Ограничить можно, что угодно. Нельзя приказом улучшить жизнь конкретного гражданина, который нуждается в деньгах сейчас

Гости
Константин Ордов
профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова

Минизаймы под макропроценты. Верховный суд России признал незаконным бесконечное начисление процентов по микрокредитам. Такое решение было принято по иску одной микрофинансовой организации.

Петр Кузнецов: Переходим к следующей теме. Верховный Суд признал незаконным бесконечные начисления процентов по микрокредитам. Решение вынесено на основании иска одной МФО. Было это еще в далеком 2014 году. Эта организация выдала тогда клиентке кредит 15350 рублей на 15 дней по ставке 2% в день, или 307 рублей ежедневно. Женщина деньги в срок не вернула, МФО продолжила начислять проценты. Когда дело уже дошло до суда, просрочка составляла 891 день.

Тамара Шорникова: Кредитор умножил эти самые 891 день на 307 рублей, получил 273500 рублей долга. То есть проценты по кредиту увеличились в 59 раз. Районный и апелляционный суд, куда иск подала женщина, встали на сторону МФО, а вот Верховный суд с этим не согласился. Логика простая: кредитный договор действовал только 15 дней, значит заемщица должна вернуть кредитору сумму займа плюс проценты за 15 дней. И выплатить штраф за просрочку 1000 рублей.

Петр Кузнецов: Решение Верховного суда, безусловно, важное, по крайней мере дающее надежду многим россиянам, потенциальным клиентам МФО. Так, по итогам прошлого года у микрофинансистов было 2.5 миллионов займов с просрочкой более 90 дней. Это посчитал Банк России.

Тамара Шорникова: Суть в том, что большинство МФО стараются не доводить дело до суда. Предпочитают услуги коллекторов. Поможет ли это конкретное решение всем остальным? Будем разбираться. Пока еще одна графика.

Петр Кузнецов: В итоге в 1 квартале этого года число жалоб на микрофинансовые организации выросло на 33%. Большая часть жалоб приходится как раз на действия коллекторов, а также на высокие проценты, 2-4-кратное превышение размера начисленных процентов.

Тамара Шорникова: Тем не менее, микрозаймы по-прежнему популярны в России. Наибольший рост в этом году был за счет займов до зарплаты и по потребительским кредитам. При этом доля просроченных займов в этих категориях достигает 50%. Почему это у нас так популярно и почему так страшно деньги в этих организациях, будем разбираться. Если вы, кстати, брали когда-либо кредит в микрофинансовой организации или сейчас висит на вас – звоните, рассказывайте, сколько выплачиваете, на какие цели брали.

Петр Кузнецов: Мы приветствуем эксперта по этой теме в студии. Константин Ордов, профессор РЭУ имени Плеханова. Здравствуйте, Константин.

Константин Ордов: Добрый день.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, а вот основное зло, основная проблема (как угодно можно здесь называть) МФО – это как раз те самые сказочные проценты?

Константин Ордов: Вы прямо сказали основное зло. Для некоторых это единственное спасение и хоть какая-то надежда на то, что они могут дотянуть до зарплаты.

Петр Кузнецов: Вряд ли эти проценты можно назвать спасением.

Константин Ордов: Эти проценты, конечно, являются… Важно понимать, что у нас и Центральный Банк, и государство в целом понимают эту проблему. И, например, с 28 января 2019 года потолок, максимальная процентная ставка должна составлять не более 1.5% в день.

Тамара Шорникова: Должна составлять. Вот это важная составляющая. Потому что рекламу с другими абсолютно процентами и реальные случаи до сих пор в наличии.

Константин Ордов: Они незаконны. Вы можете совершенно спокойно обращаться в ЦБ. Это же лицензируемый вид деятельности. И я не думаю, что микрофинансовые организации готовы пожертвовать своим будущим бизнесом в угоду каким-то там сиюминутным нарушениям закона. Так что здесь вполне вероятны другие хитрости: связанные с более высоким штрафом, с более высокими какими-то пенями, еще чем-то дополнительным. Но 1.5% - я не думаю, что они готовы нарушать это требование.

Петр Кузнецов: Для россиянина микрокредит – это, по-вашему, что? Безысходность или все-таки финансовая безграмотность больше?

Константин Ордов: Безысходность. Мы с вами говорим о том, что кредитование в сумме до 50 000 рублей, которые абсолютное большинство микрозаймов представляют собой – это если у вас зарплата среднестатистическая, как в России, у нас 40 с чем-то тысяч, то понятно, что вам эти 5000 вряд ли как-то сильно облегчат существование. А вот когда у вас зарплата 10-15 тысяч и платят нерегулярно, то, безусловно, вы в надежде. Вы же понимаете, что эта зарплата рано или поздно должна быть выплачена. И вы вроде бы испытываете иллюзии с тем, что вам удастся в срок погасить этот кредит. Вы не берете ни подо что. Вы не берете под какие-то цели, которые не связаны с необходимостью выживать даже порой. Поэтому здесь мне кажется, что кредитование – это все-таки как некий симптом нарастающей бедности в России.

Петр Кузнецов: Но при этом, конечно, за всех мы не можем отвечать. Но при этом человек понимает, что такое 1.5% в день?

Константин Ордов: Конечно. А если это сумма от 1000 до 5000 рублей, то 1.5% в день, поверьте, вы отдадите 7000 через неделю. Это сумасшедшие проценты, если в арифметике. Но если мы говорим о том, что это всего лишь 2000 рублей за неделю, то в том случае, когда вам эти 5000 нужны, чтобы пойти в магазин, купить хлеб, соль, спички, как обычно у нас джентльменский набор.

Тамара Шорникова: Сумасшедшие действительно деньги. Вот сейчас ограничили до 1.5%. Собираются до 1% летом, кажется, ограничить.

Константин Ордов: Да. С 1 июля должна максимальная процентная ставка опуститься до 1%.

Петр Кузнецов: Теперь еще нельзя квартиру забирать.

Тамара Шорникова: Но это все равно гигантские деньги. Почему не уменьшить еще существеннее?

Константин Ордов: Да вы поймите. Я боюсь, что сейчас, когда мы с вами ограничили 1.5%, уже некоторые микрофинансовые организации станут испытывать финансовые проблемы. Когда мы с вами ограничим до 1%, количество желающих выдать вам кредит сократится еще серьезнее. И в конечном итоге сегодня вы можете не иметь зарплату, но, тем не менее, банально с паспортом придя в отделение, получить эти столь вам необходимые 5000 рублей, то завтра, через полгода, скорее всего, вы столкнетесь с отказом. И что будете делать в этой ситуации вы, когда вам никто из родственников не готов одолжить и средств на текущее существование у вас не будет вообще ни под какие проценты, зато будет ограничение 1%. Здесь важно все-таки найти этот баланс. Мне кажется, ограничивать можно все, что угодно. Только нельзя приказом улучшить жизнь конкретного гражданина Российской Федерации, в конкретный момент остро нуждающегося в деньгах.

Петр Кузнецов: Проблема с МФО, после того как их начали причесывать. Их же все-таки меньше стало.

Константин Ордов: Гораздо.

Петр Кузнецов: Грабительский процент не стал, но МФО стало меньше.

Константин Ордов: Да.

Петр Кузнецов: Она постепенно как-то решается, эта проблема, или она остается? Потому что мы видим, что люди идут, идут и идут, долги больше, больше, больше. Миллиарды. Называются такие суммы.

Константин Ордов: У нас регулятором микрофинансовых организаций остается Центральный Банк Российской Федерации. А мы видим его политику решений в целом всех проблем банковского сектора. «Отзываем, запрещаем, ограничиваем, ужесточаем». Все это приводит к тому, что конкуренция теряется, опять же. Если действительно еще год-два назад мы с вами видели у каждой железнодорожной станции. Раньше беляши продавали, а вдруг стали микрофинансовые организации, как грибы, разрастаться, это нездоровая ситуация. Это было понятно и очевидно. Это требовало своего какого-то регулирующего воздействия. Но на сегодня мы понимаем, что определенный порядок наведен. Да, еще остаются проблемы с выдачей кредита по паспорту, по электронной почте присланные данные. То есть здесь какие-то элементы мошенничества могут наблюдаться. Как только, я думаю, это будет запрещено и за этим будет определенный надзор установлен, то дальше никто от вас не скрывает ни сумму, которую вы должны вернуть, ни штрафы, которые уже теперь должны быть прописаны в договоре. Любой человек, достаточно образованный (а у нас таких большинство в России, слава богу), прочитав договор, может понять, какую сумму в какой срок ему надо вернуть, и какие санкции последуют в случае, если он этого не сделает. Сегодня мы с вами говорим о том, что проценты и максимальное их начисление ограничено в 3 раза относительно первоначальной суммы. То есть общий долг, который вы должны вернуть вместе с процентами, не может превышать трехкратной суммы первоначально полученного вами микрозайма. Все.

Петр Кузнецов: Если мы говорим исключительно о долгах населения перед МФО, к чему это может привести? Это может как-то сказаться на экономике?

Константин Ордов: На экономике пока что это сказывается, я надеюсь, положительно. Потому что это обеспечивает платежеспособный спрос. Мы с вами говорим, что реальные доходы населения… Вот и в этом году будут ли расти – еще большой вопрос. И насколько они будут расти – большой вопрос. А вот то, что у нас с вами все-таки экономическая активность не на должном уровне, это приводит к закрытию некоторых производств, к потере рабочих мест, к потере дохода. Собственно, как всегда в самый неподходящий момент, когда вам в том числе надо выплачивать и кредиты, и, может быть, ипотеки, и какие-то иные финансовые обязательства обслуживать. Вот здесь ситуация, конечно, не улучшается. И то же повышение НДС. Мы все это с вами сейчас видим в виде вроде бы, как нам Центральный Банк говорит, контролируемого повышения цен, незначительного, но повышения цен. Я не знаю, насколько у всех зарплаты так же синхронно растут вместе с повышением подобного рода коммунальных услуг, так же периодично, так же системно.

Тамара Шорникова: СМС и звонки от наших телезрителей поступают. Сначала СМС. Кемеровская область. «В январе задержали зарплату. Пришлось идти в МФО. Лекарство мужу надо было покупать. Отдавала в срок, но переживала очень».

Давайте послушаем теперь телефонный звонок. Нам дозвонилась Валентина из Крыма. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Я по поводу микрозаймов. У меня дочь, инвалид II группы, состоит в психоневрологическом диспансере на учете, инвалид с детства. Набрала кредитов еще в 2015 году под сумасшедшие проценты. Сейчас удерживают у нее с пенсии то 50%, остается без гроша, то 20%. Через пенсионный фонд 50%, через банк. Судебные исполнители подают и туда, и туда. Остается она без средств к существованию. Она инвалид II группы с детства. И состоит на учете в психдиспансере с детства.

Тамара Шорникова: А как раз это состояние на учете нельзя ли сейчас оспорить, собственно, способность человека брать кредиты? Пробовали обращаться куда-то в правоохранительные органы?

Зритель: Я пробовала. Надо лишать дееспособности. А вы знаете, что значит лишить дееспособности. Это похоронить заживо. Мне уже 81 год. И я не знаю. Я пока еще держусь на плаву, кормлю их. А не станет меня – куда им деваться? Квартиру заберут. Куда? На помойку?

Петр Кузнецов: Теперь уже не заберут. Валентина, я хотел уточнить. А вот вы сказали в самом начале, что брали под грабительский процент. То есть вы тогда уже на стадии взятия кредита вы понимали, что это грабительский процент. Просто не было альтернативы, да? Это была единственная возможность?

Зритель: Я не брала. Брала дочь. Я не знала о них. Я узнала об этих кредитах чисто случайно. Я не жила с ними 5 лет. И у нее была задолженность по воде. Я пошла узнать, как выплатить быстрее эту задолженность. И выяснила: 9 кредитов. 5 кредитов только в декабре 2015 года. И с 2015 года не выплачен ни один кредит.

Тамара Шорникова: Понятно. Спасибо за звонок.

Петр Кузнецов: Это тот случай, когда берут второй, чтобы погасить первый, третий – чтобы второй.

Константин Ордов: Да, такое револьверное кредитование. Собственно, это и есть самая большая проблема этих микрозаймов. Когда вы приходите в банк, берете кредит, с вами проводят беседу, вы понимаете всю серьезность положения. Как правило, достаточно большие суммы. То микрозаймы засасывают очень быстро. Ты взял 5000, в следующий раз тебе надо 7000 отдать – ты берешь 7000, чтобы отдать предыдущий. И как снежный ком нарастает эта сумма из-за того, что проценты колоссальные.

Петр Кузнецов: А вот об ответственности микрофинансовой организации. К ним часто приходят пенсионеры, которые просто нуждаются в какой-то крохотной сумме. Они как-то проверяют платежеспособность своих клиентов? Они же понимают на начальной стадии, что человек не отдаст.

Константин Ордов: С другой стороны, у них потоковая система. У них задача – как можно больше выдать, чтобы иметь больше вероятность того, что кто-то да вернет в результате. Потому что проценты большие. Они могут себе позволить иногда на кого-то и закрыть глаза.

Петр Кузнецов: То есть они закладывают…

Константин Ордов: Важно понимать, что это иллюзия думать, что микрофинансовые организации не видят вас насквозь, по большому счету. Мы с вами на сегодняшний день можем, чтобы и телезрители понимали, примерно уровень нашей цифровизации и прозрачности всей нашей жизни. Мы говорим о том, что они первоначально обращаются в бюро кредитных историй, из которого становится понятно, сколько раз вы обращались, сколько раз вам отказывали, какие суммы вам выдавали, насколько вы были пунктуальны в обслуживании этого долга. Обращаются в службу судебных приставов, откуда ясно, не возбуждены ли против вас исполнительные производства, не являетесь ли вы уже должником, какие были против вас исполнительные производства и сколько вы были должны, например. Дальше на сайт налоговой, где можно узнать по поводу вашего работодателя, насколько это успешная компания, вообще существует она или не существует. На сайт миграционной службы, где можно узнать, не потерян ли ваш паспорт. Соответственно, есть ли против вас какие-то иные претензии. На сайт министерства внутренних дел, где можно узнать, были ли вы судимы, находитесь ли вы в розыске. И это только официальные и государственные службы. А мы с вами говорим, что на сегодняшний день также очень активно зондируются социальные сети на предмет ваших интересов, ваших знакомых, в каких группах вы состоите. Если вы состоите в группе тех, кто ищет способы, как бы уклониться от выплаты и таким образом, восприняв новое ноу-хау, идете в микрофинансовую организацию, чтобы взять кредит, вам могут отказать. Но могут и выдать. Понимаете? И это не значит, что микрофинансовая организация про вас ничего не знает. Больше того, мы несколько лет с вами живем в условиях ужесточения работы коллекторов, когда им запрещено вообще что бы то ни было практически. Уж по крайней мере из тех запрещенных методов, которые они иногда себе позволяли раньше. Но и было бы глупо рассчитывать, что кредитные организации, микрофинансовые организации останутся в долгу и смирятся так легко с этой ситуацией.

На сегодняшний день мы с вами столкнулись со случаем, когда человека за дачу заведомо ложной информации приговорили к 200 часам общественных работ. В микрофинансовую организацию предоставил недостоверные данные. Поэтому вы, когда сегодня приносите недостоверные данные, знайте: это не вы обманули микрофинансовую организацию, а вы ей дали еще один инструмент потом на вас воздействовать, в том числе и через уголовную ответственность. Так что тут эти обманы могут оказаться себе дороже.

Петр Кузнецов: О коллекторах успеем поговорить. У нас есть материал по теме о том, что такое МФО в Челябинске. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Итак, Константин. Есть закон, который прижал коллекторов, но жалоб меньше не становится. И все это продолжается с элементами средневековых пыток. Ощущение, что закон есть, а нет исполнителя этого закона, нет органа, который бы этот закон исполнял. Так?

Константин Ордов: Я думаю, мы с вами знаем, кто должен исполнять этот закон в том числе. Следить за его исполнением. Мне кажется, либо мы как-то очень анархично подходим к этому закону, либо надо обращаться в правоохранительные органы. Они обязаны предпринимать действия в соблюдении закона. Здесь большего от государства в смысле законотворческой инициативы ждать не надо. Не надо больше ужесточать. Давайте добиваться соблюдения законов, которые уже приняты.

Тамара Шорникова: Что касается того же соблюдения, вот сейчас инициатива к тем же микрофинансам – не выдавать в залог жилья, только по паспорту и так далее. Это все действительно будет эффективно? Потому что многие эксперты говорят, что никто не выдает под заем жилья, выдают под продажу жилья того же. То есть обязывают продавать, и с этих денег выдают тебе займ. То есть свою квартиру обратно ты не получишь. Это действительно эффективные механизмы, или микрофинансовые организации по-прежнему будут выжимать из людей все, что возможно?

Константин Ордов: Голь на выдумки хитра. И здесь, конечно, надо понимать, что, приходя в микрофинансовую организацию, вы не к друзьям на праздник приехали и не к родственникам на выходные зашли. Для вас это враждебная среда. И у них задача – заработать на вас как можно больше. И вы должны себе четко отдавать… Как и раньше, например, мы были свидетелями, когда в банках тоже подсказывали: «Ну, какую-нибудь справку принесите, если нет 2НДФЛ. Хотя бы что-то. Принесите не меньше 200 000, что у вас зарплата – мы вам выдадим кредит». Такие добродушные люди. То же самое микрофинансовая организация – конечно, они вам подскажут. Давайте мы через договор купли-продажи это оформим, еще каким-то образом. Но, по крайней мере, вы должны задуматься: а почему это в таком виде вам предлагается, а не вполне понятно для вас через договор займа?

Петр Кузнецов: Полина из Волгоградской области с нами на связи. Здравствуйте, Полина.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Я бы тоже хотела насчет микрозаймов поговорить. У нас в городе тоже полно их. Наши сыновья уже взрослые. Берут, берут и берут. Это не кончается никогда. Игровых было навалом. В ломбарды идут, золото закладывают. Теперь эти микрофинансы.

Петр Кузнецов: Берут на что, Полин?

Зритель: На долги. В одном месте взять, в другом погасить. Там требуют, отдать в другое место. Здесь возьмет – там перекинет. День и ночь работают, а никакого толку. Правильно женщина из Крыма сказала – дочь у нее берет. Почему дают всем подряд? Я ходила. В основном там родители. Я ходила записать в черный список, чтобы не давали сыну. Как? Потому что я хожу – «нет, он должен сам». А задолженности – «мы не имеем права третьему лицу сказать; это он должен сам». Что он сам, если он сам скрывает годами их?

Петр Кузнецов: Что вы предлагаете, Полина? Запретить МФО?

Зритель: Жили мы раньше без микрозаймов очень хорошо. И машина у нас была, и дом. А теперь у нас 5 кредитов.

Тамара Шорникова: Понятно.

Петр Кузнецов: Часть аудитории… Здесь уникальный случай на стороне Центробанка. Так получилось в том плане, что считают, что нужно микрозаймы, вообще МФО все запретить. Что будет в таком случае, если мы запретим МФО?

Константин Ордов: Мы с вами слышали эти истории, когда кому-то надо купить лекарство, а вы это сделать не сможете. Зарплату не выплатили, выплатят через месяц – а доживете ли вы до этого счастливого дня? Большой вопрос. Я так понимаю, здесь было предложение как раз приравнять микрозаймы и микрокредитование к некоему аналогу игорного бизнеса со всеми ограничениями, чтобы выдавать только в специализированных местах при наличии, может быть, врача, какого-то психотерапевта, который проведет с вами предварительно… Но вы поймите. Мы же с вами все-таки живем в развитом обществе. Мы с вами говорим о том, что кредитование сегодня – это форма улучшения как раз для молодежи условий. Можно взять ипотеку, можно взять автокредит. Можно сегодня пользоваться благами цивилизации, а не ждать, когда вы накопите и ближе к пенсии вдруг начнете жить так, как бы вам хотелось уже в молодости. Но не все, конечно, психологически к этому готовы. Надо повышать финансовую грамотность, безусловно, для того чтобы ни для кого не было сюрпризом, что, оказывается, деньги надо возвращать. Берем, всего 2%, а, оказывается, надо возвращать. В договоре займа обязательно должен быть прописан график погашения. «Ознакомьтесь, посмотрите, не торопитесь. Подумайте, как, из каких средств вы будете возвращать эти деньги». Почему надо запрещать микрофинансовые организации, объясните? Если они полностью раскрывают все условия, по которым они вам предоставляют эти кредиты. Они ничего не скрывают.

Тамара Шорникова: Несколько советов от нашего эксперта, как работать с микрофинансовыми организациями. Если вам пришлось все-таки к ним обратиться. У нас в студии был Константин Ордов, профессор РЭУ имени Плеханова. Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Константин Ордов: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Эксперт об ужесточении правил для МФО

Комментарии

Виктрр
Запретить вообще. Это яма ьез дна, или лорога к лругой яме на вечном общежитии.
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты