Олег Смолин: Предложения по уменьшению полномочий президента – это шаг от сверхавторитарного режима к режиму нормальной президентской республики

Олег Смолин: Предложения по уменьшению полномочий президента – это шаг от сверхавторитарного режима к режиму нормальной президентской республики
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Олег Смолин
первый заместитель председателя Комитета по образованию и науке ГД РФ, доктор философских наук, академик Российской академии образования

Оксана Галькевич: Ну а сейчас дальше идем по верстке нашего прямого эфира. Среда прошлой недели, 15 января 2020 года, сделала этот январь не только не скучным, но уж точно историческим, потому что именно в этот день, в 16-й раз обращаясь с посланием Федеральному Собранию, президент Путин предложил внести изменения в основной закон страны, поправки в 22 статьи Конституции. И уже вот в четверг этой недели Государственная Дума может принять их в первом чтении.

Константин Чуриков: Что конкретно предлагается? Чем должен заняться Госсовет в новом виде? Вообще как меняется конфигурация власти в нашей стране? Вот об этом сейчас «Личное мнение» депутата Государственной Думы, первого заместителя председателя Комитета по образованию и науке Олега Смолина. Здравствуйте, Олег Николаевич.

Олег Смолин: Вечер добрый.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Тем более вы входите как раз в эту комиссию.

Олег Смолин: Да, я вхожу в эту самую группу.

Оксана Галькевич: В рабочую группу.

Олег Смолин: Добрый вечер. Да, в рабочую группу. Добрый вечер, уважаемые зрители программы «ОТРажение».

Константин Чуриков: Олег Николаевич, сначала краткая вводная. Помимо того, что об этом попросил президент, он об этом говорил в своем послании, он объяснил мотивы. С вашей точки зрения, какие мотивы для этих поправок?

Олег Смолин: Вы знаете, я бы разделил два вопроса. Мотивы президента, о которых мы можем только догадываться, и, скорее всего, ошибемся, ибо что-что, а держать информацию Владимир Владимирович умеет. Я напоминаю, что никто не предсказал отставку правительства ровно 15 января и никто не предсказал премьера Михаила Мишустина даже из самых знаменитых или мнящих себя такими политологов. Поэтому я бы обсуждал не мотивы президента, а реальное содержание этих поправок, которые предложены.

Что касается моей личной позиции, мы же договорились, «Личное мнение», то я совершенно убежден, что Конституцию в лучшую сторону нужно было менять. Объясню, почему. У меня три большие претензии к действующей Конституции. Первая: она была принята в результате государственного переворота. Это не я так думаю, это заключение Конституционного суда на указ президента Ельцина №1400 от 21 сентября 1993 года.

Второе: в этой Конституции нездорово прописаны права человека. Например, как человек, занимающийся образовательным законодательством, я хочу напомнить, что 43-я статья Конституции гарантирует гражданам бесплатность и общедоступность только основной школы, старшую школу Конституция не гарантирует, это пришлось сделать позднее нашим законом. И третья претензия – это претензия к организации власти. Конституцию можно было бы изложить в политическом ее разделе из двух статей: статья 1-я «Президент всегда прав», статья 2-я «Если президент не прав, смотри статью 1».

Отсюда вытекает моя позиция по поводу поправок, предложенных президентом. Я считаю, что эти поправки в целом, с оговоркой по отдельным позициям, нужно поддержать, по крайней мере по основным причинам. Причина первая: президент предложил несколько усилить социальные гарантии, которые прописаны в Конституции, сейчас у нас в 7-й статье написано, что мы социальное государство, но в это верится с трудом.

И вторая позиция: президент предложил уменьшить в следующем цикле полномочия президента Российской Федерации. То есть это шаг от сверхавторитарного режима, от режима суперпрезидентского к режиму нормальной президентской республики. Когда-то, когда принимали Конституцию 1993 года, мы говорили, что Конституция представляет собой смесь французской системой с латиноамериканской, теперь мы сделали шаг в сторону французской системы от латиноамериканской. Это если в двух словах.

Константин Чуриков: Олег Николаевич, давайте сейчас остановимся на нескольких поправках, на которые не только мы обратили внимание.

Олег Смолин: Давайте.

Константин Чуриков: Прежде всего статья 79-я, вот в ней говорилось о вхождении России во всевозможные международные союзы, объединения, заключении договоров между государствами. Так вот теперь добавляется еще одно предложение: «Если вот эти международные договоренности противоречат российской Конституции, то на территории нашей страны они не действуют».

Оксана Галькевич: Серьезные изменения коснулись и 81-й статье, она как раз о президенте. Там первый пункт статьи остался без изменений, из третьего, как мы узнаем, исчезло слово «подряд», это одно из...

Олег Смолин: Давайте по пунктам.

Оксана Галькевич: Мы сейчас просто расскажем в общем и потом вернемся.

Константин Чуриков: Да.

Олег Смолин: Хорошо.

Оксана Галькевич: Это о двух президентских сроках подряд. А вот второй пункт переписан почти полностью: кандидат на должность президента теперь должен постоянно поживать в России не менее 25 лет и не иметь даже в прошлом гражданства или вида на жительство в другой стране. Но с одной такой примечательной оговоркой: «За исключением тех, кто жил на территориях, присоединенных к Российской Федерации».

Константин Чуриков: Ну и в финале 83-я статья о том, что делает президент, там тоже существенные изменения, в том числе в пункте «ж». Раньше там говорилось только о том, что главы государства формируют Совет безопасности, теперь рядом появился новый подпункт ж.1: теперь президент еще формирует Госсовет, который будет контролировать органы государственной власти и обозначать приоритеты в социально-экономическом развитии страны. Что еще важно, Госсовет будет определять внутреннюю и внешнюю политику нашей страны. Ну а что останется соседу по строчке, существующему сейчас Совбезу, в общем, вопрос...

Оксана Галькевич: Давайте спросим, может быть, Олега Николаевича. Олег Николаевич?

Олег Смолин: Да, давайте так. Первое: я думаю, что вы прочитали не самые важные пункты поправок Конституции. Сейчас поясню свою точку зрения.

Константин Чуриков: Да.

Олег Смолин: Что касается статьи 79-й, я пришел с Конституцией, я вам хочу прочесть действующую статью 125 пункт 6 из действующей Конституции, читаю: «Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. Не соответствующие Конституции Российской Федерации международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению». Это примерно то же самое, что вы прочитали из 79-й статьи, здесь не ахти много нового.

Другое дело, там есть позиция, согласно которой, я перевожу с юридического языка на нормальный русский, если толкования международных договоров какими-то международными организациями не будут соответствовать российской Конституции, они не будут применяться. Ну, например, о чем идет речь? Вы знаете, что есть Европейская конвенция прав человека, а есть ее толкование. Ну, например, на основе этого толкования некоторые европейские организации требовали от Италии, чтобы она узаконила однополые браки, в Конвенции этого нет, в толковании есть.

Поправка к Конституции предполагает, что толкование мы должны сверять с мнением нашего Конституционного суда, насколько оно соответствует соответственно российской Конституции. Собственно, повторяю: по сравнению с тем, что действует сейчас, не особо существенно.

Константин Чуриков: Так. Дальше.

Олег Смолин: Дальше. Что касается президента Российской Федерации, 81-й...

Оксана Галькевич: Да, статья 81-я.

Олег Смолин: Да, действительно, там написано очень жестко про 25 лет. Ну, кстати, там сделано исключение для Крыма и Севастополя, а мы еще будем предлагать сделать исключение для тех, кто, соответственно, 25 лет прожил не только на территории Российской Федерации, или соответственно Советского Союза.

Константин Чуриков: Вот это очень важно.

Олег Смолин: Это очень важно, потому что люди не виноваты в том, что была развалена крупная и очень сильная держава и что они не могли воспользоваться своим правом на российское гражданство, скажем, в начале 1990-х гг. Это важная позиция, хотя, на мой взгляд, не самая важная.

Теперь что касается Государственного совета. Политологи бурно обсуждают вопрос о том, какое будущее себе готовит Владимир Владимирович. Одна из версий – это как раз руководитель Государственного совета. Но я вам напомню, что Государственный совет вообще-то, в том числе его председатель, назначается президентом Российской Федерации, и на мой прямой вопрос на рабочей группе: «Владимир Владимирович, а какими будут состав и полномочия нового Государственного совета?» – Владимир Владимирович ответил: «Может быть, надо записать примерно то же самое, что есть сейчас». Сейчас, повторяю, главу Государственного совета назначает президент и у Госсовета консультативные функции. Значит, если это так и останется, то это не самая сильная позиция для будущего действующего президента.

Если бы я был на месте Владимира Владимировича, я бы скорее выбрал позицию главы парламента, потому что парламент теперь по предложениям к Конституции будет утверждать председателя правительства, вице-премьеров и всех министров – согласитесь, это сильная позиция. Мало того, парламент, его глава при желании смогут инициировать импичмент президента, если он в чем-то разойдется с позициями того же самого парламента, нарушит российское законодательство и так далее, и так далее. Не знаю, какие позиции для себя выберет действующий президент, но, повторяю, это не самое главное.

Гораздо важнее, на мой взгляд, то, что сейчас президент может практически все, он назначает, никого не спрашивая, председателя правительства, согласуя только с Государственной Думой председателя правительства, никого не спрашивая, всех вице-премьеров и министров. Теперь это надо будет делать, согласуясь с Государственной Думой. Что касается силовых министров, надо будет консультироваться с Советом Федерации. Это, повторяю, движет нас в направлении к нормальной президентской республике, к французской системе, а не латиноамериканской.

Оксана Галькевич: Ага, хорошо.

Вы знаете, Олег Николаевич, нас перед этим эфиром очень многие зрители в социальных сетях спрашивали, когда мы будем обсуждать, собственно, внесение поправок в Конституцию в прямом эфире, вот мы, собственно, обсуждаем. Неудивительно, что нам очень многие сейчас пишут и звонят. Первый дозвонившийся – Алексей из Пензы. Алексей, здравствуйте, мы вас слушаем.

Олег Смолин: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, ведущие, гости.

Оксана Галькевич: Добрый вечер.

Олег Смолин: Добрый вечер.

Зритель: Конечно, это хорошо, что президент так старается, все делает, меняет правительство, конечно, все к лучшему. Но у меня вот знаете, какой еще вопрос? Такой вот. Я все-таки больше по насущным таким проблемам, Конституция, конечно, главный наш закон, но вот что бы я хотел спросить, пользуясь пока моментом. Вот то, что будут деньги платить за рождение, за первого ребенка сумму увеличили, за второго, за этого...

Я просто вот хотел сказать относительно своего поколения. Вот мы поколение, которому, так сказать, досталось нам, начиная с горбачевской перестройки, весь этот развал, разброд, шатание все эти годы, попали, то есть нас лишили пенсий, прочего остального. Вот у меня жена на пенсию собирается, работает 30 лет в медицине, и ее даже лишили стажа за рождение второго ребенка, когда она родила, этот стаж ей в пенсионный не зачли, сказали, что по закону не засчитывается. А вот наше поколение, которое относительно сегодняшнего молодого поколения, которое может ипотеку взять, работу можно найти, раньше вообще проблема была с работой...

Константин Чуриков: Алексей, давайте формулировать вопрос, просто время идет.

Олег Смолин: Я вопрос понял.

Зритель: Вот нас... Я хотел бы просто спросить экспертов или кого, вам просто задать вопрос, чтобы вы его озвучили: а вот наше поколение 1960-х гг. рождения и дальше, нам будет какая-нибудь, ну как сказать, компенсация какая-нибудь за все это время, так сказать, вычеркнутое из жизни?

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Олег Смолин: Да. Давайте я буду отвечать по формуле ложка меда и, к сожалению, гораздо больше дегтя. Деготь всем известен: пенсионная реформа, против которой я лично голосовал, которая принята голосами исключительно фракции «Единая Россия», и которая, нетрудно посчитать, у каждого человека, кто родился и выйдет на пенсию где-то в 2028 году, отнимает порядка 900 тысяч рублей. Если средняя пенсия 15 тысяч, помножили на 12 в год, это 180, помножили на 5 лет, это 900 тысяч рублей. К сожалению, это принято Государственной Думой с подачи правительства, точнее большинством Государственной Думы.

Что касается ложки меда, в тех поправках, которые предложил президент, содержится прямая норма о том, что пенсия должна индексироваться ежегодно. Почему это важно? Напоминаю 2016 год, кризисный год. В этом году Государственная Дума голосами «Единой России», с подачи правительства Российской Федерации принимает закон о том, что в 2016 году пенсии индексироваться не будут. Это значит, что в 2016 году каждому пенсионеру недоплатили 12% к его пенсии, и с тех пор каждый год наши пенсионеры не получают эти 12%, потому что никто их не вернул. Значит, если у вас, соответственно, пенсия порядка 15 тысяч, средняя по России, 12% – это 1 800 рублей каждый месяц вы недополучаете. Помножьте это на 4 года и посчитайте, сколько у вас отобрали.

Константин Чуриков: Олег Николаевич...

Олег Смолин: Теперь это будет запрещено Конституцией, и принимать такие решения ни правительство, ни парламент не смогут.

Константин Чуриков: А можно общего порядка вопрос? А в сегодняшнем виде Конституция у нас прямо так всегда соблюдается в стране?

Олег Смолин: Ну... В 7-й статье Конституции, повторяю, написано, что Россия – социальное государство. Как вы думаете, эта 7-я статья соблюдается? Если минимальная заработная плата в стране 12 тысяч рублей, а по мнению Федерации независимых профсоюзов России, эта организация отнюдь не оппозиционная, для более-менее нормальной жизни вам нужно 39 тысяч. Я понятно говорю?

Константин Чуриков: Да, абсолютно.

Оксана Галькевич: Олег Николаевич, это вопрос к тому, что где гарантия, что Конституция в новом ее виде будет неукоснительно соблюдаться.

Олег Смолин: Значит, понимаете, когда у вас в Конституции прямо записано, что вы должны индексировать пенсию, вы обойти это положение не сможете. Когда у вас в Конституции прямо записано, что минимальная заработная плата не может быть ниже прожиточного минимума (другое дело, что минимум не прожиточный), вы тоже не сможете принять закон, который отменяет это положение.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Нам еще звонит Анатолий из Рязанской области. Добрый вечер, Анатолий.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Анатолий.

Олег Смолин: Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер вам, добрый вечер вам, ребята...

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Добрый день, господин Смолин.

Олег Смолин: Товарищ.

Зритель: Я такой же товарищ, как вы. У меня к вам вопрос вот такой вот, вот послушайте, пожалуйста, меня.

Олег Смолин: Слушаем.

Зритель: Вот меняется все правительство, меняется премьер. Вот вы давно уже в Думе сидите – вот вы сами думаете как, как депутат, как человек, как гражданин-россиянин, что от этого изменится-то? Менять-то надо систему управления! Вы же как депутат отлично знаете!

Оксана Галькевич: Она как раз меняется.

Константин Чуриков: Анатолий, а по-вашему, с поправками в Конституцию система управления не меняется?

Зритель: Нет. При тех изменениях, которые вот, она не изменится.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок. Олег Николаевич, что можете сказать зрителю?

Олег Смолин: Да, мой комментарий такой. Ну, начну с того, что фракция, к которой я принадлежу, это фракция Компартии Российской Федерации, не проголосовала за назначение нового премьера, поскольку пока мы не можем понимаем, чего от него ожидать.

Но мы зато прекрасно понимаем, что смена правительства – это дело неслучайное, потому что предыдущее правительство не справлялось со своей работой, в том числе и с реализацией национальных целей, которые были обозначены президентом в указе №204. Напоминаю, национальная цель – обеспечить экономический прорыв, чтобы мы развивались быстрее мировой экономики. Мы развиваемся в 2 раза медленнее, и темпы развития в 2020 году запланированы ниже, чем первоначально планировались, 1,7%. Это стагнация. Национальная цель повышения уровня жизни граждан – 6 лет уровень жизни не повышался и пока продолжает не повышаться. Посмотрим, что будет делать новое правительство. Поэтому наше отношение к новому правительству будет зависеть от его реальных действий.

Что касается системы, я тоже думаю, что нужно менять систему управления, и думаю, что Конституция отчасти меняет систему управления, по крайней мере я надеюсь, что, если бы президенту приходилось согласовывать министров с парламентом, при всех недостатках нашего парламента такой министр, как Сердюков, скорее всего, министром обороны бы не стал.

Оксана Галькевич: Олег Николаевич, вы сказали, что Компартия не голосовала в парламенте за Мишустина. Означает ли это, что вы не согласны, так скажем, с темпами утверждения нового правительства? Назначение нового премьера, утверждение правительства – может быть, это нужно было сделать иначе, выслушать сначала программу, дать человеку возможность как-то высказаться? Спешка какая-то?

Олег Смолин: Это означает, что пока не вполне понятно, какой курс будет проводить новый премьер-министр страны. Ну, например, Михаил Владимирович заявил, что он считает, что нельзя раздавать льготы, что нужно оказывать только адресную помощь.

Оксана Галькевич: Ага.

Олег Смолин: Мы должны увидеть, что это означает. Но это может означать, например, следующее, что, скажем, людям с инвалидностью надо помогать не всем, кто имеет инвалидность, а только самым бедным. Такой подход теоретически тоже возможен. Дождемся конкретных предложений, тогда будем судить о реальной позиции нового правительства.

Константин Чуриков: Заметки на полях от наших зрителей, на SMS-портале вот предлагают поправки в Конституцию «не воровать, не лицемерить», Татарстан. Много вопросов, будут ли индексировать пенсии работающим пенсионерам по Конституции.

Олег Смолин: Значит, сейчас в том проекте, который предложил президент, написано, что пенсии должны индексироваться в соответствии с федеральным законом. Мы будем предлагать поправку, пенсии в том числе работающим гражданам должны индексироваться, далее по тексту. Пройдет ли такая поправка, не могу сказать, но предлагать ее точно будем. Я просто хочу заметить, что уже сейчас пенсия работающего пенсионера примерно на 30% ниже, чем пенсия неработающего. Это несправедливо.

Но это еще не все, это антиэкономическая мера, потому что она заставляет людей уходить в тень, отказываться от работы либо поступать так, как многие делают: приходит время, они увольняются с работы, заявляют о том, что они не работают, проходит некоторое время, они снова устраиваются на работу. По нашим оценкам, потери, суммарные потери Пенсионного фонда, Фонда обязательного медстрахования, Фонда социального страхования и налоговые потери больше, чем экономия Пенсионного фонда. Скупой платит дважды.

Оксана Галькевич: Ага.

Олег Николаевич, насколько бурные дискуссии вы предполагаете в четверг? Вы сказали, что будете предлагать определенные поправки в определенном виде.

Олег Смолин: Поправки в четверг еще не будем предлагать, в четверг первое чтение.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: В целом.

Оксана Галькевич: В целом, да.

Олег Смолин: Второе чтение предполагается, что в установленные сроки, через месяц – вот там, я надеюсь, будут достаточно бурные дискуссии.

Константин Чуриков: Замечательный вопрос из Самарской области как раз о том, как выполняется Конституция: «На сколько в будущем все-таки будут индексироваться пенсии? Ведь инфляцию можно свести к нулю, мы это умеем».

Олег Смолин: Да, к сожалению, это правда, инфляцию можно свести к нулю. Мы неоднократно давали поправки о том, чтобы пенсия индексировалась не в соответствии с инфляцией, а в соответствии с ростом прожиточного минимума, говоря по-русски, цены на товары первой необходимости. Но за последние годы я видел два экономических чуда, когда Росстат признавал, что цены растут, но при этом снижал прожиточный минимум. Ну что сказать? Как сказал Андрей Макаров, председатель Думского комитета по бюджету: «После того, как мы подчинили Росстат Министерству экономического развития, нам по плечу любые показатели».

Оксана Галькевич: Ну вот опять же вопрос к тому, как...

Олег Смолин: И все-таки это позитивное положение Конституции.

Константин Чуриков: Конечно, сама фраза «нам по плечу все», Оксана.

Оксана Галькевич: Нет, ну по плечу все, конечно, хорошо, по плечу.

Давайте Красноярск выслушаем, там уже ночь глубокая...

Олег Смолин: Глубокая ночь, как и в моем родном Омске.

Оксана Галькевич: Нина дозвонилась. Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Олег Смолин: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас, Нина.

Зритель: Да, здравствуйте еще раз. У меня вопрос к вашему гостю Олегу Смолину.

Олег Смолин: Да, слушаю вас.

Зритель: Скажите, пожалуйста, вот сейчас рассматриваются изменения в Конституцию. А вот интересная статья 15-я пункт 4 в нашей Конституции, где говорится о том, что международное право стоит выше наших внутренних прав. Будет ли рассматриваться изменение этого данного пункта в Конституции?

Олег Смолин: Понятно.

Зритель: И другой вопрос.

Олег Смолин: Так.

Зритель: В 13-й статье, если я не ошибаюсь, стоит такой пункт, что мы не можем иметь своей идеологии. Будет ли этот вопрос тоже в Конституции рассматриваться? Спасибо.

Константин Чуриков: А давайте мы с этого вопроса и начнем.

Олег Смолин: Давайте начнем с этого вопроса. Конечно, у государства может быть и по факту есть идеология, идеологией государства, действительно нормального государства является патриотизм. Но, во-первых, принято решение, что глава 2, в том числе 15-я статья, меняться не будет, потому что это требует созыва Конституционного собрания и проведения референдума. Во-вторых, я очень боюсь, что если бы мы взялись сейчас вводить в Конституцию официальную идеологию, вместо общенациональной идеологии мы... То есть не мы, конечно, а была бы продавлена идеология правящей партии, а это, с моей точки зрения, неправильно. Идеология должна быть не партийная, а государственная.

Что же касается 15-й статьи, повторяю, она относится ко 2-й главе. Вторую главу может менять только Конституционное собрание и референдум, Государственная Дума, Совет Федерации этого делать не могут. Но я бы обратил ваше внимание на то, что даже в 15-й статье написано следующее, если переводить на русский язык: Конституция Российской Федерации выше любого международного права; законы Российской Федерации не выше международного права; но если принимается международный договор Российской Федерацией, то, соответственно, эти нормы международного договора должны вводиться в российское законодательство.

Повторяю, кроме того, есть пункт 6 статьи 125, который я читал, который говорит, что если международные договоры соответствие противоречат Конституции, то они не должны применяться и подлежат отмене. Кроме того, вводятся поправки в 79-ю статью, которые предполагают, что если трактовки международных договоров противоречат российской Конституции, то Конституционный суд вправе принять решение о том, что эти договоры применяться не будут.

Оксана Галькевич: Я просто хочу обратить внимание и вас, Олег Николаевич, и наших зрителей: люди, посмотрите, за этот короткий срок умудрились изучить статьи Конституции, уже какие-то формулировки. То есть, понятно, мы, журналисты, готовимся к эфиру...

Константин Чуриков: И на ночь глядя на память цитировать.

Оксана Галькевич: Нам люди звонят со всей страны и говорят про статью такую-то, статью такую-то, что нам делать, как к этому относиться.

Константин Чуриков: Олег Николаевич, а почему не референдум, а всероссийское, всенародное голосование?

Олег Смолин: Это вопрос не ко мне, это вопрос к президенту и Администрации президента. Я могу высказать только версию. Версия заключается в следующем: если мы проводим референдум по поправкам к Конституции Российской Федерации, то, соответственно, по-хорошему надо было бы выносить на референдум основные положения, которые вносятся в Конституцию. Может возникнуть ситуация, когда одно положение получит поддержку граждан, другое положение не получит поддержку. Короче говоря...

Константин Чуриков: Пенсии «да», а остальное, например, «нет».

Олег Смолин: Да, остальное «нет». Короче говоря, это ситуация несравненно более сложная, чем то, что предполагают сейчас в виде опроса. Кстати, напоминаю, что Конституция 1993 года формально принималась референдумом целиком, как обычно это и делают политические элиты.

Константин Чуриков: Это референдум «Да-Да-Нет-Да» тот самый, да?

Олег Смолин: Нет, это другой референдум.

Константин Чуриков: Другой, да?

Олег Смолин: «Да-Да-Нет-Да» – это другой, это о доверии президенту и парламенту, а этот по Конституции в целом. Я вас уверяю, Конституцию ту целиком прочитали, ну не знаю, 2–3% граждан, еще меньше поняли, что в ней написано, поэтому фактически это было тоже, это был референдум о доверии или не доверии к власти. Рассуждали так: ну надо же какую-то, по какой-то Конституции жить, давайте проголосуем за эту Конституцию. В этом смысле ничего нового не наблюдается. Короче, референдум по основным положениям Конституции – вещь несравненно более сложная, чем голосование по проекту в целом.

Константин Чуриков: Притом что затраты и на всероссийское голосование, и на референдум примерно одни и те же, правильно?

Олег Смолин: Нет, на референдум были бы гораздо больше.

Константин Чуриков: Да?

Оксана Галькевич: Олег Николаевич, а некая юридическая норма у нас в законе есть о всероссийском голосовании? То есть о референдуме слово замолвлено...

Олег Смолин: Нет, нет, такой нормы в Конституции нет.

Оксана Галькевич: И она не требуется?

Олег Смолин: Реально речь идет о грандиозном опросе общественного мнения.

Оксана Галькевич: Ага.

Олег Смолин: Юридической силы в принципе этот опрос не имеет.

Оксана Галькевич: Так.

Олег Смолин: Юридически поправки к главам с 3-й по 8-ю принимаются Федеральным Собранием, то есть нужно иметь 2/3 голосов в Думе, 3/4 в Совете Федерации и 2/3 решений Законодательных Собраний в поддержку этого закона.

Оксана Галькевич: А если не имеет юридической силы это голосование, как широчайший просто опрос общественного мнения, не таит ли это некие угрозы в будущем? Ну смотрите, будем признана, допустим, недостаточно обоснованной законность принятия этих поправок, изменений.

Олег Смолин: Законность этих поправок, если проголосуют 2/3 в Думе, 3/4 в Совете Федерации и 2/3 в парламентах субъектов Российской Федерации, законность абсолютная. Другое дело, что возникает проблема, если вдруг граждане не проголосуют в поддержку этих поправок, то возникает проблема между законностью и легитимностью. Принято абсолютно законно, но граждане не поддержали. Что тогда делать?

Оксана Галькевич: То есть парламент и вот эти 2/3 голосуют в одну сторону, а народ голосует в другую сторону, вы об этом?

Олег Смолин: Теоретически такое возможно.

Оксана Галькевич: Теоретически, хорошо.

Олег Смолин: Но я думаю, что такого все-таки не произойдет. Повторю еще раз: хотя я принадлежу к политической оппозиции, я считаю, что эти поправки в целом улучшают ситуацию в стране и их нужно поддержать.

Константин Чуриков: Так, вопрос из Москвы, возможно, кто-то знает ответ на этот вопрос, но мы хотим вас услышать: «Зачем тогда спешка и кулуарность?» – спрашивает зритель.

Олег Смолин: Значит, кулуарности особой нет, а спешка есть. Я не могу ответить на вопрос, зачем спешка. Могут быть только возможные версии. Ну, например, одна из версий: Администрация президента не хочет, чтобы раскручивалась бурная дискуссия, возможно раскачивание лодки. Но это версия, это не информация.

Оксана Галькевич: А вот люди говорят, что они готовы к референдуму по каждой статье и что неправда, что они не вникли, не прочитали в прошлый раз, что они вникают и достаточно готовы во всем разобраться, потому что вопрос очень важный. Кому и что...

Олег Смолин: Вы знаете, вот если бы я был начальник, я бы поступил следующим образом: я бы сначала произвел не референдум по каждой статье, а референдум по основным положениям, и затем те положения, которые получили поддержку, уже оформлял в виде закона и выносил на голосование Государственной Думы и Совета Федерации. Но так почти нигде, практически нигде не делают. Я специалист по проблемам так называемой плебисцитарной демократии, я написал работы по этому поводу. К сожалению, кроме Швейцарии таких прецедентов мы практически не имеем.

Оксана Галькевич: Мы могли быть вторыми, почему нет?

Константин Чуриков: Нам звонит зритель Дамир из Башкирии. Здравствуйте, Дамир.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Дамир.

Олег Смолин: Добрый вечер.

Зритель: Олег Николаевич, добрый вечер.

Олег Смолин: Добрый вечер.

Зритель: Мы вас все уважаем и любим, город Уфа, Башкирия.

Олег Смолин: Спасибо.

Зритель: Участник войны в Афганистане. Когда рассматривался вопрос повышения пенсий, почему не учли тот момент, что участники войны в Афганистане, прошедшие моральный, психологические, полностью уничтоженные как бы ребята, почему, когда принимали решение, не могли учесть, чтобы их не трогать? Не трогать почему? Потому что мы же прошли эту войну, люди уничтожены, все гипертоники, больные, полубольные, и всем сделали уравниловку, никто... Один генерал сказал: не бывает войны гражданской, отечественной, афганской, чеченской, война везде одинаковая, понимаете, пули летят одинаково прямо, и все воюют одинаково, это точно так же война, как и Великая Отечественная. Почему-то афганцев постоянно отстраняют. В чем дело? Вы можете как депутат... Вы хороший человек, мы вас уважаем, вы постоянно заступаетесь, КПРФ заступается. Почему так происходит?

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Дамир.

Олег Смолин: Дамир, отвечаю на ваш вопрос. Первое: я был и оставляю принципиальным противником повышения пенсионного возраста в России вообще. Более того, Государственная Дума уже 1,5 года переносит заседание, наш законопроект о моратории на повышение пенсионного возраста. Третье: когда рассматривался закон о повышении пенсионного возраста, была масса поправок по тому, чтобы сделать исключение, в том числе для участников вооруженных конфликтов, тех, кто воевал в Афганистане, тех, кто воевал в Чечне и других горячих точках. К сожалению, в Государственной Думе довлеет партийная дисциплина, была очень жесткая установка для партии «Единая Россия», чтобы они все голосовали строго по команде правительства.

Константин Чуриков: Ну, я думаю, в КПРФ тоже есть партийная дисциплина, не без этого.

Олег Смолин: В КПРФ есть партийная дисциплина, это чистая правда. Но я хочу сказать, что я как человек беспартийный не всегда голосую так, как голосует моя фракция, и мне это сходит с рук.

Константин Чуриков: Поняли.

Оксана Галькевич: А, вот так вот даже, человек беспартийный, подождите, состоите...

Олег Смолин: Я человек беспартийный, состою во фракции КПРФ как той фракции, которая наиболее последовательно отстаивает социальную справедливость.

Оксана Галькевич: Хорошо.

У нас, знаете, получается такой разговор, вопрос-ответ, вопрос-ответ. Ну что поделаешь, приходится разбираться на ходу нам всем в каких-то деталях, нюансах происходящего. Вот, например, Курганская область спрашивает, кому и что будет советовать Госсовет.

Олег Смолин: Вот, вопрос очень важный, я уже пытался на него отвечать. Именно этот вопрос я задавал Владимиру Владимировичу, когда он встречался с нашей рабочей группой. Повторяю, ответ президента был таким: давайте посмотрим. Сейчас в законе написано, что это будет определяться специальным федеральным законом, может быть, федеральным конституционным законом. Но если будет так, как предложил президент, а он сказал, что давайте пропишем в правах Госсовета примерно то же, что сейчас прописано в указе, то это консультативный орган, который назначается указом президента. Сейчас, более того, написано, что президент является его председателем.

В новом законопроекте по Конституции не написано, что президент является председателем Государственного совета, но и не написано, что полномочия этого Государственного совета будут очень большими. Посмотрим, какой федеральный закон или федеральный конституционный закон нам будет предложен. Пока я подробности рассказать не могу. Единственное, президент подчеркнул, что не надо дублировать Совет Федерации, это правда.

Константин Чуриков: Олег Николаевич, тут перед Давосским форумом все наперебой какие-то готовят доклады. Вот есть еще такая компания «Edelman», она провела исследование и выяснила, что 56% жителей нашего земного шарика считают, что капитализм в том виде, в каком он существует сегодня, приносит миру больше вреда, чем пользы, в частности, так думают 75% населения в Таиланде, в Индии 74, во Франции под 70%, в Италии, в Испании 60%, в России 55% недовольны вот этим капитализмом. Волгоградская область спрашивает: «Можно ли вернуть Россию к социалистическому пути развития?»

Олег Смолин: Мы как народ можем все. Я только хочу подчеркнуть, что капитализм тоже бывает разным. Бывает капитализм социальный, как в той же Скандинавии или, кстати, Франции, бывает капитализм такой, как у нас, капитализм примитивный. Мы рекордсмены Большой двадцатки по социальному неравенству, у нас социальное неравенство больше, чем в любой другой стране Большой двадцатки.

Поэтому первое, с чего нужно начинать, с нашей точки зрения, – это, конечно, стимулировать экономику, потому что делить можно только тот пирог, который мы производим; если экономика не будет развиваться, делить будет нечего. А второе – конечно, более справедливое разделение. Будучи рекордсменами Большой двадцатки по неравенству, мы единственная страна Большой двадцатки, которая не имеет системы прогрессивного налогообложения. Это нужно обязательно вводить.

Оксана Галькевич: Ну еще тут, знаете, у нас люди говорят в связи с этим, нужна ли нам статья о максимальном размере оплаты труда, то есть тут как раз к разрыву, неравенству.

Константин Чуриков: Да, и еще предлагают не только Госсовет, но вот женщины пишут, «Женсовет» предлагают, чтобы все-таки как-то влиять с женской стороны на политику.

Оксана Галькевич: Надо слушать человеческие...

Олег Смолин: Вы знаете, как мужчина я бы поддержал эту идею, но вряд ли она для Конституции.

Оксана Галькевич: Да.

А вот, кстати, Саратовская область все-таки расстроена, что решение таких важных вопросов, люди будут отстранены в некотором смысле от них, потому что конституционные права граждан на право голоса, получается, отсутствуют, сетует Саратовская область.

Олег Смолин: Еще раз: решение принималось президентом Российской Федерации, когда в поправках в Конституции нет 1-й, 2-й и 9-й глав, то есть тех, которые предполагают референдум, поскольку, видимо, считается, что это гораздо более сложная процедура и поскольку речь идет не о новой Конституции, а лишь о частичном ее исправлении.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. Это было «Личное мнение» Олега Смолина, у нас в студии был депутат Государственной Думы, первый заместитель председателя Комитета по образованию и науке. Спасибо.

Олег Смолин: Всего доброго.

Оксана Галькевич: Впереди, друзья, у нас обсуждение в прямом опять же эфире с мнениями политологов новых назначений в правительстве, вот буквально самые последние новости. Присоединяйтесь к разговору.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Арсен
Распелись все, но всех проведут вокруг пальца, как идиотов. Ничего для народа и не планируется, а некоторые считают, что Путин готовит себе место в союзном государстве и вся чехарда ради этого.
Сергей Арсен
Согласен на все 100%, но поражает позиция членов КПРФ, наводящих тень на плетень... отрабатывают награды и деньги?

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски