Объем «серых» зарплат до конца года может вырасти на треть

Объем «серых» зарплат до конца года может вырасти на треть | Программы | ОТР

Как вывести работников из тени?

2020-09-16T13:43:00+03:00
Объем «серых» зарплат до конца года может вырасти на треть
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Александр Хуруджи
глава «Ассоциации защиты бизнеса», сопредседатель «Партии Роста»
Дмитрий Заворотный
руководитель Центра экономических стратегий Института Нового общества

Тамара Шорникова: А прямо сейчас – новая тема. И вот она какая.

Работодатели уходят в тень. Объем «серых» зарплат в стране по итогам года вырастет на треть, – прогнозируют эксперты и делятся другими впечатляющими цифрами. В 2019-м зарплату в конверте получили примерно 20 миллионов человек. И каждый год россияне получают около 10 триллионов доходов, которые не видит налоговая.

Вот еще некоторые тенденции на рынке труда. До трети населения страны работают в малых и средних компаниях. До коронакризиса в каждой второй платили «серые» зарплаты, а вот после, как прогнозируют опять же эксперты, на такие расчеты будут вынуждены перейти до 80% таких предприятий.

Иван Князев: Уважаемые друзья, вам на работе какую зарплату платят? Если получку выдают в конверте, то расскажите нам, почему соглашаетесь на это. Или, может быть, какие-то другие варианты есть? Ну или наоборот – их нет.

Тамара Шорникова: А сейчас Александр Хуруджи, глава Ассоциации защиты бизнеса, сопредседатель «Партии роста», выходит с нами на связь. Александр Александрович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слышим ли мы вас? Давайте уточним еще раз.

Александр Хуруджи: Я вас прекрасно слышу.

Тамара Шорникова: Да, мы вас тоже слышим.

Итак, вы согласны с этими оценками? На треть вырастет количество «серых» зарплат?

Александр Хуруджи: Да, 30% – ожидаемый рост. В общем-то, фиксируется в опросах у нас, что многие вынуждены (повторюсь, ключевой момент – вынуждены) так выживать. Когда стоит вопрос – закрывать предприятие или заплатить официальные зарплаты и, соответственно, налоги – те предприниматели, которые еще не до конца сдались и которые надеются на то, что спрос вернется на докризисный уровень, они стараются как-то выживать. Естественно, они берегут свой персонал и вынуждены идти на такие меры. Им помогают в этом сотрудники, потому что они прекрасно понимают, что во многих городах, где есть только ряд предприятий малого и среднего бизнеса, устраиваться, в общем-то, некуда. Соответственно, эта ситуация в большей степени, наверное, устраивает и сотрудника, и предпринимателя.

Но если глобально смотреть, с точки зрения кредитования, то для такого работника возникает ряд сложностей. Сейчас стоит вопрос: именно выжить или закрыться? И предприниматели вынужденно идут на эти риски. Многие понимают (а некоторые не до конца понимают), с чем они столкнутся в случае проверок, а также в случае последующего увольнения сотрудника. Они фактически заложники ситуации. Сотрудника, которому платили «серую» заработную плату в конверте, очень сложно будет увольнять, потому что его жалобы приведут к проверкам и соответствующим действиям прокуратуры.

Иван Князев: А расскажите нам, все-таки с какими трудностями рискуют столкнуться предприниматели, когда зарплату в конвертах выдают? Чем они рискуют все-таки?

Александр Хуруджи: Ну смотрите. Сначала, пока у предпринимателя все хорошо, он только рад платить заработные платы «вбелую». Безусловно, это увеличивает нагрузку налоговую на него, потому что с каждой зарплаты платится существенная доля расходов в бюджеты. А когда денежных средств совершенно уже ни на что не хватает и стоит вопрос, как выжить, то он, минимизировав все возможные расходы, доходит рано или поздно до стадии, когда необходимо переводить заработные платы в «серую» зону.

Иван Князев: Но тут же все до первой проверки. Потом ведь оштрафуют так, что уже не только вопрос выживания останется, а там вопрос потом: чем платить?

Александр Хуруджи: Вы знаете, вопрос даже не столько, чем платить, а как остаться на свободе?

Иван Князев: Вот я про это я и говорю. Чем платить государству, если будет штраф либо уголовное дело?

Александр Хуруджи: Вы знаете, предприниматели все-таки в жизни в большинстве оптимисты и понимают, что нужно выжить здесь и сейчас. И когда у тебя есть бизнес, на нем работает достаточно большое количество сотрудников, и ты понимаешь, что, в принципе, потихоньку возвращается спрос, что необходимо этот кризис как-то пережить, люди идут совместно с работниками на этот риск.

Но всегда этот риск может быть увеличен в любой момент, когда происходит проверка, когда кто-то из сотрудников пошел и написал заявление в прокуратуру. Потому что не все предприятия после того, как они сначала переведут в «серую» зону, все-таки выживут. Те, которые не выживут, столкнутся с двойной проблемой, поскольку дальше предстоит людей увольнять. А увольнять людей, которые получали до этого заработную плату «всерую», – это крайне сложный момент. Естественно, поступают жалобы в трудовую инспекцию, в прокуратуру. И после этого следуют проверки, которые фактически завершаются уголовными делами.

Тамара Шорникова: Александр Александрович, давайте послушаем вместе звонок от телезрителя. Здравствуйте. Елена у нас на связи?

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я вот что хочу сказать? Во-первых, многим людям в нашем государстве выгодно получать эту «серую» зарплату. Например, если бы были в государстве такие законы, чтобы платить детские пособия всем, то тогда бы такого меньше было. А сейчас как получается? Те люди, которые работают на чисто «белой» зарплате, у них три копейки лишние получаются, например, минималка выходит – и все, им на детей не платят. А кто работает на «черной» и на «серой» зарплате… Я даже много семей знаю. Они работают, получают по 30–40 тысяч, а получается, что у мужа 11 тысяч зарплата «белая», и у жены «белая» зарплата – и они на детей получают огромные деньги. Это очень выгодно людям.

Тамара Шорникова: Понятно, да.

Иван Князев: Но в целом выгода-то, конечно, сомнительная. Тут нам из Хабаровского края пишут: «А потом люди будут удивляться, когда придется получать минимальную пенсию». Это уже не говоря о том, что тебе нормальный кредит, если вдруг понадобится, ни один банк не даст.

Тамара Шорникова: Да, много SMS. Смотрите, что пишут наши телезрители, какие причины. Хабаровский край: «Медсправка для устройства на работу – от 10 тысяч рублей, поэтому вынужден устраиваться нелегально, зарабатывать на справку, а потом уже на легальную работу».

Иван Князев: Это общепит, наверное.

Тамара Шорникова: Марий Эл: «Стали платить часть на карту, часть – наличными». Это тоже изменение, вызванное пандемией, видимо. Ленинградская область: «Я не против «серой» зарплаты, но у меня, к сожалению, вся зарплата «белая».

Вот сейчас больший уход в день, нежели чем было до пандемии, – это временное явление все-таки? Или это работодателям понравится, так все и останется, потому что бизнес еще долго будет раскачиваться, набирать прежние обороты и так далее?

Александр Хуруджи: Я думаю, что это временное явление. Бизнесу это не может понравиться, потому что бизнес прекрасно понимает все риски. Повторюсь: для бизнеса это форма спасения. Если бизнес раньше платил «всерую» и для них это было привычно, то сейчас контрольные функции и возможности Федеральной налоговой службы, контроль очень большого количества расходов, которые мы с вами производим, перевод в безналичную форму платежей практически всего, что только существует, позволяет им выявлять «серые» зоны и делать это на более низком уровне. Если раньше это было возможно в отношении крупных налогоплательщиков, потом спустились на уровень средних, то сейчас дошли до физических лиц.

Иван Князев: Ну да, сейчас любую торговую точку проверить.

Александр Хуруджи: Предприниматели понимают возможности налоговой службы уже сейчас.

Иван Князев: Спасибо вам, Александр Александрович.

Какое-то колоссальное количество SMS у нас приходит по поводу этой темы! «Серая» зарплата – это воровство, – считает телезритель из Самарской области, – но в России без этого нельзя, на этом все и держится». Из Липецка пишут: «А потом люди говорят, что налоги не платят. Где государство и налоговая?» Из Самары: «Моя зарплата – в конверте. Я хочу официальную, в трудовую мне стаж не идет. Но начальник не хочет оформлять».

Тамара Шорникова: «Мне хоть какую зарплату – ни «серую», ни «белую» – не хотят платить. Мне 54 года», – это пишет нам телезритель из Москвы.

Послушаем звонок от телезрителя. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Борис, слушаем вас.

Зритель: Я считаю, что ваш эксперт немножко лукавит, потому что, допустим, наш нижнетагильский ЧОП работает – ну как сказать? – по госзакупке. То есть ему деньги как шли, так и идут. Только он людей стал убирать, которые работали официально, а принимает тех, кто работает неофициально. Платит по 10 тысяч рублей за 240 часов работы, при этом не платит больничные вообще. Отчисления, естественно, тоже не идут, потому что зарплата в конверте. И за это мы даже не расписываемся. То есть дают просто деньги, и все.

Иван Князев: Так в чем же тогда наш эксперт неправ? У вас как раз таки самая что ни на есть типичная ситуация.

Правда, мне другое интересно. ЧОП же все-таки регистрируется в каких-то серьезных ведомствах, и там как бы проверки очень серьезные могут быть.

Зритель: Серьезные ведомства о ситуации знают, но никаких мер не принимают. Я не знаю – почему. Я как бы слишком маленький человек.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Узнаем мнение еще одного эксперта. Дмитрий Заворотный, руководитель Центра экономических стратегий Института нового общества. Дмитрий Сергеевич, приветствуем.

Дмитрий Заворотный: Добрый день.

Иван Князев: Скажите, пожалуйста, а у нас в связи с этим недобор бюджетных средств какой будет тогда по итогам этого года? Если и дальше у нас такая тенденция продолжится, мы сильно много потеряем?

Дмитрий Заворотный: Вы знаете, пока о потерях рано судить, все-таки эти цифры появятся ближе к концу года.

Тут надо понимать, что в последние годы, в последние лет пять под руководством Михаила Мишустина, когда он руководил налоговой, у нас, в общем-то, произошел такой довольно сильный вывод бизнеса из тени. К примеру, у нас по итогам 2017 года общие налоги и сборы выросли сразу на 20% – а это где-то несколько триллионов рублей.

Учитывая такую солидную работу, проделанную нашей налоговой, по «отбелению» зарплат, конечно, текущее падение, скажем так, просто несколько нивелирует эти результаты деятельности налоговой. То есть пока, наверное, рано говорить о том, что складывается какая-то потенциально критическая ситуация со сбором налогов. Тем более что одна из ключевых причин – это коронавирус. И я думаю, что, в общем-то, эти потери будут отыграны где-то в течение следующего года. То есть пока, наверное, рано говорить о какой-то катастрофе с тенизацией экономики.

Иван Князев: Дмитрий Сергеевич, а только ли коронавирус? Буквально, ну не знаю, в прошлое десятилетие уже как-то решили мы действительно эту проблему, как вы сами сейчас сказали. А только ли коронавирус нас сейчас подкосил в этом плане? Потому что мы каждый раз говорим, что малых предприятий становится меньше, меньше и меньше, бизнес малый и средний страдает.

Дмитрий Заворотный: Ну, здесь, конечно, есть и такая тенденция, которую вы озвучили. Но, конечно, в этом году коронавирус стал ключевым фактором, потому что у нас по итогам второго квартала ВВП упал на 8% – что вынуждает очень многие предприятия гораздо больше, чем обычно, помимо озвученной вами тенденции, уходить в тень именно в свете экономического кризиса текущего года.

Тамара Шорникова: Сейчас какие-то механизмы действенные по все-таки «обелению» зарплат может предложить государство?

Иван Князев: А то ведь привыкнем.

Дмитрий Заворотный: Одним из таких механизмов на самом деле является формат самозанятых, предложенный не так давно государством. Сейчас опять же из-за кризиса наблюдается рост числа самозанятых. То есть работодатели предлагают своим сотрудникам выйти из штата и оформиться как самозанятые. Таким образом бизнес пытается снизить нагрузки в виде…

Тамара Шорникова: Ну подождите, там же есть ограничения. Должен пройти как минимум определенный промежуток времени, прежде чем предприятие сможет нанять бывшего же сотрудника в качестве самозанятого. Эти же лазейки предусмотрены, они должны быть закрыты.

Иван Князев: Учтены. К сожалению, прервалась у нас связь. Ну ладно, попробуем в следующий раз тогда адресовать этот вопрос нашему эксперту.

Из Кемеровской области SMS: «Серая» зарплата, обманывают. Надоело все!» – пишет наш телезритель. Из Татарстана SMS: «Пустили все на самотек, зарплаты «серые», а цены на все свободные». Из Смоленской области: «С 17 лет работаю за «белую» зарплату. Мне 67. И все равно пенсия – 9 400». Вот одна из причин, почему люди соглашаются на это.

Тамара Шорникова: Пермский край пишет: «Только за «серую». Вот и все.

Иван Князев: К следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)