Олег Бадера: Объективно количество камер на дорогах будет расти

Олег Бадера: Объективно количество камер на дорогах будет расти
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Олег Бадера
председатель комитета по развитию транспортной инфраструктуры Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»

Властители камер. Аварий стало меньше, а денег больше. Не у нас - у частных компаний, которые фиксируют ДТП с помощью камер. Но в Минэкономразвития заявили, что это снижает уровень аварийности. Принципиально ли, кто получит штраф, если на дорогах станет безопаснее?

Денис Чижов: Вы наверняка видели камеры фиксации на дорогах. А кому-то даже приходили штрафы. Так вот, некоторые эти камеры – государственные, а другие – частные. В Минэкономразвития заявили, что в среднем участие частных компаний в видеофиксации нарушений ПДД снижает уровень аварийности. Хотя раньше правительство обвиняло частный бизнес исключительно в желании зарабатывать.

Марина Калинина: Давайте по цифрам пробежимся. По докладу Мин­экономразвития, там, где установлены как раз частные камеры, аварий стало меньше на 19%, а вот государственные показывают не больше 15% снижения аварийности. Сейчас на эту тему будем говорить с нашем гостем. Олег Бадера у нас в гостях, председатель комитета по развитию транспортной инфраструктуры общероссийской общественной организации «Деловая Россия». Олег Алексеевич, приветствуем вас.

Олег Бадера: Здравствуйте.

Марина Калинина: Вообще эти цифры мне показались немного странными, потому что вообще в принципе сама ситуация немножко странная, по крайней мере для меня. Минэкономразвития вообще какое отношение имеет к аварийности на дорогах? Что они считали?

Денис Чижов: Они имеют отношение к сбору штрафов, я так полагаю.

Олег Бадера: Мне всегда достается сложная тема. Вы начали с того, что некоторые получали штрафы. Я думаю, нет такого водителя в нашей стране, кто не получал уже штраф. К сожалению, это сложная тема. Здесь много заблуждений, в том числе и даже в этой новости. Я бы начал издалека. Автоматические системы фотофиксации в нашей стране начали работать законным образом где-то с 2014 года. Тогда принимались законы в Думе. В то время количество погибших на дорогах в год составляло около 30-32 тысяч человек. Практически маленький город вымирал на дорогах нашей страны.

Сегодня количество погибших на дорогах составляет примерно 18 тысяч. Там есть разная статистика, немножко по-разному считается.

Денис Чижов: Но это заслуга не только камер, естественно.

Олег Бадера: Конечно. Это и улучшение дорожного покрытия, улучшение дорог, разделительные полосы. Но, надо сказать, камеры тоже играют очень большую и важную роль.

Вторая часть – частных камер не бывает. Я хочу развеять этот миф. Их не бывает по сути…

Марина Калинина: Но они и не государственные.

Олег Бадера: Нет, это не так.

Марина Калинина: А что это за компании?

Олег Бадера: Был достаточно длинный период в жизни нашего государства (он продолжается и сегодня), когда в бюджете регионов… А у нас ответственны за безопасность дорожного движения региональная власть и надзорную функцию ведет ГИБДД, которая выполняет функцию надзора. Соответственно, если региональная власть является ответственной, она должна построить системы, которые препятствуют количеству погибших, в том числе и систему фотофиксации. И если денег у региональной власти нет, то это одна из таких подсистем, когда можно привлечь инвестора.

Ты понимаешь, что если ты поставишь камеры, то тебе все равно в бюджет будут поступать какие-то доходы. Сегодня их нет, но завтра они могут появиться. И тогда ты привлекаешь частный бизнес – концессионные соглашения, аренда, самые различные договоры могут быть на эту тему. Частный бизнес строит эту систему и передает ее все равно государству. Без ГИБДД и без Министерства транспорта, которое является заказчиком этой системы, ни одна камера никуда не может встать, быть выставлена. Она не может штрафовать, потому что в любом случае штраф подпишет сотрудник ГИБДД.

Марина Калинина: А частникам от этого какая выгода?

Денис Чижов: Условия договора можно? Как договоры составляются?

Олег Бадера: Эти договоры могут быть самые разные. В зависимости снова от регионов.

Денис Чижов: Но какие-то единые стандарты все равно должны…

Олег Бадера: Нет. В нашей стране нет единых стандартов.

Денис Чижов: А заключает договор кто? ГИБДД с частными компаниями?

Олег Бадера: Нет. Заключает договор Министерство транспорта, как правило. Региональное подразделение. Региональная власть в лице какого-то подразделения. А ГИБДД является участником этого договора, потому что сами постановления выписывают они. Поэтому они участники договора как одна из сторон, которая задействует…

Денис Чижов: Вы сказали, что договоры разные бывают. Но какие самые распространенные пункты? Кто что получает?

Олег Бадера: Был период раньше, когда в бюджете вообще не было денег, и тогда бюджет не мог частнику гарантировать возврат его инвестиций. Тогда бюджет заставлял частников подписать договор такой, что сколько денег принесут камеры – ты нам 20% в регионе оставишь, а 80% возьмешь себе.

Денис Чижов: То есть я плачу 500 рублей штраф. Из них больше 400 уходит не государству.

Олег Бадера: Все деньги придут 100% государству, а государство из своей строчки бюджета должно выплатить. Когда в государстве стали появляться в бюджете деньги, эта необходимость отпала, потому что частник говорил: «Я построю за 200 млн систему. Мне, пожалуйста, выплатите в течение 5 или 10 лет эту сумму, плюс проценты, плюс мой заработок». Он получал суммарно 300 млн и в целом был доволен, что он эту систему для себя продал.

Марина Калинина: Давайте послушаем Владимира из Московской области. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я хотел бы сказать ведущим и гостю. То, что у нас начинают придумывать вот эти системы обнаружения – это очередная вещь, которая просто обогащение для некоторых людей, и она совершенно не приводит к безопасности на дорогах.

Денис Чижов: А как же тогда бороться с нарушителями, если вы считаете камеры неэффективными?

Зритель: Бороться должны органы нашей государственной власти. Ни одного милиционера около этой камеры нету никогда. И даже, я вам хочу сказать, они стоят в таких местах, где никто никогда не превышает скорости, никогда там ничего нету.

Денис Чижов: Так, может быть, они там и не превышают, потому что знают, что стоит камера?

Зритель: Нет, это неправильно. Они ставят камеры неправильно. Специально, чтобы люди могли превысить скорость. Там никто не превышает, а камера неправильно стоит. Она рубит всем штрафы. И разобраться, кто получает эти деньги, кто наживается, никто никогда не сможет. Это такие большие деньги идут в карман людям, которые имеют эти камеры. Понимаете? Это очередная просто надуваловка народа. Мы и так плохо живем. Мы и так получаем маленькие зарплаты. Повышение бензина, повышение налогов.

Марина Калинина: Спасибо вам большое, Владимир. Олег, смотрите, такая история. Вот у нас есть ГИБДД. Инспекция по безопасности дорожного движения. Вот это все-таки орган, который помогает, чтобы движение было безопасным, или карает? И чем больше из тебя этих денег… А тут мы камеру поставим, еще мы тебе штрафик пришлем. Действительно, как Владимир правильно сказал, безопасность и наказание – это вещи из совершенно разных опер.

Олег Бадера: История нашего государства очень интересна. Наверное, многие помнят еще тот период, когда гаишник стоял в кустах, выскакивал на дорогу с палочкой…

Марина Калинина: Вы знаете, они сейчас опять стоят.

Денис Чижов: Даже не перед камерами стоят.

Олег Бадера: Даже радаров не было. По-моему, их снабдили радарами – они выскакивали из кустов. Это никому не нравилось. Все откупались на дорогах взятками. Не сильно это влияло на безопасность. Но при этом все понимали, что, проехав от Москвы до Ростова, ты заплатил определенную сумму денег гаишникам – и ты доехал. Такая мзда. Сейчас вместо гаишников поставили камеры. Эти камеры, для того чтобы установить… Я отчасти согласен, что много камер стоят в неправильных местах. Но это не из-за того, что частник захотел эту камеру поставить в это место. Я сам водитель, я сам очень часто ругаюсь на то, зачем камера в этом месте.

Вообще как нужно сделать? В регионе собирается комиссия по безопасности. Туда входят и сотрудники ГИБДД, и сотрудники местной власти. Определяются места повышенной аварийности, где происходят аварии. И эта комиссия определяет эти точки, куда нужно поставить камеры. В этих местах устанавливаются камеры, делается обязательная разметка, устанавливаются специально предупреждающие знаки. И задача – не собрать деньги, а задача – чтобы правильный водитель снизил на этом месте скорость и дтп не произошло.

Денис Чижов: Но это и обязанность ГИБДД – предупреждать, а не штрафовать.

Олег Бадера: Конечно. Вообще это не придумка Российской Федерации, такие системы. Такие системы были во всем мире. И я еще будучи советском в Министерстве транспорта по поручению Левитина (тогда он был министром транспорта)… мы делали обзор таких систем в мире. Они так работают во всем мире. Это не какое-то ноу-хау. А то, что где-то неправильно стоят камеры – к сожалению, это очередной перекос той или иной власти. Здесь надо это показывать и с этим бороться.

Денис Чижов: Олег Алексеевич, я хотел разобраться. Все-таки давайте деньги посчитаем и поймем. По заявлению замгенпрокурора… Александр Буксман в июле приводил в пример Подмосковье, где компания «МВС Груп», один из концессионеров, получает нефиксированную плату, а вознаграждение, зависящее от количества собранных штрафов. И в этом случае аварийность уменьшилась на 15-30%. Как я понимаю, это положительная характеристика.

В этих договорах государства с частниками какие… То есть есть от суммы штрафов, как я понимаю, есть от количества. Или нет?

Олег Бадера: Мы с вами обсудили. Есть много форм договоров. Есть договор лизинга, есть договор концессионный. И еще в этих договорах есть разные условия. Где-то (обычно это давно заключалось, когда не хватало денег) привязывали к поступлению денег, для того чтобы бюджет не ушел в минус. Это как бы риск перекладывался на частника.

Денис Чижов: Но сейчас деньги в бюджете есть?

Олег Бадера: Сейчас есть. Поэтому есть так называемый минимальный гарантированный платеж, когда тебе выплачивают обязательную сумму. А если есть какие-то более качественные показатели работы системы, тебе могут выплачивать…

Денис Чижов: А вот эти показатели качественной работы – это количество штрафов. Что это за показатели?

Олег Бадера: У меня есть возможность анализировать системы за рубежом. За рубежом вообще к деньгам никак не привязано. Там количество работающих часов.

Денис Чижов: А у нас привязано, да?

Олег Бадера: А у нас еще во многих случаях это привязано. Хотя сейчас новые тенденции тоже уходят от этого. Если камера работает, частник получает свое вознаграждение. Если камера не работает, ему не платят просто за эту…

Марина Калинина: А с чего частник получает вознаграждение? С тех же самых штрафов? За счет чего частник получает деньги?

Олег Бадера: Будет штраф или не будет в этом случае – частнику все равно. Ему платит региональный бюджет, который с ним заключил договор. Региональный бюджет мог нанять компанию для строительства чего угодно. Вот построили дорогу и заплатили из этих денег подрядной организации. Здесь построили систему фотофиксации – заплатили за это деньги.

Денис Чижов: Вот вы привели в пример зарубежный опыт. А какая форма договора показала свою максимальную эффективность за рубежом и к чему нам бы в России стремиться, чтобы у этих концессионеров в приоритете было снижение аварийности, а не зарабатывание денег? Какая форма договора…

Олег Бадера: Деньги – это косвенный показатель того, что система работает. Если не будет этих косвенных показателей, можно показывать работу в часах.

Денис Чижов: А если они будут, тогда концессионер всегда будет заинтересован во взимании штрафов. Чем больше, тем лучше.

Олег Бадера: Концессионер не устанавливает камеру на ту точку, где нужно. Точки определяет ГИБДД и Министерство транспорта.

Денис Чижов: Но количество штрафов.

Олег Бадера: Задача концессионера – повесить камеру и сделать, чтобы она работала. Чтобы она работала качественно ночью, чтобы она качественно работала днем, чтобы она фиксировала все нарушения.

Денис Чижов: Я не поверю, что в России у нас нельзя договориться как-то за кулисами, чтобы все-таки концессионер принимал участие в том, что выбрать это место. Понятно, что это неофициально. Мне кажется, как-то…

Олег Бадера: Это совсем другая область. О том, что у нас существуют практически везде какие-то коррупционные составляющие, к сожалению… Это ж ничего не изменит. В Москве, допустим, нет концессионера. Мы можем сказать, что в Москве все камеры стоят на нужных местах и работают идеально?

Марина Калинина: Нет, конечно. Ну, что вы! Главное, что к безопасности имеет маленькое отношение.

Денис Чижов: Вот и косвенное доказательство того, что камеры появляются…

Олег Бадера: В данном случае государство взяло деньги, наняло компанию, поставило камеры и не платит. Есть штрафы, нет штрафов. Просто само государство построило свою систему за бюджетные деньги. Просто такая система стоит 20 млрд и не любой регион может себе позволить построить такую систему.

Марина Калинина: У нас есть звонок. Александр из Московской области. Александр, добрый день.

Зритель: Здравствуйте. Истринский район, Московская область.

Денис Чижов: Сколько вы платите в месяц штрафов в ГИБДД? На какую сумму?

Зритель: У меня не в месяц. У меня если в полгода, допустим, один штраф 500 рублей. И то превышение 20 км/ч. Полгода. В год, может, 1 или 2.

Денис Чижов: Я ваш коллега, дисциплинированный водитель. Прошу.

Зритель: Во-первых, я систему предупреждения поставил в машине. Это и навигатор с интернетом, который меня оповещает в онлайне информацию о камерах. Также и другой вид. Все это позволяет вовремя предпринимать меры к предотвращению превышения скоростного режима и вообще информирование об опасностях впереди – пробки, аварии и так далее. Это очень важная вещь.

Поэтому хочу рекомендовать, во-первых, использовать эти системы. То есть это навигация с интернетом, а также другой вид предупреждения.

Второй момент. То, что вы говорите о том, кто устанавливает камеры. Я считаю, что неважно, кто устанавливает – частное лицо, не частное лицо, государство. Важно другое. Важно то, как правильно их устанавливают, то есть соблюдая все правила. Кто-то должен это контролировать. И обязательное условие: если там, где устанавливаются эти камеры, это должно быть прописано однозначно. Не где угодно он может поставить… То или иное лицо. Либо это государство, либо это частное лицо. А места эти должны быть четко прописаны в некоем договоре, в некоем документе.

Денис Чижов: Давайте мы узнаем как раз у Олега Алексеевича. Прописано же все четко, наверное?

Олег Бадера: Есть такой регламент. В рамках такого регламента определяются эти точки. И в рамках данного регламента определено, что должно быть в этих точках. Я повторюсь, что обязательно должно быть предупреждение о камере, об этом месте. И задача – снизить скорость, а не зафиксировать нарушение. И полностью согласен с вашим зрителем о том, что эти системы нужны, ими нужно пользоваться. И это может быть во благо, а не во вред.

Марина Калинина: Смотрите, сообщение нам пришло: «Сейчас едешь и смотришь не на дорогу, а на знаки: то 90, то 60, то 40. Где-то почему-то есть 50. Непонятно, с чего. И на камеры, которые стоят специально сразу за этими знаками. Безопасность от этого страдает, потому что люди начинают тормозить, потом ускоряться и так далее. Вот тут как?»

Олег Бадера: Огромная проблема. У нас есть область, где мы должны критиковать и контролировать нашу власть. И в данном случае я полностью сторонник всех, кто звонит, и вас, что нужно контролировать региональную власть. Она за это отвечает. Где должен стоять знак? Почему такой знак? Почему такие ограничения? Они совместно с ГИБДД определяют и категорию дороги, и скоростные режимы на этой дороге, и какие системы безопасности там должны стоять. То, что они не исполняют свои обязанности – у нас на каждом углу это видно, и мы должны это…

Денис Чижов: А у меня как у водителя есть предположение, что камера стоит неверно. Куда мне написать жалобу, сфотографировать?

Олег Бадера: Можно написать жалобу в Министерство транспорта.

Денис Чижов: В региональное министерство транспорта.

Олег Бадера: Да, которое является ответственным за региональные дороги.

Денис Чижов: Я должен зафиксировать это тоже на свою? Снять камеру, адрес написать: «Прошу проверить, верно ли в соответствии с регламентом установлена камера».

Олег Бадера: ГИБДД выполняет функцию инспекции. Министерство транспорта говорит: «Я хочу поставить здесь камеры, а ГИБДД это согласовывает или не согласовывает. И потом сотрудники ГИБДД (такая служба – ЦАФАП называется, Центр автоматической фиксации правонарушений) уже непосредственно выписывают письма счастья. ЦАФАП может не выписывать письма счастья, если камера стоит… Не просто может. Он не должен выписывать письма счастья, если камера стоит неправильно – без знака, без указателя, без отметки на асфальте о том, что здесь должна стоять камера.

Марина Калинина: Ой, а таких камер миллионы.

Денис Чижов: Напишу я только в Минтранс все равно, или в ГИБДД тоже направить жалобу?

Олег Бадера: У нас много инспекций. Вы можете и в прокуратуру написать, и в ГИБДД, и в Минтранс. Минтранс ответственны поставить, ГИБДД ответственно проверить, Прокуратура надзирает.

Денис Чижов: Получается, чем больше жалоб, тем лучше.

Марина Калинина: Давайте посмотрим небольшой сюжет. «Где в вашем городе не хватает камер фиксации?» - спрашивали наши корреспонденты в нескольких городах страны. Давайте посмотрим и послушаем, что люди отвечали.

ОПРОС

Марина Калинина: Вот такие разные отзывы. У нас осталось пару-тройку минут. Давайте подведем итог. Кто прав, кто виноват? Нужны камеры, как их правильно ставить?

Олег Бадера: Даже из вашего репортажа видно, что часть людей за то, чтоб камеры были…

Денис Чижов: Те, кто не нарушает.

Олег Бадера: И те, кто явно видно, что нарушают, они противники. Объективно количество камер будет расти. В нашей стране принят национальный проект «Безопасные дороги России». Этот проект принят на 5 лет.

Марина Калинина: Очень хочется, для того чтобы действительно эти камеры работали ради безопасности, а не ради сбора денег.

Олег Бадера: Что меня радует? Данный проект принят с конкретными показателями. Здесь определен ответственный за этот проект. Определены показатели по годам. И один из критериев – как должно измениться количество погибших на дорогах в связи с вводом в том числе камер. Если на начало 2018 года у нас 13 человек погибших на 100 000 населения, то к концу проекта (к 2024 году) должно быть 4. То есть почти в 3 раза должно уменьшиться количество погибших. Я считаю, что это очень важный критерий. И его нужно достичь.

Денис Чижов: В договорах тоже можно это прописывать, что зависит вознаграждение в том числе от, например, количества погибших?

Олег Бадера: Я был экспертом по целому ряду регионов, где вводились такие системы. Например, в Рязанской области, в Костромской области. И знаю, что количество погибших на дорогах в этих регионах уменьшалось в 2 раза, что, на мой взгляд, очень хороший показатель.

И еще в конце хочу сказать. Мне кажется, будет развитие всей нашей индустрии так происходить, что мы скоро не будем платить штрафы. Это произойдет, когда все автомобили станут с роботами, водителей не будет вообще. Тогда робот нарушать ничего не будет. Или мы перейдем на квадрокоптеры, будем летать в воздухе. И там, думаю, штрафы будут…

Денис Чижов: Когда людей на планете не останется.

Марина Калинина: Это необозримое будущее. Юрий из Омской области, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я очень аккуратный водитель. Я за установку камер. Чем больше, тем лучше. Да, приходят штрафы – один раз в год, не больше. Плюс чтобы не только скорость они мерили, а пересечение двойной сплошной, повороты из второго ряда направо или налево. То есть такие ситуации, из-за которых потом начинается… Есть у нас мост, на который есть не прямая дорога, а с поворотом. Установили знак 40 – и камера действует на весь мост. То есть 40 надо ехать по всему мосту. Аварии исчезли вообще.

Марина Калинина: Спасибо большое. Мы поняли, что все должно быть правильно.

Олег Бадера: Тогда мы даже с камерами на позитиве заканчиваем. Редко такое бывает, когда на камерах с позитивом.

Денис Чижов: Олег Алексеевич Бадера был сегодня у нас в гостях, председатель комитета по развитию транспортной инфраструктуры российской общественной организации «Деловая Россия».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски