Олег Ефремов: Умение быть счастливым, видеть хорошее в любой ситуации – это важнейший навык человека

Гости
Олег Ефремов
кандидат философских наук, доцент кафедры социальной философии и философии истории философского факультета МГУ им. М.В.Ломоносова

Оксана Галькевич: Вот прямо вижу, Костя, океанский берег, пальмы… Ты идешь босиком по белому-белому песочку… Заходишь в небольшой уютный ресторан с видом на огни большого города… Рио-де-Жанейро …

Константин Чуриков: Я уже туда перенесся, да… Отпуск пытаешься наколдовать, да?

Оксана Галькевич: Ну, я про тебя на самом деле. Мне кажется, что тебе этого очень не хватает, вот прямо как солнечного витамина, да?

Константин Чуриков: Да, вот это честно, да.

Оксана Галькевич: О, отлично! Ты у нас будешь сегодня наглядным пособием, ну в смысле примером человека, который, друзья, не выдержал социально насаждаемых стереотипов, этого давления неких норм. Жара, заграница, рестораны, большие города – вот это все Константин. На самом деле, Костя, тебе нужно совершенно другое: тихий дачный участок где-то в уголочке Тверской твоей любимой области…

Константин Чуриков: Лопата…

Оксана Галькевич: Лопата, да…

Константин Чуриков: Грабли!

Оксана Галькевич: Пенье птиц за окном и одиночество, чтобы заниматься португальским языком.

Константин Чуриков: Ну, вообще-то да, мне действительно это все нравится, и жара, и большие города, и, кстати, учить португальский лучше, конечно же, там, а не тут, в языковой среде.

Это, уважаемые зрители, вещи, которые основатель сети «ВКонтакте» и Telegram Павел Дуров назвал переоцененными в современном мире. Там еще есть социальные сети, Оксана, это уже твоя, так сказать, беда, недвижимость, мода, советы знаменитостей. Кстати, Павел Дуров сам знаменитость.

Оксана Галькевич: Да, тоже насоветовал нам. Социальные сети не моя беда, я там исключительно в Instagram со зрителями общаюсь. А вот что Дуров, друзья, считает недооцененным в современном мире, – простые совершенно вещи: сон, природа, одиночество. Капитан Очевидность, скажете вы? А вот давайте, давайте, друзья, вы можете добавить что-то в этот список от своего имени. Ждем ваших сообщений на вашем SMS-портале, короткий бесплатный номер у вас на экране, там же номер для телефона, можно высказаться на всю страну.

Константин Чуриков: На самом деле это рубрика «Личное мнение», и у нас в студии Олег Ефремов, кандидат философских наук, доцент кафедры философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова. Олег Анатольевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Олег Ефремов: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Вот для меня, смотрите, самое неочевидное на самом деле в том, что сказал Дуров, – он сказал об одиночестве. Ну, можно понять одиночество как некое, знаете, такое пространство для созерцания, для какого-то внимательного наблюдения за той же природой, может быть, сейчас это очень модно, кстати, самокопания, кто-то любит, ну не знаю, чтения. Но в принципе-то одиночество, наверное, не самая полезная штука для человека, нет?

Олег Ефремов: Совсем нет. Как-то, помнится, мы говорили на похожие темы. Надо различать одиночество и уединение. Вот уединение действительно порой необходимо человеку. Надо побыть иногда наедине с самим собой, о чем-то подумать, в чем-то разобраться, что-то переоценить. А одиночество – это страшное состояние. Чтобы понять, что такое одиночество, если, слава богу, вы этого не знаете, ну почитайте Камю «Посторонний», или «Чужой», разные переводы. Там очень хорошо выражено это состояние экзистенциального одиночества человека. Совсем ничего красивого, приятного и радостного в этом нет.

Константин Чуриков: Ну, это много где выражено, да, но, в общем… Я вот, кстати, да, вот этот пассаж действительно не понял.

Хорошо, сон. Тут, казалось бы, речь идет о какой-то физиологической потребности. Вот… ?

Олег Ефремов: Дуров говорит, может быть, о том, чего не хватает современному человеку. Но это печальная реальность. Ну вы можете похвастаться, Константин, что всегда высыпаетесь?

Константин Чуриков: Нет.

Олег Ефремов: Я думаю, что нет.

Константин Чуриков: Всегда не.

Олег Ефремов: Вот именно мы все в этой ситуации. Нам всегда не хватает времени немножко поспать. Ну что ж, есть столько, сколько нужно организму. Вы знаете, вот сейчас мне приходится вставать в 05:30 каждое утро, и я вдруг понял, что это тоже хорошо. Я встаю в 05:30, а потом я достаточно бодр целый день, и вот, видите, сегодня я у вас вечером, я даже еще не ложился отдохнуть.

Оксана Галькевич: Это обстоятельства семейные, например маленький ребенок, или это, не знаю, такой график…

Олег Ефремов: Это семейные обстоятельства, это щенок немецкого боксера по имени Босс.

Оксана Галькевич: Понятно.

Константин Чуриков: Хорошо…

Оксана Галькевич: А что бы вы добавили в этот список недооцененных вещей?

Константин Чуриков: Мы еще природу не успели…

Оксана Галькевич: Природа, да.

Олег Ефремов: А вы знаете, я сейчас добавлю, но, если позволите, я продолжу тот замечательный спич, с которого вы начали, Оксана, сегодня этот сюжет по поводу Рио-де-Жанейро и Тверской области.

Оксана Галькевич: Ага, вы тоже туда хотите?

Олег Ефремов: Не просто.

Оксана Галькевич: А куда, кстати?

Олег Ефремов: Нет, мне история одна вспомнилась…

Оксана Галькевич: В Тверь или в Рио?

Олег Ефремов: Мой папа долго работал в Рио-де-Жанейро и обожает этот город, обожает эти пляжи и эти пальмы.

Константин Чуриков: А-а-а, …, нас двое!

Оксана Галькевич: Подожди, наш гость еще не сказал про Тверь.

Олег Ефремов: Он провел там молодость… Да-да, про Тверь. А потом в зрелые годы он купил дом в деревне в Тверской области…

Оксана Галькевич: О, Костя!

Олег Ефремов: …и обожал это место, этот дом, Волгу. И противоречия никакого не было, он не прекратил любить Рио-де-Жанейро, но так же, как прекрасен Рио-де-Жанейро, так же прекрасна деревня на берегу Волги под названием Видогощ.

Константин Чуриков: Я согласен. Я в этом году бывал в Тверской области, деревня Лисицы, это просто, так сказать, моя любовь навсегда.

Олег Ефремов: Рядышком, рядышком, несколько километров.

Оксана Галькевич: Тебе еще этот путь пройти нужно, самурай ты наш.

Константин Чуриков: Хорошо. Олег Анатольевич, по поводу природы. Вот был такой ученый Лоренс, и он говорил, что только наблюдая (сейчас вот просто перескажу его мысль) за природой человек может состояться как человек, как личность; что как раз в этих городах, где возникает какая-то, скажем так, нездоровая атмосфера (я очень вольно, примитивным языком пересказываю), мы как бы теряем себя как индивиды.

Олег Ефремов: Ну почему же? Есть же разные грани индивида. Есть огромное количество моих коллег, которые доказывают, что, наоборот, современное общество и современный человек формируется городом и формируется как раз как личности, просто личности современного общества. Опять же, зачем выстраивать противоречие? Хорош город, хороша природа, главное, чтобы в жизни было и то и другое, чтобы была возможность из шумного города иногда уехать на природу и побыть действительно наедине с самим собой, полюбоваться этим прекрасным божьим миром и потом вернуться в город и делать тоже много полезного, нужного, в том числе и для сохранения той же самой природы, которой вы только что любовались.

Константин Чуриков: Сочетать.

Олег Ефремов: Конечно.

Оксана Галькевич: Скажите, а вот этот навык, любование природой, умение ценить красоту, может быть, не всегда яркую, как в Рио-де-Жанейро, не всегда такую выразительную и кричащую, более спокойную (у нас страна большая), – мне кажется, это очень важный для нас навык. Вот мы знаем людей, которые умеют это делать, мы знаем просто об этом из описаний, из источников, про эти страны: это Япония, например, финны, две разных точки на земном шаре. Про нас такого, наверное, все-таки не скажешь, при этом нам это очень нужно в силу того, что наша страна такая огромная, а этой огромности мы зачастую боимся. Мы смотрим на эту природу огромную на нашей территории и боимся, что там нет людей, что там одна сплошная природа, нет каких-то заводов, еще чего-то… Как быть? Это воспитывается, или что это, откуда?

Олег Ефремов: Оксана, умение любоваться природой…

Константин Чуриков: Ладно, сейчас покажу Рио-де-Жанейро …

Олег Ефремов: …это часть человеческого счастья. Понимаете, ведь счастье зависит от нас. Мы можем жить в одних и тех же обстоятельствах, но один будет корчить, что называется, лицо и говорить, как все плохо, а другой будет наслаждаться моментом, потому что он увидит то, что не видит первый. И вот умение любоваться природой, умение быть счастливым – это важнейший навык человека, умение видеть хорошее в любой ситуации, в которой ты оказываешься.

Константин Чуриков: Вот вы сказали «умение быть счастливым». Вы знаете, мы в одном городе же живем, да, у каждого свои какие-то друзья, знакомые, но, мне кажется, мы совершенно разучились вообще быть счастливыми, как-то вообще ценить и видеть что-то хорошее. Что с нами не так? Почему россияне, как это вот штампами пишут, «россияне надели черные очки»?

Олег Ефремов: Константин, мы слишком быстро живем. Мы вынуждены слишком быстро жить. И вот эта вот быстрая жизнь, она зачастую действительно лишает нас возможности остановиться, задуматься и понять, что хорошего и что плохого, увидеть хорошее и его оценить. Вы меня, кстати, спрашивали о том, что я считаю важным. Ну вот я бы назвал, может быть, две вещи, которые я всегда желаю своим друзьям на день рождения, – я желаю им здоровья, конечно, в первую очередь, и дальше я им желаю душевного покоя. А душевный покой – это состояние, когда ты понимаешь, что все нормально, что так все и должно быть, что я живу так, как я хочу жить.

Вы знаете, есть такой в Тверской области замечательный священник, отец Алексий Злобин, человек, очень известный не только в Тверской области, но и во всей России, очень много сделавший для страны, не только для области. Он прожил очень долгую, тяжелую жизнь. И когда его спросили «Как вы оцениваете свою жизнь?», он говорит: «Вы знаете, если вот я задам себе вопрос, хотел бы я что-то в ней поменять, чтобы было по-другому, – нет, не хотел бы. Вот я хотел бы, чтобы было так, как было». Вот это и есть состояние душевного покоя. А в жизни этого человека было очень много, включая социальные потрясения, и личные какие-то проблемы, то есть все было, понимаете.

Оксана Галькевич: Подождите, но это заключение практически в финале длинной жизни, долгой, наполненной какими-то делами, беспокойством и переживаниями, понимаете. Или как, или это должно быть в душе любого человека в любом возрасте? А как же тогда молодость, дерзание, «Покой нам только снится»?

Олег Ефремов: А кто вам сказал, что покой – это какой-то летаргический сон? Покой может быть в борьбе, когда человек себя хорошо чувствует и чувствует в своей душе покой…

Оксана Галькевич: Когда он понимает, что он борется за правое дело?

Константин Чуриков: Он мятежный.

Олег Ефремов: Может быть. Кто-то борется за правое дело, кто-то борется за что-то еще, понимаете, для него важное и существенное, осмысливающее его существование, почему нет?

Константин Чуриков: Вот Оксана, даже она когда вот в эфире стучит кулаком по столу, она, на мой взгляд, находится в состоянии покоя.

Олег Ефремов: Оксана, ну вы же себя хорошо чувствуете в этот момент?

Оксана Галькевич: Я руку положила, где же я ударила… ? У меня кулаков-то даже нет, Костя.

Константин Чуриков: Сейчас мы послушаем звонок, секундочку. Марина, Московская область. Марина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Тебя, вон, торопчане приглашают в гости.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Вы знаете, я отношусь к поколению, которое закончило институт в 1980-е гг., стало мамой в 1980-е гг. и в конце 1990-х гг., то есть жизнь имеет такой водораздел, когда наша страна в корне изменилась. И вот этот водораздел полностью перечеркнул такие ценности, к которым мы сейчас вынужденно возвращаемся. Посмотрите, мы долгие-долгие годы, если вынужденно не столкнулись с нездоровьем, мы о нем не задумывались. И когда, допустим, мои родные желали здоровья, я думала: ну скукотища вообще, здоровье, здоровье…

Константин Чуриков: Да.

Зритель: А сейчас все просто развернулись на 180 градусов и поняли, что вообще-то здоровье – это богатство и не просто слова.

Константин Чуриков: Сейчас не пожелаешь на день рождения здоровья, обидятся вообще, да, как можно в такую эпоху-то, да.

Зритель: Потом, вы знаете, вот ваш соведущий, он, конечно, очень все так красиво, философски говорит.

Оксана Галькевич: Олег Анатольевич.

Зритель: Но мы ведь все рождаемся очень разными.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: И удивительно, даже в детстве дети отличаются своим мироощущением. Один добросердечный, доброжелательный, другой агрессивный, злобный. Это ученым разобраться, в чем причина, но понимание есть, что мы рождаемся все разные. И кто-то уже с 10–12 лет определенные ценности, он без них не может жить, он их осознал, а кому-то нужно это объяснять. Но я глубоко убеждена, что вообще-то 80% наших качеств врожденные. Поэтому, например, говорить о природе, вот так вот просто говорить: «Ой, природа, это так все прекрасно». А вот когда человек переживет пожар, или наводнение, или еще какой-то опыт у него будет горький, вот тогда он поймет, что вообще красивая, здоровая природа – это ценность.

Константин Чуриков: Да.

Зритель: И перечислить эти ценности, их нужно не только перечислять, но и рассказывать и говорить о ценности семьи, о ценности мужчины, о ценности женщины…

Константин Чуриков: Да, Марина, спасибо, очень много всего важного сказали, просто это надо как-то сейчас структурировать, осмыслить. Мне вот запомнилась фраза, что вот в принципе человек уже рождается определенным, то есть он уже какой-то сформирован вот еще, так сказать, маленький, как говорится, комок, а уже там что-то в нем есть. Согласны?

Оксана Галькевич: Комок нервов есть.

Олег Ефремов: Ну, я как социолог все-таки с этим не соглашусь. Что-то в нас действительно заложено от природы, но это скорее задатки, которые могут быть так или иначе реализованы. Плохим или хорошим никто не рождается, все зависит от того, что мы получаем в детстве. И тут совершенно правильно было сказано, что многое зависит от нашего воспитания, от того, в какой ситуации мы растем, что в нас вкладывается и обществом, и близкими людьми. Вот, кстати, близкие люди – это еще одна великая ценность, о которой мы очень часто забываем.

А вот если говорить о том, что все-таки надо ценить… Понимаете, вот помимо того, что я сказал, есть несколько, на мой взгляд, очень важных вещей, про которые мы тоже забываем, и они сейчас звучали, кстати. Первая – это любовь. Вот мы очень о многом говорили, даже вот здесь, Константин, мы говорим о многих важных вещах, с Оксаной и с вами, но мы никогда не говорили о любви, о любви как форме отношения к жизни. Не о любви мужчины и женщины, а любви именно как форме отношения ко всему, что тебя окружает: к людям, к своему делу, к природе той же самой. И что счастлив может быть только любящий человек, что только в любви мы обретаем счастье. Если у нас нет любви, счастья у нас никогда не будет.

Константин Чуриков: Помните, как в фильме «Служебный роман»: «Как же с ней разговаривать, если она рычит?» Вот как же любить, если они вот все рычат, понимаете? Какой-то опять мат-перемат, какая-то агрессия… Ну как?

Олег Ефремов: А это ваше состояние.

Оксана Галькевич: У кого-то язык любви такой, Костя.

Олег Ефремов: Вы знаете, это состояние, я вас уверяю, изменит окружающий мир вокруг вас. Ну вот Серафим Саровский, помните, говорил: «Стяжи мир в себе, и тысячи вокруг тебя спасутся». Любовь – она исцеляет тех, кто вас окружает, она делает их лучше.

Знаете, одну историю я могу очень кратенько рассказать, быстренько. 1990-е гг., страшное время, один известный в будущем в церкви человек, тогда еще мирянин молодой, ехал в купе с бандитами, которые… Он на верхней полке лежал, а они обсуждали, кого они там прирезали, убили и что они дальше будут делать. И вдруг на станции заходит девочка, тихая скромная девочка. Они рассуждают, что они сейчас с ней сделают. Эта девочка заходит к ним в купе, тоже расположилась там, и она была настолько мила, настолько добра, настолько проста, наивно рассказывала о своей жизни, о том, что едет к больной тете, что вдруг эти бандиты стали меняться, что вдруг вместо всех своих прежних злых планов они думали, чем ей помочь, они по-человечески ей сочувствовали. Вот так вот простой, добрый, любящий человек может изменить мир вокруг себя.

Константин Чуриков: Это как у Достоевского в «Братьях Карамазовых» было.

Оксана Галькевич: Олег Анатольевич, это классический сюжет для романтической литературы, резкий слом характера, когда из подлеца, мерзавца и негодяя он вдруг проплакался и стал хорошим человеком.

Олег Ефремов: Да не стали они лучше…

Оксана Галькевич: Но в жизни не всегда ведь так, правда?

Константин Чуриков: Не стали лучше, но поменялись.

Олег Ефремов: Но лучик блеснул, понимаете.

Оксана Галькевич: Хорошо.

Константин Чуриков: Ну это у Достоевского было в «Братьях Карамазовых», там, где мальчишки закидывали другого, Снегирева, по-моему, да, а потом вместе хоронили…

Олег Ефремов: Понимаете, а вот жизнь показывает, что так обычно и происходит, что мы все время говорим, какие все плохие, а ты попробуй сам быть другим и, может быть, люди вокруг тебя тоже изменятся.

Оксана Галькевич: Олег Анатольевич, вы сказали, что мы быстро живем. Но мы ведь не только быстро живем, мы еще и плотно в информационном смысле живем. Смотрите, вот эти социальные сети, вот эти, я не знаю, программы, передачи, блоги и все прочее, они ведь давят на человека, они давят, они говорят, что нужно, например, за границу один-два раза в год отдыхать, иначе ты неправильный какой-то, что-то с тобой не так. Нужно машину, и люди бросаются, какие-то кредиты берут, господи, не дай бог вешают на себя какие-то траты безумные. Я не знаю…

Константин Чуриков: Кнопочный телефон? – нужен iPhone.

Оксана Галькевич: …нужно женщине мужа какого-нибудь, я не знаю, с кошельком, телефон iPhone, я не знаю, жену какую-нибудь… Я не знаю, какую жену надо, Костя.

Константин Чуриков: Ну такую прямо, стройненькую…

Оксана Галькевич: Вот это давление постоянное, давление, давление, давление. Я хочу вас подвести к разговору о том, что переоценено в этом мире. Может быть, вот эти вот истории, которые Дуров указал, недвижимость, мода, жара и все прочее, – это как раз отсюда?

Олег Ефремов: Оксана, а что значит «переоценено»? Дуров перечисляет то, без чего невозможна жизнь человека в современном обществе, без чего он не может выжить. Как понять, переоценено это или недооценено? Наверное, в каждом конкретном случае это по-своему. Без соцсетей сегодня жить невозможно. Более того, без соцсетей мы будем лишены возможности общения практически, да?

Оксана Галькевич: Вот послушай умного человека, Костя.

Константин Чуриков: Ха-ха.

Олег Ефремов: То есть важнейшая, важнейшая потребность наша не будет удовлетворена, потребность в общении. С другой стороны, есть кибераддикция, когда Сеть превращает нас в раба.

Константин Чуриков: Послушай умного человека, Оксана.

Оксана Галькевич: Это не я.

Олег Ефремов: То есть не впадайте в крайности, умейте найти баланс.

Дальше – мода. Конечно, мода помогает нам как-то ориентироваться, но кто сказал, что вы должны предпочесть моду собственному стилю? Почему этого не должно быть? Надо учитывать, конечно, тенденции моды, но надо и самому как-то находить то, что тебе подходит, во всех отношениях, не только в одежде.

Вот про недвижимость меня удивило. Как хорошо иметь съемное жилье, менять съемное жилье и не иметь своего дома. Слушайте, мне все время песня вспоминается: «Родительский дом, начало начал». Ну должен быть у человека на этой земле доме, куда бы он мог вернуться, где всегда ему будет хорошо, и куда бы он ни уезжал, он будет стремиться туда. И это не только сегодня, так всегда было.

Вот я в Абхазии отдыхаю часто, и там, знаете, принято родственников хоронить на своей земле, то есть, грубо говоря, на участке прямо могилы. То есть вы не можете эту землю отдать, там ваши предки лежат, и самое страшное проклятье, когда у них говорят: «Чтоб ты вынужден был расстаться с родовой землей», – чтобы вот этот вот участок, где лежат твои предки, ты кому-то отдал. Как можно жить без этого, понимаете? Ну хорошо, пусть без участка, но просто без квартиры, без дома, где все тебе дорого, где все твое, все родное? Как это оценить или недооценить, понимаете?

Константин Чуриков: То есть родная земля недооценена, родные стены недооценены?

Олег Ефремов: Дом в широком смысле слова. Земля – это тоже дом, понимаете.

Оксана Галькевич: Стены и… родителей.

Олег Ефремов: И стены – это тоже дом. Только дело не в стенах и не в земле, а дело в том, что ты там чувствуешь свою связь с этим.

Оксана Галькевич: Подождите, вот жара еще, мне тоже интересно…

Константин Чуриков: У нас ровно полминуты при этом.

Олег Ефремов: Жара… Ну, могу сказать, что жара, во-первых, солнышко людям нужно, а во-вторых, нужно же где-то продемонстрировать, что ты не зря потратил столько сил на фитнес. Так что жара по-своему тоже имеет…

Константин Чуриков: Я можно напоследок покажу медитативную картинку с моего экрана? Вот буквально напоследок.

Олег Ефремов: В условиях жары?

Оксана Галькевич: Что ты не зря потратил столько денег на Турцию, на Бразилию?

Константин Чуриков: Вот на секунду – это пляж… Рио-де-Жанейро, да-да-да. Все. Спасибо большое!

Оксана Галькевич: Жертва, жертва!

Олег Ефремов: Спасибо.

Константин Чуриков: «Личное мнение» Олега Ефремова. Олег Ефремов, кандидат философских наук, доцент кафедры философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова. Спасибо, приходите к нам еще, с вами интересно.

Олег Ефремов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Да. Друзья, это еще не все, оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)