Обратная сторона медалей

Гости
Николай Яременко
спортивный обозреватель, главный редактор газеты «Советский спорт»
Василий Головнин
корреспондент «ТАСС» в Японии

Константин Чуриков: А прямо сейчас обсудим все последние олимпийские новости, все, что мы за сегодня буквально за сегодня узнали. Прежде всего, конечно, поздравим наших синхронисток с золотой медалью. И, конечно, важное сегодня тоже было событие, все следили за тем, что белорусская эта перебежчица, бегунья сегодня вылетела, но не в Польшу, оказывается, она вылетела по другому маршруту. Буквально несколько минут назад перед началом эфира я побеседовал с Василием Головниным, это корреспондент ТАСС в Японии, он рассказал о целом детективе с этой белорусской спортсменкой и вообще о том, какая сейчас в олимпийской деревне атмосфера, дисциплина рухнула.

Василий Головин: Это была сегодня, конечно, невообразимо детективная история, безумно интересная история. Во-первых, интересно то, что к моему глубочайшему изумлению ее из посольства Польши, где находилась Кристина Тимановская, ее вывозили на автобусе таком, мини-басе с обычными токийскими номерами, т.е. не на польском автобусе с дипломатическими номерами и за рулем сидели японцы, очень похожие на чинов полиции. Этот автобус сопровождали опять же как бы автомобили обычные без опознавательных знаков полицейских, но там за рулем тоже сидели люди с такой характерной полицейской внешностью.

Так что японские власти, как мне кажется, обеспечили полностью вывоз Тимановской из польского посольства и доставку ее в международный токийский аэропорт Ханеда. Все ждали, что ее поведут оформляться на стойку польской авиакомпании «ЛОТ», которая летела прямо из Токио в Варшаву. Что может быть логичнее? Но неожиданно Тимановскую с сопровождавшей ее свитой, опять же из японцев такого специфического обличия повели в ВИП-зал и ее переключили рейс на Вену. Была проведена целая операция по заметанию следов, прямой рейс на Варшаву, но туда она прибудет, а теперь окольным путем через Вену. И завтра в Варшаве нам обещают большую пресс-конференцию.

Я далек от олимпиады спортивной по голам, очкам, секундам, но меня безумно интересует человеческий аспект этого мероприятия. И я вижу, что дисциплина, которую японцы пытались организовать, такая достаточно жесткая, суровая дисциплина, что всех тех, кто приехал из заграницы, будь то спортсмены или сопровождающие их лица, которые расселены в олимпийской деревне. Это 18 тысяч человек. Никто оттуда не может выходить, нельзя контактировать с местными жителями. Это правило суровое рушится у меня прямо на глазах. Сегодня по центру Токио, который примыкает к олимпийской деревне, я видел бродящих в достаточно большом количестве, явно имеющих отношение к олимпийской деревне, таких людей иностранного обличия. А дело в том, что из-за карантина в Японии вообще иностранцев стало последнее время очень мало. Сейчас в центре Токио иностранцев подтянутых, красивых атлетов довольно много.

Теперь по поводу как отмечать победы. Отмечать победы можно. Продается, в том числе и алкоголь, пожалуйста, вы можете это все купить. Это я имею в виду в олимпийской деревне. Но выпивать можно только у себя в своей комнатке, очень тихо и только с участием тех, кто в этой комнатке живет. Но и здесь тоже дисциплина рухнула совсем. Недавно на днях произошло жуткое событие. Всю ночь представители восьми, восьми, я подчеркиваю, национальных команд гудели в парке, который находится внутри олимпийской деревни, чего-то они там отмечали. Всю ночь пили, кричали, пели, целовались, обнимались, в общем, скандал огромный. Национальные олимпийские комитеты восьми стран написали объяснительные записки. В общем-то, там говорят, что кого-то накажут. Но, конечно, уже никого не накажут, поскольку до окончания олимпиады осталось всего несколько дней.

Так что такая ситуация. Я просто вижу по результатам личного общения, по настроению знакомых людей, что, в общем-то, страхи ушли куда-то в сторону, японцы с удовольствием глядят олимпиаду. Мои знакомые тоже говорят, что все прошло хорошо, никаких проблем нет. Олимпиада, кроме удовольствия, смотреть за достижениями спортсменов, за игрой страстей, кроме этого хорошего ничего плохого не принесла.

Оксана Галькевич: Какой деликатный у нас коллега.

Константин Чуриков: Василий Иванович Головнин, корреспондент ТАСС в Японии. Замечательный обзор. Я обратил внимание.

Оксана Галькевич: Так и не рассказал, что за восемь команд, что за восемь стран.

Константин Чуриков: Восемь сборных, но я хочу отметить, что наша находится на шестом месте, по идее, в общем, наверное, в восемь должны попасть, иначе за державу обидно.

Оксана Галькевич: Ты думаешь, да? Ах, вот так вот, тебе за державу было бы обидно. Николай Яременко к нам присоединяется, спортивный обозреватель, главный редактор газеты «Советский спорт». И, собственно, главный наш, основной собеседник в этот олимпийский период. С ним регулярно обсуждаем результаты нашей команды.

Константин Чуриков: Николай, здравствуй.

Николай Яременко: Да, Кость, добрый вечер. Оксана, добрый вечер.

Константин Чуриков: Николай, первый вопрос по поводу наших девушек синхронисток. Одна из них стала впервые шестикратной олимпийской чемпионкой по синхронному плаванию. Расскажи об этом и почему эти пауки были на них изображены.

Николай Яременко: Смотри, во-первых, конечно, в первую очередь надо наших девчонок поздравить. Потому что мне всегда, я не раз об этом говорил, мне за синхронисток очень обидно, потому что перед любой олимпиадой, перед любым соревнованием все обязательно говорят: это наши плановые золотые медали. Ты представляешь, ты готовишься точно так же, ты четыре года землю грызешь, не знаю, что там, воду они пьют в бассейне.

Оксана Галькевич: Воду хлебаешь, наверное.

Николай Яременко: Да, да. И при этом их медаль уже кто-то записал в планы, какой-то функционер, чиновник считает, что это как бы плановая медаль, здесь все в порядке. При том, что еще не так давно, там 25 лет назад, у нас никогда не были само собой разумеющиеся медали в синхронном плавании, и мы раз за разом умудрялись их проигрывать, они не были само собой разумеющимися. Во-первых, их поздравим. А во-вторых, заметь, что всегда в групповых дисциплинах в синхронном плавании эта ротация очень сложный момент.

С одной стороны это сложивший коллектив единомышленниц, а с другой стороны они же все не как детско-юношеская футбольная школа, когда они сначала все играют U-12, потом U-14, U-16, 200 раз тут. А тут кто-то уже бабушка ветеран, кто-то новый входит на освободившееся место, кто-то, родив, возвращается. И когда ты иронизируешь насчет того, что шестикратная олимпийская чемпионка, но я помню, когда там берешь интервью, например, у Натальи Ищенко. И начинаешь перечислять 11-кратная чемпионка того-то, того-то, восьмикратная чемпионка Европы. И уже там собьешься, боишься, что не уследишь за этим перечнем. А по поводу пауков я, честно говоря, не в курсе. Тут, наверное, надо спрашивать у тех, кто связан со сборной, честно говоря, мимо меня это прошло.

Константин Чуриков: Нам зрители пишут, что в принципе костюм пауков придал нам шарма. Многие довольны наоборот.

Николай Яременко: Слушайте, я за сексуализацию спорта, за объективацию женщин и за все за то, за что новая этика ругает наш мужской шовинизм. Спорт без секса невозможен. Поэтому естественно, если мы сексуализируем спортсменку, это только хорошо, только придает нам дополнительного уважения, дополнительных бонусов, очков в глазах болельщиков.

Константин Чуриков: А паук на девушке, во-первых, это красиво.

Николай Яременко: Паук, обхвативший девушку, как нечто, пьющее кровь пленницы.

Константин Чуриков: Это такая муха-цокотуха, понятно, да.

Николай Яременко: Нет, муха-цокотуха там все-таки цика, цика цикает, чека чикает, это немножко не из нашей современной жизни.

Оксана Галькевич: Вы что-то на какой-то паучий, птичий язык перешли, уважаемые комментаторы. Вы, Николай, так актуализировали в последнем нашем эфире, где мы с вами беседовали, тему выступления трансгендеров, что в нас тут такие помидоры летели на нашем смс-портале.

Константин Чуриков: Кстати говоря, Николай, вопрос. Тут, значит, какие-то спортивные достижения у, я сейчас могу опять кого-то обидеть и перепутать, есть какой-то спортсмен или спортсменка, у которого там какой-то тестостерон особенный. И этот спортсмен сегодня что-то взял. Я ничего не понимаю в спорте.

Оксана Галькевич: В гормонах ничего не понимаешь, Кость.

Николай Яременко: Мы уже с вами тут обсуждали тему тестостерона, уже учились с Оксаной в прошлом эфире мерить количество тестостерона в мужском и женском организме, и определяли уже, чего там должно быть, до каких краев. По большому счету, это не является такой проблемой. Мне кажется, проблема больше в тех, так называемых экспертах, которые обсуждают эту тему. Я очень рад, что трансгендерная штангистка, которую ты, Константин, штангистом упорно называл, некорректно, обижая новоявленную девушку, что она три раза завалила штангу и в состязаниях за медаль не участвовала. По крайней мере, она освободила нас от необходимости обсуждать, насколько справедливо было ее участие в соревнованиях.

Оксана Галькевич: А Костя такой, знаете, он это латентный.

Константин Чуриков: С подвохом. Николай, вопрос такой. У нас было четвертое место. Я помню, пару дней назад мы общались, ты нам сказал, что это вообще просто шикарное достижение. Потом пятое, сейчас мы уже на шестом. Так, в принципе, отступить еще можем или можем наоборот поднапрячься? Я смотрю Австралия, у нее 15 медалей, можешь Австралию на лопатки положить?

Николай Яременко: Нет-нет, мы будем четвертое-пятое-шестое место, как я говорил до олимпиады, но учитывая, что несколько плановых, как нам казалось, плановых наград в борьбе или где-то, от нас ушли, в боксе не добрали то, что должны были добрать, я думаю, что скорее мы закончим где-то все-таки ближе к шестому месту. Ниже, конечно, мы не опустимся, но пятое-шестое место это объективный уровень. Видите, мы не добрали. Безумно обидно то, что с Сережей Шубенковым случилось. Мой любимый спортсмен. Мы до олимпиады говорили, на кого рассчитывать, за кого болеть, я Сергея Шубенкова называл одним из основных.

Я понимаю, что не была Дарья Клишина никоим образом близко среди претендентов на олимпийское золото, мы помним 6.66 и шестое место в Рио это был совершенно объективный ее уровень. И что-то мне подсказывает, что вряд ли Дарья за эти пять лет стала более прыгучей и т.д. Но все равно обидно, что и там мы ничего не дополучили.

Есть медали, которые мы не добрали, поэтому, когда нам рассказывали, что у нас точно от 20 до 25 медалей, я, честно говоря, усмехался и лишний раз вижу, что 20 мы не наберем, 20 золотых у нас, к сожалению, не будет. Но нечего грустить, в конце концов. Сегодня мы стреляем лучше, завтра прыгнем лучше, послезавтра пробежим лучше. Не надо относиться к этому, как к последнему бою, когда умри, родина тебе приказала выступить. Да ничего страшного. Получилось сегодня, не получилось.

Оксана Галькевич: Да, если посмотреть по медальному зачету, там наш ближайший преследователь Германия на седьмом месте. Там 32 медали, в принципе, и восемь только золотых. Надо им очень напрячься, чтобы как-то нас потеснить хотя бы с шестого места.

Николай Яременко: Меньше шестого мы не опустимся, Оксан.

Константин Чуриков: А еще такая новость сегодня, буквально несколько минут назад, ТАСС сообщил. Олимпийская сборная России по спортивной гимнастике по прилету в Москву из Токио не рискнула исполнить гимн России в свете санкций ВАДА. Как такой сюжет? Гимнаст Давид Белявский сказал, не можем сейчас исполнить гимн из-за запрета, только после олимпиады. Это правда? Даже уже все, на олимпиаде они закончили выступление, уже здесь, и тут тоже вообще не шевелиться, не двигаться, ничего?

Николай Яременко: Подождите, Кость, а что вас удивляет? Неважно, что ты находишься в Шереметьево, ты приехал как олимпийская сборная, ты приехал, и тебя встречают, как людей с олимпиады. Почему вдруг регламентная норма, которую ты выполняешь в Японии по запрету символики, гимна и всего прочего, почему вдруг в Шереметьево они действовать перестают? Объясни, пожалуйста.

Константин Чуриков: Мне казалось, что просто в Шереметьево действует конституция Российской Федерации. Нет?

Николай Яременко: Нет, нет. Российская Федерация подписалась под решением спортивного арбитражного суда CAS, полностью признала его правоту и обязана выполнять.

Оксана Галькевич: Мы должны уточнить все-таки для зрителей. Конституция-то в Шереметьево действует, естественно. Но в силу определенных соглашений гимн не мог быть исполненным.

Константин Чуриков: Хорошо, Николай, впереди всего ничего, всего четыре дня олимпиады, даже меньше, наверное, восьмого уже закрытие. Где еще мы можем, в принципе, что-то показать, что-то взять? Какие у нас ожидания могут быть?

Николай Яременко: Честно говоря, я не вижу сейчас видов, где у нас однозначно гарантированы награды. Я думаю, что все-таки где-то нам что-то капнет в копилочку. Но мы по синхронному плаванию один вид программы только разыграли, а в синхронном плане два комплекта золотых медалей разыгрывается. Значит, соответственно я одно золото все-таки в синхронном плавании жду. Поэтому, думаю, что еще где-то выстрелит, как всегда. Приятно же не только плановые завоевывать, приятно, что это вдруг где-то с 22 места в квалификации, неожиданно выстреливающие и поднимающиеся на пьедестал, как мы уже видели на этих соревнованиях. Поэтому где-то одна-две еще точно повезти должно.

Оксана Галькевич: Понятно, Николай, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. Николай Яременко, спортивный обозреватель, главный редактор газеты «Советский спорт». Говорили мы о последних новостях нашей олимпиады. Еще раз поздравим синхронисток, двух Светлан, Ромашину и Колесниченко с тем, что сегодня они взяли золото. Образ был необычен, многим понравилось, это было красиво и незабываемо, девчонки молодцы. Дай бог, еще будут медали. Нам активно пишут зрители, Оксана.

Оксана Галькевич: Нам активно пишут зрители, что они смотрят внимательно за олимпиадой. Краснодарский край говорит, что хорошая олимпиада, что бы ни говорили. Вспоминают штангистку или штангиста, которого ты вспоминал, Константин.

Константин Чуриков: Я думал, что трансгендер и какой-то спортсмен, спортсменка с другим каким-то хромосомным набором это разные люди, мне так казалось.

Оксана Галькевич: Все, человек изменил свою жизнь радикально.

Константин Чуриков: Я мог ошибаться.

Оксана Галькевич: Он хочет быть спортсменкой.

Константин Чуриков: Значит, как всегда много сообщений о том, что выступать без флага и гимна это плохо, некоторые пишут позор. Давайте уж не будем так под руку нашим спортсменам, они стараются. Хотелось бы золота в игровых видах спорта – Нижний Новгород. И нам напоминают, что в общем медальном зачете Российская Федерация гораздо выше, чем по золотым медалям. И это действительно правда. И если так, по гамбургскому счету, тут мы на третьем месте, товарищи. Так что не будем посыпать раньше времени голову пеплом, будем следить за олимпиадой.

Оксана Галькевич: В традициях наших некоторых организаций: это смотря как считать, друзья, с какой стороны заворачивать. Друзья, оставайтесь с нами, мы идем дальше, у нас еще есть темы для обсуждения вместе с вами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)