Олег Бондарев и Евгений Корчевой — о качестве мяса в России

Олег Бондарев и Евгений Корчевой — о качестве мяса в России
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Сергей Лесков: Мы гордимся гигантским профицитом бюджета, хотя видные экономисты считают, что это абсурд
Вадим Муранов: Проблема, скорее, не в том, что в школе много лишних предметов, а в том, что много лишнего в самих предметах
Владимир Морыженков: Россия крайне благоприятна для принятия инвестиций, но она так заколдована, что ни рубль, ни доллар не могут сюда проникнуть
Под крылом самолёта...
Слишком много машин! Недовольны и автомобилисты, и те, у кого нет личного авто
Пентагон нацелился на Калининград
Космический интернет - залог создания цифровой экономики на земле!
Гости
Евгений Корчевой
директор Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России
Олег Бондарев
глава фермерского хозяйства «Бифстори»

Марина Калинина: Здравствуйте! Я – Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». Каждый вторник мы рассказываем о российских предприятиях, показываем о них сюжеты и рассказываем, как они работают, с какими проблемами сталкиваются и как эти проблемы решают.

В какой-то степени продолжу тему импортозамещения, которая обсуждалась в предыдущие 30 минут моими коллегами. Будем говорить о сельском хозяйстве и том, как соединить его с промышленными предприятиями. Покажем сюжет о фермерском хозяйстве BeefStory, находится оно в Новгородской области. Я обращу ваше внимание, что именно в Новгородской, не в Краснодарском крае, где сельское хозяйство более или менее есть, а именно в Новгородской области, где, можно сказать, если честно, загнулось это сельское хозяйство. И вот ферма.

У меня в гостях сегодня Олег Бондарев, глава фермерского хозяйства BeefStory. Здравствуйте, Олег. И Евгений Корчевой, директор Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России. Евгений, приветствую вас. Спасибо, что пришли. В общем, будем соединять потребности и возможности, сегодня будем об этом говорить. Но прежде посмотрим сюжет.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Ну, прежде чем будем искать компромисс между производителями и потребителями сельхозтехники и обсуждать, как найти общий язык промышленникам и сельхозпроизводителям, хочу задать вопрос нашим телезрителям о качестве российского мяса в принципе: довольны вы им или нет? Ну, о качестве продукции мы в любом случае мы не можем не поговорить.

Олег, хочу вам задать вопрос. Вы человек городской. Создать и содержать такую ферму – дело совершенно непростое. Сорок голов – это понятно. А когда их пятьсот, а вы планируете, насколько я знаю, еще больше, – вообще мне вас жалко, честно. Это такой труд! Вообще что сподвигло этим заняться? Как это все развивается? И так далее.

Олег Бондарев: Марина, вы знаете, здесь в первую очередь это исторические корни семьи. Они, конечно же, на всех нас оказывают большое воздействие, и на меня в том числе. У меня был дед председателем колхоза, Герой соцтруда. И я с детства уже, катаясь по полям, в принципе, как-то внутри себя всегда эту идею имел.

И здесь наступил 2014 год. Мы подумали, что, наверное, это очень удачное время, самое удачное время, когда нужно что-то начинать, чтобы создать себе задел на будущее. Санкции санкциями, их когда-то снимут, но мы за это время уже успеем все вырасти, чтобы здесь как раз нашим потребителям доказать, что мы действительно можем производить качественный продукт и не использовать при этом химикатов, то есть мы сможем сделать продукт действительно на уровне Европы.

Марина Калинина: Ну, это такое заявление-заявление прямо! А как конкурировать (ну, не будем называть бренды) с крупными производителями?

Олег Бондарев: Мы в первую очередь, конечно, конкурируем именно за счет своего размера. Потому что мне кажется, что пищевая индустрия в целом, индустрия продуктов питания, ресторанная индустрия – это как раз те отрасли, где люди, наоборот, стремятся не идти к массовым продуктам, а все-таки потреблять какие-то вещи, которые созданы конкретным человеком. Когда они едят дома продукцию, они знают: «Это сделал Олег для нас. Если у нас есть претензии, мы можем ему задать вопросы и предъявить претензии».

Потому что когда мы работаем с холдингом – непонятно. То есть продукция безопасная, безусловно, вся продукция, которая на рынке есть, безопасная, но тем не менее, как она выращивается, с помощью чего – это большой вопрос. Все мы слышали в этом году сюжет про погибающих пчел из-за химикатов. Это превращается в большие проблемы.

Марина Калинина: Чего не хватает в плане техники? У вас есть возможность сегодня, может быть, хоть начать решать эти вопросы, ведь они волнуют не только вас, но и других фермеров наверняка. Давайте обсудим.

Олег Бондарев: Общаясь с коллегами, мы, конечно, очень хотим, чтобы у нас в стране появился в первую очередь трактор для небольших фермерских хозяйств, наш отечественный, который будет подпадать под все программы. Потому что для фермера, помимо продукции, всегда важно иметь технику, иметь средства для того, чтобы купить эту технику. И зачастую предложения, которые делают наши государственные банки, они проходят мимо отечественной техники просто потому, что у нас нечего предложить фермерам.

Трактор – это основа вообще любого хозяйства. Нет тракторов – нет жизни. Поэтому самый такой краеугольный камень, о котором мы говорим, – это, наверное, трактора, которые хотелось бы использовать, и чтобы эти трактора были российского производства.

Евгений Корчевой: Трактор – это, наверное, даже символ сельского хозяйства, символ работы в поле.

Марина Калинина: Ну куда же без трактора-то?

Евгений Корчевой: Во-первых, я хотел бы сказать, что, конечно, мы в сельхозмашиностроении уже почти на 70% обеспечиваем себя собственной техникой. Но это в основном техника очень мощная, производительная, большая, там сотни лошадиных сил, суперпроизводительная, потому что бескрайние просторы, бескрайние поля.

И получается, что есть сегмент фермеров, которым нужно особое внимание. Это особая такая целевая для нас забота. И мы действительно с нашими производителями российскими очень много что уже делаем для фермеров. Во-первых, у нас появился с прошлого года суперсовременный трактор, 130 лошадиных сил, собирают в городе Коврове. Это трактор ANT, «Муравей», такой международный бренд коллеги придумали. Очень современный и надежный. Хорошая, очень хорошая машина.

И по маленьким тракторам проблема заключается в чем? У нас еще с советского времени было разделение труда, чтобы маленькими тракторами занималась Белоруссия. Серьезной техникой занималась Россия, а маленькими тракторами в составе СССР – Белоруссия. Но, к сожалению, белорусские тракторы…

Марина Калинина: Но сейчас-то уже не в составе СССР Белоруссия.

Евгений Корчевой: Ну, даже без этого. Дело в том, что белорусский трактор, к сожалению, морально устарел лет на тридцать. И, не чувствуя конкуренции, мы видим что белорусский производитель при всей своей доступности и массовости, представленности на рынке… Конечно, и уровень сервиса страдает, очень много нареканий мы видим по надежности машин, по нехватке запчастей. Ну и конечно, современным требованиям он уже никаким – даже по экологии – не соответствует.

Поэтому у нас поставлена задача, мы в январе получили поручение председателя Правительства Дмитрия Анатольевича Медведева после совещания в Краснодаре, посвященного сельхозтехнике, что мы должны в ближайшее время запустить в России как минимум два производства вот таких тракторов – 60, 80, 90, 100 лошадиных сил. И мы знаем, как это мы будем делать.

У нас президентом подписаны изменения, новый такой механизм, «специнвестконтракты» называется. То есть у нас уже очередь практически из инвесторов. Будет в течение этого года и следующего отбор проектов. Я думаю, через год-полтора-два уже будут запущены производства с новыми современными российскими тракторами.

Но это не все. Это мы запустим те трактора, которые работают в поле сегодня. А вот сюжет очень хорошо показал, что сельское хозяйство меняется, модернизируется. «Свадьба была в Пенькове», по-моему: «Скоро и трактора поедут без механизаторов». Мы уже думаем и об этом. И здесь уже ведем работу с нашими учеными, с нашими научными центрами для того, чтобы, во-первых, сделать новые трактора, которые использовали бы в своей работе электричество, чтобы они были бесшумные, более экологичные, меньше топлива тратили. И это уже как шаг к беспилотным технологиям. Пусть это немножко звучит сейчас дико, но на самом деле не исключено, что скоро такие трактора будут работать серийно уже на наших полях.

Марина Калинина: Олег, а что нужно уже прямо вчера, как говорится, для вас?

Олег Бондарев: Из техники?

Марина Калинина: Да.

Олег Бондарев: Ну, на самом деле по технике…

Марина Калинина: Какой мощности вам нужны эти машины?

Олег Бондарев: Трактора нам нужны, как Евгений говорит, мощностью 80 лошадиных сил. Это самый распространенный трактор на территории нашей страны. В штуках, я думаю, это максимальное число.

И здесь вопрос в том, что действительно трактора большие выполняют стратегические задачи. Наверное, этот шаг был правильный: сначала решить важные стратегические задачи по продовольственной безопасности, а потом уже обращать внимание на наше направление. Но, в принципе, эти шаги, я думаю, действительно помогут создать модель, которая будет здесь у нас работать.

Будут запчасти – самое главное. То есть запчасти, сервис и цена. Сегодня даже уже не стоит вопрос просто цены, то есть мы готовы платить деньги. Все фермеры, любой человек, любой фермер, который работает, он не будет искать самое дешевое, а он будет искать то, что стоит нормально и работает долго. Вот наша задача.

Марина Калинина: А сейчас на чем вы работаете?

Олег Бондарев: У нас сейчас все трактора – это белорусского производства техника. Навесная техника, полевые инструменты навесные – они все в основном польского производства.

Евгений Корчевой: Здесь коллеги переплатили на самом деле, потому что у нас… Перед программой, когда мы успели чуть-чуть пообщаться, я уже сказал, что у нас есть новые современные российские аналоги. И у нас запущена целая программа НИОКР, то есть поддерживаем как государство, софинансируем новые разработки наших машиностроителей.

Вот уже сегодня можно купить оборачиватель рулонов в пленку. Это очень современная технология. Уже сегодня есть высокопроизводительные кормораздатчики, есть комбайны, которые сразу же измельчают корма и загружают в машины. То есть уже много чего сегодня производится у нас. И наши производители с каждым годом будут удивлять наших потребителей своими новыми разработками. И что важно? Они будут в полтора-два раза дешевле, чем иностранные аналоги.

Марина Калинина: Давайте подключим к нашему разговору зрителей. Николай нам дозвонился из Белгородской области. Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я хотел спросить у вас: вот зачем закупают за границей мясо, курицу?.. Ну, вы поняли. Говядина, свинина и все остальное. Зачем наши колхозы развалили все нахрен? А сейчас вы оправдываетесь перед телевизором. И какое вы мнение сделали, а?

Марина Калинина: Ну понятно, что все развалили, все плохо. Так вот, Олег как раз и пытается все это возродить.

Евгений Корчевой: И не только Олег.

Марина Калинина: А много ли таких?

Евгений Корчевой: Сотни таких фермеров молодых мы видим как потребители, очень востребованных и с деловым подходом. Сотни сыроваров, сотни производителей говядины, сотни производителей уникальных каких-то хлебов, хлеб пекут из сырья, самые разнообразные изделия.

Поэтому действительно у нас… Практически мясо мы уже не покупаем за границей. Это было, может быть, лет 5–10 назад. А сейчас стоит другая задача у государства – накормить уже и весь мир голодающий, то есть больше продуктов питания отправить на экспорт.

Марина Калинина: То есть придется вам еще тыщенку бычков подкупить.

Смотрите, еще такой серьезный вопрос. Какие могут быть схемы сотрудничества между сельхозпроизводителями и машиностроителями в плане покупки оборудования? Я не знаю, лизинг, какие-то налоговые льготы, еще что-то? Ведь все равно это большие затраты на технику, на оборудование и так далее.

Евгений Корчевой: Ну, во-первых, у нас действуют государственные программы поддержки приобретения техники. Мы вместе с Минсельхозом реализуем программу по субсидированию скидки – она колеблется от 15 до 30% в разное время, в разном регионе. Это очень серьезная поддержка и такой стимул для приобретения техники. У нас действуют льготные программы по кредитованию, где под 2–3% годовых можно взять российскую технику. И очень много программ. Особенно успешно работает лизинговая программа «Росагролизинга», частных лизинговых компаний, региональных лизинговых компаний. То есть инструментов, в принципе, достаточно много.

Вы знаете, наверное, самая главная задача взаимодействия – это понимать потребности друг друга и учить друг друга новым технологиям. Вот это нескончаемый процесс, который невозможно остановить, потому что технологии, к счастью, меняются каждый день. И только вместе с потребителями можно машиностроителям успевать за этими технологиями.

Марина Калинина: Олег, а вы чувствуете поддержку государства? И какая схема вам была бы интересна при покупке или, не знаю, при аренде?

Олег Бондарев: Ну, соглашусь с Евгением, на самом деле на сегодняшний день уже создано все. То есть уже что-то придумать еще свыше того, чтобы можно было еще дать фермерам, тяжело.

Марина Калинина: Ну, создано-то создано, но все равно чего-то не хватает постоянно.

Олег Бондарев: Не хватает. И я думаю, что… Евгений сказал, что много у нас сейчас финансовых инструментов. Можно уже брать технику на восемь, на десять лет в лизинг или в кредит. Ставки низкие. У нас, в частности, область вообще компенсирует до нуля процентные ставки на покупку техники. То есть мы можем себе позволить уже больше, чем раньше. Но при этом именно по российскому производителю мы, конечно, хотели бы видеть больше предложений.

Евгений Корчевой: Больше разнообразия.

Олег Бондарев: Возможно, какие-то на сайте… Ну, все же мы деревенские люди, мы иногда внутри района варимся, мы не видим всего. Сегодня с Евгением до студии поговорили, что уже здесь есть, здесь есть, а мы просто об этом не знали. Может быть, какой-то каталог на сайте Минсельхоза или Минпромторга, какие-то электронные каталоги.

Марина Калинина: А как сделать доступнее?

Евгений Корчевой: Вы опередили, сняли у меня с языка. Компания «Росагролизинг» текущим летом запустила интернет-магазин сельскохозяйственной техники и оборудования. Если зайти на сайт, можно увидеть весь набор оборудования, которое производится в России, передается в лизинг, сколько оно стоит, как рассчитать лизинговые платежи. То есть полностью в интернете через личный кабинет дистанционно это можно сделать.

А на сайте Минсельхоза есть вся информация по всем производителям с дилерскими центрами, с ценами, с видами техники по программам, которые реализуются со скидкой. То есть это, в принципе, уже все есть. И у потребителя есть возможность зайти, посмотреть и выбрать для себя, узнать больше о том, что нового производится у нас.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок из Московской области. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Надежда, я из города Балашихи. Балашиха – очень большой город, два миллиона жителей. Магазинов у нас очень много – и палаток, и магазинов, и «Пятерочки»…

Марина Калинина: Ну понятно, понятно.

Зритель: По качеству мяса что я хочу сказать? Любое (свинина, говядина, баранина, курица, индейка), все, что продается в магазине, вот варишь – и ничем не пахнет. Чем вы это объясните?

Марина Калинина: Спасибо. Ну, Олег, это, наверное, вы как специалист по мясу можете ответить на этот вопрос. То есть я так понимаю, что качество мяса не очень удовлетворяет Надежду.

Олег Бондарев: Я думаю, что здесь, кроме говядины, по остальным видам продукции вопрос, может быть, не совсем по адресу. Про говядину я могу сказать следующее.

Все-таки большая часть продукции, которая идет на полки магазинов, розничных сетей больших – это все-таки поголовье выбракованное с молочных ферм или молочные быки, откормленные для продажи. Это все-таки своя определенная специфика этой продукции. Это побочный продукт молочного хозяйства. В связи с этим качество этого мяса действительно оставляет желать лучшего.

Но я думаю, что такие хозяйства, как мы, которые уже на сегодняшний день действительно есть, в Российской Федерации они развиваются, они и призваны для того, чтобы потребитель мог получить действительно говядину, которая пахнет, бульон, который наваристый, который ароматный, который приятно есть. Я думаю, что Надежда в Балашихе точно скоро этот продукт сможет уже попробовать.

Марина Калинина: Вот это понимание потребностей сельхозпроизводителей есть у машиностроителей? Я имею в виду – у самих заводов.

Евгений Корчевой: Безусловно. Если бы этого понимания не было, не появлялись бы новые виды техники. Я вам более того скажу. Есть такая тенденция: у нас многие машиностроители сами идут в аграрный бизнес, покупают небольшие фермы либо занимаются растениеводством, для того чтобы понимать, а как эта техника работает и как можно усовершенствовать процесс именно в сельском хозяйстве. То есть они уже так чуть-чуть являются сами и сельхозпроизводителями, поэтому им объяснять не надо.

И есть, кстати, очень много примеров обратных, когда сельхозпроизводители, которые занимались исключительно тем, что выращивали, например, пшеницу, кукурузу, у них появлялись какие-то инженерные идеи, и они начинали производство техники. У нас такие заводы тоже есть – то есть те заводы, которые организованы, можно сказать, потребителями. Они у себя в хозяйствах оттачивают эту технику и продают уже успешно по всей России.

Марина Калинина: Ну хорошо. А как сделать все-таки нашу технику и оборудование конкурентоспособным и по цене, и по качеству, чтобы это было доступно фермерам, небольшим хозяйствам?

Евгений Корчевой: Ну, самое главное…

Марина Калинина: Вы сказали, что в Белоруссии старое, некачественное и так далее. Бог с ним. Но все равно они работают на полях, и альтернативы пока как-то нет.

Евгений Корчевой: Ну, здесь мы видим, что рынок сельхозтехники, если мы посмотрим, он достаточно конкурентный у нас. И это такой международный, очень глобальный сегмент, где представлены производители самых разных стран – Европейского союза, Американского континента. На Востоке – соответственно, в Китае, в Японии – тоже развито производство сельхозтехники. Вся эта сельхозтехника приезжает том числе и в Россию.

Марина Калинина: Но нам-то свое надо.

Евгений Корчевой: И наши производители сталкиваются с такими же компаниями, как и они, но которые работают за рубежом.

И вот здесь задача государства самая главная – в идеале выровнять условия, чтобы никаких особых преимуществ у тех зарубежных производителей по отношению к нашим не было. Потому что, с точки зрения кадров, умения работать, умения организовать сервис, наши российские производители обладают компетенциями очень серьезными. Главное, чтобы не было каких-то искажений в торговле, в мерах поддержки.

Ну а в идеале, конечно, наша система мер поддержки даже должна быть лучше, чем за рубежом. Вот мы к этому стремимся. У нас утверждена председателем Правительства Стратегия развития сельскохозяйственного машиностроения, и до 2030 года мы прописали цель, задачи, мероприятия.

Марина Калинина: Главное, чтобы это все еще работало. Прописать-то можно, это понятно.

Евгений Корчевой: Планомерно реализуя эту стратегию… Как раз результат этой стратегии виден на полях. Сегодня все больше и больше именно российской современной техники работает на полях. И для нас что очень важно, для Минпромторга? Что не только на российских полях, а уже и немецкие фермеры используют российские бороны, французские аграрии убирают российскими комбайнами, а российские тракторы ездят по земле в Австралии и в Канаде, например.

Марина Калинина: Главное, чтобы они в России ездили.

Евгений Корчевой: Конечно, конечно.

Марина Калинина: И такие, какие нужны.

Наталья из Калининграда, есть у нас еще один звонок. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Приветствую всех присутствующих в студии. Хотела бы вот что сказать. Я согласна с той женщиной, которая звонила до этого и говорила о низком качестве мяса. Могу предположить, что низкое качество мяса, что оно резиновое все лишь по той простой причине, что у нас его производят массово в холдингах огромных, в агрохолдингах. Соответственно, полностью пытаются уничтожить маленькие личные подсобные хозяйства.

Например, у нас в Калининграде прошлым летом, даже этим летом была развернута кампания по поводу африканской чумы свиней. Заставили всех жителей, кто держал маленькие подсобные хозяйства, уничтожить всю скотину. Люди позабивали даже не больных свиней. И в итоге мясо только мираторговское. И все, другого мяса нет никакого.

А то, что касается нашей техники, то я только приветствую. Мы действительно должны все свое российское покупать, наши комбайны должны работать на наших полях. Я только «за».

Марина Калинина: Спасибо, Наталья, спасибо.

Олег, как в этом плане? Мы, с одной стороны, вроде бы про конкуренцию говорили, а тут вот такие методы. Как удается? Или не удается?

Олег Бондарев: Ну, здесь, к сожалению, вопрос нужды. Конкретно тема африканской чумы свиней – это очень больная тема для всей Российской Федерации, потому что она… Евгений, наверное, как человек государственный сможет подтвердить. Все-таки у нас сейчас есть приоритеты по экспорту продукции, в том числе свиноводческой. И крупнейшие покупатели, такие как Китай, очень пристально следят за ситуацией с АЧС. Мы, в принципе, в некотором роде сами свою страну обрубаем, когда у нас все вспышки появляются, и мы не можем выйти на внешние рынки.

Действительно, болезнь такова, что 5–10 километров радиус, две зоны, и необходимо при каждом случае уничтожать полностью все поголовье. И правда в том, что есть регионы, которые немножко опережают это, то есть предлагают мелким фермерам, подсобным хозяйствам самим ликвидировать поголовье, получить какую-то компенсацию, чтобы регион…

Марина Калинина: Ну что, как всегда, время пролетело незаметно. Спасибо большое, что вы были с нами сегодня. И надеюсь, что вы друг друга услышали и сдвинется что-то с места. Спасибо. Олег Бондарев, глава фермерского хозяйства BeefStory, и Евгений Корчевой, директор Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России.

А прямо сейчас – производственные портреты.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски