Олег Столяров: Если посмотреть на нацпроект, мы не боремся с бедностью, а финансируем её

Олег Столяров: Если посмотреть на нацпроект, мы не боремся с бедностью, а финансируем её
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Олег Столяров
заместитель генерального директора Международного центра развития регионов

География бедности. Эксперты посчитали, сколько можно себе позволить на одну среднюю зарплату в разных регионах страны. И они же выяснили, где в России больше всего - не просто бедных – нищих людей. Географию бедности изучаем вместе с гостем в студии.

Оксана Галькевич: Ну а мы сейчас будем говорить о жизни в бедности или относительном достатке. Это, оказывается, касается не только отдельных людей в нашей стране, но и целых регионов. Наши коллеги из агентства «РИА Новости» составили новый рейтинг, который мы сегодня с вами, уважаемые телезрители, и хотим обсудить.

Константин Чуриков: В списке беднейших оказались 10 регионов. Например, Республика Тыва, почти половина жителей там живут на доходы ниже прожиточного минимума, в Ингушетии треть. При этом нет никакой явной географической, климатической общности, это регионы из самых разных уголков страны с самыми разными условиями для жизни: юг, Северный Кавказ, Дальний Восток, Сибирь, карта перед вами.

Еще что интересно. У нас есть 10 относительно благополучных регионов, там беднейших людей меньше 10%. Но при этом Татарстан и Белгород, например, не являются самыми богатыми регионами, но бедных там мало. А вот в Якутии, нашем алмазоносном регионе, одном из лидеров по доходам вообще в стране, бедных куда больше, чем в Татарстане.

Оксана Галькевич: Вы знаете что? Есть у нас, оказывается, бедные, а есть беднейшие. В этом исследования есть вот такая категория, наибеднейшие, крайняя бедность, давайте такой термин будем использовать. Чуть больше 2% в общем в стране у нас имеют доходы ниже половины прожиточного минимума, это и есть вот тот самый уровень крайней бедности, или просто одним русским словом нищета.

Большинство наибеднейших опять же у нас в Тыве, на втором месте опять же Ингушетия. Ну а меньше всего в Москве, в Московской области, в Петербурге и Ленобласти, Курской, Ярославской и прочих регионах.

Константин Чуриков: Ну да, в основном все-таки из европейской части страны, тут уже есть что-то общее с точки зрения географии. И вот эти регионы все-таки с большей, скажем так, с большой экономической активностью, с промышленным каким-то или аграрным потенциалом.

Оксана Галькевич: Вы знаете, нам еще показался интересным такой момент, что в части этого исследования использованы не средние показатели доходов, уровня жизни, а медианы, а медиана – это уровень, при котором половина населения имеет доходы выше вот этой вот черты, а другая половина ниже. И вот нам часто социологи во время наших прямых эфиров говорили, что такая методика просто точнее отражает положение дел в реальной жизни, чем вот эти вот расчеты по средним показателям.

Константин Чуриков: Есть еще средние показатели как инструмент в этой работе, например, в анализе соотношений, сложно это понять на слух, но тем не менее: средние доходы населения, соотношение средних доходов населения к стоимости фиксированного набора продуктов на месяц и коммунальных услуг. То есть сколько можно себе позволить этих продуктовых наборов и оплаты коммуналки.

Оксана Галькевич: Да. Ну кстати, Костя, это очень важный момент, потому что наши власти-то как раз таких расчетов не делают, они не вычисляют соотношения прожиточного минимума без ЖКХ и прочих потребностей, они обычно так у нас считают.

Константин Чуриков: И вот как раз в этом списке очень много бедных и беднейших регионов, опять видим Республику Тыва, опять Ингушетия, также Чувашия, Калмыкия, кстати, Крым и многие другие регионы.

Оксана Галькевич: Ну что, уважаемые телезрители, узнали себя, увидели, может быть, свой регион? Позвоните или напишите на SMS-портал, расскажите, как вы живете или как выживаете. Телефоны для связи с нами у вас всегда на экранах, все это совершенно бесплатно. Ждем.

Константин Чуриков: У нас в студии на ваши вопросы и на наши отвечает Олег Столяров, заместитель генерального директора Международного центра развития регионов. Олег Иванович, здравствуйте.

Олег Столяров: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Олег Иванович, вот то, о чем мы сказали, упомянув несколько регионов, например, Белгородскую область и Татарстан: вроде как они у нас не являются богатейшими регионами, но и бедных там мало. Это говорит о чем? А вот есть, например, Якутия, которая по доходам входит в двадцатку регионов России, но там тем не менее при этом очень много бедных. О чем это говорит? О том, что у нас есть регионы, где социальное расслоение больше или меньше?

Олег Столяров: Нет, это говорит о том, что, допустим, когда я занимался разработкой ТЗ на стратегию Москвы, мы выяснили, что в децильном коэффициенте, разница 10% самых бедных и самых богатых в Москве 100, и непонятно, для кого развивать город, город практически разрывается: то ли благоустройство…

Оксана Галькевич: Давайте только сразу переводить на понятный язык для широких масс.

Олег Столяров: Значит, 10% самых богатых в Москве получают в 100 раз больше, чем 10% самых бедных, поэтому непонятно, для кого улучшать город. При хорошей связности территории, значит, удается населению жить в своем доме и одновременно найти работу в пределах своей доступности. И поэтому происходит сглаживание доходов, допустим, Москвы и Московской области, то есть люди из Московской области могут совершенно спокойно работать в Москве…

Оксана Галькевич: Живет в скромном районе, а работает, так скажем, в большом сити, где есть хорошая работа.

Олег Столяров: Совершенно верно, и поэтому это сглаживание, простое сглаживание. Но оно работает и в плюс, и в минус В плюс оно работает тому, что, значит, человек вроде бы считается с хорошим доходом, но в минус социальная часть бюджета того региона, где он живет, в нулях, потому что он платит по месту работы.

Константин Чуриков: Мы постоянно видим одни и те же названия в списках самых бедных регионов: Тыва, зашкаливающий уровень, Калмыкия, Дагестан и так далее.

Оксана Галькевич: Ингушетия, да.

Константин Чуриков: Да. Скажите, с этим что-то можно делать? С кого спрашивать за достижения в этих регионах?

Олег Столяров: Ну теперь гораздо проще. Вы знаете, что за каждым самым бедным регионом закреплен министр, за Тывой закреплен Орешкин, Орешкин уже развил бурную деятельность, например. В буквальном смысле слова дней 5 назад Мутко подписал перечень поручений по Тыве. Но самое-то главное, что над ней экономически просто издевались, над Тывой. Дело в том, что федеральную целевую программу Тывы, стратегию Тывы писал я. Основа богатства Тывы – это, действительно, коксующийся уголь, Элегестское месторождение угля. И мы говорили, что да, надо связывать Тыву, прямо выводить железную дорогу на Урумчи, на столицу Синьцзян-Уйгурского района…

Константин Чуриков: Ага.

Олег Столяров: Нам сказали: «Нет, дорогу надо выводить на Транссиб, на Кызыл – Курагина». Я говорю: «А с Курагина-то куда проткнете-то? На восток дорога забита». Наконец, неделю назад состоялось совещание, где глава района Синьцзян-Уйгурского сказал: «Да мы уже довели дорогу до границы Монголии, решайте со своей дорогой Кызыл – Курагина, мы прокинемся и до Кызыла».

Константин Чуриков: Есть железная дорога, у людей есть работа, есть грузооборот, все запускается.

Олег Столяров: Конечно, конечно.

Оксана Галькевич: То есть, собственно говоря, как в Центральной России: есть транспортная связанность, есть возможность выбраться в те места, где ты можешь работать, причем довольно быстро.

Олег Столяров: Тут немножко не так. Понимаете, какая штука?

Оксана Галькевич: И доставить свою продукцию соответственно.

Олег Столяров: В Центральной России это транспортная связанность, а Сибирь и Дальний Восток, к сожалению, там очень большие плечи, там очень сложно окупать сами железные дороги. Вот, допустим, вы знаете, что по проекту реконструкции Транссиба и БАМа, когда Якунин уходил, он сказал 50 лет, то есть никогда.

Оксана Галькевич: Подождите, но царь-батюшка в XIX веке окупил как-то, причем не сам строил.

Олег Столяров: Да.

Оксана Галькевич: Бизнес строил.

Олег Столяров: Да, совершенно верно.

Оксана Галькевич: Восемьдесят процентов российских железных дорог тогда были построены за счет частного капитала.

Олег Столяров: Совершенно верно. А сейчас-то мы строим, к сожалению, за казенные деньги, раз. И во-вторых, у нас столыпинских вагонов-то нет. Столыпин как говорил? – «будем Сибирь осваивать через железные дороги». Это, извините, там был уже пояс экономический одновременно.

Оксана Галькевич: Куда он делся, этот пояс экономический? Потому что прирастаем по-прежнему Сибирью и всякими регионами вот такими, знаете, с трудными условиями для жизни. Пояс куда делся?

Олег Столяров: К сожалению, я бы не сказал, что мы Сибирью…

Оксана Галькевич: Нам бы подпоясаться уже, понимаете.

Олег Столяров: К сожалению, я бы не сказал, что мы прирастаем Сибирью. Дело в том, что я уже немножко причастен к написанию программы Дальнего Востока, национальной, нового инструмента. И после того как оттуда выпал приросток, Восточная нефтехимическая компания, она немножко похудела. Туда загнали все госкомпании – ну давайте так прирастать, вот.

Константин Чуриков: А можно сказать, что эта статистика хоть как-то соответствует реалиям жизни? Ведь прожиточный минимум очень все-таки лукавая величина, правда?

Олег Столяров: Константин, понимаете, какая штука? Я вот только сегодня смотрел ваше ОТР на всякий случай, «Отражение». Бедность саму по себе рассматривать не надо, в отрыве от другой экономики, да? Вот тут написано, что бедность мешает экономическому росту. Да ребят, экономического роста не будет, если не будет стимулирования зарплаты. У нас получается мертвая петля. Мы говорим про бедность, Голикова назначается ответственной за бедность и тут же говорит: «А это феномен бедности». Минуточку, стоп, ребят, вы сели на проблему и говорите, что это феномен. Топилин говорит: «А у нас зарплаты и так растут хорошо, а доходы населения падают уже 5-й год».

Оксана Галькевич: Вы знаете, феномен, мне кажется, еще и в том, что государства в нашей экономике очень много, то есть государство является определяющим игроком на этом поле зарплат, соответственно говорит само себе: «Повышай, государство, зарплаты людям», – и не повышает.

Олег Столяров: Оксана, государства вообще в экономике нет.

Оксана Галькевич: Вот так вот, да?

Олег Столяров: Я вам скажу по секрету: когда государство ввело приватизацию и назначало своих представителей в советы директоров своих компаний, эти представители абсолютно ни в зуб ногой, спрашивали, как голосовать. Им говорили: «Голосуй как директор». Поэтому вы помните, сколько мы отнимали пакет у Вяхирева, 38% «Газпрома», уж он так от имени государства руководил хорошо… Покажите мне, какое задание ставит государство «Газпрому», «РЖД», «Судостроительной компании»? Я скажу больше того: допустим, ни одно нормальное государство не слило бы конкурирующие военно-промышленные, авиационные компании в одну компанию. Вот оно слило, и мы получили, что у нас нет авиадвигателя. Мы видим «с», вместо 8 тысячи часов горячая… работает 2 тысячи часов, французская, все.

Константин Чуриков: Давайте послушаем сейчас Александра из Ставропольского края.

Олег Столяров: Давайте.

Константин Чуриков: Александр, здравствуйте, рассказывайте.

Олег Столяров: Ставропольский край я знаю.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте. Вот вы говорите, государство, помочь… У нас здесь очень тяжело. У нас бабушка получает меньше прожиточного минимума пенсию, она получает почти 7 тысяч. И вот это все у нас уходит на коммунальные, просто на коммунальные. Вода у нас очень дорогая. При коммунистах у нас здесь безводные платили, а сейчас мы за воду платим, как зимой за газ мы платим.

Работы сейчас… Официально у нас ничего не работает. Работаю я у корейцев, гружу сейчас арбузы. Вот мне загрузить тонну арбузов, за это мне заплатят 350 рублей за тонну, я за день должен загрузить 35–40 тонн, чтобы заработать для своей семьи, у меня шестеро детей. Вот как мне жить?

Оксана Галькевич: Александр, что за «безводные», вы сказали? Доплаты какие-то?

Зритель: Да, при коммунистах здесь платили доплату, потому что у нас здесь вода очень глубоко, очень-очень глубоко, у нас вода здесь качается 150 метров.

Оксана Галькевич: Скважинная, да.

Зритель: У нас тут… 150 метров, из-за этого у нас вода сейчас порядка 70 рублей…

Оксана Галькевич: Понятно, спасибо.

Константин Чуриков: А надо еще, кстати, поливать огород и так далее, сельское хозяйство.

Оксана Галькевич: Да, конечно, аграрный регион, кстати, да.

Зритель: Да-да, колонки своей мы не можем поставить, чтобы пролить…

Оксана Галькевич: Ну да.

Зритель: Вот у нас бабушка получает пенсию, у нас все это уходит на коммуналку.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Александр.

Олег Столяров: Значит, первое, отвечаю на первый вопрос. Мы договаривались, что коммунальную реформу мы начнем после технологического и ценового аудита тарифов. Такой аудит мы не сделали. На сегодняшний день сама Федеральная антимонопольная служба признает, что у нас тарифы на коммуналку завышены в 2 раза, ничего не делается.

Второй вопрос. В 2009 году, обсуждая ситуацию в Ставропольском крае с губернатором, Гаевским Валерием Вениаминовичем, я у него спросил: «А вы что вывозите? Пшеницу? Вы отдаете добавленную стоимость 80%. Вы же понимаете, что в Турции из нее делают муку и лапшу длинную для Юго-Восточной Азии?» Это все сказки, что мы с Дальнего Востока будем поставлять пшеницу для лапши в Юго-Восточную Азию, 50 тысяч тонн максимум мы перекинем с Алтая, а вот ставропольцы не догадаются…

Оксана Галькевич: Олег Иванович, смотрите, подождите, догадаются они. Вы же понимаете, что пробить на чужой рынок в той же Турции или где-то еще не сырье, а готовый продукт гораздо сложнее. У него своего продукта достаточно.

Олег Столяров: Так вот для этого и нужно государство.

Оксана Галькевич: Вот почему у нас, понимаете, зубов-то не хватает на такую работу?

Олег Столяров: Оксана, вы помните, как только в Москве закрылся Черкизовский рынок, в Москве тут же был министр иностранных дел и министр торговли Китая. Они тут же приехали, и рынок тут же организованно переехал куда надо, скажем так. К сожалению, мы не понимаем одну простую вещь, что мы вошли не только в рыночную, но и в политическую конкуренцию. Вот вы помните, что Путин сказал про конец либеральной идей, свободной конкуренции на рынке товаров и услуг, труда и капитала больше нет.

Константин Чуриков: Ну хорошо, у нас есть Министерство промышленности и торговли, министр, тут мы узнали, останавливается в хороших номерах за границей. Ведь за границу-то ездит, налаживает какие-то связи там.

Оксана Галькевич: Слушайте, у нас торгпредство с советского времени осталось еще, Олег Иванович.

Олег Столяров: Ездит, ездит! И вот самое-то забавное, что эти торгпредства были очень долго в ведомстве Минэкономики, не зная для чего, потом их отдали Минпромторгу, и я Минпромторгу в Департаменте региональной политики объяснял, почему в Японии министерство называлось промышленности и торговли. А вы знаете, почему: Японии нужен был скачок послевоенный, японцы сказали, что что не смогут сами изобрести, украдут и соответственно вставим в изделия. Американцы изобрели транзистор, японцы вставили его в плеер.

Константин Чуриков: Еще звонок.

Оксана Галькевич: Звонок из Перми у нас, Вера, по-моему, наша телезрительница. Вера, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Будьте добры, скажите, пожалуйста, вот я ветеран труда, пенсионерка, мне 63 года, я проживаю в городе Перми с рождения. Будьте добры, скажите, как можно прожить на 3 тысячи рублей? У меня после оплаты коммунальных платежей остается на все про все, на лекарства, на питание 3 тысячи рублей. Наши чиновники, куда бы я ни обращалась, наши чиновники никаких мер не принимают… Простите…

Константин Чуриков: М-да…

Зритель: Куда я обращалась, мне привозят только крупы, только крупы. Даже однажды я им говорю: «Ну хоть бы кусочек масла привезли», – бесполезно. Говорить с нашей социальной защитой тоже бесполезно.

Константин Чуриков: Слушайте, какая эта социальная защита, это какой-то беспредел вообще.

Оксана Галькевич: Социальный.

Олег Столяров: Ну вы знаете, в Москве отвечают больше жестко, не знаю, насколько понравится это в Перми. В Москве развелась целая куча организаций, которые за приватизированную квартиру пытаются содержать пенсионера до конца жизни. Я не верю в это, но тем не менее в Москве такая практика, в общем, есть.

Константин Чуриков: Следить за ускоренным уходом пенсионера, да?

Олег Столяров: Разумеется.

Константин Чуриков: Давайте сейчас посмотрим сюжет.

Оксана Галькевич: Ну подождите, там на самом деле эти службы, ты подписываешь договор, служба организованная…

Олег Столяров: Да-да-да, договор подписываешь…

Константин Чуриков: Ласковые люди к тебе приходят…

Олег Столяров: Организованно, да.

Константин Чуриков: …и смотрят на часы.

Оксана Галькевич: Ну это со стороны, я так понимаю, администрации города, власти города это взяли в работу?

Олег Столяров: Нет, это не власти города.

Оксана Галькевич: Нет, не власти?

Олег Столяров: Нет, не власти.

Константин Чуриков: Итак, давайте все-таки посмотрим сюжет. Сюжет из Чувашии. Чувашия заняла вот в этом рейтинге доходов населения 78-ю строчку из 85, и каждый шестой житель там за чертой бедности.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: И вот все говорят, что рост ожидается, рост ожидается, а тут у нас даже не угадал собственный прогноз Минэкономразвития, думали 1%, а там 0,5%.

Оксана Галькевич: Так вот обратите внимание, что, собственно, и мы в начале говорили об этих рейтингах бедных и наибеднейших, нищих практически регионов и людей, опираясь на данные 2018 года.

Олег Столяров: Да.

Оксана Галькевич: А какую картину нам даст год 2019-й, где мы получали «подарки» непрерывно уже с 1 января, понимаете, под бой курантов как нам повысили сначала НДС, потом у нас уже прошло двойное повышение тарифов ЖКХ, да?

Олег Столяров: Да.

Оксана Галькевич: Какая картинка будет по 2019 году?

Олег Столяров: И поэтому-то мы говорим, что бороться надо не с бедностью, это следствие, бороться надо с ее причинами. Мы же с вами говорили, что да, зарплаты у нас составили 50% ВВП, да, надо анализировать себестоимость товаров и налоговой службе, работать ФАС. Да, надо прогрессивную шкалу налогообложения; да, надо защищать малый бизнес от наскока большого бизнеса, крупного бизнеса; надо думать что-то с вывозом капитала. Деньги-то в стране есть.

Оксана Галькевич: Олег Иванович, ну смотрите, прогрессивная шкала налогообложения вызывает какое-то, знаете, неприятие у людей, которые получают, скажем так, выше медианного дохода.

Константин Чуриков: Глухоту, они не слышат.

Оксана Галькевич: Окей, хорошо…

Олег Столяров: …не вызывала, она была, в общем-то, с 1996 года, я платил совершенно спокойно.

Оксана Галькевич: Хорошо, смотрите…

Олег Столяров: И все ходили и заполняли, самое интересное.

Оксана Галькевич: Допустим, мы признаем сейчас, что эта тема болезненная для определенной части населения, пусть 1%, 2%, ради бога. Нельзя ли подумать о тех 2% беднейших людей, о которых мы сказали в самом начале, которые живут на вот этот прожиточный или ниже минимум, и освободить хотя бы их от всяких налогов?

Олег Столяров: Так о них подумали таким анекдотом, что вам мало не покажется. Вы знаете, что на 2019 год предлагаются социальные контракты для малоимущих в ряде регионов для переквалификации, для поиска работы, для занятия личным подсобном хозяйством, для развития предпринимательства. Я спрашиваю в Минтруде: ребят, а сколько из них может вообще быть способно к предпринимательству? Из нормальных людей, может быть, всего 3%...

Константин Чуриков: Это нужна особая жилка, да.

Олег Столяров: Около 3%, не говоря о том, что бедные люди чаще всего малообразованы, так? Вот сейчас Топилин ухватился за этот социальный контракт, и самое интересное, где будут эти социальные контракты? В Карелии, в Коми, Сахе, Татарстане, в Тыве наконец-таки, в Камчатском крае, Астраханской, Белгородской, Курганской, Ростовской, Самарской, Свердловской, Томской, Тульской, Тюменской, Ярославской областях и в городе Москва.

Константин Чуриков: Так, ну хорошо, в Москве с работой лучше. Мне интересно, вот люди как там, если это моногород, например, предприятие закрылось или там проблемы, – они как работу найдут?

Оксана Галькевич: Или бизнес организуют.

Константин Чуриков: Они должны уехать, значит, в Москву, получается? В этом контракт?

Олег Столяров: Так вот для этого и есть решение проблем. В том же Татарстане мы решение проблемы-то нашли на самом деле для моногорода. Просто понимаете, в чем весь вопрос? Вместо того чтобы писать 104 страницы государственных мер поддержки моногорода, необходимо понять, допустим, в том же Татарстане, хочет предприятие какой-то сделать свой филиал или нет. Если хочет, то пускай делает в этом моногороде и освобождается от налогов в виде малых предприятий, как индустриальный парк. Вот сейчас в Калужской области, помните, мы с вами говорили, разворачивается Мещовский завод точного литья.

Константин Чуриков: Там у них все колосится в Калужской области.

Оксана Галькевич: Звонок у нас, давайте тоже, из региона, который тоже, к сожалению, в печальном списке бедных и беднейших. Евгения из Алтайского края. Здравствуйте, Евгения.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Мы живем в Алтайском крае, город-курорт Белокуриха, в прилежащей деревне. В деревне у нас работы нет, мы все ездим за 40 километров. Цена билета в один конец 70 рублей.

Константин Чуриков: Подождите, вы говорите город-курорт Белокуриха, вся страна знает этот топоним, а работы нет? Как это так?

Зритель: Нет, в Белокурихе есть, у нас в деревне нет работы.

Константин Чуриков: А, у вас нет, ага.

Зритель: У нас в деревне нет работы, вот мы ездим туда. Чтобы добраться, нанимаем, с кем-то договариваемся. Зарплата в среднем 14 тысяч. У меня двое детей: одеть, обуть, заплатить кредит, свет, остается 2 тысячи на житье.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Как вот прожить на эти деньги?

И еще вот, пользуясь случаем, я бы хотела обратиться к вам. Нас в прошлом году затопило, в списки нас администрация как бы включила, но деньги нам не выплатила. Мы подали в суд, суд сказал выплатить. Теперь Томенко, наш новый губернатор, не считает нужным. У нас дом рушится, не только у нас, а у соседей. Помогите…

Константин Чуриков: Евгения, мы через несколько минут будем поднимать эту тему, разворачивать…

Оксана Галькевич: Вы попали очень удачно.

Константин Чуриков: …в контексте сибирского наводнения в Иркутской области, у нас будет в студии юрист, эксперт, он, разумеется, ответит на ваш вопрос. У нас же все, фактически времени нет.

Оксана Галькевич: Да, просто не уходите от экрана.

Нам остается только поблагодарить нашего гостя…

Олег Столяров: Нет, ну резюме надо сказать.

Константин Чуриков: Давайте.

Оксана Галькевич: К сожалению, нет времени на резюме, Олег Иванович.

Олег Столяров: Дело все в том, что мы вообще-то не решаем проблему бедности. Если вы посмотрите на нацпроект, мы ее просто финансируем.

Оксана Галькевич: Грустное у вас резюме получилось, да, богатое государство и нищий народ.

Олег Иванович Столяров, заместитель генерального директора Международного центра развития регионов, был у нас в студии. Мы, друзья, не прощаемся.

Константин Чуриков: Продолжим через пару минут. Спасибо.

Олег Столяров: Пожалуйста.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски