Общество потребления для маленьких

Гости
Сергей Комков
президент Всероссийского фонда образования
Игорь Костиков
доктор экономических наук, председатель «Финпотребсоюза»

Ольга Арсланова: Не очень богатые, но зато финансово грамотные: в школах введут обязательные уроки финансовой грамотности уже с 1 класса. Школьники, конечно, пока ничего не зарабатывают, но чиновники и некоторые педагоги считают, что учиться тратить можно уже с самых ранних лет, это будет полезно.

Петр Кузнецов: Не будет ли для большинства семей такой урок выглядеть как издевка? Чему наша экономика может научить детей? А может, наконец появится по-настоящему нужный какой-то предмет отдельный, у родителей будет ответ на вопрос ленивых школьников: «Зачем мне это учить, если в жизни это не пригодится»?

Ольга Арсланова: Как раз может пригодиться и сделает этих самых школьников более грамотными, чем их родители.

Давайте вот как раз о родителях и поговорим, посмотрим на их грамотность для начала. По опросу, проведенному банком «Открытие», половина россиян признаются (взрослых, разумеется), что уровень их финансовой грамотности средний, ну, так сказать, если уж мы о школе говорим, на «троечку». Примерно треть уверены, что хорошо разбираются в финансах, 12%, наоборот, понимают, что нужных знаний им явно не хватает.

Петр Кузнецов: Ну а ситуация меняется. Если в 2014 году по уровню финансовой грамотности Россия занимала 55-е место, то в 2020-м уже 9-е. В 2020-м на первом месте Словения, далее, видите, Австрия, Германия, Эстония, Португалия, Польша, Чехия и Молдова. По сравнению с населением других европейских стран, где проводилось исследование, россияне хорошо понимают ключевые финансовые концепты, разбираются в финансовой арифметике, но не соблюдают баланс трат и сбережений.

Ольга Арсланова: Хотите ли вы, чтобы ваши дети учились финансовой грамотности? И что в ней вы считаете самым важным? Позвоните в прямой эфир или напишите.

Петр Кузнецов: Какому бы специалисту доверились? Потому что пока из того, что есть, речь, судя по всему, идет о том, что эта финансовая грамотность будет проводиться в рамках уже существующих уроков: математики, обществознания...

Ольга Арсланова: Учитель математики научит.

Петр Кузнецов: Учитель математики с кредитом будет учить финансовой грамотности?

Ольга Арсланова: Вопрос.

Петр Кузнецов: Ну то есть такое же возможно.

Игорь Костиков с нами сейчас на связи, председатель «ФинПотребСоюза». Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Он у нас в эфире, будем доверять его финансовой...

Петр Кузнецов: Я к тому, что закредитованы мы, конечно, вот так вот, поэтому... Знаете, с чего хочется начать? – вот финансовая грамотность по-русски, точнее особенности финансовой грамотности, национальные особенности. Мы все тут по тому, как зарабатывать – на самом деле мы чему собираемся учить? Как прожить на 12 тысяч рублей в месяц, или все-таки как приумножить свое богатство, инвестировать?

Игорь Костиков: Ну, давайте мы вначале разберемся, о чем речь. То есть мы, так сказать, много чего проговорили, но на самом деле речь идет о том, что у нас и сегодня в школьной программе есть темы, которые непосредственно связаны с финансовой грамотностью, но детей прикладной части не учат. То есть ни в математике, мы прекрасно понимаем, что детей обучают сложному проценту, который позволяет и кредиты посчитать, и депозиты посчитать, да, но когда мы обращаемся к детям, выясняется, что они не знают, что это такое, хотя технически навык у них есть. То же касается и обществознания, и других дисциплин.

Потому что «ФинПотребСоюз» имеет большой проект, уже 18 лет этому проекту финграмотности, это «Финатлон» для старшеклассников, с прошлого года у нас идет «Финатлон» для школьников, это финансовая викторина по финматематике и финграмотности для 6–9-х классов, старшеклассники – это 8–11-е классы. У нас, в общем, достаточно большой опыт в понимании, что и как. На самом деле проблема именно в том, что дети, обладая, в общем-то, общеобразовательными знаниями, которых достаточно для того, чтобы применять для оценки своего жизненного, так сказать, состояния, не могут применять, потому что они не имеют этих навыков. И я тут обращусь к Баффетту, к известному всем, так сказать, который как раз говорит, что финансовая грамотность – это та дисциплина, которая заставляет детей ответственно относиться к своему будущему. То есть это не вопрос...

Ольга Арсланова: Вот, Игорь Владимирович, это как раз важный момент, то есть не будет ли это профанацией? Когда детям рассказывают о каких-то инструментах, ну основы экономики, конечно, никому не повредят, может быть, предупредят о том, что бывают мошенники, как важно читать договор, в том числе когда ты кредит берешь. Но по сути их не научат главному, их не научат пониманию того, как сложно заработать деньги и как важно относиться к этому ответственно, особенно в России.

Игорь Костиков: Я бы тут сказал, что более важно даже относиться ответственно, потому что когда я вхожу в школы и беседую со старшеклассниками, то они не очень понимают, как они выбирают свою профессию. Например, если вы выбираете профессию врача, то вам нужно понимать, что родители в состоянии вас содержать еще плюс 7 лет по сравнению со всеми остальными профессиями. Собственно говоря, вот этой ответственности и не хватает. В то же время есть школьники, которые достаточно активно зарабатывают деньги и в 9–11-х классах при помощи, при поддержке родителей, то есть разные ситуации существуют. Но главное, в чем важность этого шага, то, что мы все-таки отказались от того, что мы создаем специальный предмет «Финансовая грамотность», так сказать, забираем часы у других предметов...

Ольга Арсланова: Не будет.

Игорь Костиков: Нет, потому что была дискуссия на эту тему, а важно то, что нашли все-таки более-менее такой компромиссный вариант, что мы будем использовать для обучения финансовой грамотности, вот этого повышения ответственности детей за свое будущее, в рамках тех предметов, которые уже есть. У нас есть экономика в рамках обществоведения, у нас есть право в рамках обществоведения, у нас есть все арифметические, математические вычисления, которые требуются для финансовой математики, в курсе математики, но просто мало кто применяет их для расчетов финансовых. Тут появилась даже география, где в географии у нас, оказывается, расчет благосостояния семьи, это у нас относится к географическим темам... То есть на самом деле у нас получается, что в каждой теме будет немножко идти речь о финансовой грамотности.

Я скажу так, что у нас за последние годы подготовлено порядка 30 тысяч учителей по вопросам финансовой грамотности. Это не значит, что они там очень хорошие или очень плохие, но подготовка определенная есть. И надо сказать, что нам даже показалось, что на сегодняшний день участники, скажем, викторины 6–9-х классов во многом не уступали старшеклассниками, то есть вот этот вот период, который прошел, которые являются выпускниками школ в этом году и которые, собственно говоря, участвовали в нашей олимпиаде.

Петр Кузнецов: Игорь Владимирович, я все, позвольте, о кредитах все-таки, о закредитованности. Все мы знаем, что это наша большая проблема, но тем не менее не получится ли так... Просто ощущение такое, мы несколько раз уже об этом с вами говорили, что финансовая грамотность у нас, основы заключаются лишь в том, что человеку навязывается кредит, то есть ему транслируется, что кредит – это решение многих проблем: возьмешь кредит, купишь время и решишь то, на что можно потратить...

Игорь Костиков: Да, тут есть большая проблема, эта проблема называется...

Петр Кузнецов: Не передадим ли мы это нашим следующим... ?

Игорь Костиков: ...конфликтом интересов потому что многие программы по финансовой грамотности, которые у нас были, они проводились финансовыми институтами, и понятно, с какой целью они проводились.

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Игорь Костиков: Как раз для того, чтобы навязать...

Петр Кузнецов: «Спонсор нашего урока...»

Игорь Костиков: Да, так сказать, это... То есть на самом деле, если мы обратимся, скажем, к практике Соединенных Штатов, там финансовым институтам вменено в обязанность финансировать финансовую грамотность, не запрещено участвовать в программах по финансовой грамотности. То есть программы проводят некоммерческие организации, как правило потребительские, и там это очень развито, финансирование достаточно хорошее идет, уже сто лет этим всем программам, реально сто лет, это не фигура речи. Но очень четко отслеживается конфликт интересов, от чего мы пока страдаем, потому что во многих программах как раз и говорится, что «вот если вы придете к нам и возьмете у нас кредит на проведение...». Как вы помните, мы в прошлом году говорили, или в позапрошлом это у нас было, на проведение...

Петр Кузнецов: Минус год пандемии, видимо, в позапрошлом.

Игорь Костиков: Да, в позапрошлом, на проведение выпускного вечера, то у вас будет лучший, так сказать, процент, чем... То есть мы это все проходили. К сожалению, вот такого рода подходы грешат конфликтом интересов, и, конечно, мы тоже боимся и об этом постоянно говорим. К сожалению, мы не находим в этом пока поддержки, но мы постоянно говорим о том, что финансовые институты самостоятельно не должны заниматься проведением программ по финансовой грамотности, они должны их поддерживать...

Ольга Арсланова: Но, Игорь Владимирович, все равно мы же понимаем, что все мы живем в определенной парадигме общества потребления.

Игорь Костиков: Да.

Ольга Арсланова: Мы понимаем, что кредит – это основа экономической и политической в том числе стабильности. Человек будет работать, выкладываться...

Игорь Костиков: Так и нестабильности, так и нестабильности.

Ольга Арсланова: Ну подождите, вот он купил себе квартиру, и двадцать лет он будет выплачивать ипотеку, он заинтересован в том, чтобы ничего не многое вообще, в принципе в его жизни...

Игорь Костиков: Да. Но если у него не хватит денег на обслуживание кредита, то возникает как раз социальная неудовлетворенность и возникает социальная нестабильность, поэтому тут нельзя однозначно сказать, что кредит является, так сказать, основой стабильности, – нет. На самом деле разумный кредит и разумное, так сказать, его использование – безусловно да. Но когда мы обратимся к нашим цифрам, мы увидим, что за последние годы... Мы вот раньше говорили, что нам еще далеко до западных стран, нам далеко до той закредитованности, которая существует на Западе, а на сегодняшний день мы уже подходим к тому уровню, который существует на Западе по закредитованности. Но разница заключается в том, что у нас более высокие проценты несмотря ни на что по кредиту.

У нас вот только, я могу сказать, что благодаря большому движению и общественности, и средств массовой информации изменился подход регулятора и законодательства, которые теперь стали защищать наконец-таки потребителей, в том числе заемщиков, в значительно большей степени, чем это было раньше, потому что мы раньше только разводили руками, как это все происходит. И безусловно, мы, собственно говоря, все вот эти наши с вами здесь разговоры дают результат, потому что общественное мнение меняется, оно идет к тому, чтобы все-таки мы понимали, что такое финансовая грамотность, как нужно брать кредиты, что не нужно, значит, банкам вести себя агрессивно… Мы до сих пор еще пока встречаемся с агрессивным поведением банков, мы прекрасно понимаем, с проблемами микрофинансовых организаций, несмотря на то что их зажимают, но они все равно еще существуют на сегодняшний день. У нас до сих пор существуют варианты, когда несмотря на то, что они запрещены, выдают кредиты под залог квартиры... То есть у нас все еще пока это есть, и прекрасно и финансовые пирамиды несмотря на борьбу с ними продолжают существовать и постоянно новые возникают, это все понятно.

Но вот как раз нам и нужно в обучении финансовой грамотности ответственность с самих наших граждан воспитать таким образом, чтобы они смотрели, где они берут, как они берут и с какими результатами они берут, это очень важно. И здесь вот эта проблема конфликта интересов, о которой мало кто хочет говорить, мало кто хочет озвучивать, она очень важная, вот вы ее правильно заметили, и она действительно существует. Потому что, когда мы видим, что финансовые институты проводят программы финансовой грамотности и под этим делом идет агрессивная реклама, это, конечно, неприемлемо.

Петр Кузнецов: Да, за всеми школами тут не уследишь, да, в плане реализации программы...

Игорь Костиков: Ну, со школами тут проще, потому что будет федеральная программа, и тут, конечно... У нас реклама в школе в принципе запрещена, то есть тут, конечно, можно отследить. Но опять же, программы должны быть без присутствия конфликта интересов.

Петр Кузнецов: Владимир, Бурятия, с нами на связи наш телезритель, послушаем его комментарий, отзыв, реплику.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Да. Вот я как бухгалтер-экономист могу подтвердить слова эксперта. Но в принципе я все равно не согласен с тем, что мы хотим навязать детям. Вот действительно, общество потребления, мы действительно хотим это получить в будущем или нет? Почему мы вернулись в обратное? Разве было плохо?

Ольга Арсланова: Владимир, а что вас смущает, если, например... ?

Зритель: Меня смущает следующее. Смотрите, дети сами определяют, когда они вырастут, они не в пустоте живут, они в семьях существуют. Они видят, что делают родители, они понимают все прекрасно, и не надо детям лишний раз навязывать то, что мы от них хотим получить в будущем якобы. Потому что сейчас дети важно не это, как ни странно, им достаточно в школе того, что мы уже имеем. Финансовая грамотность – это всего лишь ширма, это мое личное мнение.

Ольга Арсланова: Спасибо вам, Владимир.

Петр Кузнецов: Игорь Владимирович?

Ольга Арсланова: Действительно, вот у нас школьники сейчас, то ли программа такая, то ли с общим уровнем образования что-то происходит, они там первого закона Ньютона не знают, куда Волга впадает не помнят и пишут с ошибками, но зато у нас есть финансовая грамотность.

Игорь Костиков: Ну вот опять же мы возвращаемся к тому, что финансовая грамотность не вводится как отдельная дисциплина. То есть мы говорим о том, что уже есть темы, которые существуют в программах, и мы их используем, для того чтобы научить детей финансовой грамотности. Я бы, кстати сказать, еще поспорил здесь с нашим зрителем по этому поводу, потому что, к сожалению, большинство наших родителей, где дети живут в семьях, они тоже финансово неграмотные. И многие вопросы, которые будут им дети задавать, изучая эти программы, заставят их задуматься и посмотреть, как они себя ведут.

Потому что одна из очень серьезных проблем нашей страны, мы знаем, что в последние годы реально падают реальные доходы населения, и это все сложно. И в этой ситуации рассчитывать на бесконечное кредитование нельзя, потому что ты в конечном итоге придешь к банкротству. И в этом смысле граждане тоже должны понимать, что если у них нет перспективы роста своих собственных доходов семейных, то особо закредитовываться нельзя. И когда дети будут ощущать и понимать это, решая обычные математические задачи, они же никуда не уходят... Да, я могу с вами согласиться, потому что, когда у нас пишут, скажем, эссе по финансовой грамотности, это же упражнение по русскому языку, то есть ничего другого, и, собственно говоря, мы видим, какой уровень русского языка у наших старшеклассников.

Ольга Арсланова: Я помню, у нас на журфаке на I курсе была математика, ну можете себе представить, кто поступает на журфак и как у них с математикой. Так вот математик долго за голову хватался и говорит: «Ладно, напишите эссе по математике», – ну вот как-то так.

Игорь Костиков: Ха-ха. Ну вот, мы видим все равно, уровень, конечно, падает. Мы почему взялись за викторину по финансовой математике и финансовой грамотности для 6–9-х классов? – потому что мы видим, как падает уровень подготовки по математике, и нам очень хотелось, используя финансовую грамотность, как раз подтолкнуть. В этом году мы рассчитывали на 2 тысячи участников, а участвовало 20 тысяч участников, это был 51 регион страны, еще колотятся, просятся еще, вот мы сейчас посмотрим, как мы сможем на следующий год это провести. Олимпиада по финансовой грамотности «Финатлон» для старшеклассников, участвуют до 80 тысяч участников, все регионы страны, то есть это пользуется популярностью.

Но вопрос именно в том, что мы не заставляем детей определяться с кредитованием, мы не заставляем, мы им даем на базе тех общеобразовательных дисциплин, которые у них есть, подходы к финансам, к ответственности за свое будущее построение: где вас могут обмануть, как вам нужно, соответственно, посчитать свою ставку по депозиту, как посчитать ставку по кредиту. Мы не говорим, что надо бежать и брать этот кредит, мы говорим о другом, о том, что нужно составить свой личный финансовый план и жить в рамках этого личного финансового плана, чтобы не залезать в долги.

Петр Кузнецов: Игорь Владимирович, короткий еще комментарий: но ведь нас-то никто не учил грамотности финансовой в наше-то время...

Ольга Арсланова: ...вот и выросли, ха-ха.

Игорь Костиков: Ха-ха.

Петр Кузнецов: Да вроде ничего... Или это связано как раз с появлением все новых и новых инструментов, которые окружают... ?

Игорь Костиков: Ну, вы знаете, на самом деле в этом и была проблема, то есть если вы...

Петр Кузнецов: Мы как-то сами поняли, что такое деньги, что товар с полок просто так не возьмешь...

Игорь Костиков: Нет, на самом деле у нас... Вот в мое время, я в 5 лет уже ходил в магазин, покупал молоко, хлеб...

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Ольга Арсланова: Жизнь научила.

Игорь Костиков: Да. Но сегодня этого нет, потому что сегодня боятся детей отпускать...

Петр Кузнецов: Научились еще сдачку себе, купить так хлеб, чтобы еще сдачка оставалась...

Игорь Костиков: Да.

Петр Кузнецов: ...потому что тебе говорят: «Сдачу оставишь себе».

Игорь Костиков: Сейчас это все несколько иначе выглядит и гораздо сложнее, инструменты становятся гораздо более сложными. Мы никогда не пользовались в свое время банками, у нас это, так сказать, было что-то непонятное, банк, в лучшем случае сберкнижка, куда родители получали какую-то зарплату, – вот, собственно говоря, это максимум, что это было. Сейчас это кредитные карты, дебетовые карточки, это различные продукты кредитные, о которых мы даже не представляли, это ипотека... То есть много нового, с чем человек...

Вот он выходит из семьи, вот приезжает человек из региона в Москву учиться, и у него есть, так сказать, либо стипендия, либо какую-то сумму денег небольшую ему присылают родители, дальше ему нужно самому понять, как он будет в этом всем... Ему надо за общежитие или за комнату, где он живет, заплатить, ему нужно, так сказать, питаться, ему нужно одеваться, ему что-то там нужно платить за какие-то учебники и так далее, ему нужно понимать, как это все собирать и тратить. Может, ему нужно где-то подзаработать... То есть он для этого должен понять, что он сам за это отвечает, и чтобы он за это отвечал, ему нужно построить свой личный финансовый план и понимать, что родители больше той суммы, которую они ему присылают, а может, кто-то вообще не может ничего присылать, ничего прислать не могут, у него вот есть стипендия, он должен, значит, стипендию плюс где-то что-то заработать, где-то что-то...

Ольга Арсланова: Слушайте, вот я вас слушаю, ну всегда же так было, ну ничего же не изменилось! Ну да, какие-то кредиты появились, какие-то инструменты, но все равно.

Игорь Костиков: Сейчас инструментов гораздо больше появилось. И на самом деле что происходит? Вот я сталкиваюсь с такими случаями, когда...

Ольга Арсланова: Не фетишизируем ли мы вот эту финансовую... ?

Игорь Костиков: Нет, потому что приезжают сюда и, значит, кто-то устроился, студент устроился на работу, где ему платят 60 тысяч в месяц, он обрадовался, так, сейчас он 60 тысяч в месяц получил, значит, он рассчитал, что через 3 месяца у него будет 200 тысяч, все, а его раз! – и через два дня увольняют, и все, а он уже набрал кредитов с учетом того, что вот у него...

Ольга Арсланова: Понятно.

Игорь Костиков: То есть, понимаете, тут именно вопрос в том, что те финансовые риски, которые сегодня возникают, они раньше не возникали.

Ольга Арсланова: А давайте посмотрим на тех, кому учиться. Наши корреспонденты у детей спрашивали, как они относятся к деньгам, на что тратят, на что пытаются накопить и хотят ли дети стать богатыми.

Игорь Костиков: Это интересно.

Ольга Арсланова: Да. Вот что они отвечали.

Петр Кузнецов: Обошли все песочницы, вот что получилось.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Я почему-то думал, что мальчик, который сказал, что «коплю деньги на Петербург», продолжит «чтобы попасть на Петербургский экономический форум».

Игорь Костиков: Ха-ха-ха.

Ольга Арсланова: Ха-ха, кто знает.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, ну вот сейчас можно же сказать, что государство взялось как-то за, значит, внедрение финансовой грамотности в школах? Я к чему? Государству выгодно, чтобы население было финансово грамотным? То есть государство страдает от финансовой безграмотности населения?

Игорь Костиков: Государству выгодно, и надо сказать, что это не только сейчас взялось, это вот мы сейчас уже замечаем эту тему, потому что наша, скажем, всероссийская олимпиада по финграмотности для старшеклассников, или «Финатлон» для старшеклассников, он существует с 2004 года. Проект по финграмотности, который у нас вел Минфин, существовал с 2013 года. Значит, сейчас у нас вот последние годы, у нас с прошлого года Центробанк прописал у себя в законе, что они занимаются в том числе финансовой грамотностью, и создана ассоциация по финансовой грамотности, которая, в общем, и нам очень сильно помогает, вот, то есть это еще одна организация, которая активно занимается...

Ольга Арсланова: Потому что государству потом это все расхлебывать, выплачивать эти валютные ипотеки...

Игорь Костиков: Конечно, то есть вопрос заключается... Да-да-да.

Ольга Арсланова: ...разбираться с теми, кто пострадал от мошенников. Ведь виноват же всегда кто-то абстрактный во власти в этом.

Игорь Костиков: Это раз. Во-вторых, мы прекрасно понимаем, что когда у нас возникают финансовые пирамиды, когда у нас возникают псевдо-Forex компании, которые грабят население, причем иногда ведь видишь, кто туда попадает, совершенно удивительные, доктор экономических наук, доктор математических наук, которые мимо шли офиса, случайно попали, и дальше у их... Я даже не знаю, для меня эти суммы, которые...

Ольга Арсланова: Сотрудники Центробанка попадали с такими суммами...

Игорь Костиков: Да. Так я вам говорю, я был удивлен, что у этих людей, которые туда вложили такие бешеные деньги, которых, в общем, у меня нет, и они это вложили на Forex. При этом до этого они работали в инвестиционных компаниях, то есть совершенно, так сказать, непонятно. То есть на самом деле ответственность за свое поведение очень важна, и, конечно, оно интересно государству, безусловно. Я могу сказать, что оно должно быть в рамках цели устойчивого развития интересно финансовым институтам, но не с точки зрения, как они зачастую используют, в условиях конфликта интересов в продвижении собственных продуктов.

Петр Кузнецов: К нам сейчас присоединяется Сергей Комков, это президент Всероссийского фонда образования. Сергей Константинович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Сергей Комков: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Есть ли у вас понимание того, во-первых, чему мы будем учить, как это будет выглядеть? Мы к программе возвращаемся, о финансовой грамотности в школах. Потому что вот на первом этом этапе сообщается, что аж с 1-го по 9-е классы будут учить финансовой грамотности, это сколько ж нужно уроков, это из чего же программа должна состоять?

Сергей Комков: Честно говоря, я не знаю, кто, чего, чему и как будет учить, и вообще я не понимаю, зачем господа банкиры лезут вообще в школьную программу. Честно говоря, многие педагоги не понимают, зачем банкиры занялись школьной жизнью. Вот господин Греф полез в школьное воспитание и образование, госпожа Набиуллина полезла сюда, в школу теперь. Вообще-то в школе лучше бы заняться не воспитанием потребителей, а…

Вы понимаете, чем это все кончится. Мы понимаем, что вот эта программа, которую сегодня пытаются внедрять, – это фактически программа подготовки квалифицированных потребителей, это то, что фактически провозглашал еще господин Фурсенко. Это программа, навеянная нам американскими советниками, и мы хотим сделать из наших будущих граждан квалифицированных потребителей. А нам нужно сделать, чтобы у нас росли нормальные дети. Так вот лучше бы в школу внедрять уроки доброты, лучше детей учить тому, как общаться со старшими, как общаться с природой, как общаться с животными. Лучше детей выводить на спортивные площадки, а не внедрять в них вот эту гадость и не учить их копить и создавать...

Ольга Арсланова: Сергей Константинович, но в этой «гадости», как вы говорите, все-таки все мы живем, ничего уж не поделаешь, такая у нас экономическая система.

Сергей Комков: Вы извините, но мы с вами кого собираемся готовить? Плюшкиных или нормальных граждан страны? Потому что экономикой они должны заниматься и вообще вот этими экономическими вопросами в семье, с родителями они должны обсуждать эти проблемы, а не школьный учитель должен им рассказывать, как акции им, так сказать, выгодно покупать на рынке. Во что мы тогда школьного учителя превращаем? Мы школьного учителя превращаем в некоего тьютора, который будет заниматься, вместо того чтобы преподавать школьную программу, он будет заниматься изучением банковского дела...

Ольга Арсланова: Брокером профессиональным.

Сергей Комков: Брокером профессиональным.

Ольга Арсланова: Из детей потребителей профессиональных, из учителей брокеров.

Сергей Комков: Да. Давайте не будем превращать школу в некий придаток банковской системы. Давайте перестанем заниматься глупостями.

Ольга Арсланова: Спасибо, понятна ваша позиция. Президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков был с нами.

Есть уже первые плоды уроков финграмотности. Вот Александр из Оренбурга с нами на связи. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Город Оренбург, Александр.

Действительно, я... Вот мне пришлось с внучкой заниматься этой олимпиадой, о которой говорил уважаемый эксперт, по финансовой грамотности. Вопросы сами по себе интересные. Внучка училась в 7 классе одной из гимназий города Оренбурга, вопросы интересные. Но они настолько оторваны вот от реалий семиклассника, что вот куда выгоднее один миллион, на вклад или купить квартиру, сдать ее в аренду, спустя 3 года какой будет, как говорится, прибыль, где больше, где меньше. Вот над этими вопросами нам приходилось вместе с дочкой, тоже юристом, внучке объяснять, что нужно еще платить налог, НДФЛ... Понимаете, это же для ребенка еще настолько далеко...

Игорь Костиков: Вот меня это радует очень.

Ольга Арсланова: Ха-ха.

Зритель: Может быть, все-таки... Я соглашусь, что финансовая грамотность...

Петр Кузнецов: Александр, а как должно быть? Какие должны быть вопросы, по-вашему, если...

Зритель: Все-таки они должны быть ближе к реалиям.

Петр Кузнецов: Ну а ближе к реалиям семиклассника – это что?

Зритель: Да-да-да. Не будет он сдавать квартиру в аренду.

Петр Кузнецов: Ну понятно. А что же тогда? Как накопить?

Зритель: Права и обязанности покупателя, права и обязанности, может быть, первоначально, что касается финансовых вопросов, правовых вопросов. Но это все должно, на мой взгляд, начинаться в семье. Если мы не будем рассказывать хотя бы какие-то азы, то учитель, будь он семи пядей во лбу, он тоже ведь не расскажет, он же не профессиональный...

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Но, с другой стороны, Александр, а если в семье все с финансовой грамотностью не очень хорошо? У нас много таких семей.

Зритель: Это плохо, тогда это плохо. И мне кажется, что если в гимназиях еще смогут выйти на уровень, о котором говорит уважаемый эксперт, и мы обязательно снова будем участвовать в олимпиаде по финансовой грамотности за 8 класс, пусть там не все мы решим, но мы будем участвовать. Но в тех семьях, где не смогут помочь ребенку, это, конечно, сложнее.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Игорь Костиков: Ну, это очень как раз радует, что всей семьей этим занимаются.

Ольга Арсланова: Всегда полезно.

Игорь Костиков: Да.

Ольга Арсланова: Игорь Владимирович, а может быть...

Игорь Костиков: Я еще просто могу сказать, что это задача на математическую логику на самом деле.

Ольга Арсланова: Но тем не менее, а не возникнут ли у детей другие закономерные вопросы, связанные с финансами? Например, почему в России всегда растут цены на бензин, хотя нефть то падает, то растет? Или почему у нас полезные профессии, например такие, как педагог или врач, так низко оплачиваются, почему у нас такие низкие пенсии? Тут же тоже, знаете, все это не соответствует экономическим стандартам.

Игорь Костиков: Да. Но на самом деле, когда мы говорим о целях устойчивого развития, которые сейчас ООН приняла, мы, так сказать, под ними подписались, и там это все есть, то есть как раз об учителях, о социальной ответственности. То есть на самом деле одна из частей той самой финансовой грамотности – это цели устойчивого развития. То есть если такими вопросами дети задаются, ну почему это плохо? Я думаю, что это формируется некое сознание, когда они начинают понимать, вообще как жизнь устроена.

Петр Кузнецов: Ну, если что, сразу звонок и учитель говорит: «Ой, не успеваем ответить на ваши вопросы, у нас перемена».

Игорь Костиков: Нет, просто мне вот очень понравился вот этот последний звонок, потому что там явная задача на математическую логику, и то, что они всей семьей разбирались, в общем, это радует.

Петр Кузнецов: Наполнен SMS-портал таким одним единым тезисом, если его аккумулировать, про то, чему учить, если денег у народа нет. Знаете, как говорится, есть деньги – есть финансовая грамотность, денег нет – извините.

Игорь Костиков: Ну вот то, о чем мы с вами и говорили, то есть при том, что падают доходы населения, вопросы личного финансового планирования, финансовой грамотности становятся наиболее наличными. Потому что, к сожалению, это, в общем, не от нас зависит, мы это прекрасно понимаем, и нам нужно с этим справляться и давать инструменты нашим детям, для того чтобы они понимали, как с этим жить.

Ольга Арсланова: Ценность каждого рубля растет, когда этих рублей мало. Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Игорь Костиков: Спасибо.

Ольга Арсланова: Председатель «ФинПотребСоюза» Игорь Костиков был у нас в гостях. Мы говорили об уроках финансовой грамотности, с 1 сентября во всех школах с 1-го по 9-е классы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Об уроках финансовой грамотности в школах. Кто и как их будет вести?