Олег Чернозуб: Людей возмущает не то, что спекулянты зарабатывают на разнице цен, а то, что случай извлечь выгоду предоставляется не всем

Гости
Олег Чернозуб
ведущий научный сотрудник Института социологии РАН

Спекулянты. Почти забытое слово из СССР - спекулянты. Кто эти люди: как нынче модно называть - бизнесмены или все же аферисты, которые наживаются на ажиотажном спросе и страхах людей. Как бороться со спекулянтами?

Иван Князев: Подключаем к разговору нашего эксперта. Олег Чернозуб у нас на связи, ведущий эксперт-консультант ВЦИОМ. Олег Леонидович, здравствуйте.

Олег Чернозуб: Доброе утро.

Иван Князев: Олег Леонидович, ну спекулянты, как я понимаю всегда появляются в таком вот в не очень хорошем понимании этого слова, появляются, когда возникают какие-то сложности, трудные времена настают. И всегда появляются люди, которые хотят на этом поживиться. Это так? Вот по исследованиям?

Олег Чернозуб: Ну, вы знаете, я бы чуть-чуть с другого, с другой стороны приступил к этому вопросу. Вообще исходно слово «спекулянт» происходит от латинского слова, обозначающего «наблюдатель». И например «specula» – это наблюдательная башня в Италии там, в Риме. А на китайском языке спекуляция передается иероглифами, которые обозначают «воспользоваться случаем».

То есть исходно спекуляция даже вот в своей этимологии происхождения слова связана с тем, что кто-то имеет возможность воспользоваться случаем, недоступным для других. И здесь мы выходим, собственно, вот на сущность спекуляции именно в той части, которая, как бы это сказать, возбуждает общественное мнение, причем в направлении вот развития неудовольствия таким явлением общественным. А именно, это то, что случай воспользоваться, извлечь выгоду предоставляется не всем.

Иван Князев: Кому-то повезло, кому-то нет.

Олег Чернозуб: Да, и здесь мы как раз в современных терминах называем это злоупотреблением рыночным доминированием, ну или доминированием на рынке. Когда вот обсуждали мы в ходе передачи там советские времена, советских спекулянтов, откуда это бралось?

Это бралось… понятно, что существовал недостаток товаров, точнее, существовали заниженные цены на некоторые из них. Но возможность воспользоваться этим явлением была только у тех, кто имел возможность зайти в магазин или там на базу торговую, что называется, с черного хода.

И людей-то возмущало и до сих пор возмущает не то, что зарабатывают на разнице цен, потому что ну любому понятно, что торговля тоже должна зарабатывать. Людей же не возмущает, что магазин зарабатывает на том, что привозит, разгружает, хранит, затем торгует…

Иван Князев: Как это не возмущает?! Еще как возмущает, нам сегодня несколько звонков таких было, что вообще все торговые сети тоже спекулянты.

Олег Чернозуб: Тоже спекулянты?

Иван Князев: Конечно.

Олег Чернозуб: Ну а где они тогда собираются приобретать? Ну в любом случае это не является доминирующей… да, это не является доминирующей точкой зрения. И, кстати говоря, очень наглядно это проявилось вот в звонке нашего уважаемого телезрителя из Архангельской области.

Он живет, видимо, в каком-то небольшом населенном пункте, куда один или несколько коммерсантов привозят товары. И в такой ситуации, действительно, вот у этих коммерсантов складывается монопольное положение, и вот они своей монопольной властью злоупотребляют. Если верить данным, которые сообщил нам телезритель, то на фоне того, что в городе, где, собственно, эти коммерсанты закупают продукцию, цены не растут. Они, злоупотребляя вот этим своим монопольным положением, цены необоснованно повышают.

Значит, здесь надо сказать, что явление это характерно для всех стран. Это совершенно не обязательно, значит, как бы родовое пятно советской власти или социализма. И давным-давно выработаны механизмы противодействия такому явлению, которое непрерывно порождается экономической жизнью.

И это противодействие связано как раз с внимательным наблюдением за случаями возникновения монопольного положения на рынке и создания для него административных (я хочу, кстати, подчеркнуть) как раз нарушающих рыночные (такие, знаете, из учебников) рыночные стандарты, административным воздействием. Как раз вот направлено на то, чтобы не допустить такого монопольного положения. Не всегда это удается, потому что неизвестно, как разбить конкуренцию значит в отдельно взятой небольшой деревеньке Архангельской области. Вот, но тем не менее ничего лучше пока не придумано.

Тамара Шорникова: Мне кажется, если смотреть в прошлое, то там достаточно сложное отношение к спекулянтам. С одной стороны, да, вот как мы уже сказали, – это какая-то такая классовая, что ли, ненависть: «Ага, у тебя есть доступ туда, куда у меня нет».

А с другой стороны, многие мы сейчас видим сообщения, с теплотой вспоминают: мол, помогли люди. Там джинсы хорошие привезли, пластинки классные и так далее. Ну не было этого в стране, да, а они что-то как-то там подсуетились, откуда-то привезли – с благодарностью вспоминают. Да, там больше заплатил, ну а где было взять?

Олег Чернозуб: Ну вот я в основном соглашусь с вашей точкой зрения и проиллюстрирую ее из собственного опыта. И, мне кажется, моя иллюстрация еще более ярко проявит, ну как сказать, проявит логику моих рассуждений.

Вот я с огромным удовольствием пользовался услугами спекулянтов, когда, значит, 30 лет назад приехал в Москву, жил здесь пока без семьи и работал настолько интенсивно, что, значит, у меня сил ходить в магазин ну не было никаких. Поэтому приезжая там в 8-9 часов вечера к себе домой с работы, значит, я с большим удовольствием проходился мимо рядов бабушек, выстроившихся у метро тогда в Москве в количестве там 10, 20, 30, 40 человек.

И я понимал, что цена вот на продукты, которые я себе покупал (они продавали рядовые продукты – там хлеб, молоко и так далее), что цена вот у этих бабушек на эти продукты выше, чем в магазине, но дойти до магазина у меня сил никаких не было. Я с удовольствие покупал эти продукты у бабушек, значит, внутренне благодаря их за то, что они достояли до…

Иван Князев: За то, что они вообще, в принципе…

Олег Чернозуб: …до темноты и дождались, пока я приеду со своей работы. Так что в этом отношении, поскольку бабушек было много, ни одна из них своим доминирующим положением на этом микрорынке не злоупотребляла. И хотя цены, еще раз подчеркиваю, были выше магазинных, никаких вот значит мыслей или чувств, связанных с тем, что…

Иван Князев: Что это плохо не было.

Олег Чернозуб: Да, чтобы осудить конкретную бабушку и в целом это явление, у меня не возникало.

Иван Князев: Спасибо. Спасибо. Олег Чернозуб, ведущий эксперт, консультант ВЦИОМ был с нами на связи.