О ситуации с ковидом во Владивостоке, рынками - в Ростове-на-Дону и обманутыми дольщиками - в Челябинске

Петр Кузнецов: Мы начинаем с обзора регионов. Мы узнаем, что происходит в том или ином городе, в том или ином месте. Нам помогают наши корреспонденты и, конечно же, наши народные корреспонденты, то есть вы. Рассказывайте, что произошло в вашем городе, к чему вы готовитесь, о чем говорят у вас.

А прямо сейчас с нами на связи Владивосток, Челябинск и Ростов-на-Дону. Кстати, если вы из этих городов, дополняйте картину вместе с нашими корреспондентами. А это Ирина Трофимова, Татьяна Авдеева и Дмитрий Андреянов. Здравствуйте, коллеги.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Давайте начнем с Владивостока.

Ксения Сакурова: С Владивостока, да.

Петр Кузнецов: Ирина Трофимова. Как принято говорить у нас, Ирина: а то вам скоро уже спать. Поэтому – добрый вечер.

Ксения Сакурова: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Сейчас узнаем как раз новости дня.

Ирина Трофимова: Добрый вечер. Совершенно верно, коллеги, у нас уже 7 часов вечера. Но мы еще успеем искупаться, потому что в Приморье держится аномальная жара. С этим связана и собственно новость, о которой я хотела вам рассказать. Пациенты ковидных госпиталей в Приморском крае, в частности в Дальзаводском, пожаловались на то, что в палатах не разрешают держать кондиционеры, то есть это противоречит правилам СанПиНа. Это действительно так. Но в пору аномальной жары – а у нас держится 30 и выше градусов, для этого времени года это такая непривычная температура для Приморского края – очень сильно страдают, конечно, и пациенты, и сами медики. Ну, кроме естественной какой-то вентиляции, к сожалению, другую использовать невозможно.

Вообще ситуация с заболеванием коронавирусом в Приморском крае не очень простая. Каждый день более 250 человек заболевает. По-прежнему сложно. Развернуто более 2 тысяч коек в ковидных госпиталях, в учреждениях всех в Приморье. При этом увеличивается количество мобильных и стационарных пунктов вакцинации. Совсем недавно в Уссурийске были открыты еще два мобильных пункта. То есть это просто автобус, который курсирует. Известно расписание, по которому он курсирует по населенному пункту. Ты можешь подстроиться как-то под него и привиться тогда, когда тебе удобно, и там, где тебе удобно.

Петр Кузнецов: А заодно и куда-то доехать уже привитым.

Ирина Трофимова: Да-да-да.

Петр Кузнецов: Бац! – и для тебя открыты уже многие двери.

Ирина Трофимова: Ну, мне кажется, уже все условия просто созданы. При этом в Приморском крае привито более 318 тысяч человек. И чтобы еще как-то стимулировать людей, предлагают лотерею. То есть те, кто привьется до 15 сентября и получит уникальный код на Госуслугах, смогут поучаствовать в лотерее. Будет разыграно две квартиры и пять машин.

Петр Кузнецов: И автобус! Ирина, извините, не мог не пошутить. И вот этот автобус, на котором… Две квартиры и что?

Ирина Трофимова: Две квартиры и пять автомобилей. Суммы там невелики, конечно, но все-таки это неплохая стимуляция для людей, чтобы они вакцинировались все-таки.

Ксения Сакурова: А суммы невелики на квартиры или на машины? То есть на что будет не хватать?

Ирина Трофимова: Предполагается 3 миллиона 800 тысяч на квартиру. Этого, конечно же, не хватит, если говорить про Владивосток. И 1 миллион на автомобиль. Ну, люди могут добавить. Я думаю, это интересная лотерея.

Ксения Сакурова: Да. Интересно, что выберут люди в результате.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Ну посмотрим, как это пойдет. Спасибо большое. Владивосток, Ирина Трофимова.

Переносимся в Челябинск, оттуда Татьяна Авдеева с новостями. Здравствуйте, Татьяна.

Татьяна Авдеева: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Вы удивлены, что мы к Челябинску приступили после Владивостока?

Татьяна Авдеева: Да, я думала, что я третья на очереди буду. Здравствуйте, коллеги. Здравствуйте, зрители.

Петр Кузнецов: У нас много сюрпризов. Здравствуйте.

Татьяна Авдеева: У меня две новости.

Первая новость – о правосудии. Владельца строительной фирмы, задержанного после звонка Путина, отправили в колонию. Это была долгая история. Челябинский центральный районный суд приговорил к двум годам колонии-поселения бывшего депутата гордумы, а также владельца строительной компании «Речелстрой» Андрея Пязока. В Челябинске фирма Пязока строила дома в микрорайонах, ну, в отдаленных микрорайонах города – там, где экологическая обстановка, возле озера. А в Кургане 16 микрорайонов.

В 2016 году дольщики не дождались купленного ими жилья, то есть они вносили деньги в строительство. По версии следствия, Пязок вывел средства дольщиков в другие фирмы, из-за чего не хватило денег на завершение строительства домов в Челябинске. В 2017 году было возбуждено уголовное дело, но обвинение Пязоку предъявили не сразу. Кстати, в эфире Общественного телевидения России было очень много материалов, начиная с 2016 года, о том, как дольщики выходили на митинги, я не знаю, протесты разные, акции, флешмобы. В общем, стучались во все двери.

Уголовный процесс активизировался после того, как в ноябре 2017 года одна из обманутых дольщиц написала обращение Путину. Глава государства лично позвонил ей и пообещал разобраться. Через месяц после звонка главы государства Пязока задержали, он провел в СИЗО полгода. Напомню, это 2017 год был. Затем его выпустили под залог. На стадии следствия Пязок погасил ущерб дольщикам, и дома в Челябинске и в городе Кургане достраивали другие фирмы. Тем не менее, хотя его и отпустили под залог, продолжалось следствие.

И вот развязка, после длительного следствия дело пришло к своему финалу. За обман дольщиков суд вынес приговор и назначил наказание в виде лишения свободы на два года с отбыванием наказания в колонии-поселении, ну и вернуть залог в 4 миллиона рублей.

Петр Кузнецов: То есть, надо полагать, если бы до президента эта история не дошла, то, может быть, и не искали бы?

Татьяна Авдеева: Возможно. Я не могу сейчас, не в силах говорить, почему так долго не заводили уголовное дело. То есть история с 2016 года, все это было в центре внимания средств массовой информации, в федеральной повестке, ну и местного, регионального телевидения. Я не могу сейчас говорить, я не компетентна. Тем не менее дело тянулось. Конечно, тут звонок решил. И то с 2017 года пришлось ждать логического завершения.

Ксения Сакурова: Татьяна, а дома-то сейчас достроены? В каком состоянии все это?

Татьяна Авдеева: Их достроили другие организации. Это произошло в 2018 году.

Ксения Сакурова: То есть достаточно быстро, да?

Татьяна Авдеева: Да-да. Дело в том, что многие дома, которые начал строить «Речелстрой» (руководитель – Пязок), они были практически готовые. Ну, меньшее количество – на стадии трех-четырех этажей. Это многоэтажные дома. Конечно, как только было передано другим компаниям, сразу же достроили, и люди заехали. Но справедливость должна восторжествовать.

Ксения Сакурова: Но построили-то качественно? Не жалуются те, кто сейчас живут уже, получается, три года? Они там живут?

Татьяна Авдеева: Я думаю, что все в соответствии. Это панельные дома. То есть это не был уровень какого-то высокого класса домов. Я не видела в социальных группах… в группах социальных сетей, чтобы были какие-то уж такие серьезные нарекания, что дом шатается или еще что-то. Недовольны, конечно, какими-то вещами – я не знаю, отделкой внутренней или еще чем-то – могут быть всегда люди. Это личное мнение. Но ничего такого глобального и страшного нет. То есть достроили вполне добротно.

Ксения Сакурова: Ну, тем более, когда ждали столько лет.

Есть еще что-то интересное, что обсуждают у вас в регионе?

Татьяна Авдеева: У меня сейчас будет не только интересное, но и красивое видео. Пожалуйста, пусть насладятся все зрители телеканала ОТР. Речь пойдет…

Петр Кузнецов: Вы покажете в записи наш вчерашний дневной эфир?

Татьяна Авдеева: Чуть позже, чуть позже. Я его пересматриваю. Я дома его посмотрю. Думаю, любой зритель может посмотреть.

Петр Кузнецов: Так, и что же это?

Татьяна Авдеева: А сейчас – озеро Тургояк. Его называют младшим братом Байкала. Озеро находится в городе Миасс, это Челябинская область. Излюбленное туристическое место нашего региона. А новость какая? Результаты проб на озере Тургояк показали безвредность воды, и городской пляж готовится к открытию. Как я сказала, озеро называют младшим братом Байкала, и неспроста. Оно необычайно красивое и древнее – 2 миллиона лет.

Две недели назад его закрыли для отдыхающих. Это связано с результатами проведенной Роспотребнадзором проверки, которая выявила не соответствующие воде гигиенические нормативы по микробиологическим показателям. В общем, русским языком: там были обнаружены бактерии группы кишечной палочки. И поводом для проверки стали жалобы отдыхающих на появление кожной сыпи после купания.

Впрочем, интересно, что жалобы именно на аллергические высыпания поступают уже несколько лет. И, как говорят в Министерстве экологии, такая реакция возникает (хочу заметить, не у всех) на цветение сине-зеленых водорослей и пыльцу деревьев.

Петр Кузнецов: А я думал, что у привитых и у непривитых. Если привился, то никакой реакции не будет на цветение.

Татьяна Авдеева: Нет, тут индивидуально.

Петр Кузнецов: То есть не совсем вода виновата, да?

Татьяна Авдеева: Да, не совсем вода. Но вот что интересно? Это индивидуальная и исключительная особенность, которая может в принципе случиться в любом водоеме, даже в море, в океане. Ну, то есть какие-то водоросли, медузы, все что угодно. Но вот эти сине-зеленые водоросли являются (это уже по моему мнению) такой причиной внеплановых проверок. Конечно, озеро охраняется, то есть оно внесено в реестр особо охраняемых, и его проверяют каждый год. Но из-за этих аллергических реакций внеплановые проверки. И благодаря этому, мне кажется Тургояк под еще более усиленным таким контролем.

Ну, кишечная палочка, которая была выявлена две недели назад… Так сказать, не уточняют официальные источники, в чем причина. Но опять же она не была найдена в каком-то очень большом объеме, в крайне опасном. В общем, чистейшая вода! И постоянно за ней бдят. В итоге сегодня на сайте мэрии опубликовали протокол с результатами новых исследований, которые взяли 22 июля. Все нормативы соответствуют. Пляж откроют. Купаться можно, бояться не надо.

Ксения Сакурова: Погода соответствует?

Татьяна Авдеева: Нет, у нас погода не соответствует. У нас уже давненько 21, прохладно.

Ксения Сакурова: Понятно. Пляж будет для моржей, видимо, теперь.

Петр Кузнецов: Ну, мы видим, по берегу гуляют в основном, по картинке. Ну правда красиво.

Татьяна, что-то еще есть у вас, челябинское, красивое? Желательно красивое что-нибудь.

Татьяна Авдеева: Ну, все красивое я вам показала. Как только выйду в следующий эфир, обещаю, что будет тоже красиво.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Татьяна Авдеева, Челябинск.

Ростов-на-Дону, Дмитрий Андреянов. Здравствуйте, Дмитрий, еще раз. Ждем новостей от вас.

Дмитрий Андреянов: Здравствуйте еще раз, коллеги.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Дмитрий Андреянов: Наши сине-зеленые водоросли безвредные, не дают аллергических реакций, но пахнут не очень хорошо – в Таганрогском заливе, ну и в других южных регионах.

У меня новость – даже не новость. Мы следим за ситуацией вокруг блокированных торговых центров под Ростовом-на-Дону. Я коротко напомню суть. 27 апреля, ровно три месяца назад, 3,5 тысячи силовиков запретили торговлю 1,5 тысячи предпринимателей. Без работы практически остались 10 тысяч человек.

И вот три месяца, казалось бы, конфликт этот более или менее успокоился, перешел в юридическое русло: суды, исковые заявления, жалобы, какие-то ответы. Ну, не всегда решения судов и прокуратуры были на стороне предпринимателей, которые всего лишь требовали ясности и обоснования действий полицейских, которые запрещали им торговлю и блокировали въезд и выезд на рынок. По крайней мере, такого четкого определения они еще не добились.

И вот можно констатировать, что обострение происходит сегодня, в последние дни. Детонатором стал День торговли в воскресенье, когда пожарный надзор вдруг выписал документ, который обязывал владельцев рынка (соответственно, полицейских – способствовать этому) убрать бетонные блоки на въездах, тем самым обеспечить въезд пожарной техники. Закрытые въезды, разумеется, не соответствуют пожарным нормам. И эти блоки были убраны.

Предприниматели посчитали, что это их небольшая победа, ну и сейчас можно, по крайней мере, более или менее беспрепятственно работать. Опять же я повторю: четкого прописанного запрета на их работу у них не было. Ну, они торговали где-то через забор.

У нас на кадрах, может быть, чуть позже будет картинка, как продавцы подвозят товар к этому бетонному ограждению, передают на другую сторону, перегружают на другую машину. То есть это либо оптовики, их клиенты, либо продавцы. То есть наладили какую-то интернет-торговлю, чтобы как-то выживать. Налоги платить надо, кредиты платить надо. И вот эти блоки убирают, под бурные аплодисменты заезжает техника с товаром, какие-то покупатели валом посыпали.

Но блоки отсутствовали всего пять часов. Полиция опять стянула туда, практически как 27 апреля, если не 3,5 тысячи, то опять несколько подразделений ОМОНа, спецназа. Блоки вернули на место. И ужесточили режим таким образом, что уже даже пешком нельзя зайти. А если и можно, то только непосредственно хозяину магазина или павильона по предъявлению арендного договора, ну, взять какие-то вещи. Разумеется, рынки оказались уже полностью парализованными.

Ксения Сакурова: Дмитрий, а последний раз блоки вернула полиция, да?

Дмитрий Андреянов: Вот это очень интересный момент. Дело в том, что все приказы о закрытии торговых центров (их четыре было, я напомню: автомобильный, строительный, универсальный и овощной) выдавали уже и суд, и прокуратура задним числом. Но когда полицейские непосредственно приходили все закрывать, у них не было никаких официальных бумаг с подписями, с печатями, со ссылками на какие-то решения. И блоки устанавливали опять же неизвестно какие люди в «гражданке», в масках. Ни одно силовое ведомство, как говорится, ответственности на себя не взяло за эти ограждения.

Ксения Сакурова: Ну, выглядит так, как будто бы территория кому-то приглянулась.

Дмитрий Андреянов: Ну, я попробую очень коротко сформулировать суть проблемы. Дело в том, что, опять же по официальным заявлениям правоохранительных органов, той же прокуратуры, претензий к предпринимателям, торгующим в этих торговых центрах, нет. Они все были официально и правильно зарегистрированы, они торговали в правильных магазинах, платили правильно все налоги и сборы.

Но их павильоны и магазины находились на неправильно оформленной земле предпринимателей Бабаевых, которые были аффилированы с администрацией Аксайского района. Соответственно, Бабаевы и глава Аксайского района Борзенко сейчас находятся в следственном изоляторе, а предприниматели несут убытки. Вроде бы как они являются, юридическим языком говоря, жертвами мошенничества, при этом пострадали больше всех.

Петр Кузнецов: Все очень похоже на правильный мед и неправильных пчел из «Винни-Пуха».

Дмитрий Андреянов: Совершенно верно.

Ксения Сакурова: Кстати, такие истории, в общем-то, происходят периодически в разных российских регионах. Власти, как правило, стараются идти навстречу и предоставлять какие-то места для торговли. Об этом есть сейчас какие-то разговоры, речь идет?

Дмитрий Андреянов: Да, это тоже такой камешек преткновения, потому что власти сказали: «До конца года, предприниматели этих площадок, работайте». Ну, овощникам нашли, например, запасную пока площадку на бетонке старого Ростовского аэропорта – до конца года. Строителям, автомобилистам и универсалам тоже разрешили до конца года работать на этих площадях, пока не подготовят новые площадки в других местах. Да, пусть они и далеко. Предприниматели в принципе, скрипя сердце, готовы туда переехать.

Но опять же возникают неясности. Есть ли инвесторы? То есть за чей счет эти площадки будут возводиться? Либо правительство области найдет из бюджета деньги? Либо, как они утверждают, будут инвесторы, которые будут «охотиться» за этими самыми предпринимателями? Опять же ясности нет. Вот уже три месяца прошло, до конца года совсем немного. И насколько бесконфликтно этот конфликт разрешится?

Ксения Сакурова: Будем ждать от вас информации, новостей.

Спасибо большое. Ростов-на-Дону, Дмитрий Андреянов. Благодарим наших коллег из Владивостока (Ирину Трофимову) и Челябинска (Татьяну Авдееву). Спасибо большое, коллеги. До новых встреч.

Петр Кузнецов: Вот из Челябинска нам пишут наши телезрители, тут проблема совсем другая: «На селе начинается сокращение в клубах творческих работников, – пишет наш телезритель. – К кому обратиться за помощью? Это такая борьба с бедностью? Пригласите, пожалуйста, экспертов по этой теме». Я помню, мы обсуждали состояние сельских клубов. Ну давайте вы оформите всю эту историю в виде письма. Может быть, на основании мы и составим тему, обязательно обсудим. Конечно, проблема такая есть, мы об этом уже говорили.

«Очень смешно – аж два года», – это телезритель из Москвы реагирует на информацию опять же из Челябинска, где, напомним, осудили руководителя компании по делу об обманутых дольщиках, два года получил мужчина.

Красный Сулин, Ростовская область: «На улице +35. В кранах, как всегда, воды нет. Откройте, пожалуйста, краны!» – это Ростовская область.

Ксения Сакурова: Житель Липецка жалуется: «В городе Елец жителям пришли квитанции за мусор с фальшивыми долгами. Телефон органов не отвечает».

Петр Кузнецов: Кстати, из Ельца это уже вторая жалоба на этой неделе. Помнишь, когда мы обсуждали дороги, писали из Ельца как раз, что к Ельцу особо и не подъедешь.

Ксения Сакурова: Не приехать, да.

Петр Кузнецов: «Кто глупеет – уколотые или не уколотые? Выяснили вы накануне?» – спрашивает Ульяновская область. Нет, не выяснили, специалист так и не смог ответить и не провел прямой связи между перенесенным ковидом и умственными способностями, точнее, их снижением.

«Спадает жара, ковид уменьшает показатели, увеличивается количество вакцинированных. Это праздник! С Днем крещения Руси», – из Москвы сообщение.

Ксения Сакурова: Еще одна жалоба из Воронежской области: «В Воронеже в больницах и поликлиниках ограничен плановый прием больных из-за пандемии. Часть медиков без содержания. Это не относится к частным платным клиникам, у них пандемии нет. Решения точно не в интересах пациентов».

Петр Кузнецов: Ну и еще сообщение из Башкортостана, не могу не зачитать: «Закрыли роддом, теперь рожать едут за 120 километров в город Сибай».

А мы переходим к первой теме для обсуждения и с вами, и с нашими экспертами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)