Очень «тяжёлое» детство

Гости
Леонид Перлов
учитель высшей категории, почетный работник общего образования России
Екатерина Бурляева
кандидат медицинских наук, заведующая Консультативно-диагностическим центром «Здоровое и спортивное питание»

Петр Кузнецов: Ну что же, пока программа «ОТРажение» не перешла окончательно в мой бенефис, давайте еще что-нибудь обсудим до конца этого часа вместе с вами.

Оксана Галькевич: Вес лишний есть у детей наших?

Петр Кузнецов: В обществе у меня весь есть всегда. Но сейчас о весе, который настораживает.

Детей с ожирением стало в 5,5 раза больше. Это мы сейчас – внимание! – сравниваем с 91-м годом. Тогда было 68 тысяч детей, а сегодня – 367,6 тысячи детей с ожирением.

Оксана Галькевич: Ничего себе! Причем не просто, знаете, пухленьких, со щечками, а именно с ожирением. То есть это диагноз уже. С полными взрослыми тоже все, надо сказать, не здорово. 30 лет назад ожирением в стране страдали 60,5 тысячи человек, а сейчас – миллион семьсот. Я даже боюсь посчитать, во сколько это…

Петр Кузнецов: Миллион семьсот.

Оксана Галькевич: Да, миллион семьсот.

Петр Кузнецов: Но это не мы.

Оксана Галькевич: Вроде, да, не мы.

Петр Кузнецов: Вроде нет. И диетологи это объясняют следующим: еды-то хватает, вот только в ней мало полезных пищевых свойств, витаминов мало, микроэлементов и минералов всяких; зато по калорийности современные продукты – просто чемпионы.

Оксана Галькевич: И если детей перекармливают дома (продолжают эксперты), то тут уже не помогут ни сбалансированные школьные завтраки и обеды, ни дополнительные уроки физкультуры. С детским ожирением, с которого все и начинается, лидирует Петербург. Краснодарский край, Ростовская область – внимательно, регионы, слушайте! – от Северной столицы тоже не отстают. ТОП-5 неправильного питания и образа жизни дополняют также Москва и Московская область. Вот так.

Петр Кузнецов: Обсудим эти данные с нашими экспертами и с вами. Подключайтесь, звоните. Мамы, детей чем кормите и как? Что сказывается? Входите ли вы в эту печальную статистику?

Екатерина Бурляева с нами сейчас пока на связи, кандидат медицинских наук, зав. центром «Здоровье и спортивное питание» при Федеральном исследовательском центре питания и биотехнологии. Добрый день.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Екатерина Бурляева: Добрый день.

Оксана Галькевич: Екатерина Александровна, скажите, пожалуйста, а это связано исключительно только с питанием? Или, может быть, еще в какой-то части наш образ жизни изменился за эти 30 лет?

Екатерина Бурляева: Конечно, основные составляющие здорового образа жизни – это и питание, и физическая активность. Как мы видим, и физическая активность сильно снизилась. Конечно, сейчас уже развиваются некоторые тренировочные центры, какие-то спортивные школы, но долгое время, особенно начиная с 90-го года, было тяжелое время, когда все эти структуры практически не работали. Конечно, физическая активность у детей резко снизилась.

Но и питание, безусловно, и на это нужно обращать внимание. Мы видим сегодня, что родители выбирают для своих детей какие продукты? Те, которые повкуснее: более жирные, более сладкие. Почему? Потому что ребенок, как известно, чаще всего ест очень плохо. И для того чтобы его чем-то накормить, мама выбирает то, что будет давать яркий вкус, тем самым приучая рецепторы вкусовые этого ребенка к неправильному питанию, к тому, чтобы ребенок в будущем выбирал более сладкое, более соленое, более жирное. Как следствие – с большей калорийностью продукты.

Оксана Галькевич: Екатерина Александровна, а отсутствие режима питания как-то сказывается на наборе этой немышечной, так скажем, массы? Знаете, еще некоторые родители, особенно бабушки (я сейчас так пристально смотрю в экран, в камеру), они делают так: у них постоянно на столе какая-нибудь плюшка, что-нибудь. Не так, чтобы завтрак, обед, ужин. Проголодался – пришел поесть. Нет, у них постоянно ребенок бегает и таскает, и таскает, и таскает! – вместо того, чтобы сесть и нормально три раза в день поесть.

Екатерина Бурляева: Безусловно, режим питания крайне важен. И следует обратить внимание на то, что в последнее время очень часто детей дома не кормят родители. Отправляют в детский садик – там уже дети завтракают. В школу – там дети завтракают. Но далеко не всегда ребенок в школе будет завтракать тем, что ему предложат, тем более если он знает, что он придет домой и сможет съесть булочки, шоколадки, может быть, какие-то приготовленные полуфабрикаты. То есть, конечно, ребенок отказывается от еды.

И в результате получается, что ребенок находится первую половину дня без еды, а на вторую половину дня приходится основная калорийность всего суточного рациона. И при отсутствии физической нагрузки, так как ребенок погружен в уроки, занят какими-то домашними делами, конечно, при отсутствии физической активности эта энергия накапливается и, безусловно, пойдет только в жиры.

Оксана Галькевич: Ну, я имею в виду, что вот эти постоянные перекусы, понимаете, вместо нормальных приемов пищи. Ну приди ты и поешь, сядь за стол, съешь суп.

Петр Кузнецов: Сухомятка. Отсутствие самого главного в таком возрасте – обеда. Сбой организма.

Оксана Галькевич: Да. Бутербродики, яблочки, бананчики, батончики.

Екатерина Бурляева: На сегодняшний день считается оптимальным пятиразовое питание: три основных приема пищи (завтра, обед и ужин) и два перекуса (второй завтрака и полдник). Конечно, лучше, если у человека – у ребенка, у взрослого человека – приходятся эти приемы пищи приблизительно в одно и то же время. В этом случае все ферментативные системы, желудочно-кишечный тракт человек, он готов к принятию пищи именно в это время.

Петр Кузнецов: Вы просто сказали, Екатерина Александровна, что сейчас принято пять раз. А раньше как-то по-другому было? Изменились подходы?

Екатерина Бурляева: Вы знаете, появляется в сети Интернет очень много различных систем, диет, в том числе интервальное голодание. Но на сегодняшний день, определяя безопасность и эффективность всех диет, на сегодняшний день принято все-таки пятиразовое питание. Именно поэтому я делаю акцент на этом, так как на сегодняшний день обсуждается очень много разных направлений и течений в диетологии.

Петр Кузнецов: Понятно.

Оксана Галькевич: Просто, понимаете, например, опять же по моему опыту с подростком: «Сядь и поешь!» – «Я не голодный». Раз пришел и бутерброд стащил. «Не голодный? Ну, о’кей». Второй раз пришел – яблочко. Третий раз пришел – опять бутерброд. «Я не голодный». – «Если ты не голодный, то что же ты ходишь-то туда-сюда. Хватит уже! Скоро замок поставлю дома на холодильник».

Петр Кузнецов: Но не толстеет же.

Екатерина Бурляева: Потому что это проще. Потому что это вкуснее. Но наша задача как родителей – это формировать правильное пищевое поведение у своих детей. Потому что в противном случае в дальнейшем они также попадут на консультацию к диетологу, к нутрициологу с ожирением, с избыточной массой тела.

Оксана Галькевич: Но вы-то добрый диетолог, мы понимаем. Просто потом менять свои какие-то поведенческие, пищевые привычки достаточно сложно. А это, кстати, возможно?

Екатерина Бурляева: Безусловно, можно менять свои пищевые привычки. Если мы говорим о соленой, сладкой пище, то достаточно десяти, максимум четырнадцати дней для того, чтобы вкусовые рецепторы адаптировались. Я всегда своих пациентов учу так: «Если вы съедаете черный хлеб или помидор, и он кажется вам соленым – значит, вы на правильном пути, значит, свою приверженность к соли вы побороли».

Оксана Галькевич: Так, а с сахаром?

Екатерина Бурляева: С сахаром? Безусловно, отказ от добавления сахара в чай. На сегодняшний день в связи с невысокой калорийностью рациона (а это связано с тем, что физическая активность резко занижена у современного человека) мы не можем себе позволить ту суточную калорийность, которая была 30, 40, 50 лет назад, – 3 тысячи, 4 тысячи килокалорий. Безусловно, мы должны снижать общую суточную калорийность рациона. И если мы еще добавляем простой сахар, простые углеводы, то в этом случае калорийность точно выйдет из-под контроля. Для начала убрать сахар из чая и кофе. Можно заменить…

Оксана Галькевич: Ты убрал?

Екатерина Бурляева: Допустим, выбрать чай с фруктами, может быть, какой-то травяной чай – то, что будет приятно по вкусу, то, что будет обладать таким же насыщенным вкусом, но при этом…

Петр Кузнецов: Вот! Как раз хотел сказать. Ведь знаем же, что нужно есть больше фруктов и овощей, но не едим. Знаем, что нельзя соли есть больше 5 граммов в день. Но, обратите внимание, человек даже ничего не попробовал, за стол садится, сразу же за солоночку – и туда.

Оксана Галькевич: Усилители вкуса. А потом под это дело…

Петр Кузнецов: И то же самое с чаем. Ну не успел еще – и сразу же 3–5 ложек.

Оксана Галькевич: Ой!

Петр Кузнецов: Ну почему так происходит? Знаем все. Нельзя соль. Нельзя сахар в таких количествах. Попробуй сначала пищу, а потом только посоли. Нет! Это что за привычки? Как с ними быть?

Екатерина Бурляева: Вы знаете, со сладким есть еще один момент, который также необходимо учитывать при составлении своего рациона и меню. Если в рационе недостаточно сложных углеводов… А сложные углеводы – это что? Это то, что дает нам клетчатку. Это крупы, хлеб, хлебцы. Это в некоторой степени овощи.

Если таких продуктов в рационе недостаточно, то человеку не хватает энергии на длительный период. И в этом случае, конечно, будет возникать потребность в сладком. Если есть большие перерывы между приемами пищи. Как тот же пример: ребенок весь день в школе ничего не ел, он приходит домой к 3–4 часам. Конечно, первое, что он хочет – это сладкое.

А почему? Потому что его организм понимает, что если сейчас он не получит калорий, то у него не будет просто жизненных сил для того, чтобы дальше продолжать функционировать. Именно поэтому ему надо очень быстро получить энергию для дальнейшей своей жизни. И именно поэтому ребенок выбирает сладкое. Поэтому и взрослые выбирают сладкое после длительных промежутков между приемами пищи.

Оксана Галькевич: А я думала, потому что ему лень борщ в тарелку налить и разогреть.

Петр Кузнецов: Да, я тоже думал. Проще же шоколадку забросить, чем даже суп разогреть.

Оксана Галькевич: Конечно.

Петр Кузнецов: Слушайте, у меня еще один вопрос до звонков наших телезрителей

Оксана Галькевич: Давай.

Петр Кузнецов: Раз уж мы и родителей вспомнили, тем более бабушек. А может ли ожирение…

Оксана Галькевич: Может ли бабушка довести до ожирения?

Петр Кузнецов: …передаваться по наследству? То есть может ли это быть следствием генетики? Знаете, говорят, кому-то повезло: сколько и что бы ни ел – не толстеет». Или это не так? И наоборот: чуть-чуть что-то где-то переборщил – и поплыл.

Екатерина Бурляева: На сегодняшний день определены те гены, которые могут предположительно влиять на развитие ожирения. Но гены лишь делают некоторую предрасположенность. А предрасположенность – это что? Это изменение в некоторой степени обменных процессов. Но если мы сами не следим за этим, если мы сами не питаемся так, как должно быть оптимально по калорийности, не даем себе физической активности, то тут никакая генетика не спасет.

Оксана Галькевич: Звонок. Давайте выслушаем Московскую область, Галину. Здравствуйте, Галина. Я так понимаю, что Галина бабушка у нас.

Зритель: Да, бабушка.

Петр Кузнецов: Мы так понимаем, что бабушка. Ты же обращалась к бабушкам – и все бабушки сразу же за телефоны.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, бабушка Галина.

Зритель: Здравствуйте. Потому что родители детей работают.

Оксана Галькевич: Отлично! Зато есть вы.

Зритель: А мы провожаем и встречаем детей.

Петр Кузнецов: Кормите по своему усмотрению, по своему графику?

Зритель: Как положено.

Оксана Галькевич: А как у вас положено?

Петр Кузнецов: Или как родители велят, просят?

Зритель: Как положено? Утром – завтрак. Пошел в школу, берет с собой яблоко. Не банан, не апельсин, а яблоко.

Петр Кузнецов: Хорошо. Начало хорошее.

Оксана Галькевич: Проблем с избыточным весом у внука вашего нет? Все хорошо?

Зритель: У меня шесть внуков, и ни у кого нет лишнего веса.

Оксана Галькевич: Отлично! Слушайте, вы бабушка…

Петр Кузнецов: Может, потому, что их шесть?

Оксана Галькевич: Всем яблока одного не хватает?

Зритель: Он яблоко съел, допустим, после первого урока, ну или после второго урока он съел яблоко. Правильно говорят, что до трех-четырех он голодный. А почему? Потому что питание в школе отвратительное. Там никто не следит за ними, что они едят, как они едят. Контроля совершенно нет.

Оксана Галькевич: Галина, я вам открою секрет: у бабушки-то все равно будет вкуснее. Спасибо.

Петр Кузнецов: Да, кстати, а что делать со школьным питанием, которое в этот равномерный и хороший график (ну не позволяют, держат ребенка с нужными долями витаминов) вклинивается и нарушает всю стратегию питания?

Екатерина Бурляева: Минутку, еще хотела бы спасибо сказать предыдущей бабушке, которая звонила. Шесть внуков, ни у одного нет избыточной массы тела. И заметьте, что она сделала акцент тоже на том, что дети завтракают и уходят в школу с какой-то едой, которую она дает им с собой. Это очень важно.

А теперь по поводу вопроса. Детскому питанию очень много уделяется времени, внимания, причем на всех уровнях наших законодательных. То есть очень четко прописан и рацион ребенка, причем на разных уровнях его развития: и дошкольные учреждения, и школьные учреждения. Но все усилия врачей, ученых, которые разрабатывают рационы для школ, садиков, они сводятся к нулю, если ребенок приходит домой и дома получает полуфабрикаты, он получает сладкие газированные напитки, шоколадки.

Оксана Галькевич: Да вы что? Это к ответственности надо привлекать таких родителей, которые дома вот так вот кормят детей, в свободном доступе… Екатерина Александровна, а сухой завтрак?

Петр Кузнецов: А что сразу к ответственности?

Оксана Галькевич: Ну, Петя…

Петр Кузнецов: Ладно.

Оксана Галькевич: А как вот этот футболист, что недавно кока-колу…

Петр Кузнецов: Криштиану Роналду.

Оксана Галькевич: Да, Роналду.

Петр Кузнецов: Хороший пример, между прочим.

Оксана Галькевич: Он молодец, между прочим, на воду поменял. Акции, правда, сразу упали.

А сухой завтрак – это зло, Екатерина Александровна?

Екатерина Бурляева: Сухой завтрак? Вы имеете в виду хлопья?

Оксана Галькевич: Да, вот эти всякие хлопушки, шарики. Залил молоком или йогуртом, поставил на стол: «На, ешь!»

Екатерина Бурляева: Этот продукт может заменить ту же кашу для ребенка на завтрак. Кроме того, вот эти сухие завтраки дополнительно обогащаются витаминами и минеральными веществами.

Оксана Галькевич: Но они же сладки просто до невозможности! Там сахара, по-моему, перебор. Нет?

Петр Кузнецов: Нет, есть полезные хлопья.

Оксана Галькевич: Да?

Петр Кузнецов: Да.

Екатерина Бурляева: Нужно читать упаковку. Нужно смотреть на упаковку, смотреть количество пищевых волокон, смотреть количество простых углеводов и выбирать уже в соответствии с этим.

Оксана Галькевич: Екатерина Александровна, вот вы сказали про завтрак, сказали, что это очень важно – отправлять ребенка в школу не голодным. А как сделать так, чтобы он начал завтракать-то? Он не завтракает. Может это быть связано с тем, что… Особенно если он подросток, подрастающий организм: «У меня все растет, я есть хочу». Вечером наелся и лег спать, а к утру еще не проголодался. Может такое быть? Или это мамины фантазии?

Екатерина Бурляева: Конечно, может быть. Но это говорит о том, что изначально мама уже стала приучать ребенка так питаться. Во-первых, последний прием пищи должен быть за два-три часа до сна. Это важно. Потому что в этом случае организм человека спокойно отдыхает, а не все время тратит свою энергию на то, чтобы переработать ту пищу, которая была съедена накануне.

Второе. Не нужно: ребенка разбудили – и сразу отнесли в школу. Все-таки нужно дать ему возможность проснуться и позавтракать. А для этого ребенок должен ну хотя бы за час до выхода из дома просыпаться.

Оксана Галькевич: Как сложно жить правильно!

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо за этот комментарий.

Оксана Галькевич: Спасибо. Екатерина Бурляева.

Петр Кузнецов: Мы идем дальше, сейчас обратимся к народу. «Следите ли вы за весом вашего ребенка? Какие продукты – табу?» – это корреспонденты наши спрашивали жителей Рязани, Екатеринбурга и Чебоксар.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Вернулись в студию.

«Дети не любят физкультуру», – Ставропольский край. «Раньше кормили хуже – и ничего, все здоровы и живы», – это мнение из Ленинградской области. «В школе дают гадкие сосиски» – в Тверской области, судя по всему, потому что оттуда сообщение.

Оксана Галькевич: А кто же не любит сосиски в школьном обеде?

Петр Кузнецов: «Мои берут кашу в термосе».

Оксана Галькевич: Молодцы какие! Посмотрим, когда ему будет 15 лет, будет ли он ходить с кашкой в термосе в школу.

Петр Кузнецов: Кстати, о школе.

Оксана Галькевич: Леонид Перлов у нас на связи, учитель высшей категории, почетный работник общего образования. Леонид Евгеньевич, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Леонид Перлов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Можно сейчас, оттолкнувшись от этой эсэмэски, спросить: а много ли детей, а особенно подростков, с кашкой маминой сидит на переменах? Но я хочу вот о чем спросить. Скажите, у вас на переменах – то, что сейчас, и то, что было 20–30 лет назад, – сейчас стало тише?

Леонид Перлов: Ну, стало тише в том плане, что дети меньше бегают и больше заняты. В этом смысле – да.

Оксана Галькевич: Вот! Я как раз об этом. Потому что все же в гаджеты воткнулись. Понимаете, я вспоминаю свои школьные перемены – ну это невозможно! Как вообще в принципе учителя эти децибелы выдерживают? Они, по-моему, прячутся в учительскую поэтому и запирают кабинет. А сейчас как-то несколько иначе. Начальная школа еще гудит, а вот «старшаки» – как-то спокойнее.

Петр Кузнецов: То есть мы к тому, что дело не столько в питании, а в сочетании еды с неактивным образом жизни. Поди пойми, что тут ключевое.

Леонид Перлов: Ну, я не диетолог, я не диетолог, мне сложно судить. Но я совершенно точно знаю, что дети, как и взрослые, весьма склонны заедать стресс. Да мы и сами на себе это чувствуем. Понервничал или собираешься понервничать – разыгрывается аппетит. Бывает такое. Дети наши пребывают в состоянии стресса, по крайней мере последние пять лет, практически непрерывно. Стресс прямо перманентный.

Оксана Галькевич: А с чем это связано? Последние пять? Вы такой срок установили.

Петр Кузнецов: С тремя буквами – ЕГЭ.

Оксана Галькевич: А, с ЕГЭ?

Петр Кузнецов: Да нет.

Леонид Перлов: Это связано с тем… Можно я?

Оксана Галькевич: Да-да.

Леонид Перлов: Связано это с тем, что у нас за последние годы резко увеличилось количество диагностических, проверочных, конкретных и прочих работ. Каждая такая работа – это стресс. Для ребенка два-три подобных стресса в неделю – это сегодня норма. В выпускных классах – в десятых и одиннадцатых – практически через день, а то и каждый день. И что остается ребенку? Он этот стресс заедает. И заедает он, естественно, не сбалансированным салатом, а чупа-чупсом, булочкой, гамбургером – то, что можно съесть быстро.

Кстати, замечательный английский повар Джейми Оливер пытался кормить детей в школах сбалансированным питанием. Они просто не стали это есть.

Оксана Галькевич: А почему? Невкусно? Или небыстро?

Петр Кузнецов: Дорого.

Оксана Галькевич: Дорого?

Леонид Перлов: Да не захотели. Нет привычки. Все эти витамины, салаты и прочее… Родители пытались ему помочь в этом…

Оксана Галькевич: Сыплется звук.

Петр Кузнецов: Кстати, вот что в таких ситуациях делать? Ну, мы сейчас говорим о питании. Есть школьное питание, допустим. Видите, не всем подошло, далеко не всем подошло вот такое полезное питание от известного повара. Стресс, неактивный образ жизни. А что школа может сделать? Должна ли школа что-то с этим делать?

Леонид Перлов: Я думаю, что школа в первую очередь должна установить жесткий родительский контроль за питанием детей – не административный, не чиновничий, а родительский. Дети не едят то, что им готовят в школе, сплошь и рядом. Они не едят даже то, что им в школах дают бесплатно. Многодетные семьи, те, кто имеют право на бесплатное питание, они могут это есть, имеют на это право, но не хотят, потому что это несъедобно либо уж очень… Родителей к этому контролю допускают крайне неохотно и далеко не везде. Вспомните, пара-тройка лет назад были истории с отравлениями детей в школах, массовыми, в том числе, кстати, и в Москве. И чем эта история закончилась? Ничем.

Оксана Галькевич: Ясно.

Леонид Евгеньевич, спасибо вам за то, что вы шли к нам в прямой эфир, на прямую связь и многое разъяснили, рассказали. Леонид Перлов, учитель высшей категории, почетный работник общего образования, был у нас в прямом эфире.

Петр Кузнецов: Несколько сообщений в завершение. Кстати, их очень много, по этой теме особенно. «Молодежь сейчас худая и красивая». Это откуда пишут?

Оксана Галькевич: Не знаю.

Петр Кузнецов: Из Москвы.

Оксана Галькевич: Думаешь, тебе?

Петр Кузнецов: «Экономия на питании приводит к ожирению. Фрукты и овощи недоступны», – тоже из Москвы. «Мои дети костлявые, их никто не заставляет есть», – это уже Тверская область.

Оксана Галькевич: Тверская область пишет еще: «От дешевой еды люди полнеют». «Детишки наши крепчают на макарошках», – пишет Белгород. И много-много чего. Но, друзья, все признают, что нужно следить и за двигательной активностью, и за правильным питанием.

Петр Кузнецов: До свидания.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Это дневное «ОТРажение». До встречи!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)