Обязательная маркировка

Обязательная маркировка
Ипотечные деревни: привлекут ли они горожан?
Чиновник без подарка. Предновогоднее разъяснение Минтруда: ничего не дарить!
Искусственный интеллект: кому он нужен? Как идёт роботизация в стране
Страх увольнения: в каких отраслях люди больше боятся потерять работу
Чиновников накажут за хамство. Как будут наказывать?
Заморозка пенсии. Справедливая зарплата. Льготная ипотека. Опасные пробники. Русские хакеры. Волна лжеминирований
Никита Кричевский: Профицитный бюджет у нас не от того, что денег много, а от того, что мы их тратить не умеем
Пенсия - дело репутации государства?
Иосиф Линдер: Пока что-то не произойдет, никто не хочет тратить ни времени, ни денег, чтобы тренировать свой персонал проводить эвакуацию
Евгений Ачкасов: Когда профессиональную медицинскую литературу читает обыватель, возникают не очень хорошие ситуации
Гости
Алексей Каневский
председатель Комитета по экономике и науке московского отделения «ОПОРА России»
Владимир Ионкин
исполняющий обязанности исполнительного директора АКОРТ

Петр Кузнецов: Покрышки, духи и фотокамеры вслед за шубами и обувью начали маркировать. С 1 декабря на очередном ряде товаров (мы их чуть позже все перечислим и даже вам покажем) должен появиться специальный чип. Чип уже не покажем.

Ольга Арсланова: Но вы его увидите.

Петр Кузнецов: Опишем, как он будет действовать, как он будет выглядеть. Этот чип защитит покупателей якобы от подделок. Глава Минпромторга Денис Мантуров как раз вспомнил о шубах, которые у нас более или менее давно уже маркируются, и отметил, что эти защитные метки к росту цен не привели, а значит – за духи и покрышки тоже беспокоиться не стоит.

Ольга Арсланова: Итак, давайте еще раз напомним для покупателей важную информацию. В обязательном порядке в России уже маркируются шубы, табачные изделия, обувь и лекарства. В первый год маркировки рынок шуб (это действительно удивительно) вырос на 700%, по официальной информации, несмотря на высокую цену шуб, в общем-то. И произошло это за счет «обеления». А нелегальный рынок дорогостоящих онкологических препаратов сократился в 10 раз.

С 1 декабря начнут наносить маркировку на: автошины и покрышки; постельное, столовое, кухонное белье; фотокамеры и фотовспышки; духи и туалетную воду; предметы одежды – от блузок до пальто. И, как говорят чиновники, к 2024 году обязательной маркировке будут подлежать уже все товары без исключения. То есть это репетиция, хоть и генеральная, но репетиция. А скоро вот такая маркировка ждет все категории товаров.

Петр Кузнецов: Ух, что будет!

Ольга Арсланова: Что будет? Большой вопрос. Не всем понятно.

Петр Кузнецов: И «Сила Сибири» заработает к этому году, и все промаркируем. Замечательно! Давайте разбираться в маркировке, в старой маркировке на новый ряд товаров.

Владимир Ионкин нам сначала поможет – это заместитель исполнительного директора Ассоциации компаний розничной торговли. Владимир Васильевич, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Владимир Ионкин: Добрый день, коллеги.

Петр Кузнецов: Расскажите нам, пожалуйста, как эта маркировка выглядит. Что это за чип? Где он установлен?

Владимир Ионкин: Хорошо. Маркировка… Я должен немножко вас поправить. Это не чип, а это код, это штрих-код, который имеет так называемый «криптохвост». То есть каждый код наносится на каждое изделие. Вот сейчас табак, например, маркируется полностью, и там идет код на каждую пачку, на каждый блок и на каждую упаковку.

Ольга Арсланова: Владимир, простите, а чем это отличается от штрих-кода, который присутствует сейчас на бирочке любой одежды?

Петр Кузнецов: И без вот этого закона.

Ольга Арсланова: Или на продукте питания.

Владимир Ионкин: Ну, если очень просто сказать, то он отличается. Для каждого изделия – ну, если мы говорим про табак, то это для каждой пачки – этот код уникален. И по этому коду можно определить, кто выпустил и дальнейшее перемещение к потребителю.

Петр Кузнецов: А, информации вроде бы больше?

Ольга Арсланова: Расскажите поподробнее, как эта информация будет кодироваться. И как ее может потребитель использовать? Нам заявили уже, что это борьба с контрафактом. То есть, по крайней мере, покупатель может убедиться в том, что товар качественный, настоящий, не фальшивый.

Петр Кузнецов: Как он будет использовать? Просто он будет знать, что это хороший товар, прошедший все стадии.

Ольга Арсланова: А как? Он его, может быть, просканирует, не знаю, проверит? Ведь можно подделать же такую штуку наверняка.

Владимир Ионкин: Такую штуку подделать наверняка нельзя, потому что там существует криптографическая защищенная шифрованная защита. И будет приложение для смартфонов. Соответственно, оператор, который ведет всю эту базу, строго говоря, от выпуска с конвейера у него будет информация находиться в базе до реализации в розничной сети. То есть это вся история. Если выведен товар из розничной сети, то уже появиться на другой кассе он не может…

Петр Кузнецов: Владимир Васильевич, вы с нами?

Владимир Ионкин: Да.

Ольга Арсланова: А вот зрители, смотрите, интересуются: «Почему такие категории? Как подделать духи или сигареты – еще могу представить. Но как подделать автопокрышки?» Почему именно это?

Петр Кузнецов: Да-да-да. Почему на второй волне маркировки взялись за покрышки, постельное и столовое белье, фотокамеры, фотовспышки и духи?

Владимир Ионкин: Смотрите, какая тут история. Для АКОРТ (то есть для ассоциации, которую я представляю) очень важны три основополагающих принципа, которые должны быть учтены государством при маркировке.

Первое – это обоснованность маркировки товарной категории. Второе – чтобы эта маркировка была не слишком затратная для производителя и для торговой организации. И третье – чтобы это несло, естественно, бизнесу в тех категориях, о которых я сказал, какие-то плюсы.

В частности, например, табак – там был отмечен колоссальный рост контрафактной продукции, я бы сказал, нелегальной продукции, которая стала появляться на рынке Российской Федерации и проходила мимо государства. То есть вы знаете, что у нас табачный акциз занимает второе место, например, по сбору с акцизных товаров.

Легпром, как и обувь – насколько я знаю, попросили сами производители, поскольку у них примерно такая же ситуация сложилась, как с шубами, потому что слишком много появилось тоже контрафактной продукции, которая изготовлена с непонятным качеством из непонятных материалов. Соответственно, налоги не платятся. Происходит перекос и конкурентной среды, и непонятно, какие последствия для нас, для покупателей, которые пользуются продукцией легпрома и обувной.

А покрышки… Все помнят, кто занимается этой товарной категорией в этой отрасли, что у нас, к сожалению, в Российской Федерации несколько лет назад произошел ужасный случай, когда прошла огромная партия покрышек…

Ольга Арсланова: Владимир?

Петр Кузнецов: Видимо, не лучшего качества.

Владимир Ионкин: Да. Поэтому там…

Петр Кузнецов: Понятно, понятно. И чтобы эти случаи предупредить, вводится маркировка. Спасибо. Это Владимир Ионкин, заместитель исполнительного директора Ассоциации компаний розничной торговли.

А мы приветствуем Алексея Каневского – это руководитель Комитета по экономике Московского отделения «Опоры России». Алексей Борисович, здравствуйте.

Алексей Каневский: Добрый день.

Петр Кузнецов: Мы выяснили, что рынок становится прозрачнее. Давайте теперь с вами поговорим о том, становится ли этот рынок при этом дороже. Не может новая мера, новая маркировка, будь то QR-код (в общем, это все равно работа с начала и до конца, все-таки перестраивание, новые автоматы, аппараты), не отразиться на конечном результате, то есть на конечной цене. Нам ждать повышения цен на перечень товаров, которые попали под вторую волну маркировки?

Ольга Арсланова: А далее – везде. Все товары.

Петр Кузнецов: Выяснили, что к 2024-му все товары будут.

Алексей Каневский: Очень важно не перехорошить, что называется. Очень внимательно нужно смотреть, какие товары резонно маркировать, а какие уже достаточно регулируются.

В частности, мы знаем, что электронная система ЕГАИС очень качественно и полноценно регулирует рынок алкоголя. И на алкогольную продукцию, на мой взгляд, абсолютно нецелесообразно и глупо вводить еще дополнительную маркировку.

Что касательно отраслей, которые мы сейчас обсуждает, которые вы перечислили, то я соглашусь с коллегой. Зачастую это просьба самих игроков рынка ввести такую маркировку, потому что они борются с огромным количеством контрафактной продукции. В частности, известна масштабная ситуация по обуви, приводили пример по покрышкам и так далее, и так далее.

Отсутствие или исчезновение с рынка именно контрафактной продукции позволит сбалансировать цены. И тогда наличие маркировки может и не сказаться на конечной цене для потребителя. Может быть, цена даже будет сбалансирована и снижена. Но, конечно, наличие маркировки, введение марок – это некая затратная статья, которая…

Петр Кузнецов: Ну, если коротко, Алексей Борисович, это бьет по малому бизнесу? Сильно ли бьет?

Алексей Каневский: К малому бизнесу это не очень имеет отношение. К среднему – да. В любом случае это затратная статья. И это каким-то образом будет заложено в торговые наценки.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Алексей Каневский из «Опоры России» был у нас на прямой связи. Но в Минпромторге, еще раз напомним, другая позиция – там уверяют, что со временем маркировка товаров приведет к падению цен на 10–15%.

Петр Кузнецов: Нужно только подождать. Давайте еще к одной теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски