Ольга Кузина: Пенсионная система должна быть стабильна в основных своих параметрах. У нас же каждый год всё кардинально меняется

Ольга Кузина: Пенсионная система должна быть стабильна в основных своих параметрах. У нас же каждый год всё кардинально меняется
Вахтовая работа. Безопасность перевозок. Очереди. Национальная идея. Производство из металла. На что хватает денег. Увольнения. Антидепрессанты. Отказываемся от авто
Вахтовая Россия: к чему приведёт экономика «временщиков»?
Сергей Храпач: Главная проблема отрасли пассажирских перевозок – недофинасирование. Отсюда экономия на безопасности и обновлении парка
Ольга Аникеева: Часто очередь выполняет функцию оградить людей от какой-то льготы, сократить возможность получить что-либо
Алексей Калачёв: Даже если действительно есть падение спроса на бензин, рассчитывать на снижение его цены не приходится
Как делают металлическую мебель? Марина Калинина побывала на производстве в Калужской области
Нужна ли национальная идея России. Польша, Иран, Сингапур – как примеры удачного влияния идеологии
Чего ждать тем, кто хочет уехать работать вахтовым методом?
Россияне подсели на антидепрессанты. В борьбе со стрессом люди принимают не только таблетки
Каким будет рынок труда в 2020 году? Эксперты рассказали, ждать ли массовых сокращений
Гости
Ольга Кузина
профессор кафедры экономической социологии Высшей школы экономики

Готовимся к пенсии. Большинство жителей России надеются, что основным источником средств для существования по достижении пенсионного возраста будет государственная пенсия. Стоит ли рассчитывать на государство, или копить «на старость» самостоятельно?

Оксана Галькевич: Мы продолжаем. Помните это выражение? «Как вы яхту позовете, так она и поплывет». Всегда интересно посмотреть на исследования двух разных социологических служб по одному вопросу.

Константин Чуриков: Но мы сейчас будем не о яхтсменах.

Оксана Галькевич: Нет, не о яхтсменах. Мы будем о социологах и их точке зрения. ВЦИОМ и «Левада-центр» с небольшой разницей во времени пообщались с россиянами на тему их жизни после выхода на пенсию. «Есть ли жизнь на пенсии?»

Константин Чуриков: Социологи «Левады» спрашивали, на что люди думают жить, а ВЦИОМ – знают ли, как можно накопить на старость.

Оксана Галькевич: Костя, мне кажется, что нас к чему-то готовят.

Константин Чуриков: Посмотрят, готовят нас к чему-то или нет. Но в принципе к чему сейчас готовы россияне? Большинство (66%) основным доходом после 60-65 лет считают все-таки государственную пенсию. 24% надеются еще несколько лет поработать, то есть уже в пенсионном возрасте. Кто-то рассчитывает на урожай с города и помощь семьи. Есть такая опция тоже. 6% будут сдавать квартиру либо дачу. И только 18% россиян к пенсии уже готовятся, то есть откладывают, например, деньги, кладут на банковский счет. Еще меньше (всего 7%) делают отчисления в негосударственные пенсионные фонды. Есть такие люди.

Оксана Галькевич: То есть получается, что у большинства нашего населения огород, семья да подработка по возможности после выхода на пенсию. А вот теми самыми финансовыми инструментами для обеспечения дополнительного дохода после выхода на пенсию может пользоваться и пользуется на самом деле только меньшинство. И другие социологи у этой неподавляющей части общества как раз интересуются, о каких способах они знают.

Константин Чуриков: Способы все те же, очень нехитрые – недвижимость, накопления и вклады в банках. Это самые распространенные ответы респондентов ВЦИОМ. А вот про инвестиционное и накопительное страхование, вклады в негосударственные пенсионные фонды слышали совсем немногие – 10% и 8%.

Оксана Галькевич: А самый интересный распространенный ответ был «ничего» у 36% опрошенных. То есть люди вот так и говорили: «Да не знаем мы, как накопить на пенсию». Вы знаете, мне кажется, что вполне может быть потому, что просто не с чего. Какое тут инвестиционное страхование, если приходится занимать, а не откладывать?

Константин Чуриков: Все-таки огурцы, картошка – это понятнее, провереннее. Давайте сейчас запустим СМС-голосование. Как вы считаете, уважаемые наши зрители, вы можете сами накопить на свою будущую пенсию? Да или нет. Ваш ответ на номер 5445. В конце этой получасовки подведем итоги.

Оксана Галькевич: Мы представим нашего гостя. В студии программы «ОТРажение» сегодня Ольга Кузина, профессор кафедры экономической социологии Высшей школы экономики. Ольга Евгеньевна, добрый вечер.

Ольга Кузина: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Ольга Евгеньевна, как вы считаете, о чем все это говорит? О небольшой осведомленности граждан или все-таки о тотальном неверии в наше экономическое благополучие, в стабильность всего того, что мы имеем?

Ольга Кузина: Вы знаете, у такого явления обычно много причин. С одной стороны, конечно, недоверие этим фондам, недоверие всяким страшным словам, которые вы только что произнесли, непонятным словам. Это финансовая неграмотность отчасти здесь работает. И недостаток денег. Потому что для того, чтобы копить, нужно все-таки иметь достаток сегодня. Поэтому это все три причины. Но в основном недоверие.

Константин Чуриков: Подождите, опрашивают людей. Предположим, у человека даже по Росстату средняя зарплата или эта медианная, которая ниже средней зарплаты. Так что ты там накопишь в принципе? Даже если ты очень здорово информирован об этих деривативах, о прочих вещах, что ты сможешь сделать?

Ольга Кузина: Понимаете, люди с разным достатком привыкли к разному уровню жизни. Поэтому в этом случае понятно, что им на пенсии надо не так много. Поэтому накопить из своих денег они тоже могут. Другой вопрос – в чем, как? Если есть большое недоверие, то, конечно, лучше съесть шоколадку сегодня, чем не съесть ничего и потерять эти деньги в будущем.

Оксана Галькевич: Ольга Евгеньевна, вы знаете, мне интересен такой вопрос. Вот вы социолог. Вы коллега тех людей из ВЦИОМ и «Левада-центра», которые проводили эти опросы. Вы когда видите, вот выходит очередное исследование, вы примерно понимаете, кто музыку заказывал, для чего это необходимо, какие выводы можно делать из этого. Вы думаете об этом?

Ольга Кузина: Вы знаете, у ВЦИОМ и «Левады» бывают такие опросы регулярные на одну и ту же тему, для того чтобы держать ряды, мониторить ситуацию. А для этого нужно в одно и то же время опрашивать по схожей выборке. Поэтому вполне возможно, что это некое совпадение.

Сейчас все журналисты бурлят по поводу перекредитованности, дискуссия между Орешкиным и Центробанком.

Оксана Галькевич: Мы завтра будем обсуждать в прямом эфире, уважаемые телезрители.

Ольга Кузина: Я не знаю. «Левада» уж точно никакими инсайтами о государственной политике не обладает.

Оксана Галькевич: Просто смотрите. Не так давно обсуждался этот индивидуальный пенсионный капитал, некая новая концепция накопления по выходу на пенсию для россиян. Пока эта тема обсуждается, контуры обсуждаются. А тут раз – и социологи как раз выясняют, а хорошо ли люди у нас разбираются в финансовых инструментах, в инвестициях.

Константин Чуриков: Это они сами придумали, или кто-то подсказал? Ребят, разберитесь.

Ольга Кузина: На эту тему можно задавать вопросы, можно не задавать. Тренды очень стабильны. Какие изменения произошли? Действительно, на самом деле все не так плохо. Хотя все относительно. Если сравнить с 2005 и 2007 годом, сколько людей, например, копят на пенсию финансы, стало больше. И больше людей, которые… На самом деле в 2018 году произошел один отскок не очень приятный. Стало меньше людей, которые говорят о том, что они смогут заработать на пенсии еще и дополнительно что-то.

Константин Чуриков: Конечно. Повысили пенсионный возраст. То есть придется выкладывать на основной работе. Какой же тут дополнительный приработок?

Ольга Кузина: Да. Пенсионный возраст не так быстро растет же. Там же не сразу до 60-65 повысили. Поэтому здесь какая-то есть такая общая пессимистичность, с одной стороны. А, с другой стороны, вы знаете, россияне такими горизонтами не мыслят. То есть пенсия для очень многих людей – это что-то далекое, нереальное.

Константин Чуриков: Вы знаете, у нас в этой риторике тоже любят так пофантазировать на всяких экономических форумах, сказать: «Вот эти россияне вот так безграмотны. Они не верят в эту систему». И другой рукой у нас опять хоп – заморозили накопительную часть пенсий. Скажите, пожалуйста, как вы считаете, это вообще логично требовать с людей доверие к пенсионной системе, если другая рука…

Ольга Кузина: Вы знаете, да там не только заморозить. Я со своей точки зрения считаю это возмутительным. Каждый год что-то меняется. Причем, радикально. Мы с моей коллегой готовим статью. Там буквально каждый год все ровно наоборот. Поэтому в такой системе, когда пенсия постоянно меняется, улучшается…

Константин Чуриков: Улучшается все время.

Ольга Кузина: Что повышает эффективность, доступность и все прочее. Но на самом деле пенсионная система должна быть более-менее стабильна в основных своих параметрах. Если уж ввели накопительную часть и обязательную накопительную часть, ну держите это. Почему нужно придумывать всякие штуки, что если не перевели в… пенсионный фонд, то лишились… Это все создает как раз совершенно ненужную суету… И в условиях, когда… Да, люди финансово неграмотны. Они не разбираются во всех этих тонкостях.

Константин Чуриков: Тут возникает вопрос иногда: какие люди, где, снизу?

Ольга Кузина: С другой стороны, если у вас каждый день переигрываются правила… Ну, кто может? Мы же не профессионалы. Я, конечно, в этой области профессионал, но основная часть населения не думает об экономике, обо всех этих финансовых инструментах каждый день. Они не имеют с этим никакого опыта. Их родители также не передали им эту культуру, потому что у нас в советское время ничего этого не было. Поэтому очень странно надеяться на то, что люди будут следить за этим всем, реагировать на это все, а вместо этого будет только тотальное недоверие и отрицание.

Оксана Галькевич: Когда просто Костя сказал, а тут государство хоп – и пенсионные накопления заморозило. У нас государство за последние 30 лет постоянно действует по принципу «хоп, мы подошли из-за угла».

Константин Чуриков: Подожди. Вот Орловская область. Зритель пишет, что на самом деле все в порядке. Пишет: «Мы копим на пенсию чиновникам».

Ольга Кузина: Кстати, он прав. Потому что у нас есть категории населения, которые прекрасно…

Константин Чуриков: Заслужили.

Ольга Кузина: Это все военные, чиновники. Это те группы, у которых размер пенсий намного больше.

Константин Чуриков: Хоть кому-то хорошо будет. Давайте Николая послушаем.

Оксана Галькевич: Сочи у нас на связи. Николай, здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый вечер. Спасибо за ваш правдивый честный канал. Я хочу рассказать свою небольшую историю. Я живу в городе Сочи. Но полжизни я прожил в Москве. И пока я жил в Москве, я работал на очень серьезных московских предприятиях. Но, как переехал в Сочи, началась вся эта свистопляска в начале 1990-х годов – заморозка вкладов, а дальше дефолты, пенсионные различные реформы. Так вот, я уже лет с 35 знал, что пенсию нормальную я не получу. И это мне было очень четким посланием на то, что я надеялся в этой жизни только на себя. Я не надеялся на государство. Мне, конечно, очень жаль людей, которые слушали все эти обещания и сказки о том, что после пенсии они будут жить достойно, им будет лекарственное обеспечение, здравоохранение, все. Я знал лет с 35.

Константин Чуриков: В общем, хороший совет молодежи. Если пока еще 20-30 лет, до 35 верьте, потом все.

Ольга Кузина: Да. И я хочу сказать о том, что сейчас моей дочери 40 лет, сыну 34. И они то же самое уже говорят, что как бы мы ни работали… Хотя они работают на очень серьезных предприятиях города Москвы, на очень серьезных должностях, они знают, что пенсию нормальную они не получат. Соответственно, они выстраивают всю свою жизненную логику, свое жизненное поведение исходя из этих концепций.

Константин Чуриков: Николай, подождите. Вот это самое интересное. Это же как раз реальный совет. А как выстроить эту логику исходя из этих концепций. Что конкретно надо делать вашим детям, например?

Ольга Кузина: Нашим детям я не могу советовать, потому что мы немножко живем в других реалиях. Я живу в Сочи. Это одна история. Они живут в Москве. Это совершенно другая история. И по доходам, и по всем возможностям. Хотя я считаю, что многие вещи они там в Москве делают неправильно, с моей точки зрения. Но я не уверен, что я прав, исходя, опять же, из сочинских воззрений.

Константин Чуриков: Николай, мы тоже тут сидим и все время во всем сомневаемся. Спасибо.

Оксана Галькевич: Вы знаете, интересно. Я смотрю на наш СМС-портал. Нельзя говорить, что прямо знания финансовых инструментов концентрируются в больших городах. Вот Брянская область, например, пишет: «Может каждый. Суммы разные у всех. Я с 2011 года имею полис накопительного страхования жизни. Есть и другие надежные инструменты». Ленинградская область, сообщение: «41 год. Коплю на пенсию. Покупаю различные облигации». Видите?

Константин Чуриков: Не хочу показаться финансово безграмотным. А что такое накопительный полис страхования жизни?

Оксана Галькевич: Накопительное страхование.

Ольга Кузина: Есть такое, когда ты страхуешь дожитие до пенсии.

Константин Чуриков: А, то есть сколько лет дотянешь…

Оксана Галькевич: Ты должен прикинуть, сколько тебе осталось.

Ольга Кузина: Твой страховой случай – это не когда ты умираешь, а когда ты доживаешь до пенсии. После этого это называется страховым случаем, а тебе выплачивают либо суммы сразу, либо по…

Оксана Галькевич: Ольга Евгеньевна, вы ведь давно занимаетесь этим вопросом. Какие у вас сведения, данные? Вы же изучаете давно эту тему.

Ольга Кузина: О чем? О том, как люди делают?

Оксана Галькевич: Как люди готовятся к жизни на пенсии. Смотрите, настроения такие, что «Жизнь на пенсии только начинается. Жаль, правда, что быстро кончается», - Челябинская область.

Константин Чуриков: «Жизнь только начинаю. На пенсию перехожу».

Оксана Галькевич: Они у нас насколько широко распространены в обществе?

Ольга Кузина: Вообще долгое время все рассчитывали на то, что после выхода на пенсию у них доходы повысятся. Почему? Потому что, кроме той зарплаты, которую они получают, они еще будут получать и пенсию. И в этом смысле это была довольно-таки приятная надежда. Ты продолжаешь работать там, где ты работал, потому что никого особо не увольняют сразу, когда ты выходишь на пенсию. Нет такой практики, что раз ты вышел на пенсию, тебя надо уже увольнять. Ты продолжаешь работать, у тебя еще дополнительно к зарплате появляется хоть небольшая, но пенсия.

Константин Чуриков: А куда как приятнее… Просто ты по старому пенсионному возрасту выходишь на пенсию – и продолжаешь работать. Вообще красота.

Ольга Кузина: Ну, да. Единственное, что когда уже здоровье не позволяет (когда тебе 65, 70), тогда ты уже действительно выходишь на пенсию…

Оксана Галькевич: Подождите, а уже про 70 говорят?

Ольга Кузина: Не выход на пенсию в 70, а когда ты уже достигаешь этого возраста.

Оксана Галькевич: Хотя, я помню, у нас были звонки в прямой эфир от наших телезрителей. Они рассказывают, что продолжают трудиться и в таком возрасте.

Ольга Кузина: К сожалению, сейчас тренд с 2014 года – уменьшение таких настроений. То есть меньше и меньше людей, которые полагают, что после выхода на пенсию они будут продолжать работать, в связи с тем, что рынок труда, конечно, сегодня не самый…

Оксана Галькевич: Да и… к 60-65, да, Костя?

Константин Чуриков: Дай, пожалуйста, зрителю из Москвы Константину слово. Здравствуйте.

Зритель: Алло. Добрый день. Меня зовут Константин. Хотел, во-первых, гостье вашей сказать, что культура сохранения денег на пенсию во многих семьях была. В частности, у моих родственников, у моего дедушки и бабушки. У одних были вклады в банке. Порядка 20 000 людей вышли на пенсию. У дедушки с бабушкой были облигации по 20 и 40 рублей, обеспеченные государством и золотом. И все это в 1991 году ушло и не вернулось, как говорится. А Сбербанк построил себе гигантский офис на Вавилова, а людям деньги отдать не мог. Не с чего было. Поэтому я, допустим, сейчас работаю. Должен был по идее через 6 лет выходить на пенсию. Спасибо, так сказать, теперь в 65, то есть 10 лет буду работать. А потом, я думаю, еще пятерочку накинут. Поэтому вообще интересно, смогу ли я им воспользоваться. Я пытаюсь, конечно, их откладывать, но пока что более-менее нормальные проценты по банковским депозитам идут в нескольких банках, и все. А играть с банками и с государством, отдавать им свои деньги на эти длинные пенсионные вклады – это просто неразумно. Я думаю, что люди, которые это могли бы делать, уже с голоду померли. И вообще про пенсию. Если при коммунистах я мог за 5 минут на листочке бумажки посчитать, сколько у меня будет пенсия, то сейчас одному богу известно. Потому что пенсионный коэффициент устанавливается не в момент, когда я денежки вношу, а когда, если я доживу, буду получать. И, насколько я понимаю, его вес из конъюнктуры назначается, а не из того, сколько человек внес.

Константин Чуриков: Вы о так называемых пенсионных баллах. А давайте сейчас спросим Ольгу Евгеньевну. Ольга Евгеньевна, а как при капиталистах это высчитать можно?

Ольга Кузина: Никак.

Константин Чуриков: Никак, да?

Оксана Галькевич: Очень многие пишут о том, что «мы уже копили до 1995 года - куда что подевалось?» Все равно, вы знаете, у нас расклад примерно такой же социологический на нашем СМС-портале, что главная поддержка после выхода на пенсию – это огород и семья.

Ольга Кузина: Это да. Но, вы знаете, с семьей сложно. Потому что есть такое распространенное мнение, что надо вкладывать в детей, в их образование, потому что, когда будешь старым, они будут помогать. Но, к сожалению, в нашей культуре это не очень получается потом сделать реально. Потому что когда дети вырастают…

Оксана Галькевич: В смысле? Дети не очень помогают?

Ольга Кузина: Когда дети вырастают, у них появляются свои дети. И, представляете себе, ты бабушка или дедушка, и ты говоришь: «Ну-ка давай мои пенсионные». А им надо своих детей поднимать. Поэтому бабушки и дедушки…

Оксана Галькевич: Бабушки и дедушки очень часто со своей мизерной пенсии чем-то помогают.

Ольга Кузина: У нас есть солидарность поколений, но она не «ты мне – я тебе», а родители выращивают своих детей, поддерживая их и помогая получить им образование, а те помогают своим детям. Поэтому бабушкам и дедушкам…

Константин Чуриков: А старикам у нас почет.

Ольга Кузина: Поэтому в принципе, конечно, если старики уже в таком состоянии, что они уже не могут ни работать, пенсия маленькая, то приходится этому среднему поколению в среднем возрасте… В этом как раз проблема. Потому что люди в 40-50 лет (как раз предпенсионный возраст, когда уже пенсия недалеко раньше была и можно откладывать что-то, ты на пике карьеры) под двойной нагрузкой. Они должны помогать детям, они должны помогать своим старикам. И пенсионных финансовых накоплений…

Константин Чуриков: Определенный позитивный момент есть все-таки. Если бы не пенсионная реформа, мы бы не поняли, как мы еще молоды. Давайте послушаем сейчас Юрия из Пермского края. Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте. Я работаю в магазине грузчиком, получаю зимой 20000, а летом 15000. И как мне накопить на пенсию, когда мне 60 лет, а выход только в 65 лет на пенсию. У нас за квартиру только приходится отдавать по 5000, у меня остается только 10 000 на еду. А у нас такой край северный. Надо покупать зимнюю одежду, валенки, пальто. Из чего копить из этой зарплаты на пенсию? У нас был такой пенсионный фонд, куда клали деньги. Сейчас он обанкротился. А председателю этого фонда дали 5 лет лишения свободы за то, что он там махинациями… Короче, он украл 240 миллионов рублей. И сейчас люди стали выбивать деньги. А денег нет. Он сидит в тюрьме, а денег нет. И все, дело заглохло. И как копить? Скажите мне, пожалуйста.

Константин Чуриков: Риторический вопрос. Юрий, спасибо. Есть какие-то рецепты?

Ольга Кузина: Вы знаете, я в свое время брала интервью по поводу финансовой грамотности, в том числе пенсионной. Один из респондентов, эксперт в этой области, сказал: «Да, в России действительно очень сложно что-то планировать на будущее. Очень сложно выстраивать стратегии, потому что неизвестно, что будет завтра и все может поменяться». Но независимо от этого пенсия наступит. Поэтому лучше все-таки что-то делать, чем ничего не делать.

Оксана Галькевич: Что-то предпринимать. Несколько СМС с портала: «Начнем копить – до пенсии не дотянем», - Вологодская область. Пермский край пишет: «Зарплата 8000 рублей. Конечно, копим!» Понятно, что не всерьез. И еще одно сообщение, тоже из Вологодской области: «Пока копим на ботинки. На пенсию не получается».

Константин Чуриков: Давайте сейчас обратимся к небольшому опросу, который провели наши коллеги. Спрашивали астраханцев, краснодарцев и пермяков, на какие средства рассчитывают жить на пенсии. Вот какие ответы были.

Оксана Галькевич: Слушайте, какой странный фаталистический подход у некоторых.

Ольга Кузина: Я бы сказала – реалистический.

Константин Чуриков: Еще дожить надо.

Оксана Галькевич: Просто люди говорят: «Не знаем вообще, сколько нам отмерено. Такое ощущение, что живу-живу, а потом что? Раз – и светит выключит».

Ольга Кузина: В принципе из реальных, наверное – это идти работать на государство. Потому что если прослужил в военных силах, то пенсия выше, чем на гражданской…

Оксана Галькевич: Это именно в военных силах. Знаете, у нас тут было сообщение от бывшей чиновницы. Она написала – работала в налоговой службе, вышла на пенсию, пенсия 12 000 рублей. Она говорит, что далеко не все чиновники получают приличные пенсии. В общем, даже и здесь себе соломку не подстелить, госслужбой.

Константин Чуриков: Скажите, кстати. Мы с вами затронули такой тонкий вопрос, что у неких чиновников пенсии высокие. А как вообще, кому светит запредельно высокая пенсия? У нас сейчас недавно Росстат посчитал. У кого зарплата выше 1 миллиона, сколько людей в стране. Хочется понять: пенсионные элиты – это сколько?

Ольга Кузина: Я не знаю. Я не экономист, я социолог все-таки, работаю с данными опросов населения. А здесь, я думаю, просто от уровня должности, которую человек занимает. То есть чем выше должность, тем дольше служба, тем, скорее всего, выше будет пенсионная. Если ты работаешь на низовом уровне и недолго, то, наверное…

Константин Чуриков: Это вне зависимости от того, сколько там созывов ты побыл депутатом. То есть в принципе одного достаточно, и ты уже обеспеченный в будущем пенсионер.

Ольга Кузина: Я думаю, да. Например, я точно знаю про международные организации. Нужно 5-7 лет проработать там, тогда у тебя достойная пенсия уже.

Оксана Галькевич: Нижегородская область нам пишет: «Если убрать налог в пенсионный фонд России 22%, реально можно и самим накопить. А то ежемесячно платишь эти проценты лет 30, а пенсия – копейки. Вопрос – где же мои деньги?» Этот вопрос все мы рано или поздно себе задаем. Давай подведем итоги нашего опроса.

Константин Чуриков: Да, здесь у нас очень много проголосовавших. Мы задали вопрос: сами вы сможете себе накопить на пенсию? Порядка 1000 человек нам ответило.

Оксана Галькевич: Много проголосовавших, но мало положительных ответов.

Константин Чуриков: Да. Всего 4% уверены в своем завтрашнем дне, что смогут накопить на пенсию.

Ольга Кузина: По всероссийскому – 3%.

Константин Чуриков: То есть мы еще не сильно соврали, да?

Ольга Кузина: Да.

Оксана Галькевич: Мы вообще не врем, Костя.

Ольга Кузина: Это на самом деле очень гомогенная вещь. Можно опросить одного человека, понять…

Оксана Галькевич: Это выборка на самом деле такая. Ответили те телезрители, которые в данный момент смотрели Общественное телевидение России.

Ольга Кузина: Просто знаете, как? Когда вы хотите узнать, болен ли человек, вы берете анализ крови. Вы же не берете из всех частей тела. Вы из пальца. Потому что кровь гомогенна. Поэтому и здесь – неважно, какую вы выборку получили. Если устойчивое, однозначное и одинаковое мнение, вы получаете…

Оксана Галькевич: Лучше, чтобы это был перст указующий, ставящий подписи и решение принимающий.

Константин Чуриков: Это забегаешь вперед. А пока у нас в студии была Ольга Кузина, профессор кафедры экономической социологии Высшей школы экономики. Спасибо вам большое.

Ольга Кузина: Спасибо вам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Proskurina Туляков
Пенсионная реформа уже год как повысила возраст для выхода на пенсию. А коэффициенты на полюсы страхования по ДМС для мужчин старше 60 лет составляют от 1,5 до 3. Медведев обещал наказывать за дискриминацию из-за возраста. Где волевые решения? Ни один из Ваших экспертов эту проблему не озвучил. Вся надежда на Вас.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски