Очень умные дети: как вырастить гения?

Гости
Татьяна Черниговская
директор Института когнитивных исследований СПбГУ, профессор
Алексей Малеев
директор по дистанционным программам МФТИ, руководитель тренерского штаба по информатике

Петр Кузнецов: Мы продолжаем, и снова об олимпиаде, но немножко не той, олимпиаде поумнее, не хочется никого обвинять, но это так.

Ксения Сакурова: Ха-ха-ха, осторожнее, осторожнее, Петь.

Петр Кузнецов: Да. Дело в том, что школьники из России завоевали все золотые медали на международной олимпиаде по физике. Она проходила в Вильнюсском университете в Литве. Участвовали в олимпиаде более 350 детей из 76 стран мира.

Ксения Сакурова: Из-за пандемии соревнования проводились дистанционно. Команда из пяти российских школьников взяла все пять медалей. Нашу страну представляли Матвей Князев, Николай Кононенко, Артемий Новиков, Денис Исмагилов и Данила Самоделкин. Запомните эти имена.

Петр Кузнецов: Команду сформировали из тех ребят, кто ярче всего проявил себя на Всероссийской олимпиаде по физике. Готовились участники на базе МФТИ, а также в образовательном центре «Сириус». «Искренне рад, что российская команда вновь продемонстрировала высочайший уровень подготовки, убедительно подтвердила лидерские позиции отечественной школы физики», – именно вот так обратился к победителям президент Владимир Путин.

Ксения Сакурова: Но не только в физике мы сильны. На прошлой неделе отличились математики, наша сборная на международной олимпиаде заняла второе место. В этом году там участвовали более 600 школьников из 109 стран, тоже неплохой результат.

Петр Кузнецов: Давайте посмотрим на наши победы в 2020-м и уже 2020 году. У нас по физике традиционно, вот смотрите, с 2020 года начнем, по физике, как мы понимаем, традиционно уже пять золотых, в прошлом году то же самое произошло. Химия – золотая и три серебряных, биология – три золотых, одна серебряная, математика – две и четыре, информатика – три золотых и одна серебряная. Еще мы очень сильны, получается, в астрономии и астрофизике, пять золотых по итогам всяческих международных олимпиад 2020 года.

Ксения Сакурова: Да, это был прошлый год. Что касается этого года, про физику мы уже рассказали, пять золотых. Олимпиада по химии будет в ноябре, посмотрим, какие будут результаты. Биология – две золотых, две серебряных. Математика – пять золотых, одна серебряная. Информатика – три золотых, одна серебряная. И впереди еще олимпиада по астрономии и астрофизике с 25 июля по 2 августа, совсем скоро мы тоже сможем узнать результаты.

Петр Кузнецов: Мы приветствуем в эфире Алексея Малеева, директора Центра развития IT-образования МФТИ, руководителя тренерского штаба по информатике как раз. Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Алексей Малеев: Добрый день.

Ксения Сакурова: Вас называют человеком, который, собственно, растет русских хакеров, я недавно прочитала материал, как вы это делаете. Расскажите в нашем эфире, что позволяет находить таких детей, как вы их находите и какой вклад собственно тренера в те победы, о которых мы сегодня говорим.

Алексей Малеев: Ну, надо первое сказать, что все-таки не я один этим занимаюсь, это огромный вклад огромного количества людей. В первую очередь это наши учителя, учителя во всех уголках России, которые находят, то есть выявляют таланты и дальше им помогают двигаться вперед. Когда вот вы только что говорили про медали, это наши так называемые национальные сборные, и попасть в национальную сборную очень тяжело, это уже большое достижение. После этого, как правило, путь такого школьника, он даже проходит не через одну школу, то есть он меняет школу из города в город в более сильную школу и в конечном счете оказывается в сборной. Наша задача тренерского штаба только вот немножко довести их до самого финального соревнования, ну и помочь, в общем-то, организационно на самом соревновании.

А когда вы вот показывали статистику сегодня, надо понимать, что разные сборные из разного числа школьников состоят. Вот олимпиада по информатике, например, просто каждая страна представлена ровно четырьмя человеками, а по физике каждая страна пятью представлена, по математике шестью. Или, другими словами, все участники наших сборных привозят медали, никто не остается как бы за этой чертой, вот такой высокий результат.

Ксения Сакурова: Да, я вот смотрю еще раз на этот график: 2020 год – три золотых, одна серебряная, то есть все четыре участника с медалями, из них три золотых; 2021 год – та же самая ситуация. Очень стабильные показатели. Почему так?

Алексей Малеев: Ну, опять же, во-первых, надо сказать, немножко в этом году лучше, есть всегда элемент так называемого ведь везения, все же это очень большой стресс на международной олимпиаде для каждого ученика, это школьники. Немножко поменялся формат, вот, увы, в этом и в прошлом году почти все олимпиады проводятся в таком распределенном режиме, когда каждая страна собирается в одном месте, но как бы, с другой стороны, участники от разных стран в разных странах пишут олимпиаду. Это, наверное, добавляет некой особенности.

В первую очередь это система, у нас достаточно хорошая, на мой взгляд, система Всероссийской олимпиады, она же ведь из четырех этапов состоит. Первый – это школьный этап, то есть в каждой школе в начале учебного года у всех есть возможность поучаствовать. Потом это второй и третий, региональный этап, во всех субъектах федерации примерно в одно и то же время на одних задачах проходит региональная олимпиада, и потом заключительный этап, Всероссийская олимпиада. Вот в этом году нам выпала такая честь в московском Физтехе принимать заключительный этап по информатике, это вообще редкое явление, потому что олимпиада каждый раз из одного города в другой по России ездит, математика, физика в Тюмени проходили не так давно, ну и так далее.

Петр Кузнецов: Алексей, у нас SMS-портал наполнен таким одним настроением, я сейчас вам прямо несколько сообщений зачитаю, чтобы вы понимали. «Сколько победителей олимпиад школьников из девяностых и нулевых живут и работают в России сейчас?» – Самарская область. Тульская: «Россия всегда славилась своими умами, которые, к сожалению, не ценятся». «О таких ребятах нужно говорить больше и чаще, но что толку?» – это Мордовия. «Надо, чтобы их не увезли за бугор», – Ставропольский край.

Ксения Сакурова: Ленинградская область: «Что толку? Их перекупят. Выращиваем умников для американцев и китайцев».

Петр Кузнецов: «Вот этими умными детьми действительно надо гордиться, вот этих детей действительно можем потерять», – это Челябинская область. И очень много сообщений, просто время на это уйдет. Алексей, а действительно недооценивают, действительно мы их потом теряем после этих первых, но важных успехов, или нам это кажется только?

Алексей Малеев: Ну, я бы не сказал, что мы их теряем. Во-первых, конечно, важно рассказывать о них ну просто потому, что это хороший пример, пример для всех школьников, для родителей, ну для всей страны, что есть такой определенный стиль, значит, жизни, хобби, увлечение. Может быть, кто-то играет в футбол, кто-то занимается музыкой, а кто-то вот участвует в таких предметных олимпиадах. Важно, чтобы это была такая взаимная динамика, то есть кто-то из них… Во-первых, нужно сказать, что практически все они учатся в российских университетах, мы эту статистику смотрим за последние лет 10, и в этом смысле мы отличаемся даже, например, от наших восточных соседей, например, из Китая, наши школьники выбирают российское образование высшее. Ну, вы знаете, что призеры Всероссийской олимпиады поступают без экзаменов в университеты.

Дальше для уже таких более взрослых специалистов, на мой взгляд, важно, чтобы у них был опыт разный, в том числе и международный опыт, и если кто-то уезжает, но потом возвращается к нам, он приезжает с некими дополнительными, привносит что-то. И наоборот, мы и к себе в страну таких же аналогичных сверстников, призеров тех же олимпиад привлекаем. Например, за последние пару лет в московском Физтехе около 20 человек ежегодно поступает призеров международных олимпиад, но не российских граждан, то есть иностранцев.

Ксения Сакурова: Алексей, а вот дальше-то что? Хорошо, они поступают в наши вузы. Вот зрители интересуются, может быть, и когда-нибудь лауреаты Нобелевки появятся наши. Какое дальнейшее практическое развитие, реализация вот этих высоких результатов? Где мы их можем увидеть уже потом, после того как эти ребята вырастают и становятся учеными (ну я надеюсь)?

Алексей Малеев: Ну, у них разные пути, конечно. Вот я, наверное, позволю себе все же узко более про предмет информатику, про IT сказать. Очень многие из них потом работают в этой индустрии. У нас очень, как бы сравнимое, причем и на ведущих позициях наша IT-отрасль. Вы же знаете уникальные решения, уникальные продукты. Россия, например, одна из трех стран, у которых есть национальная поисковая машина, в области искусственного интеллекта, в области автоматических средств, автопилотов на дорогах мы гораздо шире. Кто разрабатывают эти технологии? – вот, собственно, те ребята, про которых мы говорим, иногда даже через пару лет. Есть такие практики, когда молодых ребят еще в школе берут на такие короткие стажировки в компании, как «Яндекс», например.

Вот нужно понимать, за счет чего удается конкурировать в этой отрасли, – в первую очередь за счет талантов, потому что конкурировать по капитализации или по количеству оборудования, зданий, сооружений, наверное, российским компаниям сложно на глобальном рынке, а за счет талантов, оказывается, и тех уникальных решений, которые они придумывают, оказывается, мы, в общем-то, впереди этой отрасли находимся.

Петр Кузнецов: Вы о талантах вспомнили, да, мы далее в эфире, Алексей, будем разбирать так по кусочкам детский мозг, вообще будем говорить о таланте, о том, как он зарождается, можно ли его каким-то образом в себе родить, ну и так далее. Вот скажите, пожалуйста, что это за категория, по-вашему, такая вот, именно отдельная категория «олимпиадник»? Это максимально увлеченный предметом, это фанатик? Это просто человек, которому с легкостью дается именно этот предмет, эти знания? Как бы вы этот портрет средний составили, как он выглядит?

Алексей Малеев: Ну, нужно сказать, что, во-первых, олимпиада – это некое продолжение нашей школьной программы. То есть, во-первых, это люди, которые хорошо разбираются в школьном предмете. Во-вторых, им интересно, они увлечены; как правило, это либо внутренняя мотивация, либо родители, либо учитель зажигает в человеке вот эту вот искру углубления. Ну да, конечно же, нужно обладать неким складом ума, но, на мой взгляд, практически все наши школьники могут, если прикладывать достаточно времени и усердия, ведь труд – это очень важно, талант без труда, к сожалению, не раскрывается. Вот огромное количество труда и времени они проводят, решая задачи, и в этом их большая заслуга.

Петр Кузнецов: Ага.

Ксения Сакурова: Да, спасибо вам, спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ксения Сакурова: Алексей Малеев был с нами на связи, директор Центра развития IT-образования МФТИ, руководитель тренерского штаба по информатике, тренер тех самых ребят, которые у нас занимают первые места, завоевывают медали на международных олимпиадах.

Мы уже сказали, что попытаемся разобраться, что из себя представляет мозг такого талантливого ребенка, вундеркинда. С нами на связи Татьяна Черниговская, директор Института когнитивных исследований Санкт-Петербургского государственного университета, профессор. Татьяна Владимировна, здравствуйте.

Татьяна Черниговская: Добрый день.

Ксения Сакурова: Мы пытались разобраться, как готовят таких ребят, но все-таки есть ли что-то предопределенное в том, кто получает золотую медаль, например, по физике? Человек рождается таким?

Татьяна Черниговская: Ну, вообще, конечно, с талантом рождаются. Другой вопрос, и это очень важно понимать, и вот господин Малеев, который сейчас выступал, он об этом сказал, что недостаточно родиться с таким специальным мозгом, это требует труда и везения, я бы сказала, чтобы этот человек попал в ту, родился в ту семью, которая понимает, что такое произошло, и оказался в ситуации, когда он может учиться у хороших учителей, когда вообще на него обращают внимание. То есть, чтобы не растекаться мыслью по древу, я скажу так: конечно, талантом, а тем более гением, можно только родиться, это вот уж как получилось, как повезло, но, уже даже родившись таким особым мозгом, можно этим талантом, уж не говоря о том, что гением, не стать, если не повезло. Понимаете, если бы, условно скажем, Моцарт и Бах не оказались в музыкальной среде, то, возможно, никто бы и не узнал про то, кто они такие, кто родился. Понимаете, должно повезти.

Поэтому мой совет родителям, бабушкам и дедушкам, всем – ребенка нужно любить, но это не общие слова, как обычно принято это слышать, а это нужно смотреть, кто это, внимательно наблюдать, какие интересы, что это за человек такой родился. Ведь от того, что он ваш сын, или дочка, или внучка, из этого не следует, что вы им владеете и что вы про него все знаете, вот уж кто родился, тот родился. Поэтому это такой сложный вопрос. Вот то, что получится, это сочетание генетики, несомненно… Эйнштейном можно только родиться, им нельзя воспитаться, понимаете, но если бы он оказался посреди джунглей и не получил бы нужной подготовка и внимания, то мы бы и не знали о том, что Эйнштейн такой есть.

Петр Кузнецов: Ну да. Татьяна Владимировна, позвольте, это вы к тому, что все-таки у таких детей, у них жизнь тяжелая, потому что они ни на кого, ни на что не похожи, они не идут ни на какие уступки, они делают все по-своему, и вот здесь вот в этом плане важна поддержка и понимание окружения? Это вот вторая стадия, да?

Татьяна Черниговская: Конечно, в том-то и дело. Вот я часто езжу в «Сириус», ну вы знаете, это в Сочи центр для одаренных детей…

Ксения Сакурова: Да.

Петр Кузнецов: Да-да-да, он прозвучал уже в нашем эфире сегодня, да.

Татьяна Черниговская: А, ну вот я этого не видела и не слышала. Но я хочу сказать, что я неоднократно была свидетелем того, как эти дети, ну как бы это сказать метафорически, облегченно вздыхают, попав в среду таких же, как они. Иногда даже они прямо говорят, что вот наконец-то они среди своих, понимаете. Ну не буквально эти слова, а иногда и буквально. Потому что им очень трудно, они отличаются от других, если это сверхспособные дети. За все идет плата, понимаете, за талант дорогая цена: тяжелая жизнь, ты не такой как все, ты, возможно, умнее своих учителей, если ты такой вот родился; тебя не понимают, тебя заставляют заниматься тем, что тебе совсем не нужно. То есть это тяжелая история, к таким детям нужно относиться особенно внимательно и трогательно, с одной стороны. С другой стороны, держать и себя в узде, понимаете, они не должны вдруг почувствовать, что они абсолютные гении, что им все можно, что они могут ничего не делать, уж раз родился такой, то этого и хватит. То есть это очень тонкий инструмент такой, с этим трудно иметь дело.

Ксения Сакурова: Татьяна Владимировна, а может быть, проблема еще в том, что общество делает ставку на других детей? Вот я посмотрела рейтинг Forbes, его опубликовали, по-моему, вчера, и там среди прочих есть такой персонаж Даня Милохин. Я плохо знаю, чем он занимается, но, кажется, он блогер, и вот у него уже 2,5 миллиарда долларов в год доход, молодой человек совсем. Его молодое поколение знает, ребят, про которых мы говорим, не знает никто. А были времена, когда, например, шахматные гении молодые были популярнее суперзвезд, и мне кажется, им и адаптироваться в обществе было проще…

Татьяна Черниговская: Да, конечно.

Ксения Сакурова: …зная, что то, что они делают, это востребовано. Может быть, в этом еще проблема?

Татьяна Черниговская: В этом, несомненно. То есть вот я сейчас скажу вещи, которые большинству не понравятся: я вижу не прогресс социальный, а регресс. Героями становятся абсолютно незначительные, неважные, это как минимум, личности. То есть шкала ценностей куда-то разъехалась. И я, честно говоря, с недоумением думаю о том, как удается, скажем, преподавателям, учителям лучше сказать, литературы преподавать Толстого и Достоевского, условно скажем, Чехова, тогда когда все общество кричит «Ведь я этого достойна», «Разбивай всех локтями и иди вперед несмотря ни на какие препятствия». Понимаете, либо Толстой и Достоевский, либо локти, вот одно из двух. Это же у человека может вообще психика вся сломаться. И действительно, все общество говорит о том, что нужно быть богатым, нужно быть успешным, нужно быть быстрым. Если мы не переделаем шкалу ценностей, у нас плохие перспективы, «у нас» я имею в виду у человечества в целом.

Петр Кузнецов: Ага.

Татьяна Черниговская: У нас не будет открытий, у нас не будет этих гениальных прорывов.

Петр Кузнецов: Меняться нужно здесь и сейчас, да, это нужно было делать вчера.

Татьяна Владимировна, скажите, пожалуйста, вот мы, оберегая вот этих детей, по этой сложной схеме доводя их до какого-то разумного предела, мы должны ставить, мы все, потому что мы поняли, что это не только окружение, родители, это учителя и те, кто будут им попадаться на жизненном пути далее, – мы должны все ставить перед собой какие-то цели, ну не знаю, уместно или нет, использовать этих детей во благо общества, во благо страны? Гениальных.

Татьяна Черниговская: Вы знаете, я думаю, что если будут правильные условия воспитания и образования для таких детей, то польза придет сама по себе. Вот если смотреть… Играть надо вдолгую. Понимаете, если бы Фарадей мог себе представить, что в итоге получится из его открытия, что это создаст целую цивилизацию, то это была бы другая история. Об этом никто не думает, оно выходит само. Не нужно думать о том, как использовать, это не ситуация купи-продай, это ситуация, что нам повезло и родился способный ребенок. Давайте сделаем так, чтобы он реализовался полностью, и это очень трудно, это очень трудно.

Ксения Сакурова: Татьяна Владимировна, вот вы говорите о том, что талантам нужно помогать, но вот такой исторический факт – Ломоносов сам дошел до Москвы, до университета, не до университета тогда, до Славяно-греко-латинской академии. Бывают же самородки, бывают же какие-то уникальные истории, когда из ниоткуда рождается такой мозг…

Петр Кузнецов: Я бы даже сказал вопреки.

Ксения Сакурова: Вопреки всему рождается мозг. Это стечение обстоятельств, это уникальная комбинация генов, это что? Это «поцелуй бога», как говорят? Бывает же такое. И вот если это в человеке есть, в нем заложено достаточно силы, чтобы пройти этот путь?

Татьяна Черниговская: Необязательно, вот в том-то все и дело. Понимаете, страшная удача, что у Ломоносова помимо всех его талантов многочисленных, как мы знаем, потому что он и оды писал, мозаику, в общем, все, и русский язык создал, в общем, много чего делал, но при этом у него еще был очень сильный характер и внутренний такой огонь, сила. Но а сколько… Мы же не знаем, сколько таких потенциальных Ломоносовых сломались по пути, я имею в виду не по пути с севера в Петербург, а в широком смысле по пути. Мы же не знаем, мы просто про них не знаем.

То есть я к тому говорю, чтобы человек реализовался, условно говоря, так, как Ломоносов, должно много всего сойтись. У него должны быть эти силы, он должен попасть в эту подходящую среду. Если бы Ломоносов попал в правление другого монарха, скажем, могло так не получиться. Понимаете, много обстоятельств должно сойтись, звезды сойтись должны, чтобы это получилось все. Это очень тонкая материя, это не прямая линия, это не то что вот родился гением и так все и получится, вовсе нет. Мы знаем только тех, у кого получилось, а у скольких не получилось по разным причинам?

Ксения Сакурова: Мы еще знаем тех, в кого вовремя вложились, кого поддержали и так далее. Очень часто родители занимаются тем, что натаскивают ребенка, неважно, на ЕГЭ, на олимпиады, на какие-то успехи. Стоит ли это делать? Вот это вот раннее развитие…

Татьяна Черниговская: Ни в коем случае.

Петр Кузнецов: Видимо, полагая, что они самостоятельно смогут гения сейчас сделать в буквальном смысле.

Ксения Сакурова: Да, смастерить.

Петр Кузнецов: Как Буратино.

Татьяна Черниговская: Я очень отрицательно к этому отношусь, потому что родители на самом деле, эти родители удовлетворяют собственные амбиции, они вовсе не любят своих детей, они не берегут их. Они ставят их в условия часто такие, в которых они просто не могут реализоваться. Они их вгоняют в стресс, они предъявляют к ним требования, которые вызывают сплошной невроз, если не психоз, и они могут сломать этого ребенка. Это очень тонкая материя, поэтому я уверена на самом деле, что… Вот мы все знаем, что есть программы повышения квалификации учителей, очень нужные, потому что вот сейчас, когда у нас так изменился тип жизни, вообще все другое, вот это дистанционное обучение и так далее, естественно, учителей надо переучивать.

Но вот здесь я восклицательный знак ставлю – а родителей почему никто не учит? Вот родители, особенно молодые родители, что, конечно, желательно, чтобы молодые были, у них рождается ребенок – а они вообще знают, что им предстоит? Когда, в каком возрасте у него созревают какие части мозга, что когда ребенок должен уметь, а чего еще и не должен, и предъявлять к нему таких требований нельзя – это родители разве знают? Нет. А кому это в голову приходит, что родитель должен быть готов к сверхсложной работе, которая у него будет на очень многие годы по воспитанию своего…

Петр Кузнецов: А их кто должен, родителей, учить, их родители?

Татьяна Черниговская: Нет, я думаю, профессионалы. Сейчас такой сложный мир, что, я думаю, должны быть разработаны программы, по которым куда… Ну слушайте, если вы хотите научиться готовить, вы, наверное, пойдете к специалистам, да, которые вам объяснят, как готовить. Но ведь согласитесь, воспитание детей – это куда более сложная вещь, поэтому к этому не готовят?

Петр Кузнецов: Да, и не такая программная. Да, спасибо вам огромное.

Ксения Сакурова: Спасибо!

Петр Кузнецов: Это очень интересно было. Татьяна Черниговская, директор Института когнитивных исследований Санкт-Петербургского госуниверситета и профессор.

В финале нашей темы давайте посмотрим, какие умные школьники есть в России, и все вместе пожелаем им успехов дальнейших.

СЮЖЕТ

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)