Олег Бондаренко: Откуда берутся президенты? В любой нормальной стране они приходят из регионов. У нас этому мешает муниципальный фильтр

Олег Бондаренко: Откуда берутся президенты? В любой нормальной стране они приходят из регионов. У нас этому мешает муниципальный фильтр | Программы | ОТР

Рубрика «Личное мнение»

2020-03-10T21:42:00+03:00
Олег Бондаренко: Откуда берутся президенты? В любой нормальной стране они приходят из регионов. У нас этому мешает муниципальный фильтр
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Внимание – мошенники!
Россию XVIII века от любой европейской страны отличал громадный культурный раскол общества, в котором одна часть не понимает, как живет другая
Что у школьника в тарелке?
ТЕМА ДНЯ: Продукты накрыло цунами цен
«Всё включено» по-русски
Траты растут! Покупаем больше или платим дороже?
Прививка от ограничений
Гости
Олег Бондаренко
политолог, директор Фонда Прогрессивной политики

Ольга Арсланова: Добрый вечер. Мы снова в прямом эфире, это программа «ОТРажение», с вами Александр Денисов и Ольга Арсланова.

Александр Денисов: Да. Через полчаса у нас большая тема, поговорим про экономику, которая ударилась в панику. Там все сошлось: и коронавирус, и цены на нефть. Со всем этим разберемся, узнаем, долго ли будем падать, глубоко ли – в общем, все расскажем.

Ольга Арсланова: Ну и хотим вам напомнить о том, что мы с вами уже 5 лет, «ОТРажению» 5 лет, и мы хотим о вас, о наших зрителях узнать побольше, составить портрет зрителя «ОТРажения». Напишите нам, как вас зовут, сколько вам лет и где вы живете. Можно прислать SMS на короткий номер 5445. Спасибо.

Александр Денисов: Оль, ну пришлют и скажем спасибо, рано ты.

Ольга Арсланова: Да, заранее, пускай.

Давайте скажем спасибо за эту тему, я думаю, мы будем обсуждать ее до конца недели точно. Вот что сегодня произошло, это событие затмило все, наверное, сегодня: Госдума одобрила во втором чтении пакет поправок в Конституцию, в том числе и поправку, которую предложила Валентина Терешкова, кстати, ее уже так и называют «поправкой Терешковой». Речь идет об обнулении президентских сроков.

Александр Денисов: Да, интригу, обнулять или не обнулять, президент раскрыл не сразу, хотя его спросили об этом еще в коридоре по пути в зал, спросили: «Поддерживаете ли вы Терешкову?» Он сказал: «Все узнаете». Свою 15-минутную речь президент начал с экономики, что в такой ситуации важна сильная президентская власть, такой она и должна оставаться, только, может, не столько персонифицированной, ассоциирующейся с одним человеком.

Владимир Путин: Уверен, что придет время, когда высшая президентская власть в России не будет, что называется, так персонифицирована, не будет связана с каким-то одним человеком конкретным. Но вся наша предыдущая история складывалась именно таким образом, и, конечно, мы не можем этого не учитывать, и я прекрасно осознаю свою собственную ответственность перед гражданами страны. Вижу, что люди, во всяком случае большинство общества, ждут, конечно, и моих собственных оценок, решений по ключевым вопросам формирования государственной власти в стране и сейчас, и после 2024 года.

Ольга Арсланова: Поправку Александра Карелина о роспуске Думы после голосования по поправкам президент не поддержал, а вот Валентину Терешкову поздравил с прошедшим днем рождения, ну и заодно ее можно поздравить с одобренной поправкой как раз вот этой об обнулении президентских сроков. Владимир Путин предложение поддержал, но с некоторыми оговорками, давайте узнаем их.

Владимир Путин: Я считаю все-таки нецелесообразным убирать из Конституции ограничение по количеству президентских сроков. Второе предложение по сути означает снять ограничения для любого человека, для любого гражданина, включая действующего президента, и разрешить в будущем участвовать в выборах, естественно, в ходе открытых и конкурентных выборов. Ну и, разумеется, только в случае, если граждане поддержат такое предложение, такую поправку, скажут «да» в ходе общероссийского голосования 22 апреля текущего года. В принципе этот вариант был бы возможен, но при одном условии, а именно, если Конституционный суд Российской Федерации даст официальное заключение, что такая поправка не будет противоречить принципам и основным положениям закона.

Александр Денисов: Тему обсуждаем вместе с вами.

Ну а в студии у нас Олег Бондаренко, политолог, директор Фонда прогрессивной политики.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Олег Владимирович...

Олег Бондаренко: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Что произошло? Президент перебирал возможных преемников, думал, прикидывая и выбрал... себя, получается?

Олег Бондаренко: Можно ответить в путинском духе на этот сакраментальный вопрос, что произошло, – у нас меняют Конституцию, при этом меняют ее на глазах и очень резко. То есть что произошло? Произошло то, что все думали, что Владимир Путин в 2024 году уйдет на покой, кто-то с радостью думал об этом, кто-то думал с огорчением, но думали...

Ольга Арсланова: А некоторые думали, что еще и раньше уйдет, такое тоже было.

Олег Бондаренко: Да, но думали, очевидно. А теперь все находятся в некотором замешательстве, потому что понимают, что он необязательно, но он может никуда не уйти, как известно, он человек у нас на редкость здоровый, дай бог ему здоровья, и в этом смысле может очень долго еще править. То есть если... Помните, когда-то обсуждали, что будет в 2008 году, после окончания второго срока Путина? Сейчас этот разговор, можно об этом с иронией говорить, можно об этом с сарказмом говорить, сейчас это разговор: «А что будет после 2036 года?» Вы знаете, вот есть люди, которые уже известную часть своей жизни прожили при Владимире Путине и которые, наверное, и остаток своей жизни так же проведут при его правлении.

Ольга Арсланова: Смотрите, давайте все-таки...

Олег Бондаренко: Но если не шутить, то я думаю, я надеюсь на это по крайней мере, потому что все-таки власть, конечно, развращает, как известно, а в России власть никакая власть меры никогда не знала, к сожалению, и нынешняя власть тоже не исключение. Но я надеюсь, что Владимир Путин это сделал с одной целью – с целью того, чтобы его не считали хромой уткой. Он не знает еще, искренне не знает, уйдет ли он с поста президента в 2023-м или 2024 году, или до 2036-го еще посидит. Он об этом не знает.

Александр Денисов: Кстати, это четко считывается, там... Вы говорите, если...

Олег Бондаренко: Он просто не хочет быть хромой уткой.

Александр Денисов: Да, там...

Олег Бондаренко: Но, вы знаете, это такая позиция, вы знаете, любой политик, любой политик в мире, даже самый могущественный, рано или поздно становится хромой уткой, это законы природы. Нельзя пойти против закона природы, против закона старения, увядания, смерти, нельзя. Но такая очень странная попытка, конечно, и, вы знаете, я очень неоднозначно отношусь к подобного рода попыткам изменить основной закон страны, тем более таким странным способом...

Ольга Арсланова: Один момент только, Олег Владимирович, не все просто сразу поняли, о чем идет речь.

Олег Бондаренко: Речь идет о том, что вот сегодня 2020 год...

Ольга Арсланова: То есть продлеваться он не будет, правильно?

Олег Бондаренко: ...и все говорят о том, что, значит, в начале нам сказали, что Конституцию мы меняем, мы убираем слово «подряд» из предложения о том, что один человек имеет право быть президентом не более 2 сроков подряд, раньше было так написано. В новом варианте, который 22 апреля, очевидно, утвердят на голосовании, не будет слова «подряд», то есть в принципе 2 срока и баста, все.

Ольга Арсланова: Ага.

Олег Бондаренко: Но при этом закон обратной силы не имеет, и соответственно решения об изменении Конституции будут с нового срока считаться. Таким образом, действующий президент или тот президент, который уже был, Дмитрий Медведев, его срок считаться не будет, и Владимир Путин может еще спокойно править Россией 2 срока, и Дмитрий Медведев может два срока править.

Александр Денисов: Справедливости ради надо отметить, что там все обставлено кучей всяких «если», если это одобрит Конституционный суд. Понятно, вы можете посмеяться насчет Конституционного суда, понятно.

Олег Бондаренко: Да, но я про Конституционный суд...

Александр Денисов: Понятно. Если мы одобрим, Олег, понимаете...

Олег Бондаренко: А я не посмеюсь, потому что, вообще-то говоря...

Александр Денисов: Третье «если»: если президент решит.

Олег Бондаренко: Коллега уважаемый, вообще-то говоря, у нас был случай в недавней, в новейшей истории нашей с вами страны, когда Конституционный суд не одобрил указ президента, в 1993 году это было. Закончилось это расстрелом парламента. Извините, тогда решением Конституционного суда президент подтерся, Ельцин, в октябре 1993 года.

Ольга Арсланова: Но сейчас Конституционный суд будет другой...

Олег Бондаренко: И ничего не случилось, да? Ничего не случилось. Так что как у нас Конституционный суд решит, это, конечно, хорошая отговорка.

Александр Денисов: Олег, ну вы же будете решать, вы же пойдете на голосование, и я пойду, и Оля пойдет, решение за нами.

Ольга Арсланова: А кстати, кстати, а правда ли, что вот эта «поправка Терешковой» обеспечит явку, и в этом тоже ее задача?

Олег Бондаренко: Ну, здесь об этом лучше спрашивать уважаемых телезрителей...

Ольга Арсланова: Ну вам как кажется?

Олег Бондаренко: ...хотят ли они видеть президентом России Владимира Путина еще 2 срока или нет...

Ольга Арсланова: Они, может, пойдут против голосовать, но они придут.

Олег Бондаренко: Я здесь не хочу ни за кого принимать решение, мы страна в известной степени демократическая, так что... Но, вы знаете, пока остается только иронизировать. Вот был такой правитель на постсоветском пространстве Сапармурат Ниязов, так называемый Туркменбаши. Он, например, ввел календарь от своего рождения, переименовал месяцы. Ну вот с учетом перспективы того, что Владимир Путин будет оставаться президентом России до 2036 года, а если они еще с Дмитрием Анатольевичем Медведевым снова поменяются, то до 2042 года... То есть вы понимаете, что в принципе можно смело менять календарь и отсчитывать от новой точки от, так сказать, восшествия Владимира Путина на престол.

Александр Денисов: Олег, вы знаете, единственное, может быть, в чем вы правы, в одном, там был намек вот в этом пассаже про Великую депрессию и про Франклина Делано Рузвельта, который 4 раза переизбирался в тяжелый экономический период. Возможно, вот это еще можно расценивать как намек. Сейчас вот президент начал, что и коронавирус тут нас шарахнули, и с рублем черт-те что творится, поэтому сильная президентская власть нужна. Это я еще могу принять как-то за аргумент...

Олег Бондаренко: Вы знаете, мне страшно делается от таких аргументов, потому что...

Александр Денисов: Вы прямо испугались, да?

Олег Бондаренко: …я искренне надеялся, что во Владимире Владимировиче Путине победит Шарль де Голль, в общем, был такой шанс увидеть в нем человека, который является в известной степени основателем своей политической традиции, основателем новой России, ее учредителем, но которому потом, конечно, достанет ума и мудрости отойти в сторонку и дать уже все-таки новым силам, новым лицам, новым людям продолжать его политику или не соглашаться с ней. Это был бы очень красивый формат Ататюрка, де Голля, кого-либо еще, но никак не вот этих вот пожизненных президентов, которые правили в Африке 40 лет, никак не этого, наверное, и народ не этого ждет, потому что любое развитие возможно только в силу сменяемости власти. А поскольку Владимир Путин в последнее время в своих интервью неоднократно говорил о том, что, вы знаете, России нужна сильная президентская власть, но вот меня уговаривают, но я все-таки не считаю правильным, чтобы, значит, увеличивать количество президентских сроков.

Александр Денисов: Ну, кстати, вот эту фразу про несменяемость власти он часто повторяет в интервью, очень часто.

Олег Бондаренко: Он несколько раз, заметьте, несколько раз... Вот-вот. И вот когда я раз в третий ее услышал, я уже подумал, что, значит, останется.

Александр Денисов: Насторожились, да?

Олег Бондаренко: Значит, останется у власти.

Ольга Арсланова: Слушайте, а как так получилось, что как бы мы к этому ни относились, кому может нравиться не нравиться эта идея, но нет конкурентов реальных? Как так?

Олег Бондаренко: Послушайте, коллеги, для того чтобы конкуренты были, они должны расти где-то, понимаете? Чтобы вырос цветок, он не может вырасти на бетоне.

Ольга Арсланова: То есть Владимир Владимирович должен своих конкурентов поливать, да?

Олег Бондаренко: Нет.

Ольга Арсланова: Или как?

Олег Бондаренко: Но не должен их забетонировать, понимаете?

Александр Денисов: Олег, давайте разъясним насчет «бетонирования», что вы имеете в виду под этим словосочетанием? Кого мы бетонируем?

Олег Бондаренко: Я имею в виду, что в России, конечно, существует очень такой специфический вариант суверенной демократии, при котором любая несанкционированная властью политическая сила или политик просто никуда не выйдет: ни на выборы, ни в эфир телевидения, ни в СМИ, ни где бы то ни было еще. Если он со своей политической силой проявляет какое-то несогласие, системное несогласие с властью, его удел в лучшем случае быть на улице побитым ОМОНом, а в худшем случае сесть в тюрьму или уехать за границу.

Александр Денисов: Ну давайте сразу сделаем оговорки: просто так ОМОН не бьет.

Олег Бондаренко: Конечно.

Александр Денисов: Бьют его в случае нарушений, Олег, в случае нарушений.

Олег Бондаренко: Те, кто выходят на несанкционированные акции протеста.

Александр Денисов: Да, несанкционированные, вот.

Олег Бондаренко: А кто бы им санкционировал эти акции, хочется спросить, кто бы им их санкционировал. Конечно, власть несанкционированным политикам никакие акции никогда не санкционирует, поэтому замкнутый круг получается. И, конечно, вы знаете, у нас даже вот в этот период нашей путинской эпохи были разные политические циклы, и был цикл сравнительной конкуренции, который был до 2005 года, помните, партия «Родина», борьба с коммунистами какая активная была...

Ольга Арсланова: Рогозин?

Олег Бондаренко: Рогозина тогда.

Александр Денисов: И Глазьева еще.

Олег Бондаренко: Да-да, вот вам и ответ насчет новых политиков, тогда же они были.

Александр Денисов: Скажите, Олег, а вам не кажется, что...

Олег Бондаренко: А потом их «закатали».

Александр Денисов: Вот прекрасно, что вы сами...

Олег Бондаренко: Кого-то купили, кому-то предложили должность, кого-то отправили в места не столь отдаленные, и все, и закончились.

Александр Денисов: Да, Олег, сами хорошо, что затронули эту тему про партии. А может быть, это вопрос к самой оппозиции, потому что это такая бледная немощь, что там просто говорить не о чем, они ни разу не смогли объединиться, хотя бы чтобы перешагнуть через порог Госдумы, ни разу. Это вам не кажется смешным?

Олег Бондаренко: Вы знаете, я бы с вами согласился... Нет, подождите, мы можем сейчас в принципе говорить про всю оппозицию...

Александр Денисов: Про всю поговорим, давайте.

Олег Бондаренко: Так сложилось, что в России любой инструмент власти, даже если это альтернативная власть, то бишь оппозиция, она копирует саму власть. Вот есть Владимир Путин во главе России...

Ольга Арсланова: А почему она копирует?

Олег Бондаренко: Потому, потому что так система устроена, понимаете? Если бы у нас за это время были Путин, Медведев, Сечин, Иванов, Лавров, Шойгу на посту президента, то и не было бы Геннадия Андреевича Зюганова бессменного, не было бы Владимира Вольфовича Жириновского бессменного, они бы тоже, внутри партии у них бы был какой-то процесс, какое-то движение шло. Но поскольку у нас есть один Владимир Путин, поэтому у нас есть один Геннадий Зюганов, один Владимир Жириновский. И до тех пор...

Ольга Арсланова: Но формально Жириновский там сына своего вроде инаугурировал.

Олег Бондаренко: До тех пор, пока Владимир Путин будет вот один-единственный, все остальные по уменьшающей будут, как сейчас модно говорить, косплеить, то есть копировать главного в стране, Владимира Путина.

Александр Денисов: Олег, вам не кажется, что вы идеалист? Вот Оля правильно сказала, где, в каких странах не бетонируют своих политических конкурентов?

Ольга Арсланова: Нет, я не такое сказала.

Александр Денисов: Да-да, хорошо, что должны их поливать. Вам не кажется, что это забавно? Вы предъявляете претензию, что Путин не вырастил себе конкурентов, это странно. Где их не бетонируют? Что, Трамп не бетонирует своих?

Олег Бондаренко: Вы знаете, на самом деле это очень... Нет, конечно, не бетонируют.

Александр Денисов: Ну как не бетонируют? Вываливая язык, копировать, «Джо сонный», там этот «маленький Майк»...

Олег Бондаренко: Это борьба, это нормальная политическая борьба, понимаете, которой у нас, к сожалению, уже давно нет.

Ольга Арсланова: Кстати, согласитесь, Трамп бы забетонировал, если бы система в США была устроена по-другому и не было бы сдержек и противовесов.

Олег Бондаренко: Вы понимаете, я же сейчас, когда я даю такие, может быть, субъективные оценки нашей политической системе, я исхожу не из того, что мне там нравится Владимир Путин или не нравится, нет. Я исхожу из стабильности системы. Стабильна только та система, где ты можешь менять Путина на Медведева, Медведева на Зюганова, Зюганова на Жириновского и ничего по большому счету никак на стабильность этой системы не повлияет.

Ольга Арсланова: А каких для этого не хватает механизмов?

Олег Бондаренко: А у нас...

Ольга Арсланова: Что для этого нужно?

Олег Бондаренко: Подождите, вот кто у нас сказал, кажется, спикер Государственной Думы сказал, что у нас есть Владимир Путин и есть Россия, вот мы живем сейчас под лозунгом «Есть Владимир Путин – есть Россия». Слушайте, но Владимир Путин умрет рано или поздно, я не хочу вам открывать какую-то…

Ольга Арсланова: Слушайте, а вам не кажется, что сам Владимир Путин, возможно, тоже устал от этого, он уже стал заложником того, что других институтов не формируется?

Олег Бондаренко: Ну, вы знаете...

Ольга Арсланова: Или?

Олег Бондаренко: Можно, конечно, его жалеть и, наверное, нужно это делать...

Ольга Арсланова: Никакой жалости, о другом вопрос.

Олег Бондаренко: Но надо говорить честно о том, что для того, чтобы у нас страна в принципе дальше развивалась как-то, наступит день и час, когда Владимир Путин уйдет в силу своего просто физического состояния здоровья. И чтобы вот в этот момент Россия не распалась на десятки мини-государств, не началась бы межклановая война, для этого нужно готовить ту самую горизонтальную систему, которая будет сама существовать, сама развиваться и сама будет рано или поздно становиться властью. Но для этого ее не нужно бетонировать, для этого не нужно создавать ситуации, при которой любое какое-нибудь даже в регионе политическое движение без санкции Кремля невозможно. То есть нужно дать возможность роста, «пусть расцветают сто цветов», как говорил Мао Цзэдун.

Ольга Арсланова: То есть без этих цветов невозможен сильный парламент, невозможен независимый суд...

Олег Бондаренко: Рано или поздно система эта сломается.

Ольга Арсланова: ...невозможен сенат сильный?

Олег Бондаренко: Система государственная рано или поздно сломается, ну ничего вечного не бывает, это нормальный процесс, нет ни одной системы в мире, которая бы не сломалась через 50 лет, нет такой системы. Каждая система имеет кризисы, проблемы. И просто если у нас все заводить вот на эту вертикаль, то в момент слома вертикали, который произойдет, это естественный эволюционный процесс, посыпется все остальное. Поэтому стабильность государства базируется на том, что не все зациклено на одного человека, не все решается в ручном управлении...

Александр Денисов: С чего мы и начали, персонифицированное.

Олег Бондаренко: Конечно, конечно.

Александр Денисов: Да-да, потому что кто-то к нам приезжал из западных лидеров, и в СМИ говорили: «Встретился с Владимиром Путиным и другими российскими лидерами», – сразу это вызывало вопрос, это кто вообще, кто эти «другие лидеры»?

Олег Бондаренко: Да-да. Дмитрий Медведев был, наверное.

Ольга Арсланова: Слушайте, давайте тоже не будем персонифицировать эфир, у нас тут зрители, которые хотят тоже высказаться, давайте их послушаем. Сергей из Новосибирской области, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Да. Ваша реакция на новости сегодняшние?

Зритель: Я хотел бы внести предложение, чтобы в Конституцию для высшего нашего властителя, президента, было такое требование о недопустимости каких-либо иностранных советников в структурах власти, в экономике, в средствах массовой информации.

Ольга Арсланова: А у нас есть они, Сергей?

Зритель: Этого нет пока.

Александр Денисов: По-моему, раньше было, так называемые гарвардские профессора у нас советовали.

Ольга Арсланова: То есть, подождите, вы боитесь, что какие-то зарубежные супостаты будут нам мешать, да?

Зритель: Да-да-да.

Ольга Арсланова: Хотя пока их нет, вы просто гипотетически боитесь?

Зритель: И вот почему я такое предложение вношу? Целью моего предложения является лишение возможности предателя, пробравшегося во власть, образец – Ельцин, продать или сдать суверенитет России.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо за вопрос.

Ольга Арсланова: Актуально?

Александр Денисов: Да, вот кроме гарвардских профессоров я не припомню, чтобы кто-то у нас...

Олег Бондаренко: Ну, можно успокоить нашего телезрителя, потому что, собственно, решение о том, чтобы никто в федеральной власти, в федеральных органах власти и в Госдуме, в Совете Федерации не имел возможность обладать вторым паспортом, это, собственно, и есть та самая прививка от «гарвардских мальчиков», как вы говорите.

Александр Денисов: В 1990-х гг.

Олег Бондаренко: Да-да.

Ольга Арсланова: Ну а то, что у нас капитал, который отчасти тоже имеет большой вес, такой не совсем российский...

Олег Бондаренко: Ну послушайте, капитал уже давно не имеет границ.

Ольга Арсланова: Это не волнует?

Олег Бондаренко: Уже давно не имеет границ, нигде в мире, собственно, поэтому любой капитал большой является транснациональным, и с этим никто ничего не сделает.

Ольга Арсланова: И он властеобразующим тоже является отчасти.

Олег Бондаренко: Ну послушайте, одни из самых любимых нашим президентом бизнесменов, Ротенберги, они же не скрывают, что один из них является гражданином Финляндии, и Владимир Путин об этом неоднократно говорил, так что как бы...

Ольга Арсланова: Присоединяйтесь к нашей беседе, звоните в прямой эфир, у нас можно общаться в прямом эфире с гостями, можно написать SMS.

Ну вот смотрите, у нас тут зрители переживают, что некому власть передать, а как же санкции, а как же международное противодействие...

Олег Бондаренко: Послушайте...

Ольга Арсланова: Кто сможет, кто?

Олег Бондаренко: У нас очень много талантливых людей в стране. Если только вот этот вот пресс, который сейчас есть, немножечко, значит, убрать, демократизировать... Что я имею в виду под демократизацией? На выборах губернаторов отмена муниципального фильтра, потому что что такое муниципальный фильтр? Это фактически запрет «Единой России» выдвинуть любого оппозиционера на месте.

Откуда берутся будущие президенты в нормальной стране, в любой стране? Они берутся из регионов, от земли. Вначале человек прошел свой путь на земле, стал бизнесменом, директором предприятия, еще что-то, после этого возглавил регион, стал губернатором в конкурентной борьбе, после этого возглавил политическую партию и после этого может спокойно баллотироваться на пост президента.

Александр Денисов: Ну мы сейчас тоже пытаемся элиту свою выращивать.

Олег Бондаренко: Но как?

Александр Денисов: Вот эти все «Лидеры России», все то же самое, о чем вы говорите.

Олег Бондаренко: Это все в пробирке.

Александр Денисов: Ну естественно, но с чего-то надо начинать.

Олег Бондаренко: Ну это несерьезно. Извините, дети рождаются в процессе секса, а не в процессе ЭКО, правда же?

Ольга Арсланова: ЭКО тоже потом приводит.

Олег Бондаренко: ЭКО тоже. Вот это по принципу «это тоже».

Ольга Арсланова: Слушайте, они не отличаются от «настоящих», я прошу прощения.

Олег Бондаренко: Да, не отличаются, но мы пока не знаем.

Ольга Арсланова: Они уже выросли, своих детей завели, там уже все нормально с этим.

Олег Бондаренко: Ну да, но тем не менее это процедура имеет сколько, всего 25 лет, не больше.

Ольга Арсланова: Чуть больше.

Олег Бондаренко: Что будет дальше, мы не знаем тем более. Так что...

Ольга Арсланова: Значит, просто чтобы у нас были разные...

Олег Бондаренко: Должен быть естественный процесс размножения, понимаете, и тогда... Вот это конкретный ответ на вопрос, как, – убрать муниципальный фильтр, потому что муниципальный фильтр... Я могу привести десятки примеров из различных регионов России, где известнейшим местным политикам запрещали идти. Бурятия, например, из последнего, Вячеслав Мархаев, 2017 год, известнейший местный коммунист, значит, человек, который прошел Чечню во главе бурятского ОМОНа, ему не дали собрать муниципальный фильтр, и нынешний глава Бурятии Алексей Цыденов на этом фоне избрался с каким-то там просто феноменальным результатом, и так каждый второй.

Александр Денисов: Каким образом ему не дали?

Олег Бондаренко: Ему не дали добрать... Что такое муниципальный фильтр? Нужно собрать каждому кандидату в губернаторы необходимое количество подписей местных муниципальных депутатов по району. Муниципальное самоуправление в России известно, на каком уровне находится, известно, кто им управляет, это все решается очень просто, никакой независимости там нет, муниципальные депутаты никому не нужны, и они могут один раз в год продать свой голос, продать, я называю вещи своими именами, и зачастую так и происходит: они продают свой голос, а если это административный ресурс, то их просто «нагибают» и говорят, что вот ты, пожалуйста, пойдешь подпишешься за того, того, того, а оппозиционеру голоса своего не дашь. Так у нас в стране происходит последние 5 лет.

Александр Денисов: Ну это вам кто, сам проигравший рассказал об этом, да?

Олег Бондаренко: Естественно.

Александр Денисов: Что все...

Олег Бондаренко: И таких примеров множество. Поэтому где политики берутся? В политических партиях они берутся. Но для этого эти политические партии должны тоже развиваться. Я не хочу никого оправдывать, и Владимиру Жириновскому, и Геннадию Зюганова давно уже пора привести на свое место каких-то новых, более интересных людей, которые могли бы привести свою команду. Послушайте, за то время, что в России на одном месте сидят Путин, Зюганов, Жириновский, все остальные в мире произошла гигантская смена поколенческая уже раза 2, а то и 3.

Кому-то от этого плохо делается, как нашему президенту, который говорит: «Посмотрите, что в Европе происходит». В Европе происходит нормальный демократический процесс, да, со своими минусами, да, бывает, по полгода правительства нет, и чего страшного? Вон, в Израиле, я был недавно в Израиле на выборах, третьи выборы за год, не могут сформировать правительство.

Александр Денисов: Олег, ну нам такого не надо, без правительства по полгода нам не надо, спасибо.

Олег Бондаренко: Подождите, Израиль что, слабая страна?

Александр Денисов: Спасибо, Олег.

У нас Флора из Мурманской области дозвонилась, давайте послушаем ее.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Флора?

Ольга Арсланова: Говорите, пожалуйста.

Зритель: …возраст у меня довольно-таки серьезный, 80 лет. Я согласна с экспертом, что действительно у нас сейчас к тому, что было раньше, до смерти будут править, а много того, что делается, принимается «Единой России», фильтр действительно муниципальный не пропускает никаких людей, которые вот именно растятся. Понимаете, фильтр муниципальный сделан так, и все давит «Единая Россия», все давит «Единая Россия».

Александр Денисов: Флора, да, спасибо за ваше мнение.

Но опять же где вы видели власть, которая будет пропускать конкурентов? Конечно, он будут создавать фильтры, пробивайтесь, в конце концов.

Олег Бондаренко: Вы не правы.

Александр Денисов: Что, у нас нет ни одного региона, где пробился бы...

Олег Бондаренко: Нет, вы просто не знаете, как система муниципального фильтра работает. Она работает не в абсолютных цифрах, а по принципу того, что тебе нужно собрать по 3, 5, 10 депутатов из всех муниципальных округов, там может быть с нескольких сотен.

Александр Денисов: У «Единой России» после последних выборов были колоссальные проблемы из-за того, что пролетели их кандидаты, и ничего, победили от других партий.

Олег Бондаренко: Ну в Москве, в Москве.

Александр Денисов: И в других регионах тоже были проблемы.

Олег Бондаренко: В других регионах...

Александр Денисов: Поэтому, Олег, не все так, как вы рисуете, безусловно.

Еще у нас на связи Вячеслав из Воронежской области.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Вячеслав, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Слышно меня, да?

Александр Денисов: Да.

Ольга Арсланова: Да, говорите.

Зритель: Ага. Вы знаете, вот я сегодня смотрел по телевизору вот это выступление в Государственной Думе, вот ощущение такое, что вернулись брежневские времена, когда было все «одобрям», «одобрям», «одобрям», когда Брежневу вешали очередной орден или звезду на грудь, то же самое, аналогично, это первое.

Ольга Арсланова: Ага.

Зритель: И вообще, конечно, у меня пожелание какое?

Александр Денисов: Вячеслав, ну почему «одобрям»? Вы же можете прийти на выборы, и никакого «одобрям» не будет, за вами же выборы.

Зритель: Вот дальше давайте, я как раз по поводу выборов.

Александр Денисов: Давайте, да.

Зритель: Не выборов, а голосования.

Александр Денисов: Голосование, да.

Зритель: У меня предложение, конечно, желательно бы, чтобы взяли и разделили поправки на две части, социально-экономические и политические. Вот тогда что-то бы, конечно, произошло, народ бы сказал свое веское слово.

Ольга Арсланова: Да, спасибо. Слушайте, а расскажите, пожалуйста, Олег, как это все будет? Это будет один «комплексный обед», как нам уже рассказали...

Олег Бондаренко: Да, очень, кстати, образное сравнение. Вы когда-нибудь ели комплексный обед, чтобы он был вкусный и питательный?

Ольга Арсланова: Зависит от заведения.

Олег Бондаренко: Мне кажется, это невозможно. Комплексный обед – это всегда дешево, невкусно и быстро. Некорректное сравнение.

Александр Денисов: Олег, но его же можно не покупать, если ты не хочешь покупать комплексный обед, придешь и ставишь «нет», все, вот вы не купили комплексный обед.

Ольга Арсланова: Или...

Олег Бондаренко: Вы знаете...

Александр Денисов: Вас же не заставляют его есть, если вам не нравится.

Олег Бондаренко: Я думаю, что те люди, кто выступают против различных нюансов в этих поправках, они просто не придут на участки.

Александр Денисов: Но надо прийти, что это за разговоры «не придут»?

Олег Бондаренко: Они просто не придут. А зачем?

Александр Денисов: Ну чтобы проголосовать, высказаться, а как тогда?

Ольга Арсланова: То есть они не верят в то, что будет честный подсчет?

Олег Бондаренко: Во-первых. А во-вторых, зачем своим приходом тратить время на легитимацию того, против чего ты выступаешь?

Ольга Арсланова: А как у нас тогда оппозиция-то образуется, если по домам все сидеть будут и боятся...

Александр Денисов: Вот с этого все и начинается, понимаете, Олег.

Олег Бондаренко: Подождите, я вам сейчас говорю про реакцию людей, а не про оппозицию.

Ольга Арсланова: Но это же похожая история.

Олег Бондаренко: И я думаю, что, скорее всего, у нас цифры явки будут очень низкие.

Ольга Арсланова: Ага.

Олег Бондаренко: Это мой прогноз, цифра реальной явки. Конечно, их будут натягивать, конечно, будет включен административный ресурс. Но я не вижу возможности, чтобы цифры реальной явки на этом референдуме превышали 50%.

Александр Денисов: А может быть, стоит прекратить вот этой диванной политикой заниматься, сидеть и рассуждать, что не ходить никуда смысла нет, потому что там что-то нарисуют... Надо сходить и сделать, Олег, чтобы потом не устраивать такие разговоры.

Олег Бондаренко: Понимаете, для того чтобы, вот как вы точно сказали, не заниматься диванной политикой, нужно было людей все эти 20 лет не отучать от политики, а у нас людей от политики отучали, «не надо, не надо, взрослые дяди за вас все решат»...

Александр Денисов: Вас же не отучили, вы же сидите и высказываете свое мнение, Олег, вам рот никто не затыкает.

Олег Бондаренко: Ну вот я большая редкость.

Александр Денисов: Пожалуйста, любой может высказаться, приходить сюда.

Олег Бондаренко: Да, но большинство людей от политики отучили. И для того чтобы сформировать гражданское общество, активное гражданское общество, а только активное гражданское общество может прийти ножками, для того чтобы проголосовать на этом голосовании по Конституции и поставить «нет». Для этого нужно быть супермотивированным.

Ольга Арсланова: Но, Олег, предположим, ну вот не повезло, ну такая историческая реальность, как вы говорите. Но, может быть, действительно нужно что-то делать и не обвинять власть в том, что она отучила, а учиться и формировать эти институты? Может быть, я сейчас...

Олег Бондаренко: Вы сейчас это кому адресуете?

Ольга Арсланова: Я вас спрашиваю.

Олег Бондаренко: Кому конкретно вы это адресуете?

Ольга Арсланова: Может быть, у меня какой-то наивный взгляд, но предположим, что реальность такова, как вы говорите, что можно делать в рамках закона, для того чтобы научиться сформировать гражданское общество?

Олег Бондаренко: Ну послушайте, мы тут с вами философствуем, а наши телезрители звонят и говорят очень простые, правдивые истины: Леонид Ильич Брежнев, полный «одобрямс» и так далее, и так далее, и так далее. Ну вот что можно противопоставить полному «одобрямсу» Леонида Ильича Брежнева?

Ольга Арсланова: Он уже умер.

Александр Денисов: Олег, это все демагогия.

Олег Бондаренко: Это не демагогия, это конкретика.

Александр Денисов: Опять же возвращаемся к конкретным шагам. Вот раз вас не отучили от политики, ну и формируйте тоже, создавайте, а не призывайте людей...

Олег Бондаренко: Вы меня призываете стать политиком?

Александр Денисов: Конечно! А не призывайте людей остаться дома на диване, потому что за них подсчитают, ну это смешно, понимаете?

Олег Бондаренко: Я никого не призываю.

Александр Денисов: Это смешно.

Олег Бондаренко: Я никого не призываю, я говорю о том, как на мой субъективный взгляд будет 22 апреля 2020 года.

Ольга Арсланова: Какого, еще раз, давайте напомним?

Олег Бондаренко: Двадцать второго апреля.

Ольга Арсланова: Двадцать второго апреля.

Олег Бондаренко: В день 150-летия Владимира Ильича Ленина Владимир Владимирович Путин снимает для себя все барьеры для того, чтобы остаться президентом де-факто пожизненно, потому что в 2024 году ему будет 72 года, прибавляем 6 лет, ну получаем... Почему 6, 12 лет прибавляем, получаем 84 года, до 84 лет по новой Конституции Владимир Путин может оставаться президентом России, то есть до 2036 года.

Ольга Арсланова: Спасибо за эти цифры точные.

Александр Денисов: Спасибо, Олег, за ваше мнение.

Ольга Арсланова: Олег Бондаренко был в гостях, политолог, директор Фонда прогрессивной политики.

Не пропустите, мы поговорим через несколько минут об обвале цен на нефть, о том, что будет с рублем, с нашей жизнью. Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Казаков В В
Бондаренко не боится говорить правду (хоть и не всю) зная при этом что может очень пострадать. Герой по нынешним временам ! А то ещё и "иностранный агент" приклеют.
Владимир Березовский
Искренне уважаю людей, не боящихся говорить правду во весь голос!
Любовь
Ведущий и по стилю, и внешне, и по голосу очень похож на Сергея Маркова))) Клон?!
Рубрика «Личное мнение»