• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Ужасные картины будущего, описанные Оруэллом, будут реализованы в Китае. Большой Китайский Брат вполне может смотреть за каждым китайцем

Сергей Лесков: Ужасные картины будущего, описанные Оруэллом, будут реализованы в Китае. Большой Китайский Брат вполне может смотреть за каждым китайцем

Гости
Сергей Лесков
обозреватель Общественного телевидения России

Ольга Арсланова: Прямо сейчас встречаем в студии Сергея Лескова, обозревателя Общественного телевидения России. Мы подводим с Сергеем информационные итоги дня. Делаем это трижды в неделю.

Сергей Лесков: Я думал, что вы подводите сегодня итоги зимы. Сегодня последний день зимы. Можно подвести итоги зимы.

Юрий Коваленко: Судя по температуре, не последний.

Сергей Лесков: Да, судя по температуре, зима в самом разгаре.

Ольга Арсланова: Давайте не будем о больном, а будем о Китае, например.

Сергей Лесков: Ну, давайте. К тому же следующая зимняя олимпиада, как ни странно, будет в Китае. То есть мы попали пальцем в небо. Китай, конечно, стоит на пороге кардинальных перемен. И учитывая значение Китая и в мировой политике, и в мировой экономике, эти перемены могут сказаться на всем мире, в том числе в нашей стране. Я конкретно вот что имею в виду. Впервые за 15 лет в Китае готовится большой пакет поправок в Конституции. Сейчас идет пленум ЦК Компартии Китая. И окончательно юридически эти поправки должны быть оформлены 5 марта, в день смерти Сталина, кстати, на внеочередной сессии парламента. Поправок довольно много. Но самое главное – отменяется лимит на нахождение у власти руководства страны. Совершенно очевидно, что эти поправки делаются конкретно под нынешнего лидера Си Цзиньпина. И многие высказывают подозрение или опасение в том, что здесь возможна некая узурпация власти и возврат к традициям председателя Мао, которые были перечеркнуты реформатором Дэн Сяопином. Конечно, Россия, учитывая значение Китая для нашей экономики да и для нашей политики, не может смотреть на это безучастно. Давайте попробуем проанализировать, какие могут быть последствия.

Международный валютный фонд тем временем проанализировал размеры теневой экономики во всем мире, в том числе и в России. И опубликовал очень любопытные цифры. Росстат, который тоже любит все считать, тоже посчитал масштабы теневой экономики в России и выяснил, что эти показатели в 2 раза ниже, чем в МВФ. Вообще Росстат последнее время, конечно, радует нас оптимистичными прогнозами. Жалко, что он не опускается до такого важного дела, как прогноз погоды. А то бы давно у нас была весна. Но в любом случае, если не шутить, то, конечно, теневая экономика – это большой урон для национальной экономики, для бюджета, для налогов. И, конечно, это следствие некоторых изъянов в управлении экономикой, иначе бизнес бы не уходил в тень. Кстати, СССР тоже был болен этой болезнью, боролся с теневой экономикой и, в общем-то, погорел.

Если мы посмотрим на масштабы бывшего пространства СССР, то там есть такой маленький уголок, который называется Гагаузия. Это автономная область, которая входит в состав Молдавии. Похоже, там назревает крупный межэтнический конфликт, связанный с тем, что в Молдавии началась уже реальная кампания по созданию единого государства с этнически близкой Румынией. А Гагаузия этого не хочет. Мы поподробнее расскажем и об этом народе, и о том, что там происходит. Но, конечно, возникает вопрос: "Почему так часто на пространстве бывшего СССР возникают эти межэтнические конфликты? И можно ли вообще каким-то образом построить политику так, чтобы различные этносы не ссорились друг с другом, не враждовали и даже не воевали?".

Юрий Коваленко: Давайте начнем все-таки с нашего главного торгового партнера.

Сергей Лесков: У нас есть еще четвертая тема, которая будет сюрпризом. О ней мы не объявляем. Но, может быть, она самая одурманивающая.

Ольга Арсланова: С нее начнем, может быть, Сергей? Нет?

Сергей Лесков: Нет.

Юрий Коваленко: Интрига.

Сергей Лесков: Потому что она может настолько закружить голову, что мы в связи с ее спецификой забудем обо всем остальном.

Ольга Арсланова: Но у нас сегодня разные географические точки в обзоре.

Сергей Лесков: Давайте. Все-таки Китай. Китай, конечно, безумно интересная страна. Может быть, это самая старое (именно не древнее, а старое) в силу какой-то непрерывности государственное образование на планете Земля. Ведь как бы Древний Египет погиб, он пресекся, и традицию там трудно обнаружить. А Китай – государство, которое существует три тысячелетия. И некоторые философы, которые жили в Китае, цитируются до сих пор. И их наследие не потеряло значения.

Председатель Мао умер в 1976 году. Почти сразу в Китае (как, кстати говоря, было и в СССР) стали отказываться от его наследия. Там была такая политика двух абсолютов, которая звучала очень любопытно. "Абсолютно все идеи председателя Мао верны" и "Абсолютно всем указаниям председателя Мао надо следовать". Конечно, китайская стилистика очень характерна и как-то красива, как китайская каллиграфия. Но уже через 2 года после смерти Мао (вспомним нашего Сталина) было объявлено, что эпоха Мао – это феодально-фашистская диктатура. Впрочем, довольно быстро в Китае спохватились. И сегодня весь Китай увешан портретами Мао. Ах, я забыл взять с собой красную книжицу – цитатник Мао (на русском языке). Я купил ее на знаменитой площади Тяньаньмынь. Они там продают цитатники Мао на всех языках мира.

А вот портреты Дэн Сяопина, китайского реформатора, который провел несколько реформ, которые привели к китайскому экономическому чуду, и это чудо на самом деле, потому что Китай была сугубо аграрная страна. Они там даже тракторов не делали. СССР им дарил руками Хрущева трактора. Сейчас это по объему ВВП ведущая страна мира вместе с США. Это все знают. И с темпами развития, которые предполагают стать лидером. Вообще я думаю, что то, сейчас происходит в Китае – это лучший подарок Трампу. Потому что весь исторический опыт показывает, что отсутствие политической конкуренции и возврат к прошлому (а именно это сейчас и пытается сделать Си Цзиньпин, который признал, что наследие Дэн Сяопина уже неэффективно, а надо вернуться к тем традициям, которые были при председателе Мао и Чжоу Эньлае)…

Ольга Арсланова: То есть от хвалебного к коллективному управлению, по сути к императорскому управлению возвращается…

Сергей Лесков: Видите, Эрдогана тоже обвиняют в том, что он хочет стать султаном. Может быть, это некая мировая тенденция. Между прочим, если мы говорим о председателе Мао, у нас эта фигура такая уже достаточно мертвая. Товарищ он был очень колоритный. Я даже имею в виду не то, что у него было 4 жены, а то, что… Малоизвестный факт, но мне он очень нравится. У него была куча детей от этих 4 жен. И масса непризнанных детей от женщин, которые были покорены его обаянием. Старшего его сына звали Сережа. Он после скитаний периода революционной борьбы оказался в ивановском детдоме, воспитывался в Советском Союзе. Он закончил, по-моему, какой-то техникум. Когда началась война, он написал несколько писем Сталину с просьбой отправить его на фронт. Он писал, что я "люблю вашу страну, так же как свою собственную, и хочу сражаться за СССР". Сталин на эти письма, впрочем, не ответил. Сталин вообще ни на какие письма не отвечал. Но какими-то путями ему удалось попасть в советскую армию. Он служил в танковых войсках и был старшим лейтенантом. Как вы знаете, продолжительность жизни старшего лейтенанта на фронте – 1 месяц. Тем не менее, он дошел с боями до Берлина в составе 2-го белорусского фронта, был заместителем командира роты и брал Берлин в составе 2-го белорусского фронта. У него есть советские военные награды.

Его звали Сережа Мао. Он получал советские награды. Естественно, когда началась Корейская война, папа его направил на этот корейский фронт вместе с добровольцами. И он погиб под американскими бомбами. Кстати, отцу полгода не сообщали о смерти старшего сына.

Юрий Коваленко: Боялись каких-то ответных действий?

Сергей Лесков: Да. Он, кстати, был в Китае – сразу стал генералом. Это восток. У нас он был лейтенантом, а в Китае стал генералом. Но погиб.

И по существу зачем надо Си Цзиньпину отменять это достаточно эффективное нововведение Дэн Сяопина, отказываться от смены власти в Китае? Там было установлено 2 срока по 5 лет. И предельный возрастной срок. И товарищ Ци уже сейчас должен был бы уже последний раз сидеть. И это все делается под него.

Было бы наивностью считать, что он это делает только для себя. Почему он считает, что это лучше для Китая? Как говорят специалисты по Китаю, он очень боится, что Китай повторит судьбу СССР.

Юрий Коваленко: Достигнув высшей точки развития.

Сергей Лесков: Да. И очень часто такие системы умирают как в живой природе (например, динозавры), так и в политической системе.

Юрий Коваленко: Подождите, вы сказали о том, что на внеочередном пленуме ЦК Компартии это обсуждается. То есть, получается, есть призрачная возможность того, что это не примут? Или уже все предопределено, и все прекрасно понимают, что его поправки пройдут?

Сергей Лесков: Учитывая традиции Китая и партийную дисциплину, я думаю, что это предопределено. Обсуждается, но это некая традиция. Это хорошая мина при плохой игре. Или какой-то другой образ используйте. Я не думаю, что это те съезды партии, которые были у русских большевиков до революции. Съезд – это не место для дискуссии. Как у нас парламент – не место для дискуссии, так я думаю, что и китайский съезд тоже. Хотя на самом деле ведь китайское общество за годы реформы очень сильно изменилось. И социальные сети бурлят от возмущения. Но социальные сети находятся под цензурой и контролем. И поэтому там блокируется обсуждение… Например, на сайте "Жэньминь Жибао" ты уже ничего не можешь обсудить. Там ты можешь читать только панегирики. Обсуждение закрыто.

Еще раз, очень важно. Зачем это делает Си Цзиньпин? Его страшит судьба СССР. И он считает, что, во-первых, у него есть такая фикс-идея, что коррупция сожрет страну изнутри. Он борется с коррупцией, как мы знаем, самыми жесткими методами. Уже 1.5 млн чиновников репрессированы и получили очень большие сроки. Некоторые даже расстреляны. В Китае смертная казнь. 1.5 млн за 5 лет репрессированы (не расстреляны). Кроме того, в Китае много межэтнических конфликтов, много, как он считает, внешних недоброжелателей, а прежде всего Америка, которая грозит какой-то санкционной войной Китаю. Поэтому он считает, что надо выстроить жесткую дисциплину, жесткий контроль. Пора положить конец какой-то демократической вольности. И только жесткая линия и несменяемость партийного руководства может обеспечить эффективный рост китайской экономики. Но с такими идеями, конечно, выходили на политическую арену многие диктаторы. А потом оказывалось так, что эти благие начинания работали против тех, у кого просто другое мнение, например. Не против коррупционеров, а просто служили орудием репрессий для инакомыслящих. Но мы это знаем, собственно, и по нашей стране.

В общем-то, никаких экономических предпосылок в Китае для столь решительных изменений нету.

Если говорить об истории наших отношений, кстати, Мао и Хрущев были сверстниками. Мы знаем по истории, как жутко они поссорились в конце 1950-х годов по нескольким причинам. Хотя русский и китаец были братьями навек. А получилось, что самая большая вражда между самыми близкими друзьями.

А могут ли сейчас китайцы, которые возвращаются к наследию товарища Мао, вновь посчитать, что русские – это ревизионисты, как посчитал тогда Мао после того, как Хрущев разоблачил культ Сталина. Кстати, в Китае не было своего XX съезда партии, и они ничего там не разоблачали. Так вот, могут ли они опять посчитать нас ревизионистами? Могут ли они посчитать, что и русские, и американцы, как считал товарищ Мао, их враги? Не знаю. Вопросы пока риторические. В общем-то, каких-то прямых параллелей в истории нету. Но вопросы такие мы можем задать. Китай сейчас стал нашим крупнейшим экономическим партнером. После санкций он оттеснил на второе место Германию.

Юрий Коваленко: Но ведь было же время, когда Китай просился чуть ли не в состав Советского Союза.

Сергей Лесков: Такого не было.

Юрий Коваленко: Отказали. Ну, я имею в виду – условно. В торговом и политическом понимании.

Сергей Лесков: Мы Китаю дарили важнейшие стратегические территории. Например, город Дальний, где сейчас живет 10 млн человек и называется Даолинь. С Порт-Артуром.

Юрий Коваленко: Это вторая серия таких сближений?

Сергей Лесков: По существу Китаю была подарена Восточно-китайская железная дорога, которую русские построили еще при царе. Все это можно было не дарить. И, конечно, это были бы такие российские анклавы на территории Китая. Я уж не говорю о том, что мы могли взять Пекин руками барона Унгерна, белогвардейского офицера, который с забайкальскими казаками и монахами-буддистами разбил китайскую армию где-то в году 1919-1920. Было много интересного в нашей истории. И, в общем-то, пока предположить, как пойдет Китай, сложно. Но мне почему-то кажется, что то, что они сейчас делают – это выстрел себе в колено. Потому что в современном мире, да еще и в постиндустриальную информационную эпоху, где важен свободный обмен информацией, устанавливать какие-то авторитарные начала чрезвычайно рискованно. Примет ли это китайское общество? Тоже вопрос. Оно очень сильно изменилось за три десятилетия реформ.

Ольга Арсланова: И главное – как экономика на это отреагирует.

Сергей Лесков: И как экономика отреагирует. В Китае очень много миллиардеров. Мы помним, что некоторые из них приезжают в Россию и читают здесь блестящие лекции. Как основатель "Alibaba", помните, Джек Ма. Человек, которого не брали на работу в Макдональдс.

Ольга Арсланова: Но он им доказал. Есть звонок. Александр из Челябинска. Я так понимаю, что вопрос как раз касается Китая. Здравствуйте, Александр.

Зритель: Добрый вечер. Я бы хотел спросить у Сергея Леонидовича, нет ли у него ощущения, что Китай сейчас не боится уже внешней конкуренции, из-за того, что все электронные сети, возможно, могут находиться под их контролем. США же в последний момент затормозили продвижение… И как раз эти материалы, что, например, хозяин… является офицером Народно-освободительной армии Китая. Кроме плюс еще контроля над многими сферами экономики в мире.

Ольга Арсланова: Спасибо, Александр.

Сергей Лесков: Вы сведущий человек. Когда мы говорим про Китай, надо сказать "вы сведущий товарищ". Я все-таки думаю, что технологическое лидерство США сегодня не вызывает сомнений. Но Китай очень удачно копирует и заимствует. Сначала он заимствовал у СССР, теперь он заимствует у США. И только будущее покажет, сможет ли Китай добиться технологического паритета. Пока он его не добился. Но, кстати, если вы задаете этот вопрос, то некоторые специалисты считают, что эта ужасная картина футурологического будущего, которая была описана Оруэллом в романе "1984", будет реализована отнюдь не в СССР, отнюдь не в России, а именно в Китае. Потому что они уже сейчас держат под контролем информационные системы. И вот этот большой китайский брат (назовем его "товарищ Ци") вполне может смотреть за каждым китайцем с помощью анализа его интересов при закупке товаров в интернет-магазинах, активности в социальных сетях. То есть благонадежность каждого китайского гражданина будет поставлена под неусыпный контроль.

Ольга Арсланова: А помните этот скандал о том, как в некоторых частях Китая тайно собирали даже генетические данные китайцев для поддержания безопасности, якобы под видом медицинской диспансеризации. Вот это антиутопия в действии.

Сергей Лесков: В этой китайской антиутопии есть еще, о чем Оруэлл не знал. Может быть, еще будут какие-то генетические вмешательства. Например, для того чтобы создать благонадежного китайца, можно будет производить какие-то генетические манипуляции.

Ольга Арсланова: Послушаем Владислава из Татарстана. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Спасибо большое. Очень интересная тема. Вопрос такой. Будучи в Пекине по бизнес-командировке, мы путешествовали по Пекину. Очень интересный город. И вопрос такой. Когда с коллегами вернулся, обсуждали вопрос пенсионной системы Китая. Очень много противоречивых мнений было. И хотелось бы узнать из уст специалиста, как все-таки построена пенсионная система Китая. Плюсы и минусы в сравнении с Россией. Спасибо.

Сергей Лесков: Вы мне льстите. Я вовсе не специалист по китайской пенсионной системе. По-моему, китайский мудрец Лао-цзы говорил: "Лучшее знание – это знать, что ты чего-то не знаешь". Вообще традиционно в Китае не было пенсионной системы. Ее стали выстраивать сравнительно недавно. И насколько я понимаю, далеко не все слои населения получают в Китае пенсию. Пока она касается только государственных служащих. Кстати говоря, в этих конституционных поправках, которые принимаются в эти дни, там для всякого государственного служащего будет какая-то велеречивая клятва верности партии и социализму.

Вы задаете очень специфический вопрос. Не знаю, как насчет пенсии. Мне кажется, что она все-таки не дотягивает до даже скромного российского уровня. Но средний уровень зарплат в Китае уже выше, чем в России. У нас же есть распространенный миф, что Китай – богатая страна нищих людей. Это уже не так. По-моему, пенсия все-таки в среднем там ниже. Это не говорит, что в России хорошая пенсия.

Давайте мы поговорим еще об одном вопросе. Он, кстати говоря, весьма важен. Потому что ведь главная фишка Си Цзиньпина – это борьба с коррупцией и с теневой экономикой. А как в России дела обстоят? Росстат посчитал, что у нас уровень теневой экономики порядка 15-16%. А международный валютный фонд, в компетентности специалистов которого сомнений нету, вычислил, что в России в 2 раза выше – почти 34%. Много это или мало? Может быть, важны не столько сами по себе цифры, сколько сравнение с другими странами. В преуспевающих странах типа Японии, Голландии, США – это 8-15%. То есть Росстат считает, что в России теневая экономика, как в Голландии. Мне слабо верится.

С другой стороны, на Украине, с которой мы себя все время меряем, теневая экономика 45%. Это уровень беднейших стран Африки типа Сенегала, Гвинеи. Российский уровень коррупции выше, чем во всех европейских странах. Но примерно такой же, как в Болгарии и Румынии. Но, конечно, значительно выше, чем в Западной Европе. Но есть, конечно, национальные традиции. Традиционно высокий уровень коррупции где? В нашей родимой Италии, откуда пошла европейская культура.

Юрий Коваленко: То есть везде, где есть кумовство и семейная клановость…

Сергей Лесков: В Италии вообще очень трудно победить коррупцию, учитывая национальные традиции. Кстати говоря, в Дагестане, где сейчас идет борьба с коррупцией, этот вопрос национальных традиций будет играть большую роль. Опыт Италии. Но есть и страны на самом деле с развитой экономикой, но высоким уровнем коррупции. Например, Южная Корея, Тайвань. Сейчас вы спросите, какой уровень теневой экономики в Китае. МВФ не был допущен для исследований в Китае. Поэтому можно только гадать на этот счет. Во Вьетнаме очень низкая коррупция. А в Таиланде, например (страна, на которую мы смотрим сейчас с особым интересом), уровень коррупции 50%. На пространствах бывшего СССР 50% в Азербайджане уровень теневой экономики. Это тоже для тех, кто бывал в Закавказье, это понимает.

Грузия – какой там уровень теневой экономики? Несмотря на все либеральные достижения, 65%. Так считает МВФ.

Юрий Коваленко: Даже больше, чем на Украине.

Сергей Лесков: Мы знаем, что теневики в СССР концентрировались именно в Закавказье. Это все очень любопытно, конечно. И, между прочим, вообще теневая экономика интересна с лингвистической точки зрения. Всякий советский человек знал, что такое теневик, фарцовщик. Сейчас эти слова ушли. Что такое фарцовщик…

Юрий Коваленко: Самозанятый.

Сергей Лесков: Нет, не самозанятый. Это нечто другое. В общем, эти слова ушли из нашего лексикона. А в принципе многие миллиардеры были теневиками в советское время. Не будем называть этих славных имен, будоражить эти тени. Но, тем не менее, в советское время это были такие активные и неординарно мыслящие люди. И, в общем, некоторые вещи, которые они делали, были объективно полезны. Но в то же самое время не оставляет никаких сомнений, что теневая экономика – это, во-первых, большой удар по бюджету. Несколько триллионов рублей. Я прикидывал дома. Порядка 10 трлн рублей при ВВП в 90 трлн остается вне бюджета. Потому что они не платят налоги.

Юрий Коваленко: То есть каждый десятый рубль уходит в тень.

Сергей Лесков: Да. И, кроме того, там могут быть просто какие-то некачественные и незаконные товары. Например, паленая водка. Это же теневая экономика. А как посчитать ущерб, когда умирают десятки людей, как было в конце прошлого года? То есть это даже трудно посчитать. Но еще важнее даже не сами по себе эти абсолютные цифры, а то, что рост теневой экономики… А у нас знаете, какая тенденция? Тут МВФ посчитал. В такие тучные экономики, как в Библии, теневая экономика снижается. И у нас самый низкий уровень теневой экономики был в 2008 году. Где-то перед кризисом в 1990-х годах 30% был. А как только кризис, сразу теневая экономика идет в рост.

Юрий Коваленко: С народным оправданием "надо же как-то выживать".

Сергей Лесков: Да, "надо выживать".

Ольга Арсланова: И в кризис доверия меньше.

Сергей Лесков: Объем теневой экономики является свидетельством дефекта системы управления. Слишком жесткое давление государственной власти и чиновников на бизнес. Им для выживания приходится искать какие-то серые схемы, уходить в тень. Это, конечно, и мешает развитию экономики. У нас десятки тысяч предприятий мелкого бизнеса банкротятся каждый год. А те, что не банкротятся, они, наверное, существуют на полусерых схемах.

Знаете, у сказочника Андерсена была такая сказка - "Тень". Помнит, там в итоге тень настолько превозмогла, стала хозяином этого человека, что просто человек уже плясал под диктат этой тени. И был только один способ справиться с тенью. Помните? Надо было ей смело крикнуть: "Тень, знай свое место!". И она уходила.

Ольга Арсланова: Точно.

Сергей Лесков: На свойственное ей место. Вот можно было бы так крикнуть: "Тень, знай свое место!". Да вот не получается. Я думаю, что руководителям нашего финансово-экономического блока для какого-то придания динамики нашей экономике надо придумать такие средства, которые связаны не только с подавлением теневой экономики, как в Советском Союзе, где ее было только 4%, а найти, изобрести какие-то экономические рычаги управления.

Теперь о Гагаузии. Гагаузия – это маленькая территория на юге Молдавии. А сами по себе гагаузы – это тюркоязычные православные. Об их происхождении ходит много догадок. Но, судя по всему, это потомки половцев и печенегов. Помните "Песнь о вещем Олеге"? Он там боролся с половцами. А до этого были еще печенеги. Причем, у самого Олега, насколько я помню, жена была тоже половчанка. Все эти "Половецкие пляски" знаменитые. Наши родственники по существу. И вот они, несмотря на то, что они тюркоязычные, они поселились на территории Болгарии, что-то там кочевали. Кстати говоря, в начале XX века город Варна (где так любили отдыхать советские туристы), собственно, больше им и негде было отдыхать за границей, только в Варне, если посмотреть демографические справочники, то в Варне то и жили гагаузы. Теперь их там почти нету, потому что царская Россия была настолько привлекательной страной, что сюда ехали все из Европы. И гагаузы тоже сюда переехали. И вот они поселились в Бессарабии. Их всего в мире 250 000. На территории Молдавии 150 000. А самый большой анклав на территории России (никогда не угадаете) – Тюменская область. Там 3000 гагаузов живет. Что они там делают, я не знаю. Но так судьба распорядилась. И они совершенно не хотят объединяться с румынами. Но ведь в Молдавии сейчас многие партии, организации выступают за воссоединение, за слияние. Можно в зависимости от политической позиции по-разному называть. В общем, из двух государств образуется одно. Гагаузы этого не хотят. И многие другие не хотят.

Юрий Коваленко: Есть ли у Приднестровья будущее в этих странах?

Сергей Лесков: Приднестровье уже давно высказало свое отношение к этому делу. Мало того, в Молдавии парламент же начал массовое голосование в населенных пунктах о присоединении Молдавии к Румынии. Но пророссийски настроенный президент Дадон тут же устроил собственное голосование в других населенных пунктах. И у Дадона против Румынии уже больше населенных пунктов. Но будет ли это иметь какое-то значение, сказать невозможно. А 2018 год – это год столетия воссоединения Бессарабии и Румынии, что произошло на руинах, на которые развалилась Российская империя после Великой октябрьской социалистической революции. Правда, в 1940 году Бессарабия опять при известных обстоятельствах вернулась в состав СССР. Но это трагические события. Так или иначе, гагаузы уже объявили, что они возьмут автоматы, выкопают топоры и ни за что не пойдут объединяться с Румынией.

Конечно, возникает вопрос. Народов в мире много. И народов в России, Российской империи много. Как вообще можно построить систему управления, чтобы люди разных этносов и разных религий друг с другом не воевали? На поверхности лежит опыт Российской империи не допускать территориальных объединений по этническому признаку.

Юрий Коваленко: Объединившиеся Румынию с Молдавией может помирить НАТО, которое туда придет.

Сергей Лесков: Да. Они еще не члены Евросоюза и не члены НАТО. Они же прямо так говорят: "Мы хотим успеть в поезд, который идет в Евросоюз и в НАТО". Прямо говорят.

Не надо было допускать моноэтнических территориальных образований, коими были советские республики. Вот плоды мы теперь пожинаем. И, конечно, столько трагедий на территории бывшего СССР, что просто не описать.

Четвертая тема, о которой мы говорили – это кокаиновые…

Ольга Арсланова: А мы успеем? У нас 2 минуты осталось. Коротко о кокаине.

Сергей Лесков: "Я пойду, попудрю носик", - как говорила Ума Турман в великом фильме "Криминальное чтиво". И вот, видимо, кто-то решил попудрить носик в российском посольстве в Буэнос-Айресе в Аргентине. 14 чемоданов с кокаином. 400 кг кокаина. В общем, эта операция началась еще в 2016 году. Совместная операция аргентинской полиции. Видимо, и российский посол в этом деле участвовал. Уже довольно много народа арестовано. И говорят, что аресты не прекратились. В декабре прошлого года 5 человек, в том числе и бывшие сотрудники посольства в Москве, арестованы. В общем, это большой удар по репутации МИДа, несмотря на то, что смелость проявил посол. Кстати, кого он больше боялся – аргентинскую наркомафию или своих собственных наркокурьеров?

Юрий Коваленко: Что же это за кокаин? Дипломатический допинг, или подросили опять?

Сергей Лесков: Пусть следствие установит. Кто подбросил? Американцы?

Юрий Коваленко: Говорят, что да. Грешат на американцев.

Сергей Лесков: То есть Родченков намешал что-то свое. История, конечно, некрасивая. Но понятно, что широкая общественность об этом не знала. Понятно, что спецслужбы работали. Но такого скандала в дипломатической службе я совершенно не помню. Потому что, извините, 1.5 десятка чемоданов, набитых кокаином – это нечто выходящее за пределы дипломатического этикета.

Юрий Коваленко: Выходящее за пределы сознания.

Сергей Лесков: Но я думаю, что еще новостей про эти чемоданы будет много.

Ольга Арсланова: В пятницу, я напоминаю нашим зрителям, мы будем подводить информационные итоги всей недели. Может быть, и в этом скандальном деле появятся какие-то новые повороты. Так что, Сергей, будем вас ждать.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Сергей Лесков: До свидания.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Обзор главных событий дня по версии нашего обозревателя

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты