Олег Столяров: У нас с девяностых годов очень легко относятся к тому, что территория России становится необитаемой

Олег Столяров: У нас с девяностых годов очень легко относятся к тому, что территория России становится необитаемой
Для чего искать смысл жизни. Квоты для иностранцев. Продление санкций. Премия вместо корпоратива. Народный автомобиль. Штрафы для бизнеса. Зарплаты учителей. Усиление ядерной тиады
А смысл?..
Сергей Лесков: То, что уважаемый журнал объявляет Грету Тумберг человеком года, говорит об опасной тенденции. Мы всё меньше обращаем внимание на профессионалов, и всё больше доверяем самозванцам, называющим себя экспертами
Кирилл Семёнов: Не дело, если директор - всевластный хозяин над выплатами учителям
Андрей Кошкин: Во времена холодной войны мы отставали от США лет на мять. Сейчас мы впереди - мы в состоянии нейтрализовать любую угрозу
Пострадавшие от насилия женщины с детьми живут в приюте «Твоя надежда». Денег на еду и одежду не хватает
Какой автомобиль можно назвать народным?
Новые штрафы для бизнеса: предприниматели будут платить больше даже за мелкие нарушения
Губернатор Магаданской области Сергей Носов ответил на вопросы жителей региона о мигрантах, ипотеке в 2% и работе на Колыме
Андрей Осипов: Народный автомобиль – тот, который доступен. Он для каждого свой. Для кого-то – «Ока», а для кого-то - Mercedes
Гости
Олег Столяров
заместитель генерального директора Международного центра развития регионов

Тамара Шорникова: Ну и тема. В Свердловской области два поселка остались без аптек. Владелец-частник решил их закрыть, потому что, цитирую, «так выгоднее».

Иван Князев: Ну да. С одной стороны, казалось бы, «ничего личного, только бизнес». Кому охота покрывать убытки из своего кармана? Но, с другой стороны, а что делать с невыгодными для предпринимателей селами и отдаленными деревнями? Тоже закрывать? Как спасти их вообще от вымирания?

Тамара Шорникова: Расскажите, чего не хватает в вашем населенном пункте. Это мы уже обращаемся к вам, наши дорогие телезрители. Как вам помогают местные предприниматели? Или они тоже бегут от вас туда, где выгоднее?

Давайте разбираться вместе, в том числе вместе с нашим экспертом. У нас в студии – Олег Столяров, заместитель генерального директора Международного центра развития регионов. Олег Иванович, здравствуйте.

Олег Столяров: Здравствуйте.

Иван Князев: Но, прежде чем задать первый вопрос, давайте посмотрим сюжет про те самые поселки, которые остались без аптек.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Олег Иванович, в сюжете говорится о том, что ведутся переговоры, чтобы найти кого-то на замену. Почему мне кажется, что эти переговоры могут длиться вечность в таком населенном пункте?

Олег Столяров: Ровно потому, что предприниматель сказал: «Вы должны экономить». Если ему не выгодно, он не будет работать. Значит, ему кто-то должен компенсировать его убытки. Значит, его производство должно быть рентабельным либо иметь тот масштаб, который дает ему приемлемую рентабельность. Но это часть тенденции.

Понимаете, какая штука-то? Мы видим только то, что… Вот взяли маленький элемент. А на самом деле статистика выглядит следующим образом. 34 тысячи деревень исчезли с лица России за последние 20 лет. И в 10 тысячах деревень сегодня меньше восьми жителей. Как бы вы социалку ни развивали, в 10 тысячах деревень вы не наладите социальную сферу, если не запустите там экономику сельских территорий.

А вот экономика сельских территорий… То есть сама социалка – это практически второй вагончик после паровоза экономики. У нас, к сожалению, с 90-х годов очень легко относятся к тому, что территория России становится необитаемой. На самом деле у нас «гуляют» 41,2 миллиона гектаров, уже из оборота выведены. А земля лет пять только травкой зарастает. А через пять лет кустики появляются, через десять лет лесок уже начинает расти. И земля становится хуже, чем целина.

Второе. Необитаемость – она условная на самом деле. Я вот с удивлением узнал, что в мой родной Мещовский район уже вошли индусы, сажают там капусту, морковку и черную редьку, самое интересное.

Тамара Шорникова: Подождите. То есть индусам там выгодно?

Олег Столяров: О!

Иван Князев: Вот это самое интересное.

Олег Столяров: Вот что не понимает власть на сегодняшний день? Она, спокойно отдавая экономику целых громадных территорий в руки иностранцев, думает о том, что они придут… Вот это ошибочная вещь. Кто платит деньги, тот и заказывает музыку. Сначала индусы освоят там капусту, редьку и морковку, а потом они вложат свою прибыль в политику на этой территории. Вот так.

Тамара Шорникова: Нет-нет, Олег Иванович, честно говоря, их политические амбиции меня пока не очень интересуют, потому что если они грамотно ведут себя на нашей территории, то и ради бога. Муниципальным депутатам, может быть, что-нибудь полезное расскажут.

Олег Столяров: Вы понимаете, какая штука? Мы тоже долго считали. Лучшим произведением искусства у нас становится Бенджамин Франклин, изображенный на 100 долларах. А потом поняли, что это политика. Дело все в том, что экономика с политикой нераздельны. И если мы сейчас не поймем, что развитие сельских территорий, запуск экономики сельских территорий, когда мы сознательно… Вот я по этапам все разложим, как мы ее аккуратно клали. Только потом мы запустим социалку. А социалка…

Я просто неоднократно писал программы для разных регионов. Если вы набираете четыре рубля на коммерческие проекты, тогда рубль можете пускать на социалку. Вот примерно в таком соотношении. Если вы просто рассматриваете социалку, то вы никогда ее не окупите. Больше того, если вы заметили, в новой Программе развития сельских территорий на первом месте стоит создание рабочих мест. Но самой бизнес-модели нет. Понимаете, какая штука? Мы экономику села положили.

Тамара Шорникова: Одну секунду, пока далеко не ушли. Просто меня тревожат те самые иностранные фермеры. Почему для них выгодно? Что, они деньги не считают? Они любят на общественных началах работать?

Олег Столяров: Итак, первое. Почему китайцам было выгодно осваивать наши сельские территории? В 2006 году китайцы обратились к Курской области с предложением выделить им там пару миллиончиков гектаров и землю для города. Для города. Первое – потому что в Китае есть нормальная сельхозтехника коллективного пользования. И второе – у китайцев есть длинные и дешевые деньги. Вот что мы забываем. У нас экономика с давних времен, с 90-х годов, сидит без денег вообще.

И больше того скажу. Мы просто входим сейчас с вами в третий этап. Мы еще где-то с 90-х годов говорили, что… Помните, с чего капитализм в России начинался, первый заход, когда был реальный заход капитализма? Мы же второй раз в капитализм вообще входим, да? Где взять длинные деньги для сельского хозяйства? Да под залог земли. Земельные банки в императорской России выпускали земельные облигации, ипотечные облигации и забирали дешевые деньги с рынка. У нас сейчас Россельхозбанк бегает, выбивает кредиты – естественно, дорогие для сельского хозяйства.

Но это – третий этап. А на первом-то этапе мы развалили экономику села, учредив сельские производственные кооперативы. Вот это зверь, который… Я просто добивался в Минсельхозе: «Что это такое? Зачем вы это сделали?» А потом понял, что от них я ничего не добьюсь. Вы сделали «акционерки». Ну понятно, да? Акционерные общества, корпорации, которые будут привлекать инвестиции. А что такое СПК – мне никто не мог сказать. А потом я понял, что можно сделать в СПК. Единственное, что можно сделать в СПК – это выкупать хорошие паи земли. Вы помните, сначала землю не поделили. И тогда тот, кто хотел покупать землю…

Иван Князев: Олег Иванович, простите, я вас прерву. Сельское хозяйство, развитие, экономика, капитализм – это все хорошо. А почему аптеку-то нельзя открыть в деревне?

Олег Столяров: Я могу сказать. Потому что там…

Иван Князев: Муниципалитет это дорого, что ли? Ну, бог с ним, с этим предпринимателем, который…

Олег Столяров: Конечно, дорого. У нас 23 тысячи с лишним муниципальных образований…

Иван Князев: Я не понимаю, в чем дороговизна. Поставить ларек, посадить туда местного жителя на зарплату и продавать лекарства.

Олег Столяров: Я поясняю…

Иван Князев: Почему муниципалитет это не может сделать? Мне вот это не понятно.

Олег Столяров: Я поясняю. Это муниципалитет и не должен делать на самом деле. Мы сейчас в Программе развития сельских территорий записываем две вещи – медицину и образование. Но мы не отдаем себе отчета, что по старым технологиям обслуживать – допустим, «Земский доктор» либо будет «Сельский учитель» – невыгодно. Школы малокомплектные. Туда придет студент, который хочет получить миллион рублей, условно говоря. Он даст некачественное обслуживание.

Да, на сегодняшний день сельские территории требуют другой технологии социального обслуживания – дистанционная медицина и дистанционное образование, куда комплектом входит… Ну, есть такая вещь – так называемый комплект для ответственного самолечения. Китайцы к этому давно пришли. Они проводят сквозную диспансеризацию, делают план пролечивания территорий. В центре вы получаете комплект для ответственного самолечения. И вас на месте контролирует фельдшер. Все!

Иван Князев: То есть вам таблеток на год вперед дали – и лечитесь спокойно, и не надо…

Олег Столяров: Нет, вас инструментально, естественно, берут анализы, чтобы понять, что вы лечитесь на самом деле, а не дурака валяете. И китайцы вполне доверяют людям. Допустим, вы знаете, что в Москве уже «скорая помощь», если у вас, не дай бог, ритм собьется, приезжает и передает в Центр аритмии данные о том, что у вас действительно сбился. И там диктуют, что вам нужно сделать, потому что кардиологов на всех не напасешься.

Вот в чем вопрос. Мы опять по-старому мыслим. У нас есть маленькие населенные пункты. Ну ладно, опустили экономику. Нам нужны новые технологии социалки.

Иван Князев: Просто мне кажется, что это все еще очень и очень далеко, а лечиться сейчас надо.

Олег Столяров: Да ну бросьте вы! Да ну бросьте вы! На сегодняшний день наладить обеспечение бесплатными лекарствами… Подчеркиваю: бесплатными. Это выгоднее уже сейчас. У нас большая смертность трудоспособного населения, ну, даже если мы отвлечемся от экономики. Элементарно! Система дистанционного медицинского обслуживания. Китайцы наладили. У них карты целые нозологий в Китае. У них тоже сельские территории есть на самом деле. Но они еще, кстати, имеют очень хорошие методы запуска экономики этих сельских территорий. Вот в чем весь вопрос-то.

Тамара Шорникова: Давайте…

Олег Столяров: Вот мы привыкли, чтобы дом был, чтобы таблетки продавали из рук в руки.

Иван Князев: Ну, вообще-то, неплохо.

Тамара Шорникова: Вопросов на самом деле много, давайте их обсудим сразу после звонков от наших телезрителей.

Олег Столяров: Давайте, давайте.

Тамара Шорникова: Возможно, они тоже добавят свои вопросы.

Олег Столяров: Давайте.

Тамара Шорникова: Сначала – Краснодарский край, Сергей. Здравствуйте, Сергей.

Иван Князев: Добрый вечер, Сергей.

Зритель: Вечер добрый.

Тамара Шорникова: Вы живете в городе, в поселке?

Зритель: Вас беспокоят из Краснодарского края.

Олег Столяров: Был там.

Зритель: Вот у меня вашему гостю такой хороший вопрос. Он улыбается ехидненько. Пусть не обижается. Сейчас же нельзя власть… У них сразу статьи идут. Посадили по 282-й. Другой человек пришел – опять срок. Вот мне налог прислали. Извините, от темы отвлекусь. В этом году – 15 миллионов инвалидов второй группы, а в прошлом – 1 миллион. Сказали, что я закупаю землю. На самом деле такого нет. Начали выяснять. У нас есть такая Синельникова в кадастровом реестре.

Я вам скажу, что это все идет умышленно. И все это давят из Москвы, понимаете, чтобы разрушить образование наше, чтобы уничтожить аптеки. У нас 10 километров… Надо только 3 километра идти до остановки, чтобы попасть. И 8 километров до аптеки ближайшей. А у нас есть бабушки, есть дедушки, есть инвалиды и тому подобное. И кто за это будет отвечать? А он: «Вот дистанционно». Да ты возьми себя дистанционно!

Вы лучше народу откройте глаза… Сколько вертолетов? А ну скажите мне, пожалуйста, про чиновников. Сколько за раз туда человек вмещается? Плацдармы подготовили, да? Но вы же не ждите… Мы-то крови не хотим, поймите вы. Сделайте социалку. А как сделать социалку? Я вам объясню. Бегите со страны! Отдайте наши русские недра, которые наши предки завоевали, не то вы пойдете все на вилы. Я не боюсь. У меня вплоть до приемной президента документы четвертый год лежат.

Тамара Шорникова: Да, Сергей, понятно.

Иван Князев: Спасибо, понятно, спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо за ваше мнение.

Олег Столяров: Итак, первое. Значит, в Краснодарском крае я был. И первый вопрос, который мне задали: «Олег Иванович, наша сельхозпродукция неконкурентоспособная с ЕС». И я сказал Департаменту экономики Краснодарского края: «Утром мне структуру цен на стол». В 8:30 я был там. Правительство Краснодарского края работает с 8 часов. Но в 8:30 у них уже не было вопроса: «Олег Иванович, что нам делать?» Вернее, по ценам. А был вопрос уже: «Что делать с этим?» Так вот, в структуре цены стоимость реального производителя была 15–20%. Все остальное – это были накрутки сетей и рынков.

Тогда я предложил простую вещь – создать там торгово-закупочные кооперативы, посадить их на фиксированную наценку и дать им дешевые бюджетные кредиты. Я улетал, а Ткачев уже учреждал торгово-закупочный кооператив. Элементарно встроить в систему торгово-закупочного кооператива обеспечение региона лекарствами, если на то пошло. Я вообще-то финансист и экономист, поэтому я и улыбаюсь, потому что во многих регионах я бывал и решал проблемы этих регионов.

Больше того, президент Путин потом обратил внимание. Он говорит: «Я знаю, с кем аффилированы торгово-закупочные кооперативы». Вспомните советское время: торгово-закупочный кооператив был бог на этих территориях, закупал все что надо для этой территории и закупал все что можно на этой территории. Я надеюсь, ответил на ваш вопрос.

Тамара Шорникова: Давайте еще на один ответим. Азат, Татарстан. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас, Азат.

Зритель: Являюсь предпринимателем с 92-го года официально. До этого работали еще несколько лет, два-три года. Сфера деятельности, конечно, совсем другая, не аптечный, не медицинский бизнес. Просто я вижу основную болезнь, она является общей – низкая покупательская способность населения, обнищание народа. Потому что в первую очередь, конечно, народ наш тратит на здоровье и на питание. Питание у нас, будем говорить сразу, не совсем здоровое. А на лекарства в основном у народа не хватает денег.

Тамара Шорникова: Да, это мнение понятно. Азат, спасибо вам за него.

Иван Князев: Спасибо большое.

Олег Столяров: Понимаете, какая штука? Я все-таки добавлю. Я еще раз говорю: если мы будем отдельно рассматривать социалку, финансирование социалки и прибыльность, рентабельность социалки вне запуска экономики… Социалка рассматривает всегда, абсолютно всегда после экономики. Если мы запускаем экономику региона, то там можно рассматривать, как вписывать затраты на социалку.

Тамара Шорникова: Олег Иванович, мы, конечно же, за подъем экономики, мы хотим, чтобы она развивалась, бурными темпами шагала, обгоняла по ВВП другие страны и так далее. Но что сейчас делать вот тем самым маленьким деревням и селам, в том числе тем, в которых живут по восемь человек?

Олег Столяров: Так вот, я и говорил… Это мы еще столкнулись с Липецкой областью где-то в 2006 году, когда… В Липецкой области вообще система хуторов по 50 человек. Я им сказал: «По традиционной технологии вы там школы не отроете, медициной вы не пролечите по традиционной технологии. Ну хоть вы тресните, ФАП не будет окупаться. Это черная дыра будет».

Тамара Шорникова: А должен ли? Должен ли в таком месте ФАП окупаться? Или это все-таки социальная обязанность государства?

Олег Столяров: А деньги тратить надо все равно. Понимаете, мы все равно деньги считаем. Государство тоже деньги из нашего кармана… Просто мы будем тратить деньги, увеличим налоги. Вот Медведев взял и накинул НДС на все – для нацпроектов. Он у нас на инфляцию давит при падающем спросе. Поэтому хотим мы – из государственного кармана, хотим – из нашего частного кармана брать деньги, но мы все равно должны считать рентабельность, все равно должны считать отдачу.

Тамара Шорникова: Я продублирую свой вопрос. Должен ли в таком месте ФАП окупаться? Или это все-таки обязанность государства?

Олег Столяров: Мы должны разработать такую технологию, чтобы хотя бы затраты были минимальные, эффективными были затраты. Либо мы просто соглашаемся затраты эти переложить на общество. Но при таком распределении – 10 тысяч деревень по восемь жителей – затраты будут очень большие.

Тамара Шорникова: Хорошо. Часть можно действительно перевести на дистанционку. Наверное, это…

Олег Столяров: Не часть. Весь Китай лечится дистанционно.

Тамара Шорникова: Лечиться – да.

Олег Столяров: Понимаете, в чем дело? Я недавно приводил пример. 750 миллионов китайцы вытащили из бедности простыми методами. Мы почему-то ищем… Вот часть. Нифига себе часть! 750 миллионов.

Тамара Шорникова: У нас есть пример, который вряд ли можно перевести на дистанционное управление.

Олег Столяров: Какой?

Тамара Шорникова: Смотрите, вот еще одна история.

Олег Столяров: Давайте.

Тамара Шорникова: В Суксунском районе Пермского края более 5 тысяч человек остались без общественного транспорта. Это жители семи поселков. Единственная компания-перевозчик остановила свою работу. Впрочем, транспортники уверяют, что заранее предупредили об этом районных чиновников.

По словам руководства компании, дальние пассажирские перевозки убыточны, расстояния большие, людей ездит мало. По договору с администрацией района перевозчики должны получать из бюджета 2,5 миллиона рублей в год в виде дотаций, однако за последние полгода фирма не получила ни рубля.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Самое интересное, что жители поселков согласны платить за проезд больше, лишь бы автобусы вернулись на маршруты. В ближайшее время чиновники обещают заключить контракт до конца года с перевозчиком из соседнего города, а затем объявить конкурс на работу в следующем году.

Олег Столяров: Вы понимаете, какая штука? Мы опять возвращаемся к расчету себестоимости затрат и рентабельности их. Да, к сожалению, наша экономика сложилась так, что самой большой коммерческой тайной является себестоимость продукции. И поэтому когда мы говорим просто, что закрылась аптека, мы не анализируем структуру их затрат. Когда мы говорим, что у нас имеется транспортное предприятие, мы не анализируем структуру затрат этого предприятия. Да, я допускаю, что это предприятие работало на сверхприбылях. Как только сверхприбыли кончились, оно решило, что им мало.

Иван Князев: Нет, а что значит «мы не анализируем», я прошу прощения?

Олег Столяров: Очень просто.

Иван Князев: Что вы имеете в виду?

Олег Столяров: Чтобы вы просто понимали, у нас до недавнего времени, когда еще Починок занимался налогами, он ходил в «Газпром» и договаривался о сумме налогов.

Иван Князев: И?

Олег Столяров: Все. Больше того, до 2003 года, вы знаете, наши нефтяные компании едва сводили концы с концами. Ходорковский носил Путину слайды о том, что «Менатеп» у него вообще в ноль работает. Потом Путин…

Иван Князев: Нет, я больше про транспорт.

Олег Столяров: А я говорю вам пример, который близок вам. Он разозлился и дал поручение Грефу – просчитать все-таки, сколько стоит нефть добыть. И выяснилось, что 3–5 долларов за баррель, а транспортировка – 42 доллара за баррель. И эти ребята получают там очень неплохой профит. Поэтому надо считать все и смотреть.

Если бы, допустим, мне на стол положили калькуляцию затрат этой транспортной фирмы, то можно было бы порассуждать. А так я допускаю, что у этой транспортной фирмы есть определенная планка рентабельности своя, как у наших управляющих компаний по ЖКХ. Вот хоть ты тресни! Сколько? Мы уже лет двенадцать рассуждаем, чтобы они открыли свои тарифы, но – никак. Структура цены коммунальных услуг – это для нас большая тайна.

Тамара Шорникова: Но почему-то мне кажется, что в рамках данной конкретной ситуации вряд ли речь идет о каких-то сверхприбылях.

Иван Князев: Я сомневаюсь, что речь о миллионах идет.

Олег Столяров: Вы понимаете, какая штука? Мы можем с вами гадать. Вот этим ребятам не выгодно.

Иван Князев: Хорошо. А муниципальные власти могут как-то в этот проект вложиться вместе с этим частником?

Олег Столяров: Могут.

Иван Князев: Компенсировать.

Олег Столяров: Нет, могут. Но тогда у них тоже возникает вопрос. Вот вы знаете, почему у нас все-таки не снимается налог с минимальной зарплаты? Потому что у Силуанова есть подозрение, что минимальную зарплату люди получают, а потом получают еще в десять раз больше в конвертах. Так же и тут, у муниципалов. Они тоже подозревают эту фирму во всех тяжких. Они тоже подозревают, что она получала хорошие прибыли, а теперь хочет, чтобы муниципалы им оплатили до их сверхприбыли. Так не работают с калькуляциями.

Иван Князев: Ну хорошо. Тогда здесь вообще простой способ: не работайте вы с частниками, купите два-три автобуса, и пускай они ездят до того села, и все.

Олег Столяров: Вот! А вы что думаете, у муниципалов есть экономисты, которые могут покалькулировать это дело? Вы ошибаетесь.

Иван Князев: А! Вот вы к чему клоните?

Олег Столяров: Конечно, конечно.

Иван Князев: Потому что вы экономист.

Олег Столяров: Вот любимый вопрос мой был, когда я приезжаю в регион: «А вы можете скалькулировать затраты ваших теплосетей?» – потому что сейчас очень много люди платят за тепло. Так вот, я редко видел в администрациях регионов тех людей, которые могли бы сделать простую калькуляцию затрат.

Иван Князев: Но что-то мне подсказывает, что все-таки такие экономисты там есть. Так или иначе просчитать рентабельность не так сложно.

Олег Столяров: Нет, вы переоцениваете квалификацию наших муниципальных образований, здорово переоцениваете. Я говорю, что… Вот я начал с того, что из 23 тысяч наших муниципальных образований где-то у 22 тысяч денег хватает только на зарплату.

Иван Князев: Давайте послушаем еще одного нашего телезрителя. Валерий нам дозвонился, Кемеровская область. Здравствуйте, Валерий.

Тамара Шорникова: Валерий, просим кратко по возможности, мало времени осталось.

Зритель: Алло.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Алло.

Иван Князев: Да, Валерий, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. В моей деревне уже давно нет сельского хозяйства, и я решил его восстановить. Но государство очень сильно ударило по моим финансам. Оно мне запрещает во многом все. Как мне поступить в этом случае? У нас, например, нет ни одного магазина, у нас медпункт не оборудован. У нас даже нет элементарного – противогрипповых вакцин. Вот как мне поступить в этом случае? Я хочу помочь, например, своей деревне, восстановить ее – например, поставить коровники и так далее. Но ударили меня по финансам.

Тамара Шорникова: Да, поняли вас, Валерий.

Иван Князев: Понятно, да.

Тамара Шорникова: что делать вот таким предпринимателям, как Валерий, как многие другие наверняка, которые хотят помочь?

Олег Столяров: Они хотят помочь? Сделали бы бизнес-план – можно было бы говорить.

Тамара Шорникова: Ну неужели в любой местности, как говорится, «хорошо рассчитай – да и вперед!»? Если там действительно восемь человек живет.

Олег Столяров: Вы знаете, в рыночной экономике так и надо считать. Мы здорово дурака валяли, когда мы говорили: «Плановая экономика – это расчет». В рыночной экономике расчет более изощренный, потому что там риски. Говорили: «Ну, в плановой экономике же все посчитано, Олег Иванович, там директивы». Ребята, в рыночной экономике такое изощренное бизнес-планирование, что оно вам и не снилось.

Иван Князев: Смотрите. Например, ситуация есть еще и в Саратовской области, тоже автобус ходит один раз в две недели. Нам пишут: «В селе еще и баню закрыли». То же самое, народ жалуется.

Олег Столяров: Ну, насчет бани – тут я говорить не буду. Народ в селах, в нормальных деревнях свои бани делает и нормально парится. В банный вопрос я не лезу.

А с автобусами – тут надо смотреть на себестоимость. А во-вторых, понимаете, какая штука? Тут же еще сложилась одна простая вещь: у нас малые города выполняют функцию обслуживания, сервисные функции. Так вот, когда мы говорим об организации территорий, если уж на то пошло, о Стратегии пространственного развития, то надо думать, как социально-сервисно обслуживать территории. К сожалению, в нашей Стратегии пространственного развития вообще больше предусмотрено опустынивание России, особенно по Дальнему Востоку. Стянуть города в города-миллионники, население. А что там будет на остальной территории – мы пока не знаем.

Иван Князев: Понятно. Спасибо большое. Олег Столяров был у нас в гостях, заместитель генерального директора Международного центра развития регионов. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Олег Столяров: Пожалуйста.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски