О ситуации в Санкт-Петербурге, Уфе и Тюмени

О ситуации в Санкт-Петербурге, Уфе и Тюмени | Программа: ОТРажение | ОТР

В традиционной перекличке регионов

2020-06-02T12:52:00+03:00
О ситуации в Санкт-Петербурге, Уфе и Тюмени
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт

Петр Кузнецов: Ну что, мы начинаем наш информационный час, начинаем его уже по традиции в «ОТРажении» в это время, в этот период с, мы условно называем ее, коронавирусной переклички регионов, прежде всего узнаем, что там с послаблениями, что там с новыми, наоборот, мерами, ну и вообще о локальной статистике тоже узнаем.

Ольга Арсланова: Но традиция хорошая, мне кажется, даже когда эпидемия закончится...

Петр Кузнецов: Конечно, мы ее...

Ольга Арсланова: ...мы все равно будем общаться с коллегами из регионов и выяснять, что же вообще в стране происходит. Многие регионы остаются без внимания, а там много интересного.

Петр Кузнецов: И без коронавируса, конечно, очень много событий других.

Но пока все-таки о нем. Санкт-Петербург у нас сегодня на связи, у нас сегодня на связи Тюмени и Уфа, оттуда соответственно Александр Чиженок, Карина Закирьянова и Максим Окунев. Здравствуйте, коллеги.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Давайте отправимся в Петербург. Александр, добрый день еще раз. Расскажите, какая обстановка в Питере сейчас, как снимается постепенно, ослабляется режим самоизоляции в вашем городе. У вас, по-моему, разрешили без масок прогуливаться...

Петр Кузнецов: Маски снимаются, да, режим снимается...

Ольга Арсланова: Да. Как вы снимаете маски и себя чувствуете в таком режиме?

Александр Чиженок: Да. Давайте все-таки с цифр начнем. Значит, как бы то ни было, в Петербурге увеличивается статистика смертности от COVID. На 2 июня, вот на данный момент подтверждена гибель еще 10 человек. Впрочем, это не значит, что столько людей умерло именно вчера, это следствие заключения комиссии по изучению летальных исходов, она исследует все случаи, произошедшие за последнее время, и в некоторых меняет основную причину гибели пациента. Всего в Петербурге умерших от коронавируса за время пандемии 223 человека. Количество новых случаев заражения стабильно держится на уровне больше 360, вчера 376, на 12 больше, чем днем раньше, а общее количество зараженных за время пандемии приближается к 17 тысячам.

Значит, бьет город антирекорды по индексу самоизоляции, вчера единицу заслужили, такого низкого уровня еще не было, то есть все вышли, все гуляют, как будто уже никакой пандемии не существует. На дорогах пробки, как в обычное время; парки некоторые заперты, так сказать, ворота заперты на замок, а там, где ворот нет, тоже все гуляют. На Марсовом поле наконец расцвела сирень, в этом году с опозданием примерно на неделю, но, естественно, все пошли сразу, так сказать, нюхать сирень и отдыхать на газонах, то есть такой гайд-парк сразу получился...

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: То есть сейчас сирень будут запрещать.

Александр Чиженок: Нет, сирень запрещать не будут, ну как можно? А гайд-парком Марсово поле, кстати, давно уже было у нас назначено, но в другом смысле, что там можно митинги проводить без разрешений, без уведомлений, правда, это недолго продлилось.

Так, теперь по поводу ослабления ограничений. Правильно вы сказали, ходить можно без масок и без перчаток, но это только на улице. В магазине, в метро, в МФЦ, в общественном транспорте все остается как прежде, маски и перчатки обязательны.

Петр Кузнецов: Александр, простите, а у вас как-то на официальном уровне объяснили, почему можно вот на этом периоде уже без масок вот в тех местах, о которых вы уже сказали?

Александр Чиженок: Честно говоря, я таких объяснений не слышал.

Петр Кузнецов: Просто можно.

Александр Чиженок: Но зато я слышал, что можно теперь еще и кладбища посещать, правда, там в масках.

Ольга Арсланова: Ага.

Александр Чиженок: Ну вот я вчера проверил, да, действительно, на кладбище можно зайти, правда, так сказать, желающих прогуляться там было не очень много.

Ольга Арсланова: Да, это не самое сейчас, наверное, популярное место с психологической точки зрения...

Петр Кузнецов: Пожалуй, не будем спрашивать, кто следит за тем, кто на кладбище носит маски...

Ольга Арсланова: Александр, а вот какой вопрос.

Александр Чиженок: Да?

Ольга Арсланова: Многие москвичи, чего уж греха таить, сейчас смотрят в сторону вашего города и хотят провести выходные в Питере, тем более что и «Сапсаны» ходят, и можно приехать на машине. Вот что ждет, например, москвича, который соберется к вам летом отдохнуть в ближайшее время?

Александр Чиженок: Ну, летом, может быть, что-нибудь хорошее и ждет. Сейчас пока только прогулки по городу, любование разведенными мостами, да, их разводят, а вот такие популярные прогулки по рекам и каналам невозможны, навигация не открыта. Тех, так сказать, редких одиночек, которые на своих катерах выходят в акваторию Невы, встречает водная полиция, правда, пока не штрафует, а только проводит разъяснительные беседы. Но вот успевают промчаться только, знаете, те, кого полиции не догнать, например, на гидроциклах.

Ольга Арсланова: Да. А у въезжающих документы проверяют? Их куда-то там отправляют в обсерватор, или можно спокойно приехать и гулять по городу, как вы говорите?

Александр Чиженок: Интересный вопрос. Насколько я знаю, пока нет. Естественно, проверяют у тех, кто прилетает из-за границы...

Ольга Арсланова: Понятно.

Александр Чиженок: За последние дни Петербург принял около 400 человек... рейсами, там Таиланд, Индия и Узбекистан, почему-то больше всего из Узбекистана наших соотечественников задержалось.

Петр Кузнецов: Александр, вот по поводу еще маршрутов. Мы знаем, что у вас потихоньку начинает восстанавливаться автобусное сообщение, причем не только междугороднее, но и международное.

Александр Чиженок: Ничего не начинает восстанавливаться...

Петр Кузнецов: Готовятся к этому.

Александр Чиженок: ...но зато уже объявил один из самых крупных перевозчиков о том, что с 15 июля он восстановит рейсы в Хельсинки, Ригу, Таллин, Киев и Лаппеэнранту, ну Лаппеэнранта особенно актуальна для петербуржцев, потому что это ближе всего, 2 часа, и можно заняться шопингом в Финляндии. Другой вопрос, что... Да, Финляндия, кстати, открывает границу уже 15 июня, так что теоретически въехать туда можно будет, я не знаю, как выехать из России, а самое главное, при возвращении не придется ли попасть в обсерватор, это вопрос, конечно.

Что еще интересного можно сказать? Потихоньку начинают люди получать обещанные президентом выплаты, это на детей от 3 до 16 лет. Около 800 медиков признаны тоже решениями разных комиссий пострадавшими от коронавируса, около половины из них уже получили по 300 тысяч рублей. Всего коронавирус был выявлен у 3 тысяч медиков, 8 из них скончались. И вот опять же я видел сообщение, что как минимум три семьи погибших медиков уже получили положенный им миллион.

Петр Кузнецов: Ага.

Александр Чиженок: Ну вот еще хочу коснуться одной темы, о которой я пока не видел сообщений на каких-то официальных сайтах, но вот мне буквально на днях пришлось посетить «Ночлежку», я снимал там историю для наших коллег из другой программы...

Петр Кузнецов: Это знаменитый фонд, да.

Александр Чиженок: Да, фонд «Ночлежка», который помогает бездомным, кормит, дает им приют. И вот руководители этого фонда сказали, что с началом пандемии количество обращений к ним значительно увеличилось. Они не ведут такую точную статистику, не их задача статистику вести, но по субъективным ощущениям где-то примерно на 2/3 больше, то есть это люди, которые пострадали во время коронавируса.

А самая банальная причина – закрылось то место, где человек работал и получал хотя бы небольшую зарплату, либо там потребовали от него документы о том, что у него нет коронавируса, а пройти тест стоит денег, а денег, соответственно, нет. И человек не может платить за съемное жилье, некоторые там жили в хостелах, они тоже не могут платить, им приходится обращаться в «Ночлежку», но в «Ночлежке» тоже, к сожалению, количество мест ограничено. Так что это проблема, с которой, наверное, еще придется столкнуться, потому что экономические трудности нам еще предстоят, судя по всему. Коронавирус идет на спад, а вот как будет с экономикой, это большой вопрос.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваш рассказ.

Петр Кузнецов: Это картина дня из Петербурга, спасибо, Александр.

Переезжаем в Тюмень, Карина Закирьянова с нами на связи, снова приветствуем, Карина.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Карина Закирьянов: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Как у вас лето начинается?

Карина Закирьянов: Лето у нас на самом деле началось еще в мае, потому что у нас был очень теплый май, +25–30, и конечно, никто не хотел сидеть дома и соблюдать режим самоизоляции.

Но тем не менее у нас уже второй день как пошел второй этап снятия ограничительных мер. У нас стали работать магазины непродовольственные, но к ним есть ряд условий: площадь, она должна быть не больше, чем 800 квадратных метров, отдельный вход и количество посетителей, которые могут одновременно находиться в магазине, то есть на одного человека должно быть примерно 4 квадратных метра свободных, вот.

Также у нас снова стали ходить автобусы, маршрутки в привычном режиме, до этого они все время работали в режиме выходного дня, и это, конечно же, нервировало многих. Также у нас поликлиники начинают снова принимать плановые приемы, можно записаться дистанционно, но только пока к специалистам первичного звена, это хирурги, терапевты, офтальмологи, к более узким пока все равно попасть нельзя.

Маски мы продолжаем носить, по крайней мере должны, гулять на улице можно, заниматься спортом можно, но парки при этом закрыты, поэтому немножко непонятно иногда, где можно заниматься спортом, где можно бегать.

Петр Кузнецов: Карина, ну вы как житель сами замечаете, что Тюмень в принципе возвращается к той самой докоронавирусной жизни?

Карина Закирьянов: Да, я замечаю. Во-первых, людей на улице много, как-то все позитивнее, что ли, стали, у меня вот по крайней мере такое ощущение.

Петр Кузнецов: Даже так.

Карина Закирьянов: Да.

Ольга Арсланова: А расскажите, пожалуйста, вот вы сказали, что магазины открываются, я так понимаю, речь идет о маленьких магазинах, или торговые центры большие у вас тоже заработали?

Карина Закирьянов: Нет, торговые центры у нас откроются в самую последнюю очередь, насколько мне известно, поэтому открываются только пока маленькие магазины. А, еще забыла сказать о том, что у нас открываются различные учебные центры, которые оказывают профессиональную подготовку либо переподготовку. Автошколы открылись, потому что у автошкол, конечно, совсем беда была.

Петр Кузнецов: Ага. Что касается, вот мы с Петербургом об этом говорили, въезда и выезда в Тюмень и, соответственно, из Тюмени, как потоки контролируются на границе?

Карина Закирьянов: Въезжать и выезжать можно. Единственное, конечно, у нас пристальное внимание к вахтовикам, у нас очень много людей работает в северных округах, ХМАО, ЯНАО, и вот когда они возвращаются с вахты с продолжительной, которая у них была, конечно, они должны 2-недельный карантин дома соблюсти.

Петр Кузнецов: Ага, то есть меры как у всех в этом плане. Спасибо огромное.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Карина Закирьянов: Пожалуйста.

Петр Кузнецов: Спасибо. Тюмень, Карина Закирьянова.

Уфа с нами на связи сейчас, снова приветствуем Максима Окунева.

Максим Окунев: Да, здравствуйте, коллеги.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Максим. Расскажите, какая обстановка в вашем городе сегодня.

Максим Окунев: Да, коллеги. Режим самоизоляции в Уфе действительно возвращается к докарантинному уровню, об этом свидетельствует и сервис Яндекса. Например, 4–5 апреля, если вспомнить, индекс самоизоляции в столице Башкирии поднимался на 4–4,5 пункта, на улицах действительно, я вспоминаю, было безлюдно, дороги пустые. Теперь же этот индекс едва достигает 0,5 пункта, это значит, как мы уже успели заметить, сплошные пробки в часы пик, набитые битком автобусы, общественный транспорт, очереди в торговые центры.

Да, действительно, торговые центры в Уфе и в республике открылись, ограничения на их работу сняли вчера указом главы республики. Однако это вовсе не говорит о том, что их можно посещать абсолютно свободно: людей без масок на входе разворачивают. Вчера, кстати, обратил внимание, что перед одним спортивным моллом собралась большая очередь, пускают не больше 50 человек, и это, видимо, вовсе не формальность, власти все-таки строго-настрого предупредили, что за нарушение санитарных норм магазины и торговые центры не только будут закрыты, но и оштрафованы на внушительную сумму.

Ну вот количеством посетителей, кстати, не могут похвастаться музеи, библиотеки, по указу главы они тоже доступны. Особо ценные экспонаты, кстати говоря, закрыли защитным стеклом, предметы, которые остались в открытом виде, регулярно обрабатывают антисептиком, как говорят специалисты, этот антисептик достаточно щадящий. То же самое и с книгами в библиотеках. Кстати, вот в Национальной библиотеке главной республиканской по-прежнему призывают не испытывать судьбу и больше пользоваться различными электронными сервисами для чтения или скачивания книг.

Петр Кузнецов: Максим...

Максим Окунев: Да?

Петр Кузнецов: Что известно по авиасообщению? Есть какие-то новости?

Максим Окунев: Да, в аэропорту Уфы по-прежнему проверяют у всех прибывших температуру, зато людей теперь не отправляют, как это было раньше, на обязательную самоизоляцию в обсерватор, в том числе прилетевших из Москвы. В ближайшие дни предполагается возобновление регулярных рейсов с регионами, кстати, эти рейсы субсидируются также правительством республики. Для туристов откроют новый рейс в Сочи на Boeing-767, такой самолет еще по этому маршруту никогда не летал, такой большой. Таким образом, по этому маршруту напрямую будут летать борта 6 авиакомпаний.

Петр Кузнецов: Это уже в ближайшее время, или тут конкретных чисел нет? Это в июне будет?

Максим Окунев: Предполагается в начале 10-х чисел. Конкретных чисел аэропорт не указывает, но все будет, видимо, зависеть от того, сколько заболевших в республике и за ее пределами.

Ольга Арсланова: Узнали, что в Уфе открылись мечети впервые за последнее время.

Максим Окунев: Ну вот да, действительно, ожидание такое было, что духовные учреждения откроются. Но все-таки прихожане были разочарованы вчера, предполагалось открыть, однако власти повременили с этим, опасаясь большого наплыва прихожан молящихся. Ранее все религиозные праздники, кстати, проводили онлайн, службы по-прежнему будут проводить онлайн до особого распоряжения.

Петр Кузнецов: Ага. Спасибо, коллеги.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо вам за эту информацию. Это Уфа, Максим Окунев, Тюмень, Карина Закирьянова и Санкт-Петербург, Александр Чиженок были нашими корреспондентами сегодня.

Но вы также совершенно спокойно можете побыть корреспондентом, позвоните из своего региона и доложите обстановку, как это сейчас сделает Лидия из Курска. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый день, Лидия.

Зритель: Добрый день. Докладываю обстановку по Курску.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: В городе Курске открылись непродовольственные магазины с одеждой, обувью. В больших супермаркетах, я посетила уже...

Петр Кузнецов: Повалил народ-то сразу, да?

Зритель: Да, народ соскучился, 2 месяца ничего не покупали, я сама шопоголик, я пенсионерка, я люблю...

Петр Кузнецов: Что купили сразу же? Вот пришли, что взяли, первая покупка после карантина?

Зритель: Я уже внучке присмотрела, сейчас пойду покупать. Некоторые вещи подешевели. Я люблю ходить, значит, в универмаг «Familia» семейный, и вещи подешевели, я нашли вещи, которые на 50%.

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: Ага.

Зритель: В одном количестве остались, в единичном, и они переоценивают на 50%, это радует.

Далее, значит, в автобусах и в троллейбусах проезд разрешен, социальные проездные действуют с 1 июня, они не действовали, сейчас действуют. И те, кто купил в марте месяце, продлили на июнь месяц, это тоже радует. Кладбища открыты...

Петр Кузнецов: Это тоже радует.

Зритель: Ну нет, не радует, это я просто проезжаю мимо, когда еду в лес, я вижу, что люди ходят на кладбище, я все смотрю.

Я лично жду тест на антитела уже 3 месяца. Я звонила сегодня, я звоню каждую неделю. На антитела делают только медикам, которые работают в инфекционных больницах, всем остальным, мне объяснили, будут делать попозже.

Ольга Арсланова: Ага.

Зритель: Погода в Курске не радует, с утра до вечера ливни. А так, в общем, жизнь продолжается. Мы переживем эту пандемию!

Ольга Арсланова: Спасибо вам, Лидия, спасибо.

Петр Кузнецов: Конечно. Лидия, а можно я уточню перед тем, как мы сейчас расстанемся с вами, – а вот в «Familia» вашей любимой, вот вы когда зашли, там много народу? Вообще как это все происходит? Или все равно как-то стараются потоки... ?

Зритель: Да, народу не очень много, но все кинулись покупать обувь, потому что...

Петр Кузнецов: Ага. Люди уже забывают об этой дистанции, да, уже главное 50%-я скидка?

Зритель: А потому что кроссовки, это самое, говорят, что ходить не в чем, кроссовки порвались, все такое, люди бегут сразу покупать, потому что сейчас у нас дождь, нужно какую-то обувь, чтобы не промокала.

Петр Кузнецов: Ага.

Зритель: Люди меряют все, в смысле обувь. Одежду не видела, меряют или нет. Но народу не очень много, нормально все там, никакой скученности нет.

Ольга Арсланова: Спасибо вам, Лидия, хорошего вам шопинга, возвращения к жизни. У нас Курск был на связи.

А мы продолжаем, будем вместе с вами сейчас обсуждать другие важные темы этого дня.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В традиционной перекличке регионов