Электронный билет в театр: как не стать жертвой мошенников

Электронный билет в театр: как не стать жертвой мошенников | Программа: ОТРажение | ОТР

Что надо знать, покупая билеты в интернете?

2019-12-23T13:55:00+03:00
Электронный билет в театр: как не стать жертвой мошенников
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Гости
Ольга Гебгарт
заместитель художественного руководителя Театра Терезы Дуровой

Оксана Галькевич: Кстати, новогодние каникулы достаточно длительные, может быть, кто-то хочет пойти в театр, Константин. Вот сейчас мы будем говорить с нашим гостем, уважаемые друзья, о том, как, купив билет в театр, попасть в этот самый театр.

Константин Чуриков: И не разочароваться.

Оксана Галькевич: Оказывается, у нас есть проблема с так называемыми сайтами-зеркалами, которые расплодились в последнее время, а это, между прочим, недешевое удовольствие, билет в театр, особенно в московский, столичный.

У нас в студии Сегодня Ольга Гебгарт, заместитель художественного руководителя Театра Терезы Дуровой. Здравствуйте, Ольга.

Ольга Гебгарт: Добрый день.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Ольга.

Нам казалось, что депутаты основательно взялись за историю, во всяком случае была информация от 12 ноября, что в первом чтении принят даже законопроект, который усиливает, ужесточает ответственность за спекуляцию на билетах. И тут мы узнаем, что, оказывается, уже давно себе спокойно существуют так называемые сайты-дублеры, где спокойно продаются билеты на несуществующие места. Расскажите нам подробнее об этом.

Оксана Галькевич: Как работает вообще эта схема, да?

Ольга Гебгарт: Ну, значит, существует какой-то театр, и спекулянты, если раньше они просто покупали билеты в кассах, то сейчас, так как все продажи ушли в Интернет, они делают абсолютный сайт-клон, дублер. Он, конечно, иначе выглядит, на нем нет контента, нет фотографий, нет видео, то есть там все заточено только под продажу билетов.

Константин Чуриков: Я сейчас могу привести пример. Вот есть ваш официальный сайт «Театриума на Серпуховке», Театра Терезы Дуровой teatrium.ru.

Ольга Гебгарт: .ru.

Константин Чуриков: Вот сейчас режиссеры включат мой компьютер вам на экран, все увидят.

Оксана Галькевич: Ну вот я вижу, что он рассказывает о ваших премьерах…

Константин Чуриков: Баннеры, да.

Оксана Галькевич: Афиши, что у вас сейчас идет, когда.

Константин Чуриков: Да. А сейчас мы переходим на сайт-дублер, не буду рекламировать его…

Оксана Галькевич: Нет, стильненько, Костя, стильненько, но сдержанно.

Константин Чуриков: Черненько, но черненько. Скажите, что, нет никаких рычагов это как-то побороть?

Ольга Гебгарт: Дело в том, что этот сайт позиционирует себя как некий сервис по оказанию именно услуг по бронированию билетов, по тому, чтобы их найти, доставить и так далее. Они в своей оферте, которая у них выложена на сайте, говорят о том, что они не являются реализатором билетов, то есть они являются только неким посредником, который оказывает услуги, услуги по желанию клиента, это указано в их оферте, что с согласия клиента они бронируют, ищут, находят билеты, доставляют билеты. То есть, грубо говоря, не продают сам билет, а оказывают некие услуги по его подбору и доставке.

Константин Чуриков: Так.

Оксана Галькевич: И, соответственно, никакого договора с вашим театром, естественно, у этих людей нет, ничего подобного, никакого аутсорсинга, что называется?

Ольга Гебгарт: У этих людей, конечно же, нет. То есть они покупают, это в лучшем случае, билет у нас через сайт, то есть они его покупают, это хороший вариант…

Константин Чуриков: Ну?

Ольга Гебгарт: Дальше он его совершенно по другой цене, то есть они берут как бы деньги за то, что они нашли этот билет, как бы оказали некую услугу, то есть они сами не являются агентом по продаже билетов.

Константин Чуриков: Понятно.

Оксана Галькевич: Комиссию некую берут, да?

Ольга Гебгарт: Да.

Оксана Галькевич: Так.

Ольга Гебгарт: И причем эта оферта выложена у них на сайте, там все очень подробно написано о том, что клиент, который заказывает билет через их сайт, в момент заказа как бы подтверждает, у них стоит галочка, что клиент дает согласие, его устраивает цена, его устраивают их услуги, то есть никаких вопросов здесь быть не может.

Константин Чуриков: Ольга, но смотрите, в данной ситуации, кроме очевидной, так сказать, накрутки и некой большей стоимости билета рядовым театралам, завсегдатаям московских театров, концертных залов какой вред от этого? Ну кто-то берет, накручивает, да.

Ольга Гебгарт: Значит, в принципе вред мы ощутили такой сильный для нашего театра с этого сезона. Раньше они покупали, мы даже не знали, купили они, перепродали, то есть люди пришли с действительным билетом, прошли сканирующее устройство и сели в зале. В этом году ситуация очень сильно изменилась. Люди, которые покупают у них билет, очень много случаев, то есть звонки у нас практически ежедневно, они не получают электронный билет на почту. То есть они произвели оплату через карточку, через эквайринг, у них с карточки списались деньги, и в ответ им должен прийти электронный билет на почту.

Оксана Галькевич: Да.

Ольга Гебгарт: Но электронный билет не приходит, то есть приходит некий перечень просто мест, грубо говоря, ваш ряд 5-й, место 8-е, и больше никакой информации.

Оксана Галькевич: А как с этим пройти в театр, у людей не возникает разве вопросов?

Ольга Гебгарт: Значит, вот у тех, у кого возникает, начинают звонить им, они зачастую не подходят к телефону, или там сложно как-то связаться. Они спрашивают, почему не предоставлен билет, потом они начинают находить все-таки после этого всего официальный сайт театра, начинаются звонки к нам. Более того, очень многие клиенты считают, что это наша проблема, что такой сайт существует, мы сами должны ее как-то регулировать, делать им возврат денежных средств и так далее. Дело в том, что те места, которые им приходят, мы у себя по базе смотрим, что с этими местами, они у нас проданы 2 недели назад.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: Ну хорошо, Ольга…

Ольга Гебгарт: То есть они продают те места, которых не существует. По идее, я прошу прощения, в этих моментах они должны осуществить возврат денежных средств, и многие наши зрители, мы знаем просто эти ситуации, они с ними там в каком-то существуют, в течение месяца ожидают своих возвратов и так далее. Но есть и ситуация, когда человек не знал этого, он думал, что…

Константин Чуриков: Просто приходит к вам: «Ребят, деньги назад», – понятно.

Ольга Гебгарт: Он просто приходит к нам, да. А у нас на этих… Человек пытается по этой бумажке пройти, мы объясняем, что эта бумажка не соответствует билету, что на ваших местах уже сидят зрители. Но так как у нас театр детский, в общем, все к нам идут за праздником, родители приводят детей…

Оксана Галькевич: Приходят с детьми зачастую, да?

Ольга Гебгарт: Нам очень жалко, и мы делаем все возможное, чтобы этих зрителей все-таки посадить в зале.

Оксана Галькевич: Но я вот о чем хотела спросить. Конечно, существование, деятельность этих мошенников вы пресечь как сотрудники театра не можете. Но хотя бы какое-то внимание правоохранительных органов вы к этой ситуации привлекали? Не знаю, обращались с заявлением в полицию? Что-то сделано?

Ольга Гебгарт: Обращались не мы, обращались зрители. Зрителей у нас много, тех, кто… Более того, сейчас конкретно в нашем театре работает патентная компания, потому что по законодательству они себя в принципе полностью подстраховали со всех сторон, то есть это оферта, внизу написано, что этот сайт не является официальным сайтом театра и так далее, то есть здесь очень сложно к ним придраться.

Константин Чуриков: Не прикопаться.

Ольга Гебгарт: Да. Но есть вот момент, что они используют все-таки наше название, «Театриум на Серпуховке»…

Константин Чуриков: Бренд.

Ольга Гебгарт: …которое запатентовано. И сейчас наша патентная компания готовит… То есть это достаточно длительный процесс, надеюсь, что что-то… Но есть еще один метод, в общем-то, сейчас мы как бы с театрами все общаемся на эту тему, собственно, почему так происходит? Потому что эти сайты проплачивают Яндекс.Директ или Google, в общем, директ-рекламу какую-то…

Константин Чуриков: Прямую рекламу, да.

Ольга Гебгарт: Какую-то рекламу, в поисковиках они выходят на первые позиции, первая или вторая.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: То есть при запросе зрителя первыми выходят они, а не вы?

Ольга Гебгарт: Они, а не мы.

Оксана Галькевич: Ага.

Ольга Гебгарт: И так происходит в принципе у всех театров, у всех концертных площадок, то есть они вкладывают очень большие деньги в эту рекламу. Значит, сейчас нами было сформировано письмо, это письмо подписано не только нашим театром, но и другими театрами, это обращение непосредственно в Яндекс с просьбой рассмотреть эту ситуацию и перестать конкретно вот этим вот сайтам, которые сейчас называются «ко», что-то «ко», перестать просто продавать рекламу.

Константин Чуриков: Нам звонит Александр из Москвы, наш зритель, возможно, и ваш зритель также, вашего театра. Александр, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Имел опыт общения и с театром, и с посредниками, точнее с мошенниками, поэтому мог бы поделиться.

Константин Чуриков: Давайте.

Зритель: Значит, схема такая. Появляется объявление, действительно оно в прямом ряду на том же, может быть, Яндексе. Заходишь на него, все очень похоже на сайт театра, и девушка предлагает послать курьером или по электронной почте билет, но с некоторой задержкой. Через какое-то время действительно появляется билет гораздо выше, чем на сайте театра, и, как я понимаю, это чисто посредническая контора, которая перекупает реальные билеты, здесь необязательно двойные билеты, и перепродает их по более высокой цене.

И по опыту, когда я потом понял, что нужно заходить на сайт театра на самом Яндексе справа, ну и в других поисковиках тоже, там можно найти тот же самый билет, ну тот же самый уже не найдешь, он уже продан, можно найти билет по нормальной цене. Вот на собственном опыте могу поделиться.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок.

При этом, смотрите, вот я сейчас вчитался в депутатский законопроект, который в первом чтении пока принят: «За отказ театра, музея или другой организации возместить полную стоимость билетов в случае отмены, замены, переноса мероприятия может грозить штраф», – и тут дальше вполне себе реальные штрафы для юрлиц до полумиллиона рублей. В этой ситуации как театру доказать, что он не верблюд?

Ольга Гебгарт: Нет, дело в том, что закон, который принят, поправки к 193-му закону с 1 сентября, совершенно другие условия по возврату билетов в принципе, приняты единые для музеев, для театров, для концертных организаций. Значит, какие сейчас условия возврата? Если зритель купил билет и хочет его вернуть, то за 10 дней он может получить 100% стоимости билета. Если он хочет вернуть билет от 10 до 5 дней до начала мероприятия, тогда концертная площадка или театр имеет право вернуть не менее 50%. Если от 5 до 3 дней, то 30%, от 3 дней билет уже не возвращается.

Кстати говоря, эти поправки были приняты как раз для того, чтобы спекулянты в последний момент не могли в театр принести и сдать билеты, которые они не реализовали. Значит, в случае отмены, замены или переноса мероприятия возвращается 100%-я стоимость билета, так как это, в общем-то, от зрителя не зависит, это проблема непосредственно театра.

Оксана Галькевич: Ольга, но я насколько понимаю, спекулянты не зря бросаются в кассы и скупают там часть билетов, это в основном ведь касается Москвы и Санкт-Петербурга (нам тут, кстати, пишут в том числе зрители петербургских театров о том, что есть такие сложности) просто потому, что очень большая проходимость и довольно дорогие билеты. Я вот, простите, ради интереса заходила на сайт Великолукского драматического театра, билет 100 рублей – ну какие там спекулянты? Кто будет их скупать и продавать, понимаете, зеркала какие-то создавать?

Ольга Гебгарт: Нет…

Оксана Галькевич: Вот московские театры, где в театр сходить надо 2–3 пенсии отдать, ведь есть и такое…

Ольга Гебгарт: Нет, дело даже не в ценообразовании…

Оксана Галькевич: А семья так разорится – вот там это, конечно, игра стоит мошеннических свеч.

Ольга Гебгарт: Дело именно в популярности театра и в популярности какого-то данного мероприятия, концерта или еще чего-то, то есть на любой театр, на любой концерт, на который нет спроса, нет смысла даже делать.

Константин Чуриков: Оксана, зачем ты сейчас популяризировала Великолукский драматический театр?

Оксана Галькевич: А он, кстати, очень хороший, между прочим, театр, Костя.

Константин Чуриков: У него сейчас появится сайт-дублер.

Оксана Галькевич: Ему исполнилось 100 лет в этом году, открывал его в свое время Эйзенштейн, ты знал? Вот, а теперь знаешь.

Константин Чуриков: Спасибо.

Нам звонит, кстати говоря, из театральной столицы зрительница, Надежда из Санкт-Петербурга. Надежда, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Надежда.

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Скажите, вот у нас летом… Так столкнулась, что мои родственники посещали наши музеи, Эрмитаж, Русский музей в Петергофе, и вот в этой очереди пока стояли, билетные мошенники им предлагали билеты якобы официальные или распечатанные, фломастером, маркером замазана цена, в несколько раз дороже. Они пришли в театр, сели на галерку, подешевле как бы тем не менее, и оказалось, допустим, если билет стоит 300–700 рублей, а они купили его в очереди за 1 500, а иногда попадалось, что двойные места, то есть, понимаете. И вот они и внизу прошли, как-то это, получается, билетные мошенники как-то работают…

Константин Чуриков: В сговоре, вы хотите сказать, вы намекаете на это?

Зритель: А?

Константин Чуриков: Вы намекаете на то, что есть какой-то сговор с администрацией театра, нет?

Зритель: Видимо, потому что это же не один человек ходит, это получается массово, а гости говорят, родственники, что они там ходят, спокойно себя чувствуют, достают, это на виду у всех, понимаете?

Константин Чуриков: Да, сейчас получим комментарий. Спасибо, Надежда.

Ольга Гебгарт: Значит, по поводу того, что какой-то билет может кто-то закрасить и продать, – это возможно. Но дело в том, что, значит, сканирующие устройства устроены таким образом: если по одному и тому же штрихкоду… По штрихкоду можно зайти только один раз, то есть кто первый по этому штрихкоду вошел, тот и зашел. Если штрихкод повторяется, то сканирующее устройство будет давать сигнал о том, что по такому штрихкоду уже человек прошел, начнутся сразу же на входе, собственно говоря, выяснения, как это произошло. Любой электронный билет купленный, так как он отсылается на почту и так далее, мы видим, кто, собственно, совершил покупку этого билета, мы можем проверить, пройти к тем людям, которые уже сидят на местах, мы можем спросить, какой у них адрес, где они получили. В данном случае, конечно, мне… Я так и не поняла, они прошли по этим билетам?

Константин Чуриков: Прошли, да. Им какие-то места предоставили сзади, сказала зрительница, может быть, стульчики приставили.

Оксана Галькевич: Я так понимаю, предоставили места, потому что поняли, что уже какие-то люди там проникли, и чтобы не обижать людей, не выгонять на улицу.

Ольга Гебгарт: Я думаю, что многие театры, конечно, решают ситуацию на месте, потому что людей жалко…

Оксана Галькевич: Но люди не виноваты.

Ольга Гебгарт: Да, люди не виноваты.

Константин Чуриков: Анна из Москвы выходит в эфир. Здравствуйте, Анна.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, алло.

Константин Чуриков: Да-да.

Оксана Галькевич: Да-да, говорите.

Зритель: У меня был опыт общения с мошенниками как раз по поводу покупки билетов на детский спектакль Театра Натальи Сац. И я, в общем-то, там ситуацию обернула в свою пользу, мне удалось вернуть деньги. Как мне это удалось сделать? Когда мне предложили стоимость билета завышенную, я заподозрила что-то неладное и, правда, уже купив билет сгоряча, я перезвонила в кассу театра и узнала стоимость билетов. Там мне сказали, что стоимость в 2 раза меньше, чем ту, которую я, в общем-то, заплатила. И я тут же звоню этим мошенникам… Да, сайт у них, кстати, назывался teatr-sats.com, а не teatr-sats.ru, и в кассе мне это объяснили.

Я им позвонила, они начали говорить не о том, что деньги за билет они не возвращают, только в случае отмены спектакля. Ну я на это им сказала, что я буду обращаться в правоохранительные органы, я напишу заявление и у них будут большие проблемы. Это было странно мне, я не ожидала от них такой реакции, они на самом деле очень сильно испугались, в общем-то, предложили мне вернуть деньги, только чтобы я их, в общем-то, оставила в покое. И деньги мне были возвращены в полной мере. Единственное, что я заплатила 50 рублей банку…

Константин Чуриков: Комиссия, да.

Зритель: Да, что операция была произведена несколько раз.

Константин Чуриков: Отлично, Анна, я думаю, ваш опыт пригодится всем, просто надо требовать, отстаивать свои права.

Зритель: Нужно звонить в кассу театра, перед покупкой билета с любого сайта нужно звонить в кассу театра непосредственно и узнавать точную стоимость билетов, вот и все.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Это вот, кстати, совет телезрителя. Ольга, а ваш совет каким будет? Что должно насторожить человека, который решил в электронном виде приобрести билет? На что обратить внимание?

Ольга Гебгарт: Значит, если человек хочет купить именно не через… Агентства все равно существуют, их много, которые продают в принципе на все мероприятия Москвы, ticketland.ru, kassir.ru, concert.ru, ponominalu.ru – это официальные агенты, с кем у театров заключены договоры, которые имеют право продавать эти билеты. Если человек хочет купить билет, заходит на сайт вроде бы как официальный сайт какого-то театра, первое, что должно быть, человек должен обратить внимание, что, если идет только покупка билета и вообще больше никакого контента не существует, они не имеют права использовать наши фотографии, наши видео, какие-то отзывы и так далее. Это все обязательно присутствует на любом официальном сайте театра: мы можем посмотреть фотогалерею, мы можем посмотреть видео, а здесь этого ничего нет. Здесь просто купить и все.

Константин Чуриков: Смотрите, как весело сделали мошенники, которые попытались скопировать ваш сайт. Тут есть фотография…

Ольга Гебгарт: Она расплывчата…

Константин Чуриков: «С Днем Святого Валентина!» выбрать билет, «С 8 марта!», «С Юбилеем!», «С днем рождения малыша!» – то есть они предусмотрели все-таки так или иначе какие-то картинки.

Оксана Галькевич: Не дремлет преступная мысль, да.

Ольга Гебгарт: Вот. Значит, потом любой государственный театр на своем сайте обязан прямо на главной странице иметь логотип Департамента культуры.

Константин Чуриков: А, это знак качества такой, да?

Ольга Гебгарт: Это значит, что на этих сайтах этого быть не должно. Также в разделе «Контакты» если указан всего какой-то один телефон, по которому можно задать какие-то вопросы, такого на официальных сайтах любой организации быть не может, потому что на сайте организации у вас будет и приемная директора, и PR-служба, и кассы, в общем, множество-множество всяких отделов. Я думаю, что вот на такие вещи нужно обращать внимание. И, пожалуйста, внимательно читайте… Никто не читает, все нажимают «Купить билет», дальше «Ваши места такие-то», «Оформить заказ»…

Константин Чуриков: «Отдать деньги», да.

Ольга Гебгарт: И то, что там стоит галочка, что вы подписываетесь под офертой… Если бы они прочитали эту оферту, они бы никогда не купили там билеты.

Оксана Галькевич: Слушайте, интересный вопрос, почему театры не дают кассовый чек. Почему?

Ольга Гебгарт: Театры с 1 июля не имеют права продавать билеты без кассового человека.

Константин Чуриков: Вот так, все.

Оксана Галькевич: Вот так, друзья, обратите внимание, вы давно не были в театре.

Константин Чуриков: То есть ты только об этом подумала, а проблема уже решена, Оксана.

Оксана Галькевич: Просто многие люди пишут, что, к сожалению, они давно не были в театре, потому что «сходить с двумя детьми стоит зимних сапог ребенку», к сожалению, правда жизни, Константин.

Ольга Гебгарт: Более того, с 1 июля кассовый чек является главным документом на проход в театр, потому что именно он бланк строгой отчетности. Сам билет – это теперь некое приложение, нежели…

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: И защита от мошенников, да? Вот, кстати, то, о чем мы говорили.

Константин Чуриков: Будем иметь в виду перед походом в театр, может быть, на этих новогодних каникулах.

Спасибо. У нас в студии была Ольга Гебгарт, заместитель художественного руководителя Театра Терезы Дуровой.

Оксана Галькевич: Мы продолжаем, друзья, прямой эфир.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Что надо знать, покупая билеты в интернете?