Офисный дресс-код стал удобнее

Офисный дресс-код стал удобнее | Программы | ОТР

Как одеваться на работу после пандемии, чтобы быть стильным

2020-08-18T13:02:00+03:00
Офисный дресс-код стал удобнее
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Тим Ильясов
исследователь моды
Владимир Козлов
член Гильдии Маркетологов, основатель Высшей школы нейромаркетинга

Марина Калинина: И вот о чем будем говорить. Кто за время пандемии и удаленной работы соскучился по нормальной одежде – костюмам, блузкам, рубашкам, галстукам…

Иван Князев: Рубашка и галстук, конечно. Мужчины тоже соскучились. Но, кстати, может, наоборот, и есть те, кто привык в домашнем работать. В общем, так или иначе, пандемия коронавируса ускорила процесс смены офисной одежды на более удобную. Дресс-код стал меняться, это отмечают эксперты.

Марина Калинина: Ну так вот, что же мы теперь будем носить: то, что удобно, или то, что положено? И как на это посмотрят наши работодатели? На эту тему будем говорить. А вы звоните, высказывайте свои мнения. Звонки принимаются.

Иван Князев: И сейчас на связи Владимир Козлов, член Гильдии маркетологов, основатель Высшей школы нейромаркетинга. Здравствуйте, Владимир Николаевич.

Владимир Козлов: Добрый день.

Иван Князев: Ну, тогда рассказывайте нам, какие тенденции у нас наметились в связи с пандемией коронавируса в рабочей одежде.

Владимир Козлов: Это очень интересная вещь. И связана с тем, что, оказывается, очень сильно поменялись привычки. Люди очень инертны в своих привычках, но иногда бывают обстоятельства высокой силы, которые заставляют нас их изменить. И вот пандемия и карантин были именно теми вещами, которые на нас очень сильно повлияли. И по сути так получается, что большое количество компаний не вернулось к нормальной жизни и по сути, например вот, как вы коснулись костюмов и офисной одежды, по которой я тоже очень сильно соскучился, а на самом деле была не приобретена, именно в весенний, в летний и в осенний период. По сути, не все вернулись в офис, и одежда в большом количестве офисов изменилась и стала более свободной. Более такой, скажем так, адаптированной к текущей ситуации. Когда люди ходят в том, в чем им удобно, а не в том, как было это раньше жестко принято.

Марина Калинина: Вот смотрите… Да-да, извините.

Владимир Козлов: Нет-нет.

Марина Калинина: Вот смотрите, нет ли здесь такого как бы психологического фактора, что людям (даже возьмем не работу, а просто люди, которые выходят на улицы, ездят по своим делам и т. д.) просто стало лень одеваться? Вот они надели какие-то джинсы, майку, и все. И кроссовки. Потому что вот у меня был случай интересный. Когда уже всех выпустили на улицы в Москве, как-то основная масса людей – они вот так по-спортивному: в шортах, еще как-то. И шла девушка на каблуках, в платье, с макияжем, с прической. И это смотрелось ну очень странно.

Иван Князев: В магазин она шла?

Марина Калинина: Просто по улице шла.

Владимир Козлов: Скорее всего, она шла выкидывать мусор и, чтобы никого не встретить кого-то из бывших, так сказать, должна быть во всеоружии.

Вы коснулись очень важной темы психологической, которая очень сильно отличает русских девушек, российских девушек за рубежом от местных. Мы выходим выкидывать мусор, мы выходим в магазин на макияже, на туфлях, все одетые. Потому что для нас очень важен престиж, очень важно, как мы выглядим, как мы себя блюдем, как нас воспринимают люди. Но пандемия расслабила даже этот самый сильный отряд самых сильных бойцов – этих девушек. И вы знаете, вдруг выяснилось, что в футболке и в майке нас воспринимают ничуть не хуже, а может, даже и более сексуальной, и мы все кажемся… ну, скажем, «мы», да?.. и девушки кажутся более интересными, чем в обычном таком боевом режиме. И тут мы понимаем, наверное, наших зарубежных коллег. Те, кто живет за рубежом, они всегда чуть-чуть более расслабленны, чем мы. Мы всегда более в бою, как-то так.

Иван Князев: Ну, я не скажу, что всегда это хорошо. Потому что посмотришь на зарубежных девушек, которые там ну вообще ни капельки ни хотят хоть как-то в приличный вид себя привести, – это не очень симпатичная история.

Владимир Николаевич, а работодатели-то готовы к тому, что мы будем ходить в спортивном костюме на работу? Ментально они уже подготовились к этому? Или хотя бы послабления какие-то введут?

Владимир Козлов: Работодатели пока не определились. Потому что мы знаем, что очень многие компании не открылись к сентябрю, точнее, не открыли свои офисы к сентябрю. И не перешли в режим офисной работы. Но наиболее крупные компании, наиболее крупные бизнесы – да, безусловно, они тверды, они твердо стоят на своих корпоративных принципах, на положениях об офисной одежде. И у них не поменялось ничего. Но мы с вами говорим про рынок в целом, и на рынке в целом есть смягчения. Это безусловно.

Иван Князев: Но это уже хорошо.

Марина Калинина: Спасибо. Владимир Козлов, член Гильдии маркетологов, основатель Высшей школы нейромаркетинга. Спасибо. У нас есть звонок из Омска, Нина. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Нина.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать такой вопрос. Мне уже далеко за 20, о возрасте не говорят. Но когда человек выходит на улицу на элеганте, понимаете, т. е. человек внутренне уже готов к тому, что он просто че-ло-век. В человеке все должно быть прекрасно: и душа…

Иван Князев: И погоны, и кокарда.

Зритель: Да-да-да. А когда, как наша молодежь привыкла к тому, что в драных джинсах, вонючих, простите, носках, – знаете, даже смотришь и думаешь: господи, ребята, на кого же посмотреть-то из мужчин или из девушек, которые хотят замуж? Ой! Спасибо вам. Поэтому будьте всегда на элеганте. Даже вынося мусорное ведро. Вышли – вперед, вынесли ведро и пошли. Поверьте, я сама по себе чувствую, что даже, например, выходя с автобуса, я на элеганте. Мужчина оборачивается и подает мне руку. Вот это воспитание.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. На стиле наши телезрители.

Марина Калинина: Моя бабушка, когда выносила мусор, всегда губы красила. Я ее спрашивала: «Бабушка, зачем ты это делаешь?» Она говорила: «А вдруг случится мужчина?»

Иван Князев: А, вдруг любовь свою встречу.

Еще один эксперт у нас на связи. Это человек, который все знает о моде. Исследователь моды Тим Ильясов. Тим, здравствуйте.

Тим Ильясов: Добрый день.

Марина Калинина: Но вот вы, я смотрю, в пиджаке и в рубашке.

Иван Князев: Да, хотя в принципе…

Тим Ильясов: Да-да, я в отпуске и не в рабочем состоянии.

Иван Князев: Тим, такой вопрос. Тут наш шеф-редактор просил узнать: без носков в офис ходить в обуви можно?

Тим Ильясов: Думаю, нет. Это было бы не совсем разумно. Но вопрос в том, какой офис, принят ли в нем дресс-код или не принят, и вообще какие нормы в том или ином офисе существуют.

Иван Князев: Ну, даже если без дресс-кода. Вообще это красиво или нет, с точки зрения моды сейчас?

Тим Ильясов: Это зависит от обуви. Если мы говорим про, например, классические туфли-оксфорды, то, несомненно, носить их без носков не стоит. Они требуют, чтобы существовали носки. Если же мы говорим про лоферы, то лоферы можно носить и с носками, и без носков, в зависимости от того, каков образ, дресс-код, насколько тяжелая ткань пиджака, и т. д. Т. е. это маленькие нюансы, которые позволяют вам выбрать: носки или их отсутствие.

Марина Калинина: Тим, я думаю, что не все наши зрители поняли, что такое лоферы.

Иван Князев: Это такие туфли без шнурков, видимо.

Марина Калинина: Я думаю, специалист объяснит.

Тим Ильясов: Судя по вашему последнему замечательному корреспонденту из города Омска, которая ходит на остановку на элеганте, – думаю, да, точно не нужно объяснять, что такое лоферы.

Иван Князев: Тим, такой вопрос. Дресс-код вообще у нас что – пережиток времени теперь уже, как таковой? Вот почему, например, в крупных таких и динамично развивающихся компаниях, вот Марк Цукерберг – пожалуйста, он ходит на работу в толстовке, в джинсах, и я не думаю, что он своих сотрудников заставляет что-то там серьезное надевать.

Тим Ильясов: Но прошу заметить: как только Марк Цукерберг оказывается на крупном международном событии или встречается с лидерами стран, он надевает костюм, галстук и белую рубашку. Дресс-код действительно размывается. Однако он сохраняется как важный язык кросс-культурной коммуникации, прежде всего в дипломатической среде, в среде государственной службы. Если же мы говорим про такие сферы, как ИТ, то, несомненно, нахождение в ИТ-офисе в пиджаке, в классической рубашке и галстуке будет странным. Вопрос сферы и пространства дресс-кода.

Марина Калинина: Тим, если связывать изменение тенденций моды с пандемией: какие изменения произошли, с вашей точки зрения?

Тим Ильясов: Огромное количество людей перешли на домашнюю работу. Но при всем при этом деловой стиль не отменился как таковой. Да, вы сидите дома и работаете в Зуме, встречаетесь с руководителем или, быть может, с коллегами онлайн. Но это не значит, что вы сидите там в пижаме и в растянутой домашней футболке. Новый деловой стиль – это скорее вещи довольно мягко-консервативного стиля, но при этом придерживающиеся если не деловых стандартов, то хотя бы таких аккуратно-классических. Т. е. никто не заставляет вас сидеть в Зуме в классическом костюме и галстуке, но и в каком-то нарядном платье, наверное, тоже не стоит этого делать. Это будет джемпер, это будет рубашка из ткани оксфорд с воротничком, а button-down на пуговичках. Это будет какой-нибудь мягкий кардиган, но не истерично-розовый: например, бежевый или синий.

Поэтому – да, коронавирус вносит свои коррективы, и прежде всего на первый план выходит одежда околоделового стиля, такой business casual и smart casual. А собственно бизнесовые предметы одежды уходят чуть дальше на второй план.

Иван Князев: Тим, вот еще какой вопрос. К отмене дресс-кода больше склонны люди молодого поколения? Или все-таки и те, кто постарше, уже так подумывают о том, что все-таки всегда ходить в пиджаках, всегда ходить в галстуке – ну, это уже сейчас как-то так не модно.

Тим Ильясов: Я бы не связывал этот вопрос с модой или поколенческим фактором. Вопрос скорее в личном отношении, в индивидуальном стиле каждого конкретного человека. Я знаю молодых людей, совсем молодых людей, которые очень любят костюмную группу. Им нравится ходить в рубашках с галстуком, они исповедуют дендизм. В то же самое время многие взрослые люди, напротив, жаждут мягких вещей, комфортных вещей, и загнать их в классическую рубашку с галстуком невозможно.

Иван Князев: Потому что у меня как-то немножко другой опыт. Я обычно встречаю молодежь, которая: «Да что, я на работу, зачем мне туфли? Я всегда буду ходить в кроссовках, в майке, я же ничего никому не мешаю, вроде не грязный – и то хорошо».

Тим Ильясов: Ну, какая-то у вас маргинальная молодежь, видимо, встречается.

Иван Князев: Ну, по-разному бывает. Спасибо вам большое. Тим Ильясов, исследователь моды, был с нами на связи.

Несколько СМС. Красноярский край пишет: «Вот всегда приятно смотреть на ухоженных россиянок». Да? Вот как Марина Калинина.

Марина Калинина: Да.

Иван Князев: Поэтому, друзья, мы еще долго будем ходить в пиджаках и в галстуках на работу. И в брючных костюмах.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)