О вкусах спорят: россияне предпочитают отечественные продукты

О вкусах спорят: россияне предпочитают отечественные продукты | Программы | ОТР

Но недовольны качеством российской «молочки»

2019-11-18T12:18:00+03:00
О вкусах спорят: россияне предпочитают отечественные продукты
Модернизация и новые направления в лёгкой промышленности
К чему привела мусорная реформа?
Как накопить на старость
Зима будет аномальной
Рубль заболел. Снова... Как лечить от коронакризиса нашу валюту?
Поучились – и хватит. Московских школьников раньше срока отправляют на каникулы
Регионы. Что нового? Хабаровск, Уфа, Нижний Новгород
Коронавирус: вторая волна ограничений. Война в Нагорном Карабахе. Лес в собственность. Новые правила поверки счетчиков. Депутаты из народа. Соцконтракт против бедности
Удочка вместо рыбы: как работает система социального контракта
Идеальный депутат
Гости
Олег Сирота
фермер, сыровар
Александр Бражко
координатор федерального проекта «За честные продукты»

Ольга Арсланова: Наши продукты, еда наша, друзья, ничуть не хуже зарубежной. Сомневаетесь? А большинство россиян – нет.

Петр Кузнецов: Роскачество провело исследование, и вот что выяснилось.

Ольга Арсланова: Посмотрим.

Петр Кузнецов: 76% россиян считают, что наше ничем не хуже зарубежного. 26% ответили: «Наше лучше иностранного». 12% считают, что российские продукты безопасные, но их качество оставляет желать лучшего. А еще 12% все-таки выбирают западные продукты.

Если же разбивать все по категориям, то треть граждан отмечают проблемы с качеством молочки, почти четверть – с мясом и птицей. Другая часть – 19% – рыба. И 15% отметили проблемы с качеством овощей и фруктов. 7% – с хлебом что-то не так. А вот недоволен качеством круп только 1% опрошенных.

Ольга Арсланова: Слушай, мне удивительно даже…

Петр Кузнецов: Что тебя удивило?

Ольга Арсланова: Что это за люди, которые недовольны отечественным хлебом и отечественными крупами? Это, наверное, очень капризные пользователи.

Петр Кузнецов: И они же первым делом трубят, когда появляется новость какая-то, что гречка исчезает с полок.

Ольга Арсланова: Да. Что же, давайте наше измерение сделаем. Вопрос для зрителей для опроса, который мы запускаем прямо сейчас: наши продукты лучше иностранных – да или нет? Голосуйте на короткий номер.

Петр Кузнецов: Давайте сделаем их хоть здесь-то!

Ольга Арсланова: Да, хоть в крупе с хлебом-то.

Петр Кузнецов: С низов начнем!

Александр Бражко, координатор федерального проекта «За честные продукты». Здравствуйте, Александр.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Александр Бражко: Коллеги, добрый день.

Петр Кузнецов: Рады вас слышать. Вы с нами…

Ольга Арсланова: И даже видеть, Александр.

Петр Кузнецов: Александр, может, граждане просто отечественное начинают выбирать все больше, потому что оно дешевле?

Александр Бражко: На самом деле, наверное, отечественные продукты более дорогие, чем импортные. Поэтому, возвращаясь к маркетинговому исследованию, которое было проведено Роскачеством, я хочу на что обратить внимание? Роскачество проводило социологическое исследование. Выборка нам на сегодняшний день не известна. И с учетом того, что данный опрос был сделан через интернет, большая вероятность, что в нем приняли участие в первую очередь, конечно же, покупатели интернет-магазинов. Мы понимаем, что те, кто ходит в реальные магазины, и те, кто делает покупки через интернет, – ну, это достаточно большая аудитория, которая отличается.

Ольга Арсланова: Она отличается по имущественному признаку во многом, да?

Петр Кузнецов: Да-да-да, это разные категории, конечно.

Ольга Арсланова: То есть это люди с чуть большим достатком, правильно?

Александр Бражко: Да, все верно.

Ольга Арсланова: То есть они покупают отечественные продукты просто хорошего качества, поэтому они ими и довольны?

Александр Бражко: Наверное. Здесь знаете как? По поводу качества я бы поспорил, потому что… В той таблице, которая есть, на первое место почему попала молочка? Потому что ею Правительство сейчас в рамках пилота занимается в первую очередь. О плохой молочке говорят. А раз говорят – значит, люди повторяют, что с этим есть проблема. Поэтому я бы на самом деле на первое место поставил хлеб – вот где у нас огромнейшая проблема.

Ольга Арсланова: А в чем проблема, Александр?

Петр Кузнецов: Вот Олю это удивило. Ее даже удивили те 2%, которые хлеб выбрали как не самый качественный.

Ольга Арсланова: Я не очень понимаю. Честно, я вообще практически не вижу зарубежного хлеба на полках. То есть он есть, но это обычно что-то с длительным сроком годности и за большие деньги. И качество так себе.

Петр Кузнецов: Причем нашего такой ассортимент предлагается на самом деле.

Ольга Арсланова: Ну, у нас просто пекут торговые сети сами хлеб. Объясните, Александр.

Александр Бражко: Коллеги, проблема именно с качеством хлеба, не с тем, что русский/не русский, а именно с качеством. Почему я об этом говорю? Если вы посмотрите нижний ценовой сегмент в основных дискаунтерах, то есть это «Пятерочка», «Магнит», «Дикси», к сожалению, продается что-то с этикеткой «хлеб» – батон по цене 8–12 рублей за товарную единицу. Основной хлеб продается в категории 40–50 рублей за торговую единицу. Понимаете, по объему продаж, если вы с утра зайдете в магазин, вы увидите, какое большое количество так называемого дешевого социального хлеба привозят.

Так вот, когда мы начинаем разбираться, из чего он сделан, то, к сожалению, мы не видим именно в качестве компонентов того, что несет пользу для здоровья. Дам, нам говорят, что от потребления данного батона люди не умирают. Но в первую очередь нам же пища нужна для здоровья, а не для того, чтобы получить белки, жиры и углеводы.

Поэтому, возвращаясь к первоначальному вопросу, о чем еще нужно сказать? Когда потребители берут так называемую отечественную продукцию, они судят по этикетке, по упаковке. Например, с сыром мы эту процедуру прошли. Не весь сыр, который фасуется в России, является именно российским сыром.

Поэтому необходимо изучать данный вопрос и смотреть, что является наполнением. Опять же, если мы говорим про мясо, про курицу, то у России огромная зависимость от Запада. Кстати, такая же зависимость и в животноводстве, потому что у нас в основном коровы, племенное стадо, которое мы покупаем за рубежом. Но оптимизм наших людей меня радует.

Ольга Арсланова: Хоть что-то.

Петр Кузнецов: Александр, мы о сыре как раз после вас отдельно поговорим. Скажите, пожалуйста, есть ли проблема в том, что некоторые, может быть, большинство уже, многие недобросовестные продавцы пользуются предпочтениям граждан и на иностранную продукцию указывают, что она произведена в России?

Ольга Арсланова: Или в этом нет вообще смысла никакого?

Александр Бражко: В этом абсолютно смысла нет. Смотрите, здесь наоборот. Если это европейская продукция, то она в основном сметается с торговых полок.

Кстати, в качестве примера могу сказать о следующем. Возьмите, пожалуйста, в качестве образца Калининградскую область. У жителей есть возможность покупать как отечественные продукты, которые к ним поступают с «материка», так и ездить за границу в западные супермаркеты. К большому сожалению, цены на отечественные продукты, опять же к большому сожалению, почему-то выше.

Петр Кузнецов: Почему-то? Даже вы не знаете – почему?

Ольга Арсланова: А качество почему-то ниже?

Александр Бражко: К сожалению, качество импортных продуктов, которые произведены именно для Евросоюза, оно выше. Почему? Потому что в ЕС государства защищают потребителя и отвечают именно за качество. А в нашей стране, как мы уже с вами разбирались, за качество продукции отвечает именно потребитель. Наши возможности ограничены.

Петр Кузнецов: Смотрите. Очень коротко, если можно, у нас просто времени совсем мало остается. Ну, импортозамещение у нас. И цель импортозамещения – не просто заместить, а все-таки улучшить качество нашего. С вводом импортозамещения как-то качество улучшилось в целом наших продуктов? Или это параллельно все пошло?

Александр Бражко: Пока мы с вами не справимся с торговой наценкой, с наценкой в 100%, 200%, 300% в рознице, мы ничего не изменим. Поэтому, действительно, тенденция есть, позитив есть, но пока в большей степени это связано со статистической погрешностью.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Такой маленький-маленький оптимизм. Спасибо большое, Александр.

Петр Кузнецов: Александр Бражко, координатор федерального проекта «За честные продукты».

Ольга Арсланова: У многих потребителей есть вопросы к молочной продукции отечественного производства, поэтому скоро-скоро мы поговорим с производителем молочной продукции.

Петр Кузнецов: Владимира можем послушать.

Ольга Арсланова: А пока Владимира выслушаем. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Пока у Владимира вопрос. Может быть, мы его вопрос и адресуем нашему следующему эксперту. Владимир, покороче.

Зритель: Здравствуйте. У меня не вопрос, а реплика.

Петр Кузнецов: Давайте.

Зритель: Дело в том, что так называемые молочные продукты, вернее, продукт молочный, как он называется, – у него, к сожалению, качество оставляет желать лучшего. Вот у нас существуют крупные молочные корпорации, хозяева которых за границей, и поэтому, действительно, правильно предыдущий товарищ сказал, что продукты, которые делают…

Петр Кузнецов: Ну, вы просто пересказываете.

Зритель: …для потребления в России, отличаются от тех продуктов, которые идут в ЕС.

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Мы сейчас как раз поговорим с производителем, который никуда не уезжает.

Ольга Арсланова: Пока.

Петр Кузнецов: Он делает все здесь у нас. Ну как «пока»? Олег Сирота, фермер-сыровар, с нами на связи.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Олег, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Олег, тут несколько SMS для вас подготовили. Ну, не для вас конкретно, но претензии у нас пишут зрители: «Покажите бутылку настоящего молока. Где оно? Его нет. Где коровы? Их нет. В сырах жир накачан. Молочка вся поддельная».

Петр Кузнецов: Олег бы сейчас показал, просто он по телефону с нами.

Ольга Арсланова: Олег, ну почему такое отношение к этой продукции?

Олег Сирота: В принципе, я могу картинку прислать с телефона. Я сейчас на сыроварне, смотрю на коровник. И я понимаю, что сейчас уже коровы встали на простой, вижу, сколько им сена заготовили.

Друзья, я честно скажу, на самом деле у нас много коров. И количество прибавляется. Несмотря на то, что нам говорят, что у нас ничего не растет, молока нет, у нас рекордные темпы роста. А самые большие темпы роста – 12% – у маленьких фермерских хозяйств. Потихонечку все это появляется на полке.

Но я смотрю, у меня статья перед глазами: действительно, 30% недовольных. Но вы вспомните цифры… Я просто помню, как мы на передаче обсуждали четыре года назад эту проблему, цифра там была 70%. Вы понимаете?

Ольга Арсланова: Кстати, правда. Да, это правда.

Олег Сирота: Мы с вами обсуждали, что была цифра – то ли 80%, то 70%. А Роспотребнадзор говорил – нет, всего лишь 65%. Я помню это. То есть 30% – это уже хорошо.

И действительно, наверное, 30% у нас есть сегмента, он пока еще относится к молочной продукции. Условно, это продукция с пальмовым маслом. Потихонечку ее начинают дискриминировать по мере того, как появляется у нас продукция из собственного молока, собственный молочный жир, много коров, и потихонечку все это заменяется. Действительно, 30% есть, но, слава богу, мы добились, что сейчас хотя бы стали писать на упаковках – не везде еще, но стали.

Кроме того, Родина нещадно борется за качество молочной продукции, причем настолько, что… Одну систему уже придумали. Сейчас вторая еще. То есть у нас круче, чем торговля водкой, уже молоко.

Петр Кузнецов: Ну и отлично!

Ольга Арсланова: Это афоризм.

Петр Кузнецов: Давайте позитивом и закончим.

Ольга Арсланова: Афоризм: торговля молоком идет круче, чем торговля водкой.

Петр Кузнецов: Отлично! Олег, мы предлагаем этим закончить.

Ольга Арсланова: А может быть, и заменить потом водку молоком.

Петр Кузнецов: Фермер-сыровар Олег Сирота. Спасибо большое. У нас еще одна тема впереди, но подведем итоги опроса по этой. Наши продукты лучше иностранных? «Да» – 41%, «нет» – 59%.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)