? Я не очень себе представляю.

Ведь дьявол кроется в деталях. Нет единого регистра людей, которым нужно платить. Даже, условно говоря, человек получает меньше прожиточного минимума, но у него из старой жизни депозит на 10 миллионов, с которого он получает по 500 тысяч в год, – ему надо давать? Жена условного олигарха, которая вообще ничего не зарабатывает, – ей надо давать? А женщина, которая получает 15–20 тысяч, но она мать-одиночка, у нее трое детей, она формально не попадает под это мероприятие. То есть здесь масса вопросов, масса вопросов!

Александр Денисов: Ну, мы еще не знаем, как будут считать – на члена семьи либо вообще на всю семью.

Георгий Остапкович: Если вы будете считать на человека, а он живет в домашнем хозяйстве, которое зарабатывает 500 тысяч в месяц, а у него зарплата 10 тысяч, – ему давать или не давать? Вы абсолютно правы, Александр.

И потом, это абсолютно не новая идея. С 2017 года, даже с 2016-го поднимается вопрос. Кстати, каждый год мы на вашем канале его обсуждаем. И каждый год, один раз в год (обычно весной) это обостряется – и начинает ЛДПР вбрасывать вот эти идеи. Сейчас начнутся парламентские слушания. Сейчас дадут на заключение в Правительство и Минфин. А ведь мы даем бюджет с дефицитом. И скажут: «Давайте 720 миллиардов на это дело». А бюджет – это совмещающиеся сосуды. Откуда Силуанов будет брать эти 700 миллиардов? Значит, он уменьшит здравоохранение, образование, новые технологии, уменьшит затраты на национальную безопасность. Ну и что? Флаг в руки!

Есть масса других возможностей реализовать эту программу. Ну вы сделайте хотя бы на первом этапе, снимите налоге 13% с людей, которые ниже прожиточного минимума. Это уже год.

Второй вариант. Вы увеличьте налог… Мы сейчас увеличили на людей, которые больше 5 миллионов, на 2%. Но у нас есть люди, которые зарабатывают 30, 50, больше 100 миллионов. Ну поставьте им налог 20–22%! А эти деньги пускай компенсируют для низкодоходного населения.

Третий вариант. У нас есть Фонд национального благосостояния, который так и называется: национального благосостояния. А уж этот маневр явно идет на социальную поддержку, то есть на национальное благосостояние. Ну возьмите оттуда 700 миллиардов. Правда, это не разово, а это же нужно делать каждый год. Но ФНБ не пострадает, если оттуда взять 700 миллиардов. И народ это поймет, гражданское общество это оценит.

Вот какие-то такие у меня взгляды на эту проблему. А сама идея абсолютно верная. Вы же понимаете, эти 700 миллиардов не просто будут выброшены, их отдадут людям, а ведь на эту сумму сельское хозяйство должно увеличивать производство продуктов питания. Это будет увеличен розничный товарооборот. Это будут увеличены объемы перевозок транспорта, потребление электроэнергии. Машиностроительные заводы будут сельскохозяйственную технику.

Александр Денисов: Как говорят экономисты, Георгий Владимирович, мульти… мультипликативный эффект. Выговорил.

Георгий Остапкович: Мультипликативный эффект в районе (я занимался этим вопросом) примерно 0,7%, а то и 1% роста ВВП даст вот такой маневр.

Александр Денисов: Спасибо вам большое. Спасибо, Георгий Владимирович.

Елена Медовникова: У нас есть звонок, давайте послушаем…

Александр Денисов: Звонок сорвался.

Елена Медовникова: А, уже нет звонка. Извините.

Александр Денисов: Дождемся отзыва Минфина, отзыва Правительства на эту инициативу.

Подведем итоги опроса. Спрашивали мы: «Вас продуктовая карта выручит?» «Да» – ответили 70%, «нет» – 30%. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)