Олег Чернозуб: Кликушество на предмет перемен сильно преувеличено

Гости
Олег Чернозуб
ведущий научный сотрудник Института социологии РАН

Ольга Арсланова: Да, а мы продолжаем. Вот мы ждали, что сейчас отобьемся, да, или что-то… Нет? Потому что тема все та же, но разные аспекты этой темы. Что сегодня произошло? Знаковое для многих событие, Дим, между прочим. Символ комфорта, современного общества потребления – компания «Икеа» – ушла с нашего рынка. Были огромные очереди. Ну ты-то видел, как люди стояли часами с этими плюшевыми акулами, шкафами, диванами, которые им не очень нужны. Но на всякий случай решили запастись, потому что пока речь идет о закрытии магазинов на 3 месяца, но, как мы понимаем, события могут разворачиваться как угодно. Люди стояли часами, понимая, что от многого, к чему мы уже привыкли, нам придется отказаться в новой реальности.

А мы действительно в этой новой экономической реальности оказались. Напомню, что на днях глава ВЦИОМ Валерий Федоров примерно оценил, как санкции скажутся на нашей с вами повседневной жизни. Так вот, по его мнению, больше всего пострадает средний класс. Те, у кого доходы в рублях, но потребление во многом импортное. У этой группы населения, как правило, ипотека, машины (там «Хендэ», «Киа»), отдых в Турции или Египте. В последнее время – в Крыму или на Кавказе. Вот им будет больней всего. Непривычней всего, я бы так сказала.

Дмитрий Лысков: Ну а, кстати, низший класс, к которому Валерий Федоров отнес 40% населения, почти не почувствует давления санкций, так как все питание – домашнее, все доходы – в рублях, опора, как говорится, на огород и сеть родственно-дружеской взаимопомощи. Отдых – на даче или в гостях у родственников. Ну в целом главный удар по верхне-средним слоям россиян. Эти люди сегодня больше всего и паникуют, по большому счету.

Ольга Арсланова: Ну им жалко оставить свой привычный образ жизни.

Дмитрий Лысков: Да, и ВЦИОМ это подтверждает.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о том, готовы ли вы к переменам, как к ним подготовиться. Потому что, очевидно, они неизбежны. И чем как-то заменить привычный образ жизни. Звоните в прямой эфир.

Дмитрий Лысков: Олег Чернозуб, ведущий эксперт-консультант ВЦИОМ, присоединяется к нам. Олег Леонидович!

Ольга Арсланова: Олег Леонидович, здравствуйте!

Олег Чернозуб: Здравствуйте!

Ольга Арсланова: Олег Леонидович, вот эти атрибуты капитализма, общества потребления, о которых мы говорим… Каждый день приходят новости о том, что привычные какие-то нам компании уходят с нашего рынка. А мы уже с ними сроднились, это нас окружает. И, в общем, да, винить людей в том, что они привыкли к комфортной, спокойной жизни, наверное, странно. Но, очевидно, что чем быстрей мы примем эти перемены, тем проще будет для нас. Как вам кажется?

Олег Чернозуб: Мне кажется так, что, знаете, кликушество на предмет перемен сильно преувеличено.

Ольга Арсланова: Так.

Олег Чернозуб: Вы знаете, во-первых, никто не знает, как долго продлятся так называемые санкции. Приведу абсолютно простой и практический пример. Вот закрыли воздушное пространство над нашей богоспасаемой страной. Соответственно, многие лизингодатели потребовали… А в авиационной отрасли это норма, когда самолет принадлежит не компании, которая его эксплуатирует, а принадлежит лизингодателю, который в лизинг или аренду отдал этот самолет компании, которая, собственно, на нем осуществляет полеты. По своим маршрутам, со своими пилотами и так далее. Но физически самолет принадлежит компании, которая купила его у производителя и вот сдает таким образом «Аэрофлоту» и всем остальным как бы в аренду.

Ольга Арсланова: Ага.

Олег Чернозуб: Так вот, анализ показал, что порядка 500 самолетов крупных (это огромное количество)… что если, в соответствии с последними санкциями, их попробовать отозвать – это банкротство всей европейской авиационной отрасли. Значит, их даже физически вывезти нельзя. Вот они прислали приказы, что эти самолеты мы не разрешаем эксплуатировать, они наши – вопросов нет - мы не разрешаем их эксплуатировать. Ну не разрешаете – и не разрешаете. Хорошо.

Вот их отогнали куда-то в уголок аэропорта Шереметьево и всех прочих наших аэропортов. И вот они там стоят. Они стоят, естественно, денег не приносят (поскольку они стоят, а не летают). За то, что они стоят там где-то в уголке аэропорта, за это тикают платежи. Как бы вывезти их нельзя, потому что даже экипажи европейские сюда, в силу тех же самых европейских санкций, сюда даже экипажи для этих самолетов привезти нельзя. Но вот для этих самолетов – ладно, хорошо – привезли экипажи. Поездом или автомобилями. Они залезли в эти самолеты, но самолеты, чтобы отогнанными быть в Европу, они в воздух подняться не могут. Потому что существуют встречные санкции.

Мы закрыли воздушное пространство для всех не наших самолетов. Иными словами, те санкции, которые сейчас введены, они носят пропагандистский, истерический характер. Какие из них реально останутся, толком не знает никто, включая и вашего покорного слугу. Поэтому сейчас разгонять такую как бы истерику, слишком эмоционально относиться к тому, что происходит, на мой взгляд, никаких оснований нет. Никто толком не знает, какой на самом деле ущерб придется претерпеть нашей стране и нашему населению.

Вот я буквально перед нашим с вами эфиром читал один из интернет-сайтов, и там фактически рядовой читатель, (ну или мы бы с вами сказали, рядовой зритель), пишет: «Друзья мои! Давайте мы примем закон о том, что все те компании, которые сейчас уходят с нашего рынка, после того, как им придется вернуться на наш рынок, по закону будут обязаны на всей своей рекламе, на всех своих этикетках, чеках и так далее и так далее печатать, что мы, «Икеа»…

Дмитрий Лысков: Поддержали санкции.

Олег Чернозуб: «Ашан», «Метро» и все прочие, принимали участие в санкционной компании 2022 года».

Дмитрий Лысков: Интересная идея.

Олег Чернозуб: Я думаю, что это отрезвляющим образом подействует на очень многих.

Ольга Арсланова: Олег Леонидович, а вам так кажется? Вот по тому, что как компании в капиталистическом мире… совершенно понятно, что они под давлением сейчас уходят, и при первой же возможности они вернутся. Так и покупатели. Понимаете, забудут, простят и снова встретятся. Вот человек такой сейчас современный. Или нет?

Олег Чернозуб: Вы знаете, с одной стороны, вы правы. Да, конечно, для покупателя будет важна не столько надпись на чеке и отношение к нашей стране данной конкретной компании, сколько ее продукция.

Ольга Арсланова: Да, тем более, что… Олег Леонидович, я прошу прощения, многие работают на эту компанию в России.

Олег Чернозуб: Простите, пожалуйста, проблема заключается в том, что такой продукции: автомобилей, стиральных машин, пылесосов и все прочее – миллион. Нет никаких проблем между компаниями, которые нашу страну так сказать «обидели» в 2022 году. И, выбирая между компанией, которая обидела и которая проявила понимание к нашей стране, никакой проблемы нет сделать выбор. Ничего сверхъестественного в этой продукции, - тех компаний, которые как бы уходят (еще неизвестно, насколько они уходят, они, может, на 2 недели уходят, давайте панику тут не нагнетать), никакого сверхъестественного качества в этой продукции нет.

И поэтому, я думаю, что для очень многих предпринимателей, для акционеров этих компаний, очень скоро станет понятно, что выбор в пользу политически ангажированных решений, в пользу политически мотивированной истерики – это не самый лучший выбор, который они могли сделать.

Дмитрий Лысков: Олег Леонидович!

Ольга Арсланова: Пауза. Потому что успокоили.

Дмитрий Лысков: Нет, ну, действительно, успокоили, во-первых. А, во-вторых, Олег Леонидович, вот у нас телезрители тоже пишут: «Ушла их «Икеа», придет наша «Икеа».

Ольга Арсланова: Кстати.

Дмитрий Лысков: Между прочим, да.

Ольга Арсланова: Тем более, что в «Икее» очень многое производилось в России. Да, понятно, что это технологии освоенные. Что, мы не можем без них производить?

Дмитрий Лысков: Ну я тоже полагаю, что ну уйдут они…

Ольга Арсланова: Российское сырье.

Дмитрий Лысков: Рыночная ниша, в конце концов, как говорится, свято место пусто не бывает. Вот и все.

Олег Чернозуб: Ну это ровно то, о чем я говорил. Вы знаете, за редким исключением, ничего сверхъестественного в той продукции, которая продается под, условно говоря, западными брендами – нет. Конечно, - тут нельзя сбрасывать со счетов, - некоторые вещи они, конечно, продумали и отработали лучше, чем кто бы то ни было. И мы, и китайцы, и корейцы, и японцы… Уже, кстати говоря, известно – отвлекаясь вот от нашего с вами разговора – уже известно, что целая делегация отбыла из Южной Кореи в Соединенные Штаты обосновывать, упрашивать и умолять, чтобы Южная Корея (а это, прежде всего, Samsung, LG и прочее) оказалась не обязана в полной мере соблюдать санкции.

И если поход этой делегации в Вашингтон окажется успешным, то очень скоро обнаружится, что все те рыночные ниши, которые освободили – ну давайте называть вещи своими именами – по дурости наши европейские и американские потенциальные партнеры, что они оказались занятыми южнокорейской, японской и китайской продукцией. Не говоря уже о том, что открываются широчайшие возможности для развития собственного отечественного производства.

Дмитрий Лысков: Ну вот из Татарстана…

Олег Чернозуб: Нет здесь никаких сверхъестественных угроз. Я, более того, скажу: Европа – как бы помягче сказать – заваливает уже практически с вероятностью 80% третью подряд посевную. В мире и, прежде всего, в Европе назревает продовольственный кризис. Кроме России и Украины компенсировать издержки этого продовольственного кризиса некому. Что там будет с – как бы это сказать помягче – с салями и пармезаном просто в Европе, на этот вопрос нет убедительного ответа. Поэтому, знаете, фантазии о том, что вот мы лишились разделочной доски от «Икеи» или тумбочки и платяного шкафа, на этом фоне это выглядит просто смешно.

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам!

Дмитрий Лысков: Олег Леонидович, спасибо большое! Ну вот, кстати говоря, нам телезрители пишут из Татарстана: «Вы разводите панику». Вы знаете, по моему личному глубокому ощущению, мы занимаемся с Олегом Леонидовичем прямо противоположным. Не знаю, откуда у вас взялось такое ощущение.

Ольга Арсланова: Спасибо большое!

Дмитрий Лысков: Олег Чернозуб, ведущий эксперт-консультант ВЦИОМ, был с нами на прямой связи.

Ольга Арсланова: А сейчас к нам…