Обманутым вкладчикам помогут

Обманутым вкладчикам помогут
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Игорь Костиков
председатель «Финпотребсоюза»
Гарегин Тосунян
президент Ассоциации российских банков

Ольга Арсланова: Теперь к российским проблемам, к российским деньгам.

Петр Кузнецов: Обманутым вкладчикам вернут миллионы. Но это пока не точно еще. Дело в том, что Владимир Путин предложил обсудить возможность увеличить страховую выплату жертвам сгоревших банков. Сейчас это 1 млн. 400 тыс. руб. Но президент хочет сделать 5 млн., предложил. Причем вернуть гражданам средства закрывшихся банков предлагается, вот здесь очень интересная штука, задним числом. И на это только по предварительным подсчетам потребуется более 45 млрд. руб. Ведь, начиная с того самого, помните, волна закрытий 2014 года, волна закрытий банков, около 170 тыс. человек с тех пор стали жертвами банковской зачистки. Вот предлагается, что вот этим пострадавшим еще с 2014 года тоже каким-то образом будут восстанавливать потери.

Ольга Арсланова: Ага. Ну, во-первых, нужно доказать, что ты пострадал, какие-то документы предоставить, если они сохранились. А главное, сколько на это денег вообще потребуется стране. Важный вопрос.

Петр Кузнецов: 45 млрд. или больше? Или меньше? Давайте считать.

Ольга Арсланова: Давайте спросим. Поговорим с Игорем Костиковым, председателем «Финпотребсоюза». Игорь Владимирович, приветствуем вас в эфире.

Игорь Костиков: Добрый день.

Ольга Арсланова: Насколько реалистичной вам кажется эта инициатива, дорогая?

Игорь Костиков: Вполне. Я считаю, что она вполне реалистична. И если мы обратим внимание на последние буквально месяцев 8, мы видим, что предпринимаются шаги выравнивания в сторону социальной справедливости в финансовом секторе. Шаг за шагом. По микрофинансовым организациям, по кредитам и по выдаче кредитов. Т. е. мы видим, что начинается потихонечку восстанавливаться социальная справедливость в финансовом секторе. И этот шаг, который объявил президент, я считаю, что он абсолютно оправданный. Мы прекрасно понимаем, что из этих пострадавших, о которых вы назвали сумму 170 тыс., на 5 млн. смогут претендовать достаточное небольшое количество людей. Более, скажем так, знаковое предложение, что давайте мы выплатим всем, кто пострадал, деньги.

Ольга Арсланова: Объясните, пожалуйста…

Петр Кузнецов: Да, почему небольшая группа?

Игорь Костиков: Потому, что в основном с такими суммами, мы с вами прекрасно понимаем, не очень много людей, у кого было по 5 млн. руб. накоплено на вкладах в этих банках. Значительная часть людей уже компенсации в полном 1 млн. 400, которые они покрыли. И, собственно говоря, когда мы говорим… Я думаю, что эти цифры, которые вы приводите, вполне справедливы. Т. е. если мы сравним, сколько было предоставлено помощи с 17-го года финансовому сектору, а там триллион, собственно говоря, т. е. по сравнению с этим триллионом пострадавшим вкладчикам 45 млрд. это вполне разумная сумма. И я думаю, что для страны, для бюджета страны это небольшие деньги. Для того чтобы восстановить социальную справедливость.

Петр Кузнецов: Снизить, да, недовольство.

Игорь Костиков: Тут даже не в недовольстве, а проблема в том, что население должно начать доверять финансовому сектору.

Петр Кузнецов: Да, кредит доверия.

Ольга Арсланова: Это выглядит как помощь банкам, в первую очередь. Причем за счет бюджета.

Игорь Костиков: Я бы сказал, не банкам. Это помощь не банкам, а это помощь в целом экономике. Потому что когда население не доверяет финансовому сектору, то тот самый механизм перераспределения сбережений в инвестиции не работает.

Петр Кузнецов: Игорь Владимирович, вот вернуть доверие к финансовой системе – а не идет ли речи здесь еще и о том, что на верхних этажах, по сути, признают то, что ЦБ поторопился, конечно, с отзывом многих лицензий?

Игорь Костиков: Ну, сейчас мы не можем сказать. Я думаю, что тут вопрос не столько оценки ЦБ и того, что поторопился он или не поторопился. Но мы имеем факт о том, что значительная часть населения, которая пострадала, – мы же прекрасно понимаем, что есть мультипликативный эффект: их родственники, друзья, знакомые. Т. е. это довольно серьезные, те 175 тыс. это довольно серьезное, это мы говорим о миллионах реальных людей.

Петр Кузнецов: Да.

Игорь Костиков: И поэтому для того, чтобы сказать гражданам о том, что, ребята, государство делает все для того, чтобы возместить ваши потери и восстановить доверие к финансовому сектору, то вот, пожалуйста, наше предложение.

Петр Кузнецов: К вопросу о ЦБ еще. ЦБ сейчас резко против. Но, смотрю, как в июле – вроде бы как ЦБ сам предлагал увеличить сумму страховых выплат даже не до 5, а до 10. Объясните…

Игорь Костиков: Я могу сказать, что вот наш опыт работы за 10 лет с ЦБ, он такой, что любая инициатива, которая идет в интересах граждан и которая слегка, так сказать, двигает интересы финансового сектора, воспринимается ЦБ в штыки. И потом ЦБ это все переживает, обдумывает, рассчитывает, и это принимается. И мы это видим. Т. е. на самом деле я бы не стал сейчас вот так уж реагировать на то, что ЦБ против. Потому что до сих пор непонятно, откуда будут возмещаться, т. е. кто будет возмещать. За счет средств ЦБ? За счет средств бюджета? Это следующий вопрос, который нужно решать. Но в любом случае, если сравнить с той помощью, которая была оказана финансовому сектору в годы кризиса, то эта сумма незначительна.

Петр Кузнецов: Но в любом случае Агентство по страхованию вкладов нужно чем-то наполнять, так или иначе.

Игорь Костиков: Естественно. Т. е. это встает вопрос о том, вообще как работает Агентство по страхованию вкладов. И у нас на самом деле, если вы помните, были вопросы, которые до сих пор не решены, а вот пострадали у нас вкладчики паевых инвестиционных фондов. Потому что некоторые фонды держали средства в тех банках, которые были обанкрочены. С ними как быть, да? Это тоже были частные лица.

Петр Кузнецов: Да. Вопросов много.

Ольга Арсланова: А самый популярный вопрос – от наших зрителей. «А давайте еще вернем деньги, украденные у народа в 91-м». Так что, знаете, на 5 млн. мы явно не остановимся.

Игорь Костиков: Да, на самом деле это мы можем далеко уйти.

Петр Кузнецов: Дети-инвалиды.

Игорь Костиков: Мы знаем о том, что по 91-му году у нас есть решение, опять же, по вкладам, о том, что это все отсрочено, да? В прошлом году.

Ольга Арсланова: Просто доверие стоит дорого, вернуть его не так уж легко.

Игорь Костиков: Да. Но это те шаги, которые идут на то, чтобы восстановить доверие. И я, честно говоря, могу сказать, что нам бы хотелось это слышать из уст Центрального банка. А мы слышим это из уст президента. Собственно говоря, как и целый ряд вопросов, которые мы слышим из уст президента: и о микрофинансовых организациях, и о коллекторах, и т. д.

Ольга Арсланова: Президент намекает, да.

Игорь Костиков: Хотя хотелось бы, чтобы это говорил регулятор.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо, Игорь Владимирович. Мы продолжаем. Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков, с нами на связи. Гарегин Ашотович, здравствуйте. Как вы можете оценить предложение президента?

Гарегин Тосунян: В данном случае однозначно позитивно. Потому что это вопрос и, действительно, доверия к финансовому сектору, к банкам в частности, это и вопрос социальный. Потому что уровень, который до сих пор сохраняется, там 1 млн. 400 тыс., это, конечно, уровень для нашей страны слишком заниженный. С учетом того, что все-таки люди сравнивают. Мы ведь живем в открытом информационном пространстве, и мы знаем, что в подавляющем большинстве стран это $100 тыс. и €100 тыс., а в некоторых странах даже уже и 200 тыс. И мы находимся на уровне фактически 20 тыс. Это говорит о том, что как-то не только инфляционные и валютные скачки не учитываем, но в принципе и не очень оцениваем соответствующий статус наших финансовых институтов. И тот урон, который за последние годы был доверию нанесен, его переоценивать тоже, конечно, не надо. Потому что, как ни странно, доверие к банкам сохраняется. Но все-таки система страхования – это один из мощнейших факторов, который в свое время послужил обеспечению, ну, все относительно, но стабильности системы, и люди действительно готовы хранить деньги в банках. И, в общем, такие вклады – это один из таких параметров доверия. Так что я считаю, что это предложение, носящее такой социальный, где-то социально-политический характер, где-то экономические из него позитивные последствия, важно должным образом оценить и поддержать.

Петр Кузнецов: Гарегин Ашотович, расскажите, пожалуйста, случай повышения страховки значит, что банки будут больше вносить в Агентство по страхованию вкладов? Кто будет увеличивать эту кубышку?

Гарегин Тосунян: Понятно. Дело в том, что вот в этой части как раз хочу отметить, что ряд банков, особенно те, которые находятся во главе системы по своим макропоказателям, они как раз против повышения суммы страхования обычно бывают. Они вообще даже в некоторых случаях однозначно высказывались против системы страхования. Потому что они говорили: ну, мы от бога застрахованы уже, и мы платим взносы наравне с другими, а выплачивать должны, значит, вот бедолагам, которые неправильно управляют банками. И поэтому они проинициировали то, что в зависимости от разных критериев некоторые банки должны платить один процент, а некоторые, кто допускают, допустим, отклонения от утвержденных нормативов, должны платить больший процент.

Ольга Арсланова: Но сейчас ответственность консолидированная все-таки, правильно? Т. е. крупные банки в том числе и поддерживают банк поменьше.

Гарегин Тосунян: Да, так получается, а по абсолютному выражению, конечно, крупные банки гораздо больший взнос вносят. Но то, что и доверие к этим банкам обеспечивается за счет системы страхования, они на это как-то закрывают глаза. Поэтому – конечно, за счет взносов. Но я думаю, что у нас хватит ума эти отчисления не повышать. Вы скажете: а хватит ли у Агентства по страхованию вкладов средств?

Ольга Арсланова: Да, откуда деньги?

Гарегин Тосунян: Дело в том, что все равно эти перечисления довольно приличные масштабы носят. И в принципе система страхования, ведь она государственная система. Она должна быть не только за счет средств, которые перечисляют банки. А уже есть такое решение, лет 5 или 7 назад, что в случае, если у системы страхования не хватит средств, то бюджет может дотировать и Центральный банк может дотировать. Так что в этом смысле у системы страхования средств хватит всегда. И я думаю, что при тех отчислениях, которые сегодня есть, повышение суммы страхования будет иметь очень важный психологический и социальный фактор, а экономически никакого риска мы не несем.

Ольга Арсланова: Спасибо за комментарий.

Петр Кузнецов: Спасибо за комментарий.

Ольга Арсланова: Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков, был у нас в прямом эфире. Мы продолжаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски