Олег Бадера: Если на дороге яма, Госавтоинспекция могла это выявить еще вчера, и без нового ГОСТа

Гости
Олег Бадера
председатель комитета "Деловой России" по развитию транспортной инфраструктуры

Виталий Млечин: Первого сентября начнется не только новый учебный год у школьников, но и новая жизнь у дорожников. А все потому, что в этот день вступит в силу новый ГОСТ по эксплуатационному состоянию дорог, который только что утвержден.

Оксана Галькевич: Нововведений там немало, они все важные, давайте посмотрим. Например, существенно сокращены сроки на ремонт дорог, даны более четкие понятия, что такое выбоина, повреждение. Вводится обязанность убирать посторонние предметы с проезжей части.

Виталий Млечин: Ну а контролировать все это должна Госавтоинспекция. По данным ведомства, за 3 месяца 2018 года 47% всех ДТП – а это, на секундочку, более 14 тысяч аварий – были связаны с недостатками улично-дорожной сети. В половине из них выявлена плохо различимая разметка, 42% – это недостатки зимнего содержания, 20% – отсутствие знаков.

Оксана Галькевич: Согласно новому ГОСТ, срочного ремонта не потребуют выбоины или просадки менее 15 сантиметров в длину и 5 сантиметров в глубину, а также 60 сантиметров еще и в ширину. Господи, какие сложные параметры…

Виталий Млечин: Ну у ямы же 3 характеристики: длина, ширина и высота.

Оксана Галькевич: Все это нужно замерить, конечно. Остальные должны быть срочно, как это называется, заделаны в течение 10 суток. Но проломы длиной от 15 сантиметров и глубиной от 5, площадью от 6 квадратных сантиметров, на них отводится от 1 до 12 дней в зависимости от категории дороги. Колею на асфальте надлежит устранять не более чем за 14 суток. Это интересно, колею за 14 суток.

Виталий Млечин: Да, вот такие жесткие нормативы. За сутки должен быть отремонтирован или заменен знак приоритета, предписания или особого предписания, остальные указатели в течение 3-х суток. На восстановление разметки отводится месяц, "зебры" – 3 дня. В такой же срок предписывается обрезать кроны деревьев, загораживающих дорожные знаки. Временные знаки должны исчезнуть в течение суток после устранения причин их установки, чтобы зря не стояли.

Оксана Галькевич: Вот еще интересное: вводится обязанность, как мы уже сказали, дорожных служб убирать посторонние предметы с проезжей части, например, обломки ограждений или автомобильные детали, а также лужи, топливо или большие россыпи грунта. И отдельный целый блок посвящен зимним дорогам в нашей стране: введены описания гололеда и снежного наката. Рыхлый снег толщиной более 5 сантиметров с тротуаров и пешеходных дорожек придется очищать в течение суток – все запомнили, друзья? Проверим скоро.

Виталий Млечин: Главное, чтобы дорожники запомнили, потому что, в общем, правила мне кажутся довольно разумными и нашу жизнь должны улучшить.

Но вот как будет на деле? Узнаем прямо сейчас. У нас в гостях Олег Бадера, председатель Комитета по развитию транспортной инфраструктуры Общероссийской общественной организации "Деловая Россия". Олег Алексеевич, здравствуйте.

Олег Бадера: Добрый день.

Виталий Млечин: Как вы оцениваете эти нововведения? Насколько они, кстати, формализованы, с вашей точки зрения, насколько они будут исполняться, насколько возможно исполнить такие жесткие нормативы, как нам кажется?

Олег Бадера: В нашей стране есть сегодня две темы, у дорожников даже есть такая шутка, в которых каждый гражданин считает себя специалистом: это дорожное движение и футбол.

Виталий Млечин: Да, футбол, конечно.

Олег Бадера: Да. Поэтому, на мой взгляд, то, что сейчас делается, это мы находимся в самом начале большого длинного пути реформ. Еще в Советском Союзе за все отвечала Госавтоинспекция, там обучали специальных людей, были специальные отделы, которые занимались и проектированием, и надзором, и так далее. После этого система изменилась, мы взяли европейскую систему как образец, но привести ее в рабочее состояние мы только-только, наверное, находимся на этом длинном пути.

Что это означает? Это означает, что сегодня за все отвечает собственник дорог, он несет ответственность за дорогу, а Госавтоинспекция всего лишь инспекция, она должна быть надзирать, контролировать, и в основном не за автомобилистами должна надзирать, как мы привыкли, что у нас Госавтоинспекция в основном за водителями следит, а именно за дорожными службами. Она предписывает собственнику правильно управлять своей собственностью. Соответственно, все эти ГОСТы, все, что сейчас принимается, всего лишь механизм более четкого выстраивания отношений между Госавтоинспекцией и собственником. То есть должны быть требования, чем четче эти требования прописаны, тем легче выставить предписание, проконтролировать, устранилось это или нет. И на самом деле это должно улучшить скорость реагирования дорожных служб на те или иные предписания.

Но вот очень важно, чтобы Госавтоинспекция правильно работала. Мне кажется, если есть на дороге яма, то будет этот ГОСТ или не будет, Госавтоинспекция и вчера могла без ГОСТ это выявить. Насколько сейчас жестче будут спрашивать с наших дорожных служб, посмотрим.

Оксана Галькевич: А давайте… Вот вы сказали, что у нас все специалисты либо в футболе, либо в вопросах ремонта дорог, – давайте спросим наших телезрителей. Друзья, мы вот вам подробно рассказали в самом начале, какие нововведения появились, как изменились наши ГОСТы – как вы считаете, с новыми ГОСТами дороги станут лучше? "Да" или "нет" присылайте, пожалуйста, ваши ответы на номер 3443, первые буквы "ОТР".

Очень много сообщений нам приходит. Пока, вы знаете, такой ощутимый скепсис со стороны наших телезрителей, неужели прямо существенно что-то поменяется.

Олег Бадера: Ну денег, наверное, сразу больше не станет. По идее должно появиться больше предписаний, штрафов, и дорожники должны на это отреагировать. Я думаю, что на следующий год будут заключаться новые контракты. Кстати, эти ГОСТы позволят и дорожникам заключить контракты с подрядными организациями, где прописать уже более жесткие требования.

Оксана Галькевич: Олег Алексеевич, вот вы сказали ключевую фразу: "Денег больше не станет". Мы ведь в первую очередь говорим, наверное, не о федеральных трассах, там более-менее все нормально, прилично с финансированием. Речь ведь идет в первую очередь о региональных дорогах, о муниципальных.

Олег Бадера: Региональные, муниципальные, да.

Оксана Галькевич: А откуда деньги-то появятся, даже если не сразу, а спустя какое-то время?

Олег Бадера: Ну вы знаете, что у регионов есть несколько источников доходов: это и транспортный налог, это и акцизы, это и… Я сейчас говорю в общем откуда можно брать деньги на дороги: есть федеральные субсидии, есть система "Платон", которая отдает в федеральный бюджет деньги, оттуда также передает на регионы, и штрафы, которые мы с вами платим на региональных дорогах с тех же камер, также поступают в регион, из этих штрафов тоже будут деньги идти целевым образом на ремонт дорог. Это все источники денег, но их и правда завтра больше не станет. Наоборот, эти требования должны заставить… В первую очередь хочу, наверное, сказать автомобилистам: эти требования нам с вами помогут более жестче спрашивать с дорожников. Мы можем с ними судиться, у нас появился ГОСТ, на основании которого мы можем сказать, что эта яма простояла больше чем 10 или 12 суток, я здесь разбил себе машину, компенсируйте мне затраты на эту машину.

Оксана Галькевич: А можно без разбивания машин судиться с дорожниками? Вот просто я гражданин, я вот здесь иду, здесь яма, стоит она уже, хожу мимо нее месяц…

Олег Бадера: Если у вас нет ущерба, у вас нет оснований подавать на них в суд…

Оксана Галькевич: А моральный ущерб, потому что дураки и дороги, нет, это ущербом не считается?

Олег Бадера: Ну если только моральный. Я думаю, что у нас сегодня так много случаев, когда есть реальный ущерб, очень много ДТП, до 40% ДТП сегодня происходят только из-за того, что некачественная разметка или дорога.

Оксана Галькевич: Да даже больше. Вы знаете, у нас есть информация, мы ее как-то визуализировали даже: у нас количество аварий из-за недостатков улично-дорожной сети 47% в стране. Плохая разметка – 50% из-за этого, тоже, знаете, иногда нужно правильно вписаться в определенные габариты; плохая уборка снега – тоже почти 42%; ну и отсутствие соответствующих знаков тоже свой вклад вносит, 20% аварий из-за этого происходит в нашей стране.

Олег Бадера: Очень часто Министерство транспорта так же латает дырки, можно сказать, в своей деятельности. Дело в том, что это большая работа, правильно выпустить регламенты, технические регламенты, ГОСТы, выпустить соответствующие распоряжения. Ведь гораздо проще… Посмотрите, как мы сделали, как мы увеличили скорость на дорогах? – мы просто сказали, что на 20 километров ехать можно больше, штрафовать не будут. Почему так сделано? Потому что сделав скорость по ГОСТ на 20 километров выше, тебе придется изменить огромное количество документов, начиная от регламентов, снова проектирование и так далее. Гораздо проще сказать: "Да можно всем нарушать на 20 километров".

Оксана Галькевич: Олег Алексеевич, вы знаете, я все-таки еще раз хочу додавить в очередной раз. Вот вы сказали, что если вы машину там не разбили, не разломали, то у вас нет оснований. Так я знаю, знаете, таких дорог не одну в нашей стране, где люди как раз и снижают скоростной режим с 60-80 до 20 и еле-еле ползут, не ломают машины, естественно, годами так ездят.

Олег Бадера: Да.

Оксана Галькевич: Вот теперь что с этими новыми ГОСТами, простите, изменится? Сколько же можно-то вот так издеваться?

Олег Бадера: Мы можем обращаться в любые контролирующие органы, которые контролируют, в данном случае Министерство транспорта какой-то области, если мы говорим о каком-то областном бюджете, областных дорогах. Мы можем обращаться в контролирующие органы, в Госавтоинспекцию, в прокуратуру о том, что мы видим, что дорога несоответствующего качества, можем просить их проверить выполнение того или иного ГОСТа…

Оксана Галькевич: То есть механизм все-таки есть?

Олег Бадера: …и их исполнение своих обязанностей. Но мы на эту тему обращаемся просто как жители, которые платят налоги.

Оксана Галькевич: А, мы можем… Очень мне нравится формулировка: мы бы хотели вас попросить обратиться к исполнению ваших обязанностей, возложенных на вас. Хорошая формулировка.

Давайте послушаем нашего телезрителя.

Виталий Млечин: Очень интеллигентная формулировка, мне тоже нравится.

Александр из Башкирии до нас дозвонился. Александр, здравствуйте, говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Вот вы сейчас говорите насчет дорог. Вот у нас в Башкирии в городе Соловате каждый год делают дороги, но почему-то каждый год одни ямы появляются. Эти ямы они заделывают, но все безрезультатно. И вот с новым ГОСТ я не думаю, чтобы дороги стали лучше.

Оксана Галькевич: Что же вы так пессимистично-то? Может быть, будут быстрее, 2 раза в год перекладывать.

Олег Бадера: Даже футболисты поддержали нас в своем оптимизме.

Оксана Галькевич: Ну понятно. Вот видите, не согласна Александра.

Виталий Млечин: Да, Александра не согласна.

Оксана Галькевич: Скажите, а в чем, собственно, проблема? Вот есть определенная динамика, мы видим, что раз в год, но дороги перекладывают в Башкирии, как сказала наша телезрительница, но они от этого лучше не становятся. Может, они там, простите, когда перекладывают, чего-то недокладывают? – щебеночки, песочка, не знаю, подложечки какой-нибудь?

Олег Бадера: Есть проблема такая глобальная, стратегическая: пока мы не видим, что дороги являются двигателем нашего бизнеса. По идее регион должен ремонтировать дороги, строить новые дороги для чего? – для того чтобы увеличилась подвижность населения, активность населения, население начало открывать бизнес и перевозить грузы, тем самым больше платить налогов местных, тем самым бюджет пополнять. К сожалению, пока на это стратегически так никто не смотрит, поэтому у нас пока надо просто залатать дыры, губернатор пришел, стал губернатором, его задача – лишь бы его из Москвы не били по голове за плохие дороги. Вот они изыскивают, губернаторы, любые источники денег, для того чтобы хоть как-то выровнять эти дороги. Соответственно, с муниципальными и поселковыми дорогами еще хуже состояние, там как не было денег, так и нет, никто на это…

Оксана Галькевич: …и не предвидится.

Олег Бадера: И не предвидится, никто не это не смотрит стратегически. Здесь нужно менять полностью весь подход.

Оксана Галькевич: Олег Алексеевич, но подход ведь обещают изменить, у нас ведь даже целый национальный проект отведен инфраструктуре, инфраструктурным изменениям, в том числе строительству и приведению в порядок существующих уже дорог.

Олег Бадера: Ну вот все сообщество – я представляю "Деловую Россию", где имеют отношение к дорогам, где люди как-то связаны с этой отраслью, – в таком ожидании, когда же произойдет такое новое понимание, можно сказать, в головах, должно сначала произойти понимание в головах министра, сотрудников министерства, губернаторов и сотрудников Минтранса в регионах, что дороги являются не только в первую очередь просто полотном, которое нужно залатать и как бы отчитаться, а это как кровеносные сосуды в организме: если они хорошо работают, значит, весь организм будет здоровый, будут ездить автомобилисты и будут приносить доходы, все будет нормально, организм будет полностью…

Оксана Галькевич: Я правильно понимаю, что контуры этого нацпроекта инфраструктурного в части строительства, ремонта дорог вам как представителю этого профессионального сообщества еще не ясны, вы не знаете, что это будет и как это будет выглядеть?

Олег Бадера: Да, вы правы, пока не ясны. Я бы хотел видеть конечные цели, поставленные точно сроки. Президент в своем послании определил суммы денег, которые должны выделяться на ремонт дорог, и в целом охарактеризовал, что там должен быть существенный прорыв. Но показатели качественные не определены, к сожалению, очень тяжело... Пока мы судим об этом субъективно, чем объективно.

Виталий Млечин: Давайте Николая из Твери послушаем. Николай, здравствуйте, вы в эфире.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Вот у нас дороги в Твери делали 2 года назад, развязку на трассе Москва – Санкт-Петербург, 2 года назад ложили новый асфальт, вы понимаете? И сейчас этот асфальт превратился, колейность такая, что в дождь на легковой машине вообще невозможно ехать. И вот я слышу, я смотрю вашу передачу периодически, про дороги что-то там говорят, вот штрафы – где надзорные органы? У нас штрафы только берутся, для того чтобы пополнить бюджет, транспортный налог дерут, бензин дорожает, все дорожает, а ответа никакого нет. Вот каждый год чиновники приходят к вам на передачу, начинают объяснять, почему так, а почему эдак, и никто ни за что не отвечает, понимаете? И вот ваш гость сказал про футболистов, они нас порадовали. Я вот хочу задать вопрос гостю: а чем они нас порадовали? За такое бабло, как они получают, и я бы мог играть в футбол, понимаете? Так что не надо говорить, что футболисты нас порадовали.

Оксана Галькевич: Спасибо, Николай.

Виталий Млечин: Спасибо, Николай.

А давайте, может быть, сразу Галину из Владикавказа тоже послушаем?

Оксана Галькевич: Давайте.

Виталий Млечин: Галина, здравствуйте, вы в эфире.

Оксана Галькевич: Разные, кстати, регионы, очень интересно, все про свою ситуацию.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Галина.

Зритель: Здравствуйте. Я считаю, что дороги станут намного лучше, они уже стали намного лучше. У нас…

Оксана Галькевич: Так, что-то со звуком.

Олег Бадера: Что-то с качеством связи.

Виталий Млечин: Галина?

Зритель: Да.

Виталий Млечин: Да, говорите, пожалуйста, вы пропали.

Зритель: Я говорю, что дороги станут намного лучше, они уже строятся. У нас в Северной Осетии очень хорошие дороги между… Мы по дороге едем и наслаждаемся, ездили в Ставрополь, такие чудесные дороги, глаз радуется.

Оксана Галькевич: Да, Галина, спасибо большое, не очень хорошо со связью.

Виталий Млечин: Спасибо.

Оксана Галькевич: Ну вот смотрите еще какая тенденция, очень много сообщений из Петербурга, например, где пишут, что вся инфраструктура, построенная несколько лет назад при прежнем губернаторе, пришла в негодность, и вот тоже звонок наш из Владикавказа, что сейчас у них все хорошо. Личный фактор: вот пришел губернатор рукастый, закатал рукава и пошел здесь наводить порядок, там наводить порядок. Но ведь оно так не должно быть, правда? Она должна как-то работать, система, без вот этого личного фактора?

Олег Бадера: Так не должно быть, но в нашей стране это сейчас самый важный, наверное, и ключевой фактор, личный фактор личности. Я всегда выступаю за персональную ответственность, в том числе и в дорожном строительстве, эксплуатации, то есть должен быть один ответственный человек, который берет на себя обязательства сделать вот этот нацпроект. Если мы берем нацпроект "Дороги" и говорим, что мы к такому-то сроку это сделаем, то должен быть один человек, отвечающий за это, он должен публично об этом сказать, а не просто назначен. И вы подтвердили сейчас…

Оксана Галькевич: Олег Алексеевич, вы вспоминаете, вы рассказывали, я просто помню нашу беседу, Крымский мост, да?

Олег Бадера: Да.

Оксана Галькевич: Но Крымский мост протяженностью какой и сколько он строился?

Олег Бадера: 19 километров, по-моему.

Оксана Галькевич: 19 километров. Сколько он строился?

Олег Бадера: 2 года. Для такого объекта это…

Оксана Галькевич: 19 километров строились 2 года.

Олег Бадера: 4 года, в 2014 году президент об этом сказал, еще год готовились, потом конкурсы, 3.5, наверное.

Оксана Галькевич: И очень большой человек, серьезный бизнесмен, личная ответственность, все мы это прекрасно знаем. Но нам как-то хотелось бы, чтобы у нас за 4 года строилось не по 19 километров, а как-то, может быть…

Олег Бадера: Я с вами полностью согласен. Вот сейчас даже наши зрители привели пример, что есть регионы, особенно на юге (Ставропольский край), где дороги находятся в шикарном состоянии.

Виталий Млечин: Там климат хороший.

Олег Бадера: Это никак не связано с климатом.

Оксана Галькевич: Ой, спасибо вам за эти слова, Олег Алексеевич, золотой человек, спасибо.

Олег Бадера: Это связано с личностью, это связано с губернатором, который берет на себя ответственность, ставит этот вопрос на контроль, и все получается. Там, где губернатор хочет сделать хорошие деньги, у него для этого есть все возможности.

Оксана Галькевич: В Швеции поганый климат, а какие дороги, а?

Еще один звонок у нас есть, давайте послушаем.

Виталий Млечин: Я не был в Швеции, к сожалению.

Оксана Галькевич: Я тоже не была, в Финляндии была. Владимир из Кемеровской области, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Владимир, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Я считаю, что с новым ГОСТ дороги не станут лучше.

Виталий Млечин: Почему?

Зритель: Почему бы не взять, допустим, германские технологии по обмену опытом, пригласить их специалистов, если своих у нас недостаточно квалифицированных, взять их технологии…

Оксана Галькевич: Владимир, а каких специалистов надо приглашать? Надо приглашать управленцев, менеджеров или работяг в жилетках, которые, собственно, будут забрасывать все горячим асфальтом и катать?

Зритель: Нет, их технологии, технологии! Почему бы не пригласить специалистов их, их технологии не внедрить у нас? Почему такого не сделать?

Олег Бадера: Это очень популярное…

Зритель: А каждый год делать и дороги, ямочный ремонт – это ни к чему не приведет, никакие ГОСТы не помогут.

Виталий Млечин: Да, спасибо большое, Владимир.

Оксана Галькевич: Спасибо. Олег Алексеевич?

Олег Бадера: Это как раз очень популярное такое мнение, что давайте мы возьмем все с Запада, полностью все готовое, и не надо ничего придумывать. И как раз вот эти специалисты, которых мы бы сейчас пригласили, столкнутся с тем, что построенная идеальная дорога будет не соответствовать нашим ГОСТам, нашим требованиям, ее нельзя будет принять в эксплуатацию, соответственно, они тоже разведут руками и скажут: "Мы так не можем".

Виталий Млечин: Ее нельзя будет латать каждые полгода и перекладывать?

Олег Бадера: И это тоже. Но, к сожалению, то, что мы с вами обсуждаем, такие больше формальные, очень неинтересные вещи: принятие нового ГОСТ, принятие новых технических регламентов. Но без этого невозможно привести в Россию новые технологии и строить дороги по современным технологиям.

Оксана Галькевич: Нет, ну подождите, в конце концов ГОСТы тоже должны развиваться не только в части того, как быстро залатать ту или иную яму или устранить колейность на том или ином участке, они должны развиваться и в части тех технологий прочности покрытия, срока службы, еще чего-то, не только ширины или еще чего-то.

Олег Бадера: Очень точно. Мы как-то в "Деловой России"…

Оксана Галькевич: Жизнь-то развивается, мы же не…

Олег Бадера: …обсуждали эту тему, были такие предложения: давайте сделаем моратории на все ГОСТы и разрешим в каком-то направлении – строительство домов, строительство дорог – как возможно, какие сегодня современные технологии есть, пусть они будут применены именно на этом участке дороги, мы построим, получим новую дорогу. Но потом приходит собственник дорог, тот, который отвечает за это, и говорит: "А если на этой дороге случится авария? А если кто-то погибнет?" Даже это будет идеального качества дорога, а кто за это будет нести ответственность?

Оксана Галькевич: Докопаются до ГОСТов, понятно.

Олег Бадера: И вот снова все возвращаемся. И как только появляется ответственность за жизнь людей, все.

Оксана Галькевич: Понятно.

Олег Алексеевич, мы подводим итоги нашего опроса, спрашивали телезрителей, как они считают, станут ли наши дороги лучше в связи с появлением новых ГОСТов в нашей жизни, в нашей работе.

Виталий Млечин: Как вы думаете, какой результат?

Олег Бадера: Я думаю, что нет, наверное.

Виталий Млечин: Однозначно.

Оксана Галькевич: 93%.

Виталий Млечин: 93% "нет".

Оксана Галькевич: Соответственно, простая арифметика, 7% еще во что-то верят и надеются. Поэтому приложите, пожалуйста, усилия, сделайте нам…

Олег Бадера: Поэтому мы будем в этих 7%.

Оксана Галькевич: Да.

Спасибо большое. В студии программы "Отражение" был Олег Алексеевич Бадера, председатель Комитета по развитию транспортной инфраструктуры Общероссийской общественной организации "Деловая Россия".

Виталий Млечин: Программа "Отражение" никуда не уходит, сейчас прервемся буквально на пару минут и вернемся в прямой эфир, так что никуда не уходите и вы, пожалуйста.

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты