Андрей Мухортиков и Олег Бадера. Дорожные камеры: как избежать злоупотреблений с их установкой?

Гости
Олег Бадера
председатель комитета по развитию транспортной инфраструктуры Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»
Андрей Мухортиков
член Общественной палаты Московской области, заместитель председателя Общественного совета Минтрансдора Московской области

Юрий Коваленко: Ну а мы перешли к нашей главной теме сегодняшнего дня, в общем-то, основной из наболевших проблем россиян, тех самых россиян, которые пополняют региональные бюджеты штрафами. Власти этими деньгами сейчас закрывают первостепенные потребности, а уже со следующего года будут тратить исключительно на дороги.

Тамара Шорникова: Соответствующий закон подписал президент Владимир Путин. Документ вступит в силу с 1 января 2019 года. Нововведение должно увеличить поступления в региональные дорожные фонды на 9%. За счет штрафов субъекты в прошлом, 2017 году пополнили свои бюджеты без малого на 70 миллиардов рублей, что на 10 миллиардов больше, чем в 2016-м.

Юрий Коваленко: Если говорить детально, то по общей сумме сборов с проштрафившихся водителей с большим отрывом лидирует Москва, собравшая за прошлый год 16.6 миллиарда рублей. Далее следует Татарстан (3 миллиарда), Московская область (чуть меньше 3 миллиардов), Санкт-Петербург (чуть больше 2 миллиардов), замыкает пятерку Нижегородская область с 2 миллиардами рублей.

Тамара Шорникова: Ну а сейчас посмотрим, где дороже всего обходятся дорожные ошибки. По размеру среднего штрафа лидируют Калмыкия (почти 1.5 тысячи рублей), Татарстан (784 рубля), Курганская область (больше 700), Костромская область, Республика Алтай (709 и 702 рубля соответственно). Средняя сумма штрафа по России в пересчете на одного жителя в 2017 году составила 351 рубль.

Юрий Коваленко: Как эти деньги будут собираться? С помощью чего? Как они будут тратиться? Насколько по-целевому, либо будут какие-то другие варианты? Мы будем обсуждать это сегодня с нашими гостями. Сегодня у нас в студии Олег Алексеевич Бадера, председатель Комитета по развитию транспортной инфраструктуры Общероссийской общественной организации "Деловая Россия", – здравствуйте.

Олег Бадера: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: А также Андрей Вячеславович Мухортиков, член Общественной палаты Московской области, заместитель председателя Общественного совета Минтрансдора Московской области, – добрый вечер.

Тамара Шорникова: Эту тему мы обсуждаем вместе с вами, дорогие телезрители. Призываем всех звонить, писать. Рассказывайте, как у вас сейчас в регионе обстоит дело с дорогами и со штрафами, как часто вы на них попадаете.

Вот нынешнее нововведение, которое вступит в силу с 2019 года, насколько улучшит наш дорожный фонд?

Олег Бадера: На мой взгляд, это несильно повлияет на ситуацию в регионах, потому что на сегодняшний день регионы строят такие системы фотофиксации, у них два выбора: либо это сделать за бюджетный счет, либо привлечь инвестора и сделать с инвестором. По сути разница не очень большая, в зависимости от того, по какому пути идет тот или иной регион, либо быстро разворачивается система, либо они делаются медленно, и там зависит качество этих систем. То есть есть камеры, которые фиксируют только нарушения по скорости, сейчас появились технические средства, которые фиксируют уже самые различные нарушения: это и остановка-стоянка, движение по выделенным полосам, движение по встречной полосе и так далее. Соответственно, все штрафы поступают в региональные бюджеты независимо от того, делается это с помощью частника… Здесь часто бытует такое мнение, что вот тут коммерсанты собирают деньги, – на самом деле это ошибочное мнение. Коммерсантов привлекают только для того, чтобы они могли за свой установить системы, эксплуатировать, а все равно все деньги поступают в бюджет, заказчиком является всегда бюджет региона, это первая часть.

И вторая часть: на самом деле все это направлено не для сбора штрафов. Я не очень согласен с этими акцентами. Те системы первые в стране, которые строились, автоматические системы фотофиксации, уже сегодня показали результат, как правило, в этих регионах смертность на дорогах уменьшается в 2 раза, это такие общеизвестные показатели, я могу привести целый ряд регионов, допустим, Рязанская область, та же Костромская область, город Севастополь, где за год работы таких систем смертность уменьшается в 2 раза. Наводится порядок относительный на дорогах. Но снова страна большая, очень много перегибов. Я сам водитель, сам ругаюсь, когда камера стоит где-то в кустах, когда ты едешь по казалось бы ровной дороге, дорога хорошая, безопасно, а тут стоит 10 камер, тебя все пытаются поймать, оштрафовать. Но в целом если смотреть на всю картинку, на мой взгляд, система автоматической фиксации нарушений все-таки более положительна, чем отрицательна.

Тамара Шорникова: Ну безусловно во главе угла, конечно же, безопасность, это разумеется. Но и от такого хорошего источника дохода, я думаю, регионы в любом случае не отказываются.

Андрей Мухортиков: Совершенно верно.

Юрий Коваленко: Эти деньги… Кстати, насколько сильно пострадают водительские кошельки? Сколько стоит километр дороги и сколько штрафов на него надо собрать?

Андрей Мухортиков: Прежде всего сейчас речь идет, так сказать, не о более масштабном внедрении, а речь идет о том, что до сих пор эти деньги с камер поступали просто в бюджет региона, регион дальше мог ими распоряжаться как угодно. Существовала действительно проблема, когда регион с плохими объективно дорогами тратил эти деньги на какие-то другие цели, то есть деньги были, что называется, неокрашенными…

Олег Бадера: Нецелевыми.

Андрей Мухортиков: Да, возможно было любое использование, а не в дороги. А эта норма укрепляет принцип обратной связи, принцип окрашивания денег, когда в дорожные фонды – и это мировая практика, так везде дорожные фонды строились – поступали бы деньги, величина которых зависит от количества машин, которые ездят по дорогам. Это что? Это транспортный налог, понятно, это акцизы с горюче-смазочных материалов, бензина, и действительно штрафы. То есть, на мой взгляд, принцип правильный, он просто, так сказать, дает дорожным фондам, которые сейчас, к сожалению, у нас недостаточно хорошо наполняется по всей стране, за исключением, может быть, Москвы и нескольких других регионов, просто дает новый, дополнительный, правильный источник финансирования и не дает регионам возможности эти деньги потратить на что-то другое. Поэтому дороги, на мой взгляд, станут лучше.

Юрий Коваленко: То есть лучше и ездить, получается, станут люди, как бы коррелируется эта ситуация?

Андрей Мухортиков: Да, конечно.

Юрий Коваленко: Давайте выясним у наших телезрителей: как часто попадаете на штрафы именно вы? Это спрашивали наши корреспонденты. Давайте посмотрим, так ли часто.

ОПРОС

Юрий Коваленко: Ну и все же на что пойдут эти деньги? То есть получается, что если люди станут лучше водить, в регионе будут хуже дороги? Если они будут хуже водить, в регионе будут лучше дороги? У нас есть какой-то выравнивающий коэффициент, который говорит о том, что мы движемся в сторону лучших дорог? Потому что Китай строит 1.5 тысячи километров высококачественных дорог в год, которые можно считать действительно по высшему стандарту, а у нас в стране всего 800 с лишним километров.

Олег Бадера: Я немножко с вами не соглашусь. У нас в стране 50 тысяч километров федеральных дорог и где-то 1.5 миллиона, плюс-минус, региональных, муниципальных, дорог другого…

Юрий Коваленко: Высококачественных, да?

Олег Бадера: Сколько из этих дорог высококачественных… Можно, наверное, признать, что за последние 5 лет федеральные дороги более-менее привели в порядок, находятся они в неплохом состоянии. На региональных дорогах работать и работать еще, огромное количество регионов, где… Мы как-то с вами проводили передачу и получали обратную связь, люди жалуются на региональные дороги, они еще в очень плохом состоянии. Конечно, эти деньги и пойдут в первую очередь на региональные дороги, потому что они приходят в региональный бюджет, теперь они будут подкрашены именно как дорожный фонд, будут использоваться губернатором только как целевые деньги на региональные дороги. То есть качество улучшится.

Тамара Шорникова: Ну вот сразу первый отклик из Санкт-Петербурга: "Я только "за", если деньги от штрафов пойдут исключительно на дороги. Только у нас приближенные к власти господа ставят камеры и собирают себе в карман". Вот каков будет механизм зачисления этих денег в эти дорожные фонды?

Андрей Мухортиков: Ну я действительно соглашусь, что зачисляется все равно все в бюджет до конца 2018 года, потом будут зачисляться опять-таки в бюджет, но в дорожный фонд целевым образом. А уже государственные структуры как заказчик с инвестором будет как-то расплачиваться, если инвестор потратил деньги и за счет этого поставил эти камеры. На самом деле привлечение инвесторов, в общем, понятный способ сделать это просто быстрее. Если в бюджете денег нет или есть какие-то очень небольшие суммы, то, в общем, это логичный способ, это называется государственно-частное партнерство, когда государство что-то делает, инвестор что-то делает, дальше инвестор возвращает постепенно, в течение нескольких лет, свои затраты, а государство получает некую инфраструктуру. Таким образом строятся дороги и разные другие объекты, почему бы не делать то же самое с камерами? На самом деле у нас действительно наиболее распространены камеры за скорость, но в принципе уже можно штрафовать по более чем 30 составам: можно действительно и за остановку, за выделенные полосы, за проезд на красный, за непристегнутый ремень…

Юрий Коваленко: …по обочине…

Андрей Мухортиков: Да, то есть на самом деле составов очень много. И в принципе если посмотреть по стране, охват… Вот те суммы, о которых вы сказали, что Москва чемпион, 16 миллиардов, а остальные с большим отрывом отстают…

Тамара Шорникова: Да, до миллиона не дотягивают.

Андрей Мухортиков: Да, пара миллиардов в пятерке. Это просто потому, что камер мало, то есть на самом деле простор здесь большой. И конечно, здесь хочется, чтобы камеры ставились прежде всего за грубые нарушения, которые действительно создают аварийность и мешают проезду, создают пробки. Допустим, в той же Москве очень много мест, где один-единственный остановившийся автомобиль сразу создает затор, то есть какие-то узкие места на улично-дорожной сети. Я думаю, что подавляющее большинство водителей, которые проезжают, прямо приветствовали бы, если бы здесь была поставлена камера, которая вот этих нарушителей будет оттуда сама сгонять.

Юрий Коваленко: В противовес вашей фразе: "Есть перекосы в этой системе. Ейск, стоят камеры, которые фиксируют неправильную парковку посреди дороги, если машины стоят в пробке больше 10 секунд". Москва вся стоит в пробке, то есть все… И штрафы не опротестовать.

Андрей Мухортиков: Это действительно перекосы, это, скажем так, безусловно основание для того, чтобы систему немножко подкорректировать, как минимум нужно увеличить эти интервалы, чтобы действительно людям, которые получают штраф за то, что стоят в пробке, такого бы не приходило. Более того, на мой взгляд, стоило бы сделать в принципе… Допустим, бывают жалобы на камеры по скорости: человек ехал 60 километров в час, камера настроена неправильно, его оштрафовали за превышение. Стоило бы сделать так, чтобы все штрафы с этой камеры за скорость, если по одному вынесено решение, что он неправ, аннулировали. Вот сейчас этого нет, к сожалению, и каждый водитель должен отстаивать в индивидуальном порядке. Действительно перекос существует.

Юрий Коваленко: А давайте проиллюстрируем как раз этот момент, потому что по всей стране снимаются десятки роликов против так называемых камер в кустах. Вот обычно как с ними борются россияне иногда правомерно, иногда неправомерно.

СЮЖЕТ

Юрий Коваленко: Вот так восстанавливают справедливость в Рязанской области. По закону камера должна стоять только за предупреждающим о съемке знаке, но на деле так происходит не всегда. Вот что крайне раздражает владельцев, понимая, что в машине рядом с этой треногой сидят люди, которые просто зарабатывают на простых водителях, они не стесняются применять силу как к самим камерам, так и к операторам таких постов. Но на самом деле получается, что камера, стоя криво, дает не те самые показатели, а человек, который машет перед водителем листом бумаги о том, что ему разрешил начальник ГИБДД, не всегда обладает данными, образованием и полномочиями, вообще умеет и квалифицировано может поставить эту камеру. Вот здесь момент? Им же идет процент с каждого штрафа, им выгодно, чтобы штрафов было больше.

Олег Бадера: Давайте проясним здесь ситуацию. Во-первых, камеры есть стационарные и передвижные. По стационарным камерам существует жесткий закон, как они должны устанавливаться, в обязательном порядке должны стоять предупреждающие знаки, отметка на асфальте, на дороге о том, что дальше ведется… Для чего это делается? Потому что когда разрабатывались вообще все законы на эту тему, основная задача была не штрафовать, а предупредить, что в этом месте потенциально опасное место, водитель должен сбросить скорость, не надо его штрафовать, он должен быть законопослушным. Но примерно до 10% потока водителей попадают, которые являются незаконопослушными. Соответственно, если таких знаков нет, вы можете смело опротестовать такой штраф…

Юрий Коваленко: Это в суд идти, да?

Олег Бадера: Да, надо идти в суд, в суде показывать материал, что, допустим, стоит стационарная камера, нет знака предупреждающего, нет разметки на асфальте. Сегодня работает механизм следующим образом. Всю систему строит областная власть в виде подрядчика, инвестор, кого угодно, но заказчиком выступает областная власть, как правило, это Департамент транспорта.

Юрий Коваленко: Но все же камера стоит без знака, суд – это деньги на юриста, на адвоката, на делопроизводство. Я могу к этой машине вызвать сам лично экипаж ДПС и сказать: "Заберите этого человека, он работает вне закона, он нарушитель, не я"?

Олег Бадера: Я вам сейчас рассказал историю про стационарные камеры, как должна работать система со стационарными. С передвижными камерами немножко проще: так же согласовываются точки установки передвижных камер, их обязательно согласовывает ГИБДД, оно указывает места повышенной аварийности. В эти места может выезжать, если у региона заключен контракт с каким-то инвестором или обслуживающей организацией, эта организация может вывести туда камеру, поставить ее так, как она должна стоять по проекту, и она будет выставлена, при этом ставится предупреждающий знак. Но не всегда это контролируется, и вот здесь бывают перекосы. Нужно, чтобы контролировала и власть, и ГИБДД, которое за это также несет ответственность. То есть по идее ГИБДД не должно выписывать штраф, если передвижная камера установлена неправильно.

Тамара Шорникова: Давайте подключим к нашему разговору телезрителя, Игорь из Кирова к нам дозвонился. Игорь, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: У меня вот такая история. Ездил в Нижегородскую область на прошлой неделе, пришло 4 штрафа. То есть стоят переносные кордоны, стоит на границе района Войского, еще какого-то района, все в Нижегородской области, то есть время одно, 8 часов 29 минут, но разные секунды. Это какой-то Войский район, выписывается 500 рублей штрафа за превышение скорости на 23 километра, тут же, в это же время, 8 часов 29 минут 45 секунд, фотографирует "задницу", номер, а уже район другой, и вот таких четыре штрафа пришло. Законно ли это? Это ведь нарушение одно, я проехал камеру, мне спереди и сзади два штрафа пришло.

Олег Бадера: Вы четыре раза нарушили скорость или один?

Зритель: Я, получается, нарушил скорость, превысил 2 раза.

Олег Бадера: А пришло 4 штрафа.

Зритель: А пришло 4 штрафа, сфотографирован перед и зад. То есть ставят переносную камеру на границе района, фотографируют перед (это один район), фотографируют зад (это другой район). Время одно, нарушение одно, разные секунды, районы разные, и объясняют, что я должен все оплачивать.

Олег Бадера: Да, это очень специфическая у вас ситуация, ее обязательно надо обжаловать. Разместите в Интернете, напишите об этом, потому что…

Андрей Мухортиков: Там было длящееся нарушение, а оштрафовали, как будто было несколько нарушений.

Юрий Коваленко: Так нет, факт в том, что фотографировало 2 камеры заднюю часть автомобиля в одном районе, переднюю часть в другом. То есть в принципе это мошенничество.

Андрей Мухортиков: Это явно нарушение правил установки. Здесь нужно, конечно, обращаться, обжаловать, в ГИБДД писать, наверняка одну из них демонтируют.

Олег Бадера: Как правило, камера выставляется по наставлению ГИБДД, ГИБДД будет либо одного района, либо второго, не могут два ГИБДД выставить одну и ту же камеру. Поэтому здесь какой-то неординарный случай.

Тамара Шорникова: Ну вот нам рассказывают уже случаи о дорогах, присылают свои впечатления. Мы попросили в начале эфира водителей рассказывать, как у них обстоит ситуация с дорогами. Вот Тамбовская область, Первомайский район: "На местных дорогах не залатали ни одной ямы в этом году, только все вкладывают в федералку. До Тамбова 100 километров, около 25 камер, на штрафы попадаю раз в 2-3 года", – то есть обеспечивает вроде бы своим кошельком вот этот самый ремонт дорог, но его нет.

Андрей Мухортиков: Вот до сих пор деньги идут в бюджет, возможно, власти Тамбовской области пустили эти деньги на что-то другое, а не на ремонт дорог. С 2019 года у них такой возможности не будет. Но я хочу поделиться опытом Московской области: здесь, допустим, каждый год ремонтируют все больше дорог, в среднем где-то от региональных 10%. То есть, грубо говоря, за 10 лет будет полностью отремонтирована вся дорожная сеть.

Более того, тоже такой положительный опыт, хочу призвать к жителям Московской области: сейчас открылся сбор предложений именно по тем дорогам, которые нужно ремонтировать, где нужно делать тротуары, бороться с пробками, ставить освещение, делать переходы. На портале "Добродел" Московской области можно оставлять свои предложения, а потом они будут выставлены на голосование, и дороги, которые наберут больше всего голосов жителей, будут ремонтировать. В этом году 25% от программы дорожного ремонта ремонтируются фактически по обращениям жителей, и этот процент будет увеличиваться.

Тамара Шорникова: Давайте посмотрим ту же ситуацию, но уже в масштабах страны, попросим показать графику, которую мы подготовили. Вот по данным портала Минтранса (dorfond.ru), в 2017 году объем региональных дорожных фондов составил 601 миллиард рублей без учета Москвы и Санкт-Петербурга. При этом, правда, по данным ассоциации РАДОР, финансовая потребность в ремонте и содержании региональной дорожной сети покрывается всего на 15%.

Юрий Коваленко: Ну и сами водители говорят, что чаще всего в авариях виноваты исключительно плохие дороги. В прошлом году в стране произошло почти 68 тысяч аварий из-за неудовлетворительного состояния дорог, что на 5% меньше, чем в 2016-м, но все равно по-прежнему это достаточно много.

Тамара Шорникова: По качеству дорог Россия сейчас занимает 114-е место в мире, таковы данные последнего международного исследования конкурентоспособности стран по разным показателям. Всего в список вошли 137 государств. Возглавляют его Объединенные Арабские Эмираты, также в тройке Сингапур и Швейцария. Кроме того, опережают Россию по качеству дорог африканские Бурунди и Уганда, южноамериканские Перу и Уругвай. Напомним, что в ноябре 2017 года глава Росавтодора Роман Старовойт заявил, что все федеральные дороги России будут приведены в нормативное состояние к концу 2018 года, это как бы исполнение поручения Путина.

Андрей Мухортиков: Вот здесь я бы поспорил, здесь я бы очень поспорил. Я читал не это исследование, но тоже какое-то международное, и там фактически изучалось все по опросам просто граждан и представителей бизнеса, то есть не объективное состояние, а некое эмоциональное восприятие дорог.

Тамара Шорникова: Агрессия водителей.

Андрей Мухортиков: Нет, просто спрашивали людей, бизнес, насколько они довольны дорогами. И если все довольны вроде как, ну не знаю, в Африке, может быть, не знают, в каких-то бедных странах не знают хороших дорог, им нормально, они довольны, машин нет, допустим, они ездят на гужевом транспорте. Поэтому здесь на самом деле надо смотреть критерии.

Тамара Шорникова: Хорошо, Андрей, вы автовладелец? Вы довольны качеством российских дорог?

Олег Бадера: Я бы не стал защищать такой…

Андрей Мухортиков: Мы, безусловно… По подмосковным скорее да. Безусловно, Россия не на лидирующих позициях по качеству дорог, огромный недоремонт накоплен был в нулевые годы, огромную еще работу предстоит проделать. Но что мы стоим на 114-м месте из 135 я, честно говоря, не верю.

Тамара Шорникова: Хорошо, вопрос такой. Соответственно со следующего года вот эти деньги, как вы говорите, окрашенные, будут точечно уходить на ремонт дорог. Хватит ли тех средств, которые собираются сейчас? Вот мы посмотрели почти 70 миллиардов, это за прошлый год, – хватит ли этого на то, чтобы как-то поправить ситуацию?

Юрий Коваленко: И на сколько дорог этого хватит?

Андрей Мухортиков: На то, чтобы решить все проблемы, безусловно, этого не хватит. Да, допустим, покрывается сейчас на 15%, но будет покрываться, может быть, на 25-30%. Но учитывая, что действительно накоплен огромный недоремонт в нулевые. Почему? У нас в 2000 году были ликвидированы дорожные фонды полностью, это, на мой взгляд, было ошибкой, ее исправили уже в конце нулевых, но очень инерционная система: сначала вернули федеральные дорожные фонды, мы видим, что это привело действительно к результату, действительно большая часть федеральных дорог уже в хорошем нормативном состоянии. Чуть позже восстановили региональные, и вот у них с наполняемостью уже гораздо хуже, а что касается муниципальных, там вообще беда. На это, собственно говоря, и обратил внимание президент в посланиях, что градация "федеральные нормальные, региональные хуже, местные совсем беда".

Поэтому, конечно, работу надо продолжать, наверняка не обойдется и без субсидий целевых из федерального бюджета. Собственно, та же система "Платон". Наверняка будет продолжаться установка камер. Я сам автомобилист, сам тоже периодически попадают за скорость (редко, правда), но я думаю, что водителям надо приготовиться к тому, что камер будет больше. И это вопрос не только, так сказать, собирания штрафов, которые направляются в дороги, но еще и вопрос безопасности, то есть у нас действительно гибнет до сих пор слишком много людей, и то, что за последние 10 лет было установлено огромное количество камер, которые штрафуют за скорость, какие-то другие нарушения… На мой взгляд, они сыграли очень большую роль в том, что за 10 лет у нас на дорогах стало гибнуть практически в 2 раза меньше людей: 10 лет назад это было 35 тысяч, сейчас вот уже меньше 20 тысяч. Поэтому, на мой взгляд, по этим двум причинам камеры ставить будут, они будут все больше разных видов нарушений. И здесь, конечно, хочется только призвать к тому, чтобы штрафовали за грубые нарушения, штрафовали за дело и поверяли камеры так, чтобы не было необоснованных штрафов на невиновных.

Юрий Коваленко: И люди, которые стоят с этими камерами на треногах, тоже ставили их по правилам, потому что в любом случае, если камер станет больше, простая арифметика, их надо окупать.

Андрей Мухортиков: Вообще правильнее все-таки ставить стационарные камеры, треноги – это уже какие-то чрезвычайные ситуации.

Юрий Коваленко: Треноги – это Средневековье, все уже говорят о том, что взывали и устали. Вашими словами, 70 миллиардов примерно 25% потребностей от дорожного строительства, то есть нам надо в 4 раза больше штрафовать собрать, для того чтобы покрыть дорожную сетку необходимым…

Андрей Мухортиков: Это не строительство, это только ремонт и обслуживание.

Юрий Коваленко: Это только ремонт и обслуживание.

Андрей Мухортиков: Строительство – это отдельная большая тема.

Юрий Коваленко: То есть как минимум в 4 раза штрафов больше станет?

Олег Бадера: Юрий, немножко не так. Во-первых, в послании президента прозвучали цифры, сколько должно быть выделено вообще на строительство и ремонт дорог денег, речь идет о триллионах.

Андрей Мухортиков: По-моему, 12 триллионов за 6 лет.

Олег Бадера: Да, поэтому это гораздо большие суммы. Во-вторых, никогда камеры не были нацелены на то, чтобы этих денег хватало на ремонт и обслуживание, это всего лишь как вспомогательные деньги. Сейчас речь идет о том, что эти деньги не должны тратиться на другие нужды. Но то, что их точно не будет хватать, вообще идеология такая: чем больше будет камер, тем меньше будет нарушений, тем меньше будет денег. Не ставится вопрос об окупаемости камер, на самом деле бюджет может работать и в убыток на эту тему, это было бы даже правильнее. Если камеры решат свою задачу и нарушений не будет, соответственно, деньги должен просто заплатить бюджет за то, что эти камеры есть.

Тамара Шорникова: Давайте поставим лучше вопрос о рациональном использовании этих денежных средств, потому что, естественно, сейчас падает миллион SMS о том, что дороги начинают делать в декабре и так далее. Вот при нынешнем точечном распределении этих денежных, финансовых средств появится ли больше возможностей взыскать что-то с тех же региональных властей, которые недолжным образом эти деньги используют, не в то время эти дороги ремонтируют или строят?

Андрей Мухортиков: Что касается того, что дороги начинают ремонтировать в декабре, здесь проблема связана с тем, что у нас очень такой специфический бюджетный цикл. У нас, как правило, все деньги бюджета…

Тамара Шорникова: ...к концу года.

Андрей Мухортиков: …к концу года приходят, совершенно верно. А климат у нас как-то не очень это учитывает, ремонтировать по-хорошему нужно в период с середины мая по конец сентября максимум в среднем по стране, где-то чуть больше, где-то чуть меньше. На мой взгляд, здесь единственный такой способ это сделать, не перетасовывая тотально бюджетную историю, – это сделать финансовый год, как в некоторых странах сделано, допустим, с сентября по август. И тогда, соответственно, начало бюджетного года будет в сентябре, как раз деньги будут приходить к лету, соответственно за лето они будут к сентябрю максимально…

Олег Бадера: Либо разыгрывать конкурсы на 3 года, делать контракты жизненного цикла и не переживать о том, что деньги к концу года не потратили.

Андрей Мухортиков: С этим, к сожалению, сложно. У нас как-то долгосрочное, среднесрочное планирование, бюджетирование пока не очень развито, пока вот как-то от года к году живут действительно.

Тамара Шорникова: Давайте прямо сейчас, не дожидаясь следующего года, примем звонок в прямой эфир. К нам дозвонился телезритель. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Так, представьтесь.

Зритель: Я из Санкт-Петербурга. То, что вот у нас камеры везде ставятся, все ерунда. Кто гонял, тот и будет гонять, у кого есть большие деньги, он будет гонять, ему пофиг на все, либо он вообще без номеров будет гонять. И то, что вы говорите, деньги будут собираться на дороги… Как раньше говорили, налоги на транспортные средства будут идти именно на поддержание дорог. Сколько снимается денег с транспорта, это миллиарды.

Тамара Шорникова: Алексей, подскажите, а вы добропорядочный водитель, хорошо ездите, не нарушая, или бывает?

Зритель: Я еще… Ну было у меня раз нарушение 10 километров в час всего лишь, было нарушение.

Тамара Шорникова: Но все-таки можно вас признать добропорядочным водителем? Подскажите, вот ваше ощущение, на дорогах за последнее время лучше стало движение, безопаснее?

Зритель: Нет, нет, как было оно самым опасным, так оно и есть.

Тамара Шорникова: Понятно.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Тамара Шорникова: Частное мнение.

Андрей Мухортиков: Что касается того, что транспортного налога должно хватать на все, это, конечно, арифметически немножко не бьется. У нас в стране порядка 40 миллионов транспортных средств, какие-то освобождены, потому что владеют ими пенсионеры, ветераны и так далее. Допустим, если с каждого даже возьмем в среднем налог, ну сколько, 5 тысяч рублей, это будет 200 миллиардов рублей на всю страну, объективно этого недостаточно совершенно. Поэтому, естественно, сюда добавляют и акцизы от бензина, – кстати говоря, это одна из причин, не единственная, не главная, но одна из причин, почему цены на бензин растут: естественно, увеличивается вот эта самая акцизная часть, которая потом в конечном счете также пополняет дорожные фонды.

Юрий Коваленко: Но все же бензин растет с такой скоростью, с какой скоростью дороги не становятся лучше.

Андрей Мухортиков: Да, это правда. И тоже по части вопроса: а как спросить с властей за, собственно говоря, качество дорог, за ремонт? На самом деле любым активным гражданам ничего не мешает это делать безотносительно того, есть деньги, нет, выделены, не выделены…

Тамара Шорникова: Давайте алгоритм тогда в студию.

Андрей Мухортиков: Алгоритм очень простой. Есть ГОСТы по размеру ям: больше 60 сантиметров длина, 15 ширина, 5 в глубину. Увидели яму, которая больше хотя бы по одному из параметров, – обращение в ГИБДД, обращение в администрацию региона, в Росавтодор, можно сразу в несколько, благо сейчас у нас все электронными приемными оснащены, одно письмо отправить на один ящик или на десять вообще нет вопросов. И такие ямы в течение 2-х дней, как правило, обязаны дорожники, владелец дороги обязан устранить. Это, скажем так, латание дырок, что делается особенно по весне, когда снег сходит вместе с асфальтом, а капитальный ремонт, когда уже меняется, снимается полностью верхний слой дорожной одежды, на это действительно денег не у всех хватает, но поддерживать ровность в принципе власти обязаны.

Более того, если, допустим, эта обязанность не выполняется, можно опять-таки написать в ГИБДД, есть статья №1234 в Кодексе об административных нарушениях "Ненадлежащее содержание", по этой статье ГИБДД имеет право оштрафовать соответствующих дорожников, орган власти на 300 тысяч рублей, внимание, за каждую яму.

Юрий Коваленко: За каждую?

Андрей Мухортиков: Да. Поэтому в принципе если в вашем регионе, городе вы обращаетесь к властям, а они систематически не ремонтируют улицу, то, пожалуйста, ГИБДД, ссылка на статью №1234 и требование оштрафовать, рано или поздно дорогу отремонтируют.

Тамара Шорникова: Запомнили, записали, я надеюсь, все.

Что касается безопасности, в пику все-таки нашему телезрителю из Санкт-Петербурга, от статистики МВД никуда не уйдешь: действительно все-таки смертность и аварийность на дорогах снижаются. Об этом говорит и стратегия дорожной безопасности, которая разработана у нас до 2035 года, – планируется, что снижаться она будет еще быстрее, еще активнее, соответственно, штрафов будет меньше. Соответственно, по вашему мнению, какие эффективные источники финансирования дорожного строительства и ремонта можно придумать или добавить к ныне существующим?

Олег Бадера: Можно я начну эту тему? Потому что, мне кажется, к дорогам и к автомобилистам системно в нашей стране не подходили. Раньше, при Советском Союзе дороги строились, автомобилистов было относительно мало, это строилось как социальная нагрузка для государства. Сейчас, когда автомобиль почти в каждой семье, почти у каждого человека, мы начали наконец-то считать, что такое акцизы, что такое налоги транспортные, это превратилось в огромные деньги, которые теоретически и должны идти на дороги. А вообще для чего нужны дороги? Дороги нужны для того, чтобы повысить мобильность населения: чем более мобильно будет население, тем оно больше будет тратить еще денег, оно будет активно, оно будет заниматься бизнесом, именно для этого и нужны дороги.

Поэтому сегодня, когда у каждого есть автомобиль, он может передвигаться, все заметили, что качество дорог не отражает вот этой потребности. Я недавно ездил через Крымский мост, – красивое сооружение, все замечательно. Но что меня удивило, основная масса водителей больше удивится тому, что: "Ух ты, дорога в 2 направления с отбойниками!" В Крыму первая дорога вообще появилась, где есть в 2 направления с отбойниками, очень хорошего качества асфальт, можно ехать спокойно по этой дороге. То, что там камеры стоят, как-то несильно всех напрягает, потому что они едут и говорят: "Вот безопасная, качественная дорога".

Юрий Коваленко: Вам советуют прокатиться по Марий Эл, Хакасии и поближе где-нибудь за Иркутском к Чите.  

Олег Бадера: Я боюсь, что там такая же ситуация, как и во всем остальном Крыму, где дороги в одну сторону с плохой разделительной полосой, если она вообще существует, с плохой обочиной. Там аварийность, конечно, очень высокая; на таких дорогах сколько бы ты ни ставил камер, к сожалению, смертность будет высокая, потому что смертность в первую очередь не от нарушений, а от качества самой дороги.

Юрий Коваленко: Вот, наконец это прозвучало.

Андрей Мухортиков: Что касается источников финансирования дорожного строительства. На мой взгляд, все основные источники, собственно говоря, уже задействованы: здесь уже упомянули транспортный налог, акцизы, штрафы. Есть еще ряд других источников, допустим, плата за подключение к дорожной сети, когда строит инвестор какую-нибудь заправку или отель, тоже деньги идут в дорожные фонды, но это уже, скажем так, специфика. Глобально, скорее всего, к большому сожалению всех нас и меня как автомобилиста, главным источником увеличения расходов на дороги будет все-таки бензин и акцизы в бензине, потому что это наиболее такой понятный, логичный и легко взимаемый налог, который можно, целевым образом окрасив, отправить в дороги. Если посмотреть на те страны, где дорожная сеть развита, она качественная, там бензин в 2-3 раза дороже, в основном Западная Европа.

Юрий Коваленко: Там есть на что его покупать.

Андрей Мухортиков: Совершенно верно. Вот, к сожалению, скорее всего так.

А вторая история, источник, который сейчас пока не используется и который, на мой взгляд, использовать нужно, – это инфраструктурные облигации. Это такой, скажем так, финансовый инструмент целевой: условно говоря, объявляется строительство какой-то дороги, под него выпускаются государственные облигации под какой-то процент, соответственно люди их покупают, люди инвесторы. На мой взгляд, таких облигаций нам не хватает, потому что я думаю, что много людей просто, так сказать, захотели бы потратить свои деньги, вложить не просто в какие-то облигации, в какие-то финансовые инструменты, спекуляции на бирже, а в то, что…

Юрий Коваленко: Приватизация дороги?

Андрей Мухортиков: Нет, не приватизация дороги. Дело в том, что любая дорога дает потом экономический эффект, соответственно выгодно, во многих странах это практикуется: выгодно вложить деньги в дороги, даже под проценты, она потом даст большой экономический эффект, соответственно, с этого эффекта государство проценты эти и выплачивает. На мой взгляд, этот инструмент пока недоиспользован, стоило хотя бы какую-то пилотную историю с этим сделать, возможно, это удастся тиражировать и привлечь в дороги больше денег, которые сейчас используются в спекулятивных целях и не находят полезного для общества, государства применения.

Тамара Шорникова: Давайте добавлю ложку меда в нашу бочку дегтя, Краснодарский край прислал SMS: "В Краснодарском крае дороги очень хорошие". Новгородская область: "Дороги ремонтируют, но работы еще много".

Давайте теперь узнаем, как обстоят дела в Нижегородской области, оттуда дозвонился к нам Владимир. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер, здравствуйте.

Юрий Коваленко: Как вам ездится по вашему региону?

Зритель: Отлично, от моего дома до так называемой дороги вообще дороги нет, это каких-то 100 метров. Нас здесь живет несколько семей, у всех машины, после дождя даже на УАЗике проехать нельзя, у мен была "Нива", я ее продал, какой смысл ее содержать, все равно весной не проедешь. Вот каких-то 100 метров буквально просим защебенить, просто защебенить, прошу, чтобы просто привезли щебня, остальное все сам сделаю, ответ один, сами знаете, денег нет. Вот так. А вы говорите, где-то хорошие… Ее вообще нет, представляете? Просто грунтовка.

Олег Бадера: Да, мы привыкли…

Зритель: Поселок городского типа.

Тамара Шорникова: Поняли, спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо большое.

Андрей Мухортиков: Я могу посоветовать, как людям (я так понимаю, не один человек живет, их много, десятки, сотни людей) этого добиться, есть способ, но придется потратить немножко времени. Прежде всего нужно собрать инициативную группу из тех, кто страдает от дороги, расклеить, условно говоря, по домам соседей объявление. Дальше, собственно говоря, подготовить алгоритм, что нужно делать: писать максимальное количество писем и обращений, что называется, "заспамить" тех, кто может повлиять на ситуацию, – администрацию поселения, администрацию региона, кто-то в Администрацию Президента пишет…

Юрий Коваленко: В Автодор.

Андрей Мухортиков: И помогает, кстати, обращение Администрация Президента переадресует в регион, там…

Тамара Шорникова: Там внимательнее перечитывают.

Андрей Мухортиков: К ним обычно отношение более внимательное. В конечном счете что такое количество обращений? – это индекс востребованности какого-то объекта. Если по поводу того, что нет дороги, пришло одно обращение или два, пять, это одна история; если по нему пришло 100 обращений хотя бы, тем более там тысячи, шанс, что ее сделают, гораздо выше. Этим можно и нужно пользоваться, но на это придется потратить некоторое количество своего времени. С другой стороны, сейчас в наш век высоких технологий в принципе если есть Интернет, это все можно сделать не выходя из дома и потратить не так уж много времени.

Юрий Коваленко: Вы сейчас загрузите жителей России желанием кляузничать, но во всяком случае хотелось бы верить, что дороги появятся.

Андрей Мухортиков: Это называется обратной связью, на этом все гражданские общества построены.

Олег Бадера: Но еще должна быть сознательность какая-то.

Андрей Мухортиков: Конечно.

Юрий Коваленко: Вот. Раньше советовали: "Давайте мы сложимся, купим машину щебня и сделаем дорогу сами". Но позвольте, а за что в таком случае платить налоги?

Олег Бадера: У нас все привыкли жаловаться Путину по первому же вопросу, а при этом живут в садовом товариществе, есть там 5 домов, возле этих домов проходит дорога, никак не могут скинуться и построить сами себе дорогу, все ждут, что им кто-то должен эту дорогу…

Юрий Коваленко: А им разве не должны дорогу делать?

Олег Бадера: А кто, если это садовое товарищество? Дорога принадлежит садовому товариществу.

Андрей Мухортиков: Смотря чья земля, действительно. Как правило, собственник дороги.

Тамара Шорникова: Ну это частный случай, давайте все-таки об общих спросим у Сергея из Новосибирской области, как в его регионе обстоят дела.

Юрий Коваленко: Здравствуйте. У вас-то хоть хорошо все с дорогами?

Зритель: Здравствуйте. С дорогами не очень хорошо, так скажем, 50:50. Но меня такой вопрос интересует. Стоят знаки ограничительные и все прочее. Дороги отремонтировали, улучшили, но знаки остаются те же. И вот нерадивые работники ГИБДД пользуются этим, сидят и вычисляют, хотя, как сказать, эти ограничения уже давно на этой трассе не нужны.

Юрий Коваленко: Вы имеете в виду ограничения скорости на время ремонта дороги?

Зритель: Да не только на временные, до ремонта дорог.

Андрей Мухортиков: Была дорога с ямами, там стояли 20, отремонтировали…

Зритель: Они стояли 10 лет назад, эти знаки, дороги улучшили, отремонтировали, а эти знаки так и стоят, хотя они уже без надобности.

Еще одно замечание: колесю по всей Сибири, Алтай, Кузбасс, Хакасия – дороги в дождь, в снег асфальт кладут. Так что это повсеместно.

Тамара Шорникова: Ну да, это как раз то, о чем мы говорили. Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Андрей Мухортиков: Что касается скоростного режима, его устанавливает владелец дороги, то есть в принципе, наверное, это будет скучно и повторюсь я опять, но иного способа, нежели чем писать письма владельцу дороги или администрации поселения, в ГИБДД (а лучше всего всем троим), нет.

Олег Бадера: Есть.

Юрий Коваленко: Кстати, а как узнать, кто владелец дороги?

Олег Бадера: Это полное безобразие на самом деле, потому что обычно владелец дороги когда ремонтирует дорогу, согласовывает с ГИБДД установку знаков и устанавливает эти знаки. Кто такой ГИБДД? – это инспекция, которая следит за исполнением. И если дорогу отремонтировали и сдали, инспекция должна прийти с предписанием, чтобы знак убрали. Если его не убрали, она может выписать штраф…

Андрей Мухортиков: Олег, здесь немножко про другое. Вот была дорога с ямами, когда-то давно там поставили знак про 20 километров в час, потому что иначе опаснее.

Олег Бадера: Потом дорогу отремонтировали, а знак не убрали.

Андрей Мухортиков: Автоматически ремонт дороги не влечет за собой пересмотра скорости, к сожалению. Одно дело, когда временные какие-то ограничения, которые на период строительства и их не убрали, – да, это нарушение, ГИБДД за этим обязано следить, а скоростной режим был такой, его надо пересматривать. Здесь все равно от активности граждан многое зависит.

Олег Бадера: Мне кажется, наш телезритель говорил именно о временных знаках, таких примеров очень много, где ставятся временные знаки, потом дорогу вроде бы отремонтировали, все сделали, а временные знаки как стоят, так и стоят. А те же ГИБДД, которые должны за этим надзирать, пользуются этим моментом, выставляют свои посты, это является источником для получения дополнительных штрафов.

Андрей Мухортиков: Такое бывает, к сожалению.

Юрий Коваленко: То есть в сухом остатке у нас получается, что если человек хочет качественно передвигаться по качественной дороге, он должен долго и упорно писать письма и жаловаться на то, что дороги все-таки плохие?

Олег Бадера: Я как раз… Ну это, наверное, является одним из способов этого добиваться, но мне кажется, все-таки каждая государственная власть должна отвечать, у них есть свои обязанность, они должны нести ответственность за это.

Андрей Мухортиков: Безусловно, безусловно должны, но если человек чем-то недоволен, есть два способа: один – это просто на кухне ругать власть, а другой – пробовать что-то сделать. Вот я за второй однозначно всегда во всех случаях.

Олег Бадера: Ну тогда я за третий: подавать в суд и через суд добиваться компенсации.

Юрий Коваленко: И во всех трех случаях представитель власти вывернет карманы и покажет, что нет у него денег, не может он, он только детский садик построил.

Олег Бадера: Если вы выиграете суд у бюджета, бюджет деньги найдет, но тогда уж точно спросят с этого человека, отвечающего за эти вопросы, с него спросят финансово.

Юрий Коваленко: Здесь ключевое слово было "если", да?

Олег Бадера: Если выиграете, да. Сейчас есть много случаев, когда люди начинают подавать в суды, в суд на те или иные плохие дороги, машина портится из-за этого, колеса повредили, и выигрывают уже суды. Но как только это становится массовым, здесь власть начинает напрягаться, включает административный ресурс…

Тамара Шорникова: Вы знаете, мы сюжет снимали на эту тему. В одном из регионов как раз такой абсолютно активный гражданин, попадая в ямы на дорогах регулярно и потом тратя на починку подвески или еще чего-то, регулярно подавал в суд. И вот после того как дважды он выиграл средства и соответственно администрация вынуждена была компенсировать его ущерб, обратился администрация в правоохранительные органы проверить гражданина на злой умысел, – мол, не специально ли он в эти ямы заезжает.

Олег Бадера: Да…

Андрей Мухортиков: Это бюрократический восторг, конечно, это перегиб, этих представителей администрации хорошо бы, конечно, как-то привлечь к ответственности за головотяпство, так сказать.

Тамара Шорникова: Слава богу, милиция проверила, поняла, что ничего предосудительного в обращениях нет, поэтому в третий раз администрации придется раскошелиться.

Олег Бадера: И правильно.

Тамара Шорникова: Сейчас давайте узнаем, как борются с плохими, а может быть, радуются хорошим дорогам во Владивостоке, Владимир к нам дозвонился. Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Спасибо за прекрасную программу. Вы меня слышите?

Тамара Шорникова: Да, отлично.

Юрий Коваленко: Да.

Зритель: Отлично. Я хочу сказать, что в Приморье благодаря саммиту 2013 года с дорогами более-менее наладилось, особенно центральные прекрасные дороги, сколько лет уже прошло, они стоят, держат. Недельку назад ездил даже в глубинку, тоже понравились дороги, откровенно говоря. Единственная проблема в весенний сложный такой сезон, весна-зима, где-то ямочные ремонты нужны не на центральных, а на второстепенных дорогах. Но так в основном я считаю, что нам повезло с саммитом. Я смотрю, ребята с других регионов хают свою дороги, им бы тоже саммит не помешал.

Тамара Шорникова: Больше мероприятий хороших и разных в каждом регионе.

Зритель: Поднять уровень, да. Потому что и после саммита то, что не успели доделать, доделывали, и в течение лет 5 и сейчас смотрю, все равно расширяются. Конечно, есть места, второстепенные дороги, я говорю, где-то что-то, но в целом за последние 10 лет очень большой скачок был в состоянии дорог: развязки прекрасные, там, где…

Юрий Коваленко: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо большое.

Я прямо коротко, просто одна SMS, но такая, прямо с криком из Ростовской области нам пишет зритель: "Я пешеход, у нас тротуаров нет, а те, которые остались после зимы, не убрали, многие травой заросли, к больнице не пробраться".

Юрий Коваленко: А мы тут про автомобили говорим.

Тамара Шорникова: Действительно часто обращаемся к проблемам автомобилистов, про пешеходов обязательно программу тоже сделаем.

Юрий Коваленко: Обязательно.

Но все же я смотрю на все это дело и понимаю, что регион начинает оправдываться дорогами только тогда, когда понимает, что сейчас что-то здесь будет происходить, будь то саммит, футбольный чемпионат, олимпиада, универсиада, все что угодно. И другая сторона медали: чиновнику иногда проще откупиться хорошей дорогой от человека, который заваливает все инстанции письмами, чтобы не приехала проверяющая комиссия и еще каких-нибудь там недоимок не нашла у него. Почему у нас получается, что пока гром не грянет, ничего не происходит? Можно каким-то образом все это на поток поставить?

Андрей Мухортиков: Ну вопрос ваш риторический: можно ли, чтобы всем и сразу стало хорошо? Наверное, к сожалению, нет. Понятно, есть и злоупотребления среди чиновников, но объективно, конечно, проблем много, все сразу не решить. Просто дороги – это, скажем, та проблема, которая, наверное, больше всего у всех на виду, она практически каждого затрагивает.

Юрий Коваленко: Да уж которую сотню лет.

Тамара Шорникова: Вот конкретное предложение от жителя Кемеровской области: "Пока не будет гарантии 20 лет на дороги и гарантийный ремонт за счет строителей, ничего не изменится". Ну гарантийный ремонт за счет строителей, насколько я знаю, есть и сейчас, просто обычно более короткий, видимо, гарантийный срок.

Андрей Мухортиков: Он есть, да. Это отдельная интересная тема, ей вообще можно целую передачу посвятить, но если коротко, то гарантию можно брать, когда весь асфальт сверху снимается, во-первых; во-вторых, даже в этом случае, в общем, тут вопрос, насколько виноваты дорожники, потому что очень многое зависит от основания дороги, которое не меняется, которое проседает; на ямы, соответственно, никаких гарантийных ремонтов быть не может. Здесь решением являются действительно контракты жизненного цикла, когда сразу заключается контракт действительно на 10-20 лет, тот, кто ее построил, потом ее же и ремонтирует, ему тогда выгодно построить качественно, чтобы, соответственно, потом меньше денег тратить, а при этом продолжать получать деньги из бюджета. Но, к сожалению, действительно строится у нас по 1.5 тысячи километров новых дорог в год, а что делать с существующей сетью, которая 1.5 миллиона километров? Это тоже, наверное, то, к чему надо стремиться, какие-то дороги так содержать, но в целом это не является решением всей проблемы.

Юрий Коваленко: Я думаю, что в России рецепт выглядит следующим образом: мы построили дорогу, обанкротили свою фирму, чтобы к нам не обращались за ремонтом, создали новую и поехали в другой регион строить другую дорогу.

Андрей Мухортиков: Квалификационный отбор обязательно должен быть, постепенный и поэтапный, чтобы новая компания обязаны была бы начинать с ремонта, строительства внутриквартальных проездов; хорошо отработала, хорошие отзывы, нет ее в черном списке, может следующие и так далее. Иначе у нас действительно получается, что на дороги первой категории выходят шарашкины конторы, созданные вчера, с уставным капиталом 10 тысяч рублей, им, потому что они объявили самую низкую цену, обязаны отдавать. Это тоже перегиб, это надо устранять.

Тамара Шорникова: Олег Алексеевич, у вас был какой-то свой рецепт.

Олег Бадера: Да, у меня есть еще одно предложение. Мы не первый раз с вами обсуждаем в студии дороги, я это предложение из раза в раз высказываю. Что такое саммит, олимпиада, проведение Чемпионата мира по футболу в каких-то городах? Это персональная ответственность, когда большая власть, президент лично приезжает, смотрит, здесь губернаторы выкладываются на все 100%, там же появляется и инфраструктура, и дороги. Надо сделать так, чтобы у каждой дороги было персональное лицо, персональный собственник. Я бы закон выпустил, чтобы на каждой дороге обязательно стоял щит с фотографией, с телефоном того персонального собственника, кто за это отвечает: региональный министр транспорта, какое-то специальное подразделение, которое за эту дорогу отвечает. Фотография, телефон, вот этот человек отвечает за качество…

Юрий Коваленко: Чтобы юридическое лицо можно было наказать физически.

Олег Бадера: И пусть тогда… Тогда у нас появляется персональная ответственность, все люди видят, могут позвонить, могут пожаловаться, могут рассказать об этом. Я думаю, что тогда качество дорог точно улучшится.

Андрей Мухортиков: А я поддержу и даже дополню: это все правильно и нужно делать, но это надо обязательно дополнить электронной картой всех дорог России, чтобы ткнул на дорогу и сразу высвечивалось, кто за нее отвечает, чтобы не надо было обязательно туда выезжать в тайгу, в тундру, а чтобы ты мог дома сесть, открыть, посмотреть, найти это место, ткнуть и увидеть, куда обращаться, приложить фотографию, увидеть надзорный орган, куда можно пожаловаться, если не выполнят, и вот тогда у нас действительно...

Олег Бадера: И чтобы обязательно писать там еще SMS с комментариями.

Тамара Шорникова: Ну вот смотрите, вода камень точит.

Андрей Мухортиков: По Москве и области уже такие есть, надо просто на всю страну этот опыт распространить.

Тамара Шорникова: Будем еще и еще раз проводить такие эфиры и делиться дельными предложениями. Сегодня обсуждали деньги и дороги. У нас в гостях были Олег Алексеевич Бадера, председатель Комитета по развитию транспортной инфраструктуры Общероссийской общественной организации "Деловая Россия", и Андрей Вячеславович Мухортиков, член Общественной палаты Московской области, заместитель председателя Общественного совета Минтрансдора Московской области. Спасибо вам.

Юрий Коваленко: Спасибо большое.

Олег Бадера: Спасибо.

Андрей Мухортиков: Спасибо.

 

 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Тема часа

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты