Не надо звонить тому, кто потерялся в лесу. Заряд батареи - это время его жизни

Не надо звонить тому, кто потерялся в лесу. Заряд батареи - это время его жизни
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Олег Леонов
координатор поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт», руководитель направлений «Обучение» и «Лес на связи»

Лес на связи. Исчезнувшие грибники. Отряд «Лиза Алерт» сообщил о рекордном числе пропавших в российских лесах людей. Только за одну июльскую неделю заблудились почти 600 человек. 200 из них - в Подмосковье. Почему в лесах в 2019 году массово теряются граждане? Только ли с пиком грибного сезона это связано?

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем, переходим к нашим темам. Вот о чем сейчас хотим поговорить: число пропавших в лесах россиян этим летом стало рекордным, об этом сообщили в поисковом отряде «Лиза Алерт», и нас эти цифры, конечно же, взволновали.

Петр Кузнецов: Вот смотрите, можно сказать представьте: только за одну июльскую неделю пропали почти 600 человек, из них почти 200 в Подмосковье. Многих не находят живыми. У полиции есть регламент: сотрудники ждут появления пропавшего около 3 дней. Иногда после этого срока искать уже поздно.

Ольга Арсланова: Ну а спасатели и волонтеры просят грибников соблюдать хотя бы элементарные нормы безопасности. Законодатели же что могут делать? – они предлагают свои меры. В России вот, например, приняли закон, который позволяет использовать при поиске пропавших детей данные геолокации их телефонов. Ранее для допуска к этой информации требовалось решение суда.

Но достаточно ли этих мер и что еще может помочь? Об это поговорим прямо сейчас с нашим гостем: у нас в студии Олег Леонов, координатор поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт», руководитель направлений «Обучение» и «Лес на связи». Здравствуйте, Олег.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Олег.

Олег Леонов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Знаете, первое, о чем хочется поговорить, – это регламент, который есть у полиции. Люди же все равно в основном по привычке в полицию идут. Почему 3 дня? Откуда вообще это правило взялось? Есть ли смысл тогда в полицию обращаться и ждать эти 3 дня?

Олег Леонов: Правила 3 дней не существует, более того, его никогда не было. Это миф, который есть в головах людей. Причем мы пытались понять, откуда он, – возможно, он как раз сформирован телевидением, сериалами, где требуется по сюжету 3 дня на заявление в полицию. Никогда ни в Советском Союзе, ни в России не было требования через 3 дня приходить в полицию. Самое страшное, что этот миф прижился и в головах некоторых полицейских, то есть некоторые отделения полиции…

Ольга Арсланова: То есть мифа нет, но все равно полицейские им пользуются?

Петр Кузнецов: Уже передается по наследству.

Олег Леонов: Мы и руководство МВД пытаемся с этим бороться, то есть подать заявление…

Ольга Арсланова: То есть это нигде не написано, и если вдруг вы приходите и вам говорят «ждите 3 дня», нужно все, что вы сказали, повторить полицейскому?

Олег Леонов: Подать заявление может любой человек в любом отделении полиции в любое время после пропажи, спустя минуту вы можете прийти и сказать: «Я видел, как пропала бабушка», – неважно, она ваша родственница или нет, но подать заявление вы можете.

Ольга Арсланова: Подать я могу, а искать-то они начнут или все равно 3 дня ждать будут?

Олег Леонов: Нет, опять-таки по инструкциям поисковые мероприятия должны быть организованы сразу. Но большой вопрос, где искать, каким образом, дальше начинаются детали.

Петр Кузнецов: Давайте обсудим вот эти вот цифры, которые мы привели в самом начале. Итак, только за одну июльскую неделю пропали почти 600 человек. Правильно ли мы понимаем, что, скажем так, за всю историю ваших наблюдений это вообще рекордное, такого еще не было?

Олег Леонов: Ну это близко к рекордам. У нас был 2017 год, когда тоже было очень много заявок.

Петр Кузнецов: Тоже в летний период, да?

Олег Леонов: Это был осенний период, летом первый раз. И хотел бы уточнить, что это все-таки не 600 человек, а это 600 заявок, людей больше, их более 700.

Ольга Арсланова: А в чем дело?

Петр Кузнецов: Вы связываете это с пиком как раз того самого грибного сезона, который чуть-чуть отодвинулся как раз от осени, пришелся на середину июля?

Олег Леонов: Конечно, как только в лесах есть грибы, у нас есть много потерявшихся, это напрямую взаимосвязано.

Петр Кузнецов: Есть ли какая-то специфика в таком случае, как же вам сказать, в пропаже грибников?

Олег Леонов: Конечно. Пропажа грибников всегда ситуативна. Всегда люди, никто из них не планировал теряться…

Ольга Арсланова: Было бы странно.

Олег Леонов: Больше половины из них хотела пройти буквально по краешку, вот тут вот чуть-чуть и назад. Соответственно, никто не брал с собой телефоны, очень часто их оставляют в машине, чтобы не потерять в лесу.

Петр Кузнецов: Опять же потому что чуть-чуть, вот здесь по краешку.

Олег Леонов: Чуть-чуть по краешку, да. Никто не берет с собой воды, еды, не берут с собой средств навигации, компас. То есть люди уходят в футболочке, в лучшем случае с телефоном, естественно, с корзиночкой, с пакетом в лес.

Ольга Арсланова: Я просто, честно говоря, вот вас слушаю и узнаю себя.

Олег Леонов: И большая часть людей идет в тот лес, который они прекрасно знают как свои пять пальцев.

Ольга Арсланова: Вот! А что в этом страшного? Вот у меня рядом с моим дачным домом маленький лес. Я знаю, что километр всего его длина, а дальше дорога, то есть я никогда не потеряюсь. Зачем мне телефон, зачем мне вода?

Петр Кузнецов: Опять же подмосковные леса – это не тайга, при всем уважении к подмосковным лесам.

Ольга Арсланова: Какая может быть опасность в подмосковном? Вот честное слово, там машины слышно, еще чуть-чуть туда дойдешь и…

Олег Леонов: Вы абсолютно правы, что подмосковные леса – это не тайга, они гораздо хуже тайги. Я искал в тайге, она гораздо более проходима. Когда люди из Сибири, с Дальнего Востока попадают в подмосковные леса, они приходят в ужас, потому что подмосковные леса находятся в гораздо более плачевном состоянии. Они забуреломлены, очень много буреломов…

Ольга Арсланова: Это правда.

Олег Леонов: …завалов, через которые сложно пройти. И когда вы едете на машине по дороге, вы видите справа и слева дачи, кажется, что все застроено. Но посмотрите на карту, леса 20 на 20 километров в Московской области не редкость, они есть, их много, там теряются люди.

Петр Кузнецов: Олег, у нас есть опрос людей на улицах разных городов. Давайте посмотрим и послушаем, что они отвечали на один и тот же вопрос: «Что нужно делать, если заблудился в лесу?» – а потом скажем, что правильно, а что нет.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Олег, если мы сейчас… В правильном направлении в целом мыслят наши зрители?

Олег Леонов: В целом правильно. Мне вот понравился ответ мужчины в красной рубашке, который сказал, что мобильник, спички, компас, яркую одежду, он все правильно говорит. Но остальные рекомендации есть хорошие, есть неправильные.

Петр Кузнецов: Мне запомнилась девушка, которая сказала: «Я просто никуда не буду идти, я зафиксируюсь как-то на одном месте и просто буду ждать помощи». Вот такой метод?

Олег Леонов: Это очень правильно, потому что если вы потерялись в лесу, то по статистике в 80% случаев вы будете находиться не далее чем 2,5 километра от точки входа. Это значит, что в первую же ночь вас, скорее всего, найдут и вы будете дома. А вот если вы будете пытаться куда-то выбраться самостоятельно, то ваши поиски могут занять несколько дней, и результат вам может не понравиться.

Ольга Арсланова: Олег, скажите, сейчас, если все-таки человек хотя бы берет с собой телефон, совершенно точно он может по навигатору из леса выйти?

Олег Леонов: Нет.

Ольга Арсланова: Если есть связь?

Петр Кузнецов: Не во всех лесах есть связь.

Олег Леонов: Это самое большое заблуждение людей, которые берут с собой телефон и думают: «У меня же есть современный гаджет, я по нему выйду».

Ольга Арсланова: Я дорогу хотя бы какую-нибудь ближайшую увижу.

Петр Кузнецов: Еще и не особо заряженный телефон.

Олег Леонов: Все заканчивается тогда, когда либо у вас заканчивается заряд, либо заканчивается сеть передачи данных, то есть голосовая связь еще остается, а передача данных нет и у вас не загружаются карты, вы не видите, где вы, у вас серый экран и на нем вы, все.

Петр Кузнецов: Волшебный номер «112» в таких случаях будет работать?

Олег Леонов: Конечно.

Петр Кузнецов: Или нужны какие-то все равно исходные данные?

Ольга Арсланова: А как? Что нужно сказать? Вот я стою в лесу, подосиновики рядом, а тут ель.

Петр Кузнецов: Я все равно могу набрать?

Олег Леонов: Смотрите, волшебный номер «112», действительно на него можно позвонить, даже если нет сети вашего оператора, на него можно позвонить, если есть сеть любого другого оператора. Если у вас нет SIM в телефоне, баланс отрицательный, звонок в любом случае будет проходить. Поэтому, конечно же, звоните на «112», таким образом информация о том, что вы потерялись, поступит в службу.

Ольга Арсланова: Но они увидят меня? Ведь я же звоню по мобильному. Или все-таки пока нет такого?

Олег Леонов: Они увидят, но та погрешность, с которой они увидят, не поможет найти вас никак. Погрешность может достигать километров, это как-то укажет на лес примерно, в каком лесу вы потерялись.

Петр Кузнецов: Но экономьте батарею, потому что лучше не звонить многочисленным родственникам и каждому рассказывать, где вы сейчас находитесь, а все-таки в спасательные службы, то же «112».

Юрий из Тулы к нам дозвонился. Здравствуйте, Юрий.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Надеемся, не из леса. Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Добрый вечер, ведущие, добрый вечер, гость. Это Тульская область, город Ясногорск, Оборонько Юрий Михайлович, пенсионер. В 1959 году меня старый… Верхоянский район Севера, Крайнего Севера, он меня учил, как ходить… в лес. Уходили на целую неделю, брали с собой хлеб, соль и леску, и никогда не заблуждались, ему было под 90 лет, старый дед. И вот он меня научил, чтобы не заблудиться никогда ни в каком лесу.

Выходишь – смотри, где солнце, где восходит. Восходит всегда солнце где? – на востоке. Заходит где? – на западе. Главное иметь спички. Вынимаешь спичку, ставить ее на ладонь и определяешь время, какое время, где в это время должно быть солнце, и по солнцу только можно выйти. Ну еще по мху, по деревьям.

Даже здесь, уже в средней полосе своей России, своей родины, я ни разу не заблудился. Попадал в такие чащобы, ходил один, ни разу не заблудился, потому что именно поступал так: выходил на поляну, ставил спичку на ладонь и определял время, выходил.

Ольга Арсланова: Это звучит не очень простым способом…

Петр Кузнецов: В общем, если в повестке у нас 1959 год уже появился, как ищут сегодня? Есть какие-то новые методы, технологии, или по-прежнему вот так со спичкой, с фонарем в руках?

Ольга Арсланова: 2019-й.

Олег Леонов: Нет, если человек понимает, как работают солнечные часы и где солнце, это заменяет компас, это хороший способ, то есть им можно пользоваться, но это надо уметь. Метод, о котором многие говорили, про мхи, к сожалению, ошибочный, он пришел из курса природоведения. У нас в средней полосе мхи на деревьях где выросли, там и выросли, муравейники где построили, там и построили, к сторонам света никакого отношения это не имеет вообще.

Ольга Арсланова: Но сейчас очень многие люди носят фитнес-браслеты, трекеры – вот по ним можно найти человека?

Олег Леонов: Если у вас есть трекер GPS, то он будет работать только там, где есть сеть передачи данных. Как только сеть передачи данных закончилась, передача данных с трекера не происходит, вас не видно.

Петр Кузнецов: Олег, скажите, когда связь налажена с тем, кто пропал, телефон, батарея позволяет это сделать, дальше как происходит? Какие у вас есть методы по выводу на расстоянии, по телефону пропавшего?

Олег Леонов: Да, у нас есть 24 инструмента, для того чтобы определить местоположение человека и задать ему направление движения по лесу, поэтому в зависимости от ситуации мы их используем. Безусловно, пока человек на связи, мы задаем ему направление движения, либо, если он не может по каким-то причинам, мы его локализуем и отправляем к нему спасателей. В случае, если человек продолжает оставаться на связи, то обычно время его нахождения составляет час-два, а вот если у человека закончился заряд или не было с собой телефона, то это сутки или более.

Ольга Арсланова: А сколько человек обычный, городской, неподготовленный в лесу может выдержать, пока его найдут?

Олег Леонов: Это напрямую зависит от того, насколько он одет и какая на улице температура. Если человек одет тепло и может выдержать ночную температуру, у него одежда непромокаемая, то в принципе он может ходить долго, потому что основная причина гибели людей в лесу – это, конечно, не голод, а гипотермия, постепенное снижение температуры тела.

Петр Кузнецов: То есть в данном случае, можно сказать, хорошо, что пик грибного сезона пришелся на середину лета, да, на этот жаркий период?

Ольга Арсланова: Хотя бы не холодно.

Олег Леонов: С одной стороны, да.

Петр Кузнецов: Пропадают, если мы об этом заговорили, в зависимости от того, что за человек пропадает, как правило, кто? Пожилые люди, дети?

Олег Леонов: Большинство людей – это, конечно, пожилые люди, которые переоценили свои силы и которые не могут сами выбраться из леса, потому что буреломы, завалы.

Ольга Арсланова: Послушаем наших зрителей. У нас Калужская область на связи, Евгений. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Евгений, слушаем вас, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ну вот я охотник, мне часто приходилось в лес. За 35 лет я заблудился 2 раза. Значит, первое – это, конечно, когда я начал по снегу делать круги, уже я понял, что я заблудился, это раз. Второе – был очень снежный день, и вы понимаете, все покрыло пеленой, то есть примет нет, сплошная пелена, все дороги покрыты чистой простыней. И вот в это время ни солнца не было, ни звезд не было. И как раз как назло я забыл компас. И вы понимаете, первое, что, я считаю, надо сделать – не паниковать.

Ольга Арсланова: Так.

Петр Кузнецов: Второе? Хорошо, усыпили мы это.

Ольга Арсланова: А идти-то куда?

Зритель: Посидел, надо посмотреть все-таки ветер. Я, например, уходил, был ветер западный. По ветру я определил, где север, где юг, где восток, где запад. И вот точно на север надо было выходить, ветер был с этой стороны. Пошел на этот ветер, через часа 4 я встретил то дерево, которое уже знал.

Петр Кузнецов: И все, вышел, да?

Ольга Арсланова: Не нужен даже компас.

Зритель: По солнцу надо ориентироваться, конечно, по мху… Ну и, конечно, всегда, обязательно брать с собой компас, и еще лучше всего карту брать с собой, если есть такая возможность.

Петр Кузнецов: Да, ну вот про компас многие пишут.

Зритель: Потому что на карте вы увидите какой-то ручей, какую-то реку…

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо, Евгений.

Зритель: Когда вы попали на это место, вы будете уже…

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ленинградская область пишет: «Всегда берите в лес компас, не будете ходить кругами», – Олег пишет.

Ольга Арсланова: Можно скачать.

Петр Кузнецов: «В каждом смартфоне есть компас, который работает без сети, для этого надо скачать приложение», – пишет Чувашия. Но опять же не забываем про батарейку, которая все-таки…

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: А вот Архангельская пишет: «Потерялась, звонила «112», сказали, что ничем не могут помочь, по смартфону не ищут».

Ольга Арсланова: А как вообще по существующему регламенту должны искать официальные службы? Многие жалуются на то, что формально к этому подходят.

Олег Леонов: Ну вот, например, в Москве и Московской области реагирование достаточно быстрое, то есть службы выезжают. А дальше, если человек, например, недалеко ушел, как сказала девушка, замер и с места не сходит, то подъезжает машина спасателей, они включают сирену, если человек слышит сирену, он может на нее выйти. Но если он ушел достаточно далеко, то он сирену не слышит, это значит, что надо заходить в лес и искать его ногами. И тут ресурсов спасателей и полиции недостаточно: спасатели – это расчет 3 человека, полицейский один на весь район. Здесь нужны как раз мы, мы можем собрать большой контингент людей, которые пойдут в лес искать.

Петр Кузнецов: А из леса правильно слышатся сирены? Или в лесу это направление может как-то преломляться?

Олег Леонов: Очень много нюансов. Например, если только что прошел дождь, в мокром лесу вы никогда не определите направление, источник звука, он может слышаться отовсюду. Рельеф очень сильно влияет. Поэтому масса нюансов, работа сирены – это целая наука.

Петр Кузнецов: Давайте послушаем теперь Светлану из Самарской области. Светлана, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Слышно меня?

Ольга Арсланова: Да, слушаем.

Петр Кузнецов: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Ага. Это я решила позвонить, потому что я услыхала с самого начала, что ищут якобы 3 дня, и сразу кинулась похвалить своих мчсников.

Ольга Арсланова: Давайте.

Зритель: Я из города Сызрани. Потому что я в 2015 году впервые в жизни потерялась, за грибами ездили, ездили всей семьей, дети, муж, внучка, дочь…

Петр Кузнецов: Ага.

Зритель: Я от них отбилась и потерялась. Кинулась, в этом лесу куча дорог, колеи, я по одной, по другой, по третьей. Растерялась, начинаю звонить, связи нет, дозвониться никуда не могу. Что сделала я тогда? Я увидела, там линии электропередач, пошла к ней, долго шла. Вышла на эту линию электропередач, а там колея, и пошлепала не знаю в какую сторону, в какую-то надо идти.

Шла-шла, дошла до какой-то будки, около нее у меня появилась связь почему-то. Сразу позвонила в МЧС, они сказали, где находитесь… Короче, обошла всю будку, все надписи им там перечитала, все номера какие-то: «Будьте здесь, никуда не уходите». Ну пока они определялись, наверное, какая будка, где-то там связывались. Приехали, уже была ночь, темно, страшно…

Петр Кузнецов: Ух ты.

Зритель: Но когда я увидела там фары, радости было… Ну а семья-то моя там, конечно, испереживалась. Вот я хотела… Я и тогда благодарила, и сейчас скажу, что в Сызрани у нас, наверное, самое лучшее МЧС, нашли сразу же.

Ольга Арсланова: Здорово! Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. На самом деле колея в лесу – это уже полпути, да?

Олег Леонов: Конечно, когда человек на дороге…

Петр Кузнецов: Явно куда-то выведет.

Олег Леонов: Первая рекомендация – не сходить с дороги ни в коем случае, конечно же.

Ольга Арсланова: Предлагают наши зрители идти по реке. Далеко уйдем по реке?

Олег Леонов: Очень опасно. Одно дело, когда это Волга, тут все понятно. Другое дело, когда это маленькая река в лесу, она очень часто может превращаться в болото, берега заболочены, поэтому идти вдоль нее, с одной стороны, бывает невозможно, потому что вы начинаете обходить болото и вы не понимаете, где река из него вытекает. С другой стороны, просто есть риск угодить в болото.

Петр Кузнецов: Олег, на удивление, может быть, не на удивление много вопросов про диких животных. Не знаю, насколько профильный вопрос, пожалуйста, Ленинградская область: «А если дикие животные, как себя вести?» И тут же из Красноярского края: «Как нужно действовать при встрече с дикими животными, когда заблудился в лесу?»

Олег Леонов: Дикие животные являются серьезной опасностью, например, на Камчатке. Все, что касается средней полосы России, дикие животные не входят там даже в 20 самых основных опасностей леса. Все основные опасности леса, в том числе смертельно опасные, это очень маленькие. Самая первая и самая главная – это клещи, осы и все остальное, все, что маленькое, оно прямо крайне опасное.

Ольга Арсланова: Вероятность их встретить просто намного выше.

Олег Леонов: А дикие животные живут в этом лесу, вы им не нужны.

Ольга Арсланова: Вы сказали, 20 опасностей – вот первые 5 можете назвать?

Олег Леонов: Клещи…

Ольга Арсланова: Я вообще имею в виду опасности в лесу. Вы туда попали, от чего, скорее всего, вы себя будете плохо чувствовать или даже можете расстаться с жизнью?

Олег Леонов: Давайте мы рассмотрим случай, когда человек заблудился в лесу, что ему угрожает. Самое первое, что ему угрожает и от чего гибнет подавляющее большинство людей – это гипотермия: люди теряют тепло, таким образом теряют способность передвигаться. Вторая опасность – это обезвоживание: почти все потерявшиеся очень хотят пить, со временем они тоже теряют способность передвигаться.

Третья очень важная опасность – это возможность травмирования. Как я говорил, леса забуреломлены, поэтому как-то повредить ноги и прочие части тела велика. Есть опасность, которую многие недооценивают, но она тоже очень большая, – это движение ночью в лесу. Люди пытаются ночью в темноте выбраться, это всегда плохая история, потому что ветка в глаз – это то, что всегда есть. И есть болота, которые…

Петр Кузнецов: Дезориентируют, конечно.

Давайте еще с другой стороны зайдем на этот вопрос, я имею в виду, как вести себя тем, у кого потерялись родственники. Как здесь вот избежать каких-то критических ошибок? Как нужно действовать тем, кто ищет, кто понимает, что ушел в лес один…

Ольга Арсланова: И еще очень важно, если вы ушли, например, с ребенком, ребенок потерялся.

Олег Леонов: Да. Давайте сначала про родственников.

Ольга Арсланова: Взрослые родственники.

Петр Кузнецов: Те, кто остался на даче.

Олег Леонов: Если вы поняли, что у вас кто-то потерялся, то самое главное, что от вас требуется, – это сообщить в службы, позвонить на «112», сказать, что у вас потерялся ваш родственник. И второе, что от вас требуется, – это ни в коем случае не звонить этому родственнику, потому что его заряд телефона – это его жизнь, сэкономьте ему вот эти мгновения жизни, не звоните ни в коем случае. Будут заниматься подготовленные люди, которые знают, что делать, ваше участие в звонках не нужно.

Если же вы сами потерялись и не дай бог потерялись с ребенком, то же самое. Первое, когда вы поняли, что потерялись, – надо оставаться на месте и позвонить «112», сказать, что вы потерялись. Ну и дальше следовать указаниям людей, которые будут заниматься вашим спасением, но самостоятельно по лесу лучше не ходить, не понимая, куда. Если вечереет, вам холодно, если у вас есть средства для разведения костра, конечно, надо развести костер.

Ольга Арсланова: Ну и, соответственно, ребенку тоже все эти правила безопасности рассказать на всякий случай? – стой на месте, не подходи к реке, не подходи к болоту, стой, жди, если что, мы тебя найдем?

Олег Леонов: Конечно. Как только вы поняли… Да.

Петр Кузнецов: Татьяна из Смоленска, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я сама живу, вокруг меня лес, причем лес самый дикий, смоленские леса. Образование у меня медицинское и биологическое. Я сначала попробую ответить на тот вопрос, который вы задавали перед этим, какие опасности еще есть в лесу и как их можно предупредить. Прежде всего я бы советовала брать с собой дексаметазон.

Ольга Арсланова: Так.

Зритель: Это на случай укуса змеи, потому что иначе все остальное уже не понадобится. Второе – дикие звери. Действительно, человек для них неадекватная добыча, то есть дикого зверя надо предупреждать, что здесь человек, шуметь, издавать побольше звуков, разговор либо щелкать… Ну я по телефону всегда разговариваю, если есть связь.

Теперь по поводу того, что делать, если заблудился…, который меня никогда не подводил. Я хожу… собак, сразу ищу…

Петр Кузнецов: Связь не очень хорошая, Татьяна, давайте еще раз попробуем.

Ольга Арсланова: Что-что делать нужно?

Петр Кузнецов: Да, мы услышали «и второе».

Зритель: И по поводу того, что делать в лесу, если ты потерялся.

Ольга Арсланова: Так.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Я в лес всегда иду с кем-то из животных. У меня либо собаки, ну иногда с козами хожу.

Петр Кузнецов: С козами?

Зритель: Собаки выводят. У коз развит инстинкт хоуминг, они знают дорогу домой всегда и отовсюду. А собака у меня старшая поисковик, она потеряшек ищет.

Петр Кузнецов: Ага. С такой, конечно…

Зритель: С такими спасатели.

Ольга Арсланова: Спасибо. Хотя есть и другие истории. Например, нам пишут из Рязанской области: «Потерялись в лесу, нас было пятеро, вывел французский бульдог, на команду «где машина?» нашел дорогу».

Петр Кузнецов: Хоть в чем-то нам французы помогли.

Олег Леонов: Собаки бывают разные, некоторые действительно выводят, но некоторые просто идут за хозяином и не показывают ему дорогу домой.

Ольга Арсланова: Просто с бульдогом повезло.

Петр Кузнецов: У нас на связи Ольга из Петербурга. Мы знаем, Ольга, что вам пришлось 2 дня пробыть в лесу. Дальше рассказывайте, пожалуйста.

Зритель: Да, здравствуйте. Не совсем 2 дня, буквально 2 дня назад мы ушли, это Мшинское, Мшинские болота…

Петр Кузнецов: А, прямо вот-вот, на днях, да?

Зритель: Да-да, в которых сгинули, как говорят, 10 тысяч партизан в Великую Отечественную. И вот мы пошли, озеро Вялье там есть…

Ольга Арсланова: А вы выбрались, хорошо.

Зритель: Да. Это природоохранная зона, там вообще нельзя появляться, но вообще туда никто и не идет. Муж мечтал туда сходить 10 лет за большой рыбой, и вот мы пошли вместе. Мы сугубо городские жители, Санкт-Петербург. В общем, там ужасное болото, тяжело было идти уже туда, выделялся метан, стояла жара 2 дня назад невыносимая, из-за этого метана ужасно хотелось спать на каждой кочке, но болото мы прошли, успешно дошли до озера. В озере искупаться было невозможно, потому что все берега объедены были бобрами, бурелом, спуститься к воде никак. Вода у нас закончилась через 6 часов.

В общем, мы шли, мы в полной были надежде, что мы к даче выйдем все-таки ночью, ну хотя бы в час-два ночи. Но в итоге как мы в 7 утра вышли на озеро, шли до половины второго ночи. Спасло то, что у меня муж не паниковал, он служил в морской пехоте, очень такой выдержанный человек, я тоже молчала. Хотели вызвать вертолет, телефон у нас сел, наверное, в 8 вечера уже, но муж напугал, что это будет стоить дорого. Вот, кстати, хотела узнать, сколько это будет стоить, сказал, что тысяч 200.

Нас ждала мама с его братом, они знали, что мы потерялись, но пришлось заночевать в лесу. Заночевали в лесу, разожгли костер. В итоге потом посмотрели, около 40 километров прошли по болотам и бурелому…

Ольга Арсланова: Ничего себе!

Зритель: Ужасно, конечно, и вышли только в 11 часов утра следующего дня…

Петр Кузнецов: Ух ты!

Зритель: …к деревне за 15 километров…

Петр Кузнецов: Просто сами вышли, да?

Зритель: …где оставляли машину, да. Без воды, вода у нас закончилась, если мы в 6 утра вышли, вода у нас закончилась где-то в 6 вечера дня. Но уже было так наплевать, что пили воду из речки Ящеры, там речка такая, хоть и вода была грязная, но уже было наплевать.

Ольга Арсланова: Слушайте, ну это сюжет фильма просто, вам повезло.

Петр Кузнецов: Про вертолет-то?

Ольга Арсланова: Все-таки наши зрители удивляются, почему до сих пор не используются дроны с видеокамерами, например, с какими-то системами?

Олег Леонов: Дроны используются очень активно, равно как и вертолеты. Кстати, отвечая на вопрос, сколько это стоит…

Петр Кузнецов: По стоимости вертолета, да.

Олег Леонов: Нисколько: у нас добровольческий поисково-спасательный вертолетный отряд «Ангел» ищет с вертолетов, там ищут тоже добровольцы, никто за это денег не берет.

Ольга Арсланова: В общем, технологий сейчас хватает, берите телефон и звоните.

Олег Леонов: Да, но технология поиска с воздуха имеет свои особенности: вы не найдете с воздуха того, кто есть в лесу под деревьями, его не видно.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Закончим SMS из Краснодарского края: «Наверное, все-таки уйду в лес, все надоело», – пишет Михаил.

Ольга Арсланова: Только возьмите компас с собой.

Петр Кузнецов: Не советуем, оставайтесь только на ОТР.

Спасибо большое. Олег Леонов, координатор поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт», руководитель направлений «Обучение» и «Лес на связи». Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Олег Леонов: Пожалуйста.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски