Олег Столяров: Если мы не ликвидируем работающую бедность, у нас не повысится рождаемость

Олег Столяров: Если мы не ликвидируем работающую бедность, у нас не повысится рождаемость
Обращение президента. Карантин - это экономия. Самозанятая самоизоляция. Белоруссия не видит вируса. Мы стали больше есть
Социальный щит от кризиса
Сказка «Лисичка со скалочкой». Читает ведущая ОТР Ольга Арсланова
СОVID-19 для Москвы – это воздаяние за то, что уровень жизни в столице чрезмерно превышает уровень благосостояния в российской провинции
Как сегодня не стать жертвой мошенников
Обращение президента к населению и главам регионов. Комментарии экономиста и политолога
Карантин в Европе. На связи Париж, Стокгольм, Дублин
Изношенные трубы. Кто отвечает за их состояние?
Зарядка на балконе
Художник Константин Мирошник учит рисовать забавную мышь
Гости
Олег Столяров
заместитель генерального директора Международного центра развития регионов

Оксана Галькевич: Денис Чижов по такой общей картине дня, а мы все-таки основным событием будем заниматься, сейчас обсудим его с экспертами. Друзья, каждые полчаса будем менять темы и представлять новых гостей, вы тоже подключайтесь, пожалуйста, к обсуждению.

Константин Чуриков: Сейчас поговорим о региональной политике, ситуации с реальными доходами населения, вообще о социальной политике в нашей стране. У нас в студии Олег Столяров, заместитель генерального директора Международного центра развития регионов. Олег Иванович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Олег Иванович.

Олег Столяров: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Я бы хотел начать с короткого вопроса, правда, его долго тот, кто задавал, формулировал, о росте благополучия в стране. Когда благосостояние, когда будет этот рост? Президент ответил, что уровень заработной платы в прошлом году немного подрос, немного растут реальные доходы в третьем квартале, при этом сказал Владимир Путин, что раздача денег из резервных фондов ни к чему не приведет. Так когда будет рост?

Олег Столяров: Понимаете, какая штука? Ответ был замечательный: а никто его не планирует.

Константин Чуриков: Как?

Олег Столяров: Вот у нас повысится производительность, повысится ВВП, тогда будет и рост благосостояния. Это как… Мы сделали петлю такую, удавочку хорошую. Но вообще-то, для того чтобы был экономический рост, лучшим стимулом его является зарплата, мотиватор роста зарплат, это еще известно со времен СССР благополучных. Если вы хотите, чтобы рублей производил больше продукции, то дайте ему прогрессивную систему зарплаты, соответственно он будет иметь цель роста благосостояния и будет больше производить.

Константин Чуриков: Но обычно говорят, что «утром стулья, вечером деньги».

Олег Столяров: Конечно, конечно. Поэтому да, сначала покажите мне, что я должен сделать за бо́льшие деньги, и покажите мне эти деньги. А при том уровне доверия частного бизнеса и к частному бизнесу у нас в России без такой морковки никто ничего не будет больше производить.

Оксана Галькевич: Олег Иванович, вот мы видим, что перед вами как всегда…

Олег Столяров: Как обычно.

Оксана Галькевич: …много каких-то листочков, бумаг.

Константин Чуриков: Ой, я только сейчас заметил.

Олег Столяров: Это конспект.

Оксана Галькевич: Конспект, да? Я вижу еще одного человека, который так же, как и мы, внимательно 4,5 часа слушал эфир президента.

Константин Чуриков: У меня вот тоже все записано.

Оксана Галькевич: А вот смотрите, вы генеральный директор Международного центра развития регионов…

Олег Столяров: Заместитель, не надо, а то мой директор обидится.

Оксана Галькевич: Заместитель, да, хорошо, Центр развития регионов. Как вы считаете, сегодня региональной политике, внутренней политики много было времени уделено на этой пресс-конференции? Много ли было вопросов и много ли ответов?

Олег Столяров: Практически нет. Больше того, мы упрекали Владимира Ильича Ленина в том, что он создал конфедерацию, но при той централизации денег, которая производится сейчас от регионов, а у нас получается так, что 65 копеек с каждого рубля уходят в центр от региона, а потом какими-то непонятными путями регионы их пытаются получить, то, наверное, лучше ленинская конфедерация, чем такая экономическая федерация. На самом деле практически мы создали такую финансовую систему, при которой региональные инвестиции нерентабельны.

Ну вот, допустим, Пикалево, когда мы пытались поднять Пикалево, у него с рубля доходов, которые генерировались на территории Пикалево, осталось всего 7 копеек, 7 копеек с рубля доходов в бюджеты всех уровней. Какой это глава муниципалитета будет бегать за инвестициями? А это на всю «социалку». А мы, говорит, моногород будем поднимать, когда там будет «социалка», – а на что ему развивать «социалку»?

И плюс давайте простой пример: если бизнес у нас запускает проекты с 20%-й рентабельностью в валюте, то тут приходит глава муниципалитета, 7 копеек с рубля, а рубль – это производное, 20% от прибыли. Вот и считайте: для того чтобы он получил 7 копеек, он должен привлечь 5 рублей инвестиций.

Константин Чуриков: Олег Иванович, хочу, чтобы мы сейчас послушали фрагмент выступления президента, когда он говорил о нацпроектах и о том, как они реализуются. Давайте посмотрим.

Олег Столяров: Давайте.

Владимир Путин: Буксуют или нет? Ну, конечно, с первых шагов нужно было создать механизм, принять нормативную базу. И, конечно, у меня даже чувство тревоги возникло по поводу того, как это будет дальше двигаться. Из 38 целей, которые на этот год планировались, 26 мы считаем реализованными задачами, 12 не реализованы. Ну, по такому важнейшему направлению, скажем, как расселение аварийного жилья, мы не просто выполнили эту задачу на текущий год, превысили в 3 раза.

Олег Столяров: Вопрос: а почему не награждают каким-то Героем России, труда? Почему министров не награждают Героем труда России? Вы верите в то, что в современной России можно перевыполнить цель в 3 раза, задачу вашу? Я вам вопрос задаю. Они вроде несильно вспотели. Я просто занимаюсь ветхим жильем, особенно аварийным жильем, в регионах, я знаю манипуляции с этими цифрами.

Константин Чуриков: Вы хотите сказать, что изначально объем этого жилого фонда был занижен?

Олег Столяров: Первое: изначально этот объем жилого фонда явно был занижен. Второе: косвенным признаком, прямо указывающим на то, что эти объемы были занижены, считается то, что сейчас в Думе уже ходит законопроект о льготной ипотеке для лиц, которые хотят переселиться из аварийного и ветхого жилья, хотят 2%-ю ипотеку распространить на этих лиц. Извините, пожалуйста, это явный признак того, что, в общем-то, очень много людей живет в аварийном жилье, подчеркиваю, так? А дальше идет манипуляция цифрами. Либо награждайте Мутко, его пора награждать за футбольные дела и за вот перевыполнение такой цели. Таких людей надо отмечать.

Оксана Галькевич: Кроме того, что базовые данные были занижены, в чем еще манипуляции, о которых вы говорите? Что вы имеете в виду?

Олег Столяров: Манипуляция заключается в том, что на сегодняшний день… Тут правильно спрашивали, а вот народ-то вообще привлекается к нацпроектам? А что его привлекать, если нацпроекты должны решать проблемы народа? Нас народ очень быстро все узнает, вот в Москве втихую проходит неделя борьбы с раком, она втихую проводится, там можно записаться к любому онкологу – народ моментально узнает, что что-то делается для него, и запись идет моментально. Но на сегодняшний день практически, несмотря на сайт «Будущее России», где опубликованы все эти нацпроекты, честно говоря, информированность населения о том, что нацпроекты решают проблемы населения, нулевая.

Больше того скажу, вот косвенные цифры, которые Владимир Владимирович приводил дальше по здравоохранению, купить сколько там, я забыл, тысяч 30 машин «скорой помощи». Ну мы же знали, в первом нацпроекте, почему нацпроект не пошел? Ну купили сравнимое количество машин, но они же работают в три смены, они износились за 5 лет, а никто деньги не заложил на их замену. Купить такое-то количество тысяч оборудования – а какова потребность в нем? Вот там сидела женщина с плакатиком «Профилактическая медицина – доживем до 80 лет».

Оксана Галькевич: Ага.

Олег Столяров: Говорит: «Систему, модель менять не надо», – но в существующей модели нацпроект не эффективен просто по здравоохранению.

Константин Чуриков: Так.

Олег Столяров: Потому что медицина Семашко – это прежде всего профилактика через диспансеризацию.

Оксана Галькевич: Олег Иванович, мы медицину сегодня будем отдельно еще подробно обсуждать…

Олег Столяров: Да, да.

Оксана Галькевич: Вы знаете, там на самом деле было очень много вопросов, связанных, например, с развитием инфраструктуры в нашей стране.

Олег Столяров: Да, очень интересная вещь. На сегодняшний день…

Оксана Галькевич: Смотрите, причем это были вопросы из самых разных точек, и юг активизировался, и Сибирь, и Дальний Восток…

Олег Столяров: Да.

Оксана Галькевич: Всех интересовало строительство дорог, мостов.

Олег Столяров: Да, очень интересно. На сегодняшний день, в общем-то, всех интересовало, в частности, раскрытие кубышки по БАМу и Транссибу. И тут Владимир Владимирович признал, что да, в общем-то, в Европе цены на уголь волатильны, и на сегодняшний день и Транссиб, и БАМ будут реконструироваться за счет кубышки, но окупаемость их будет по принципу «вези или плати». И уже, например, … не выполняет объемы перевозок. Если по такой схеме загонять, так сказать, в Транссиб, окупать Транссиб, угольщики будут его окупать, ну не знаю, пока они способны его окупать, но если и на Востоке цены упадут на уголь, то, в общем-то, угольщики могут приподняться и не будут просто платить.

Константин Чуриков: Я напомню нашим зрителям, что мы интерактивны, нам можно звонить и можно писать, внизу экрана указано, как это сделать, все это бесплатно.

По поводу демографии. Вот тот вопрос, по-моему, Владимир Петрович Кондратьев с НТВ его задал, по поводу того, что мало того, что нас становится меньше и катастрофически меньше, так еще эту естественную убыль стараются минимизировать, покрыть за счет притока мигрантов в том числе из стран Центральной Азии, что не всегда радует самих россиян. Вот ответ президента о том, что все равно это надо делать, просто надо следовать за тем, какой мигрант к нам оттуда приходит, из условной Средней Азии, из Киргизии, и просто там их учить, обучать, филиалы ВУЗов открывать.

Олег Столяров: Понимаете, какая штука? Тут Кондратьев, во-первых, задал вопрос немножко по-другому: мы убываем, может быть, покрыть это миграцией? Вопрос простой. А сейчас миграция управляется или нет? Либо мы процессом управляем, либо он идет в чьих-то интересах. На сегодняшний день, когда в ЖКХ, так сказать, зародились частные компании, они, чтобы деньги не платить нашим дворникам и нашим, так сказать, работникам ЖКХ, пригласили дешевую рабсилу из Азии.

Константин Чуриков: Но интересно, они как сюда попадают? По квотам по каким-то, или просто приехали?

Олег Столяров: Вот, вот то-то и оно, что они сюда попадают достаточно забавными путями, это вопрос к миграционной службе.

Константин Чуриков: Ага.

Олег Столяров: Да, пытались в Москве, в общем-то, Собянин сам, когда пришел к власти, пытался привлекать мигрантов из ближайших к Москве областей хотя бы в ЖКХ – ничего не получилось. Они перекрасились… У меня была «Омега», сейчас ходит ГБУ «Жилищник Лианозово». То есть на сегодняшний день миграция государством не управляется, и она не может управляться, потому что мы не знаем, какие специалисты нам нужны, никто не делает прогнозных балансов по квалификациям, по численности, никто.

Оксана Галькевич: Но мы видим, каких специалистов привлекают.

Константин Чуриков: У нас Федеральной миграционной службы, по-моему, уже нет как отдельного подразделения.

Олег Столяров: Есть, УФМС есть.

Константин Чуриков: Есть? Она просто в структуре МВД.

Олег Столяров: Ну да.

Оксана Галькевич: Самое интересное, что еще мы видим совершенно разные данные официальные, так скажем, и данные других организаций, в том числе международных, которые в несколько раз превосходят нашу статистику.

Олег Столяров: Так мы же про это и говорим. Когда вот, допустим, мне говорят: «Олег Иванович, народ с Дальнего Востока уже бежит». Я говорю: «Кто бежит? Коррупционеры, которые хотят капитализировать свой капитал в Москве?» Они тут чуть ли не кварталами жилье покупали. На самом деле, когда угольный займ получили на Воркуту, там выяснилось, что угольные начальники покупают на улице Ангарской, Енисейской…

Константин Чуриков: Ну, слушайте, хотя бы не Остоженка, не Пречистенка.

Олег Столяров: Да, хотя бы не Остоженка.

Константин Чуриков: Нам звонит Ирина из Москвы. Ирина, добрый вечер.

Зритель: Алло?

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела обратиться к вам по поводу Всероссийского дня приема граждан, который непонятно вообще как был организован, и хотела, может быть, возможно, через ваш канал каким-то образом попытаться обратиться к президенту в том числе. Потому что у меня такое впечатление, вообще у всех граждан, которые побывали на этом приеме… Вы знаете, мы ездили в Госдуму и в Совет Федерации, где была обеспечена возможность связи в режиме видеоконференцсвязи, то есть с теми организациями, в которые граждане хотели обратиться для решения своих вопросов и пытались это сделать вот через как раз те органы, которые были уполномочены вести этот прием и помогать гражданам в решении их вопросов.

Константин Чуриков: Так.

Оксана Галькевич: Да, Ирина, а с каким вопросом вы хотели обратиться? Что вас беспокоит?

Зритель: Вы знаете, я хотела обратиться точно так же, как и другие граждане, которые там были, которые, в отличие от меня… Я вообще в первый раз приехала, а там люди годами уже пытались это сделать. Я не могла записаться на прием к руководителю Департамента соцзащиты более года…

Константин Чуриков: Так, с каким вопросом конкретно?

Зритель: Я федеральный льготник, вдова ветерана боевых действий. У меня были вопросы по соцзащите конкретные и также по жилинспекции, то есть по ЖКХ, то есть жалобы тоже на некорректные начисления платежей по двойным нормативам, на то, что жилинспекция не реагирует на то и так далее. Ни к одному руководителю департамента Правительства Москвы записаться нормально способом у нас в государстве вообще невозможно, они просто прием не ведут. Граждан футболят, сотрудники грубят…

Константин Чуриков: Ирина, а если в МФЦ обратиться, в многофункциональные центры, которым сейчас часто поют осанну и хвалят?

Зритель: А это невозможно сделать, потому что через МФЦ записи нет, понимаете, в чем все дело? Дело в том, что люди приезжают в надежде на этот Всероссийский день приема граждан, для того чтобы решить свои вопросы, а им никто в этом не помогает, то есть это превращается просто в фарс и издевательство над людьми, и ничего невозможно никому добиться, никакой помощи, главное.

Константин Чуриков: Да…

Зритель: И представители Госдумы, Совета Федерации говорят: «А мы не обязаны вам помогать, мы просто соединяем вас с теми организациями, которые выходят на связь», – и все.

Оксана Галькевич: Ясно.

Константин Чуриков: Вы хотите сказать, формальное мероприятие для галочки, так?

Зритель: Абсолютно.

Константин Чуриков: Так. Спасибо.

Оксана Галькевич: Формальное мероприятие, формальный подход. Спасибо.

Олег Столяров: Да нет, там даже хуже того…

Оксана Галькевич: Я напомню нашим телезрителям, что, друзья, мы обсуждаем пресс-конференцию президента, большая итоговая пресс-конференция и темы, которые там звучали.

Олег Столяров: Ну тут я ответ забью. Если вы сходите с «Мосэнергосбыт» не дай бог, то вы увидите, что вы можете работать только с ведущими специалистами, но не будете иметь доступа к его начальнику, чтобы пожаловаться на них, а эти специалисты непробиваемые годами.

Константин Чуриков: Как здесь наладить вот эту важную обратную связь, прямую линию, народ, чиновники?

Олег Столяров: Совершенно верно. На сегодняшний день, к сожалению, мы говорим об искусственном интеллекте, о цифровой экономике, но мы пока не можем наладить, так сказать, ни прямой, ни обратной связи с народом и не получить даже простых прозрачных тарифов на ЖКХ.

Оксана Галькевич: Вы знаете, один из первых вопросов, который на этой пресс-конференции сегодня прозвучал, о транспортной доступности отдельных регионов. Вот, если помните, там была журналист с Камчатки, она говорила о том, что большая проблема выбраться оттуда в центр России, потому что очень быстро раскупают билеты. Вот давайте сейчас послушаем, послушаем, что сказал в ответ на это президент, как-то хотелось услышать ваш комментарий, потому что там проблема действительно острая.

Владимир Путин: Что касается билетов, плоских тарифов, никто их не собирается отменять, мы будем это делать и дальше. Больше того, как вы знаете, эта программа расширяется не только за счет Дальнего Востока, но и за счет других регионов, и это тоже мы будем делать.

Константин Чуриков: То есть вопрос был о том, что сложно долететь…

Оксана Галькевич: Может быть, увеличить эти квоты, чтобы проще быть людям покупать билеты?

Константин Чуриков: Девушка даже спросила, может быть, поэтому Владимир Путин на Камчатку не прилетает.

Оксана Галькевич: «Вы у нас редко бываете, давно не были у нас». Он сказал, что он льготник, кстати.

Олег Столяров: Понимаете, какая штука? Тут транспортная доступность бьется на две части, собственно. Мы давно свой Дальний Восток отсекли железнодорожными тарифами от поставок в европейскую часть России продукции. Больше того, как был известный такой юморист, начальник Росрыболовства Крайний говорил так: «С Дальнего Востока лучше рыбу добывать прямо в банках консервных, чтобы она в европейской части была конкурентоспособной».

Оксана Галькевич: Но у Камчатки даже железной дороги нет, понимаете?

Олег Столяров: А по Камчатке я могу сказать просто, что Дальний Восток давно уже интегрируется больше в транспортной доступности с Китаем. Либо гора идет к Магомеду, либо Магомед идет к горе. И на сегодняшний день, так сказать, дальневосточники, скоро будет и Камчатка, они больше интегрируются, удовлетворяют свои потребности, в том числе в туризме, в медпомощи, скоро будут в образовании…

Константин Чуриков: Подождите, то есть…

Оксана Галькевич: Смотрите… Костя…

Константин Чуриков: Вы намекаете на миграционные какие-то еще потоки оттуда?

Олег Столяров: Нет, я намекаю на то, что если вы посмотрите через Амурск, Благовещенск, то первое, что вы увидите, – это «Торговый дом» большой громадный вот такими русскими буквами.

Константин Чуриков: Ну хорошо, но это же не означает, что нам не нужно строить мост, который, собственно, был открыт недавно из Благовещенска в Китай.

Олег Столяров: Понимаете, какая штука? Это опять получается так: нужно ли строить мост? Как его окупать? Вот я, допустим, говорил, когда мы строили мост в Крым, да, кроме политических соображений там не было экономических соображений, он будет окупаться в очень большом периоде. А деньги у нас все наши, вы не считайте, что деньги государственные, деньги государству платим мы. Поэтому мост через Лену может быть в Якутии, там давно они мечтали свой уголь на порт Ванино перекинуть грузовиками, если при цене 200 долларов за тонну. А дальше…

Константин Чуриков: Нет, ну в Крыму тоже наши граждане, секунду.

Оксана Галькевич: Олег Иванович, подождите, просто если так размышлять, такими категориями, так у нас никогда не будет ни мостов, ни дорог вот именно в той части Зауралья, потому что людей там во много раз меньше живет. Сколько у нас на всю Сибирь и Дальний Восток?

Олег Столяров: А вот тут мы и говорим.

Оксана Галькевич: Государство для этого и нужно, нет?

Олег Столяров: Вот тут мы и говорим, что, если у вас 10 тысяч населенных пунктов с численностью до 8 человек, решайте, что с ними делать. Если вы не можете запустить экономику, их надо отселять. Если вы там не можете запустить экономику, то любые ваши движения по социальной сфере «нагнут» так бюджет, что мало не покажется.

Оксана Галькевич: То есть искусственно инфраструктуру там, где она не оправдана экономически, создавать не нужно?

Олег Столяров: Ну хоть какую-то логику окупаемости надо иметь в виду.

Оксана Галькевич: Тогда Сибирь вся окупаемая, Дальний Восток.

Константин Чуриков: Подождите, у нас огромные пространства, нам все равно что-то нужно делать на Дальнем Востоке, привлекать людей, чтобы было проще перемещаться, нет, города строить?

Олег Столяров: Правильно! Вот мы и говорим…

Оксана Галькевич: Слушайте, ну…

Олег Столяров: Прежде чем думать об ипотеке 2%-й, создайте там конкурентоспособные рабочие места. Ну я не знаю, сколько вы жили в СССР, но была типовая вещь: чтобы заработать на кооператив, люди спокойно ехали на Севера и на Дальний Восток, зарабатывали там деньги, возвращались в центральную часть России и строили себе квартиры. Мы говорим: нет, давайте туда людей впихнем. Я говорю: на какие рабочие места? Создайте там нормальные конкурентоспособные рабочие места, и люди там будут.

Ну вот простой пример: «Volkswagen» пришел в Калужскую область, но не смог он построить «Правгород» на 140 тысяч населения, вторую Калугу, но построил общежитие для рабочих, и ничего, люди там живут в общежитиях, но там рабочие места конкурентоспособные. А мы, наоборот, дадим гектар. А что можно делать на этом гектаре? Да ничего. Нужна инфраструктура.

Оксана Галькевич: Дикоросы собирать.

Олег Столяров: Ну да, шишки.

Константин Чуриков: Дача, только дорого туда добраться.

Оксана Галькевич: Туризм развивать. Нет, ну слушайте, с отсутствием таких вот льготных нормальных тарифов, транспортной некой доступности Дальнего Востока не только местное население не может выбраться сюда, в Центральную Россию или в другие наши города, но и мы из Центральной России туда тоже выбраться не можем. Знаете, кого ни спроси, все через одного мечтают побывать в тех местах, увидеть это все своими глазами, Долину гейзеров и так далее.

Олег Столяров: Мечтают.

Оксана Галькевич: Это невозможно сделать.

Олег Столяров: Ну мечты…

Оксана Галькевич: Вот это все мечты, мечты, и для них мечты, и для нас мечты, для страны.

Олег Столяров: Я, допустим, на Дальнем Востоке был много раз без всяких мечтаний по служебной необходимости.

Оксана Галькевич: А-а-а, вам командировочку оплачивали, да, Олег Иванович?

Олег Столяров: Да, конечно.

Оксана Галькевич: А нам-то за свои лететь, вот.

Олег Столяров: Понимаете, мы можем много мечтать, но надо и в карман смотреть.

Константин Чуриков: Я хочу еще раз все-таки спросить о демографии. Те данные, которые привел президент, конечно, повергают в такое довольно удручающее состояние. Сравнил показатели 1943–1944-х гг. с 1999-м, как будто война была, коэффициент, совокупный показатель рождаемости. И смотрите, то, что у нас, оказывается, в предыдущие несколько лет женщин с 20 до 29 лет уменьшилось на 4,5 миллиона человек.

Олег Столяров: Да. Мы об этом знали 20 лет назад, к этому надо было готовиться.

Константин Чуриков: Подождите…

Олег Столяров: А у нас все неожиданно, надо же, у нас цифры неприемлемые, 260 тысяч убыли.

Константин Чуриков: Давайте сейчас по пунктам.

Олег Столяров: Давайте.

Константин Чуриков: Ваша, может быть, рекомендация, какие-то выкладки, как сейчас преодолевать вот эту негативную тенденцию? Как не копать вот эту более глубокую демографическую яму, а как-то ее уже песочком засыпать?

Олег Столяров: По пунктам поехали. Первое: мы говорим о бедности, но мы не выделяем работающую бедность. Если мы не ликвидируем работающую бедность, то у нас не повысится рождаемость. Человек должен знать, что если семья родила одного, двух, трех детей, то он не проваливается в малообеспеченную семью, в бедность. Вот это маткапитал не решает, как угодно вы меня можете убеждать. Маткапитал запускали, не получается; запустили, увеличиваем, не получается.

Вторая вещь: да, правильно, к сожалению, работающая бедность у нас связана еще с одной простой вещью, что мы от кризиса к кризису движемся, мы сейчас не можем понять, можем ли мы гарантировать человеку на весь срок ребенка до совершеннолетия устойчивую занятость, тоже не можем, к сожалению. Вот почему в принципе развивающиеся страны рожают хорошо? – потому что они уверены в завтрашнем дне, они знают, что сегодня он работает, завтра он будет получать ту же зарплату и выше.

Константин Чуриков: Ну подождите, в Африке очень хорошо рожают.

Олег Столяров: В Африке очень хорошо рожают, потому что они знают, что они будут жить лучше, и Африка сейчас прет очень хорошо, Африка сейчас развивается, Китай половину Африки скупил, пока мы догадались в Африку войти. Китайцы покупают ее не просто так. Мы зашли в Сьерра-Леону, выяснили, что там в прибрежной полосе китайцы ловят рыбу, там приехали другие рыбаки, китайцы прогнали два эсминца, всех выгнали и ловят там спокойно, рыбку продают местному населению, вот так.

Константин Чуриков: Нет, подождите, Олег Иванович, мы сейчас уже постфактум столкнулись с этой ситуацией, что мы сейчас можем сделать?

Олег Столяров: Мы не постфактум говорим, вот в чем наше удивительное. У нас постфактум наступает зима, вот мы не знаем, что в декабре должен выпасть снег, – надо же, он выпал, страшно удивляемся. Мы 20 лет назад знали о том, что в 1990-е гг. у нас была маленькая рождаемость.

Оксана Галькевич: Хорошо, Олег Иванович…

Олег Столяров: Мы знаем о том, что чем больше страна развивается, чем больше в стране неуверенность, тем меньше женщины рожают, тем дальше отодвигается срок родов, когда она там что-то подкопила, семья уже оперилась, квартира есть, что-то есть, в общем, есть гарантированный непровал в бедность. Поэтому считать, что женщины сейчас будут рожать в 20 лет, немножко наивно.

Оксана Галькевич: Ну 20 лет назад, допустим, может быть, нам было не совсем до этого, там много было других каких-то первоочередных на тот момент вопросов…

Олег Столяров: А мы уже знали, мы все 20 лет знали это, понимаете, какая штука? Срок-то был какой хороший.

Оксана Галькевич: Потом, слушайте, женщина не одна рожает, наверное, женщина.

Олег Столяров: не одна.

Оксана Галькевич: Одного женщина одна себе родит, а вот, простите, двоих-троих, чтобы поднять демографию…

Олег Столяров: Правильно.

Оксана Галькевич: …одна женщина… Наверное, не надо так настраивать людей.

Олег Столяров: Правильно, вот. А у нас, к сожалению… Мы говорим, что у нас нет идеологии, – так сделайте хотя бы идеологию семьи. Марксистско-ленинская идеология базируется на том, что семья – это ячейка общества. Мы говорим, что даже в Конституции писать идеологию не будем. Ну хоть какую-то опору сделайте и долбите ее постоянно, насаждайте ее везде, от ОТР до Конституции.

Оксана Галькевич: Долбим.

Константин Чуриков: Нам звонит Евгений из Челябинска. Евгений, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: О чем хотели бы высказаться?

Зритель: Ну, по поводу прошедшей пресс-конференции.

Оксана Галькевич: Слушаем вас.

Зритель: Ну, я вот не первый год смотрю данные конференции, и знаете, все это ложно, только говорят и говорят, ничего не делают.

Константин Чуриков: О чем именно? Что именно вы имеете в виду?

Оксана Галькевич: То есть вы хотите сказать, что эта 15-я пресс-конференция, за 15 лет никаких изменений в лучшую сторону в стране не произошло?

Зритель: Я могу сказать так: то, что говорят, и то, что делают, – это разное. Из того, что говорят, через 2 года все забывают и говорят новое, все. Ничего не меняется, люди просто… Геноцид идет медленный.

Олег Столяров: Тут я не согласен.

Зритель: И ресурсы из страны тянут.

Олег Столяров: Тут я не согласен. Существуют две вещи. Да, говорится, что нам нужно развивать свой оборонно-промышленный комплекс, мы вложили 3 триллиона в реализацию программы ГПВ, госпрограммы вооружений, мы знали, что она кончится в 2020 году, она благополучно в 2020 году кончится. И вдруг мы узнали, что заказов-то нет на оборонный комплекс, у нас заказы-то резко уменьшаются. И мы сейчас решили пойти опять по конверсии. Ну вы знаете, чем отличается обычная сковородка от конверсионной, – у нее ручка длиннее, и тяжелее она, чтобы была сковородка двойного назначения.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Мы это проходили, да.

Олег Столяров: Вот так. Ну ребят, во всем мире, это самое, оборонные дела, вооружения производятся на гражданских заводах, «Boeing» производит одновременно и стелс, и Boeing, там нет проблемы перекинуть разработку из военной разработки в «гражданку», и там непонятно, кто кого «питает». Мы же еще в Сочи признали, что сейчас мы не можем развивать истребители 5-го поколения и «Армату» нашу, на платформе «Армата», потому что гражданские заводы не поставляют комплектующие, для них они малосерийные. Да, и Борисов сказал, будем производить «мелкосерийку», армия будет пока на 4-м поколении воевать. Это факт.

Константин Чуриков: Я сегодня еще услышал, президент сказал о том, что есть такая проблема под названием «закредитованность предприятий ОПК».

Олег Столяров: Да, есть такая проблема, закредитованность.

Константин Чуриков: Всем казалось, что ОПК, в общем, вполне себе процветающая сфера… Кредиты какие-то?

Олег Столяров: Нет-нет-нет, на самом деле ситуация, это типовая минфиновская проблема, когда предприятия ВПК ввиду того, что изделия единичные, ломят цены очень-очень высокие, Минфин их долго проверяет, а предприятие уже работает, предприятие, естественно, работает в кредит. К концу года к какому-то смыслу приходят, к какой-то базе приходят, будем продавать по этому-то, покупать по этому-то. Естественно, банки... Причем закредитованы они еще в те годы, когда кредиты были под 20%, и они сидят многие в петлях.

Константин Чуриков: Подождите, какие кредиты? У нас есть вот эта закрытая часть бюджета под названием «национальная оборона», это же все там должно быть, правильно?

Олег Столяров: Есть. У нас есть бюджет на нацпроекты, 27 триллионов, и деньги не идут. И мы говорим: а как же? Регионы не подготовили документацию – какую, какую документацию? А вы что делали целый год, когда нацпроекты готовили?

Оксана Галькевич: Ну не взлетели в первый год, посмотрим, как будет после Нового года.

Олег Столяров: Во второй год…

Константин Чуриков: Нет, ну подождите, сегодня было сказано на пресс-конференции, президент сравнивал 1990-е гг. с нынешними, он нам напомнил о том, что было время, инфляция была о-го-го…

Олег Столяров: Да.

Оксана Галькевич: А сейчас 3% с небольшим.

Константин Чуриков: Сотни процентов, сейчас все-таки 3% с небольшим.

Олег Столяров: Да.

Константин Чуриков: Президент сказал, что мы не целиком едем на советском наследии, что у нас 75%...

Олег Столяров: А вот тут крайне интересно.

Константин Чуриков: …перерабатывающей промышленности – это, значит, мы ее нарастили на 75%...

Олег Столяров: Обновили.

Константин Чуриков: Обновили, да. Средний срок службы станков 12 лет.

Олег Столяров: Двенадцать лет.

Оксана Галькевич: Двенадцать лет, да.

Олег Столяров: Итак, значит, обрабатывающая промышленность. Ну, можно долго говорить, это мне напоминает одну очень интересную вещь. Минпром отчитывается, что у нас резко вырос выпуск станков с числовым программным управлением. Сколько выпускали-то? Порядок цифр примерно такой, было, говорят, 3, а стало 6, порядок цифр. Второй момент: да, было бы интересно, если бы у нас обрабатывающая промышленность не обновлялась бы со времен СССР, что бы она вообще могла бы делать? Третий момент: вы знаете, китайцы обновляют промышленность обрабатывающую очень интересно. В Китае иностранец не может войти на рынок без передачи технологий. Значит, в Калужской области «Volkswagen» построил завод, средний линейный персонал – немцы.

Константин Чуриков: Свои люди в нашем случае.

Олег Столяров: Средний линейный персонал – немцы, технологии не передаются. То есть технология отработала, все.

Оксана Галькевич: И тогда заходят наши сотрудники, да.

Константин Чуриков: Это как кока-кола: ее выпускают в России, никто не знает ее рецепт.

Олег Столяров: Совершенно верно: оно поломалось – все, увезли.

Константин Чуриков: Понятно.

Олег Столяров: Вот и все. Поэтому да, у нас обновляется, идет обновление, разумеется. А вы что, считаете, что «Chrysler» поставил на «ГАЗ» современное оборудование? Очень сомневаюсь, крайне сомневаюсь.

Оксана Галькевич: Зачем нам нужны такие иностранные инвестиции, Олег Иванович?

Олег Столяров: Правильный вопрос. А какие технологии мы-то отработали, вот я что-то не услышал? За счет чего мы обновляли свою обрабатывающую промышленность? Какие новые технологии мы отработали? Да, мы обновили, по валу у нас все в порядке, но вот те примеры, которые я вижу, это иностранцы.

Константин Чуриков: Олег Иванович, иначе бы пресс-конференция длилась не 4 часа 26 минут, а часов 8, 9, 10.

Олег Столяров: Так зрите в корень.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Зрит в корень наш гость Олег Столяров, заместитель генерального директора Международного центра развития регионов. Спасибо большое, Олег Иванович.

Константин Чуриков: Спасибо большое.

Мы продолжим через несколько минут, будем говорить уже об итогах пресс-конференции в разрезе международной политики.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Владимир Березовский
Приятно вникать в смысл сказанного здравомыслящим человеком, специалистом!
фома
победить работающую бедность можно только изгнав из власти партию медвежьих услуг (ПМУ)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски