• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Ольга Малихова: По закону при подозрении на злокачественное образование, диагноз пациенту должен быть поставлен в течение 7 дней

Ольга Малихова: По закону при подозрении на злокачественное образование, диагноз пациенту должен быть поставлен в течение 7 дней

Гости
Ольга Малихова
заведующая эндоскопическим отделением ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина», д.м.н., профессор

Более чем в трети регионов России за 2017 год выросла смертность от рака, подсчитали в ОНФ и фонде «Здоровье». Еще в нескольких субъектах онкологические заболевания почти в половине случаев обнаруживают лишь на поздних стадиях. В ОНФ предполагают, что причины растущей смертности и низкой выявляемости на ранних стадиях в некоторых регионах — в отсутствии специализированной медицинской помощи. Комментирует ситуацию Ольга Малихова - д.м.н., профессор, заведующая эндоскопическим отделением ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина».

Александр Денисов: Наша постоянная рубрика «Телемедицина». Ну, как уже сказала Оксана, речь пойдет об онкологических заболеваниях. Вот сегодня появилась новость, что за 3 года на борьбу с онкологией будет направлено 509 миллиардов рублей из федерального бюджета в Фонд обязательного мед. страхования. Об этом сегодня заявила Татьяна Голикова. Ну и немного статистики перед обсуждением.

Оксана Галькевич: Немного статистики. Ну, вот те данные, которые ты привел, о финансовых трансфертах из бюджета, похоже на то, что Правительство решило форсировать как-то работу по борьбе с онкологическими заболеваниями. Неудивительно, потому, что в 30 регионах нашей страны, друзья, за год смертность от рака выросла. Это показал мониторинг Общероссийского народного фронта и фонда «Здоровье». Ну, например, в Магаданской области, там рост смертности на семь с лишним процентов. Примерно такой же в Дагестане, Башкирии, Калмыкии и Севастополе.

Александр Денисов: При этом, в целом по стране смертность от рака снизилась примерно на два процента, а количество впервые выявленных онкологических заболеваний выросло на три процента. Есть регионы – лидеры по выявлению на ранней стадии. Чукотка, Хабаровский край, Амурская область, Крым, хуже ситуация в Калмыкии, Якутии, Магаданской области, Дагестане и Бурятии. Ну, вот я заметил противоречие, что рост смертности в Севастополе, при этом лидер Крым по выявлению на ранней стадии. Как это совместить сегодня узнаем у нашего гостя.

Оксана Галькевич: Мы сейчас представим нашего гостя в студии. Сегодня в программу «ОТРажение» к нам пришла Ольга Александровна Малихова, доктор медицинских наук, профессор, заведующая эндоскопическим отделением Центра онкологии имени Блохина. Здравствуйте, Ольга Александровна!

Ольга Малихова: Здравствуйте!

Александр Денисов: Так вот как объяснить? С одной стороны Крым – раннее выявление, потом Севастополь еще в списке отстающих?

Ольга Малихова: Безусловно, это большая проблема. То, что касается, думаю, что в город Севастополь и Крым в целом сейчас направлены большие финансовые вложения, для того, чтобы обеспечить высококлассным оборудованием для диагностики рака на ранних стадиях. Например, что касательно эндоскопической диагностики, так как внедряются видео технологии, увеличительная эндоскопия, скрининг колоректального рака, который, заболеваемость достаточно высока в нашей стране, подготовка кадров в федеральных центрах для Крыма и Севастополя, это, безусловно, уже даже отражается в том, что на ранних стадиях рак выявляется лучше и качественнее. То, что касательно представленных регионов о том, что…

Александр Денисов: Увеличилась смертность.

Ольга Малихова: Увеличилась смертность, это говорит о том, что нет достаточно приверженности пациентов, заниматься своим здоровьем, в первую очередь.

Александр Денисов: То есть, дело в пациентах?

Ольга Малихова: И в пациентах в том числе. Отдельный аспект. Это – многофакторный анализ. Пациенты зачастую, даже то, что у них колет в левом, правом боку до тех пор, пока это очень сильно не запущено к доктору не идут.

Александр Денисов: Расскажите, этот анализ, он вообще сложный? Там, я слышал, чуть ли, там достаточно каплю крови, 12 часов анализов и уже что-то можно понять.

Ольга Малихова: Анализ, то, что Вы говорите про анализ крови, есть анализы крови на онкомаркеры. Они есть для разных органов, и действительно, 12-ти часов будет достаточно, чтобы по основным органам, таким, как рак молочно железы, рак поджелудочной железы, рак желудочно-кишечного тракта, так предстательной железы можно будет определить. Но не все раки можно определить по анализу крови. И для этого нужно внедрять массовые профилактические осмотры, о которых нам говорит Министерство здравоохранения и поставлена перед врачами эта задача. Скрининги, для того, чтобы определить группу риска и потом уже направить в медицинские учреждения, для того, чтобы выявлять на ранней стадии. Я думаю, что это все будет способствовать повышению ранней выявляемости.

Оксана Галькевич: Ольга Александровна, мы привели в самом начале вот эти данные, сумма 509 миллиардов рублей в качестве трансферта из федерального бюджета как раз вот в Фонд обязательного медицинского страхования. И там такой целевой перевод это будет на борьбу с онкологией. Как Вы считаете, в первую очередь, на что должны быть потрачены эти средства? То есть, я так понимаю, что вообще в этой сфере достаточно много проблем, да? Это и качество кадров, Вы сказали, наверное, и обеспечение наших медицинских лабораторий, и прочее, и прочее, и прочее. По Вашему мнению, в какой части проблем больше, куда должны в первую очередь хлынуть деньги?

Ольга Малихова: Безусловно, нужно обязательно это и оснащение медицинских учреждений новейшими, новейшим оборудованием. Это и подготовка кадров, как вот делается, например, в нашем Федеральном центре. Есть программа «ординатура», «аспирантура», пост-дипломного образования врачей. Врачи приезжают из регионов, проходят обучающие специализированные курсы, для того, чтобы потом уехать в свой регион и более тщательно, и более на высоком уровне уже проводить диагностику. Безусловно, нужно популяризировать телемедицину. Тогда, когда в отдаленных уголках…

Александр Денисов: А с онкологией это подходит?

Ольга Малихова: Это очень подходит тогда, когда это не сам пациент обращается к доктору в федеральном Центре, а когда специалисты на уровне уже между врачами, пересылаются документации, ведется клинический разбор, потому, что есть совещания селекторные, когда мы собираем консилиумы. Если в каком-то из учреждений не знают, в регионах, не знают, как правильно поступить, есть какие-то развилки, то, как раз наш федеральный Центр и другие федеральные Центры для этого и помогают, и способствуют.

Александр Денисов: А с вами часто так связываются из дальних регионов?

Ольга Малихова: Да, да, безусловно. У нас очень, очень развито это и мы добиваемся, чтобы именно так и было. Вот каждому из заведующих, каждое утро даются бумаги на консультацию пациентов, присылаются видео файлы. Вот у меня, конкретно в моем случае, это эндоскопические исследования, желудочно-кишечного тракта, бронхиального дерева, мы пересматриваем, говорим, что нужно было сделать, доделать, где правильно взять биопсию. Какая диагностика показана данному пациенту, более детальное.

Александр Денисов: То есть, со всех сторон к вам приходят анализы, и вы смотрите?

Ольга Малихова: Совершенно верно. У нас большая ведется эта работа.

Александр Денисов: И вам времени хватает?

Ольга Малихова: Ну, мы стараемся, чтобы нам этого хватало. У нас большая группа врачей, которая занимается телемедициной. Они сортируют, чтобы это не было большого количества. Но мы стараемся всем помочь. Да, мы этим занимаемся.

Оксана Галькевич: Ольга Александровна, я надеюсь, Ваши слова - мы советуем, где взять биопсию, где посмотреть, что сделать, не означают, что врач на месте совсем не имеет понимания, как действовать?

Ольга Малихова: Нет, не означает.

Оксана Галькевич: Нам бы все-таки хотелось думать, что люди, получив диплом…

Александр Денисов: У него специализации нет такой, судя по всему.

Оксана Галькевич: О чем речь?

Ольга Малихова: О чем речь. Есть уточняющая диагностика. Например, не во всех Центрах есть пока что видеоэндоскопические стойки. Вот сейчас как раз те деньги, которые выделены, будет оснащение медицинским оборудованием, таким образом, будет построено, что уже этот пласт уйдет. Потому, что врачи будут оснащены, и не будут смотреть в окуляр, а будут смотреть в большой экран, и видеть в мельчайших деталях с увеличением в 115 раз слизистые оболочки, и прицельно брать биопсии. То, что я говорю, это уточняющие методы. Например, для того, чтобы уточнить глубину инвазии опухоли, например, прорастание какого-то слоя стенки органа, желудка, состояние регионарного лимфо корректора, нужно сделать эндосонографическое исследование. Для этого мы рекомендуем, чтобы из каких-то отдельных областей доделали это исследование, взяли уже взятый биопсийный материал, провели более детальный анализ на иммуноцитохимию, иммуногистахимию. Это позволит врачам-клиницистам правильно выбрать тактику лечебную, лекарственного или хирургического лечения.

Александр Денисов: У нас звонок есть из Тулы.

Оксана Галькевич: У нас даже два уже звонка, сначала Тула, Людмила.

Александр Денисов: Здравствуйте!

Оксана Галькевич: Здравствуйте!

Зрительница: Здравствуйте! Так, инвалид первой группы, гематология с-90. Лечусь я не первый год в гематологии. Но по стечению обстоятельств сижу сейчас дома третий год со сломанным бедром. В отделение не берут, расписаны домашние курсы. И вот, не смотря ни на что, у меня выскочили опухоли надпочечников весною. Для того, чтобы, не попадает наш народ к врачу вовремя, вот в чем дело. Вот, почему четвертая стадия. Пока доберутся до онколога, уже все! Значит, вызвали терапевта. Терапевт пришел, осмотрел, на следующий. Ну, тут он уже все, на следующий день оформляет бумажку, чтобы вызвали онколога-хирурга. Уде другой, ну, профиль. Значит, это все заверяется главврачом, все такое, это делается два-три дня. Потом должен кто-то прийти, забрать это, из родственников, знакомых, друзей забрать эту бумажку, принести мне. Потом я должна созвониться с диспансером, с онкодиспансером. И мне там скажут, когда ко мне придет врач. Хорошо, что у меня уже все это есть и у меня первая группа и ко мне пришли в течение двух недель. Да, все на месте, все есть, УЗИ надпочечников и почек. Есть в больнице, мы приехали в больницу, то есть, человек взял без оплаты день, потерял в зарплате, такси, я в невменяемом, так сказать, состоянии, меня тащат под руки. И не сделали! Потому, что сделали УЗИ почек, а потом врач своей, на Марата 39, в Туле больница, она теперь общая 9-ка там три – четыре больницы, заявляет – «Вы слишком толстая, я не могу посмотреть Ваши надпочечники». Ну, это ультразвук. И через два месяца я только смогла доехать до диагностики, то есть, собрать денежку, и за денежку сдать, ну, в общем, пройти это обследование.

Оксана Галькевич: Ну конечно, потому, что время ценно, да!

Зрительница: Время ушло. И еще. Лекарства. Стоимость лекарств и назначение лекарств. Очень много зависит от региона. Вот у меня в начале лечения был прекрасный препарат «Бонефос». Он очень широко, в принципе используется, и не только там, по этому направлению был «Бонефос» 800. Сейчас у его уже не выдержу. Мне положено «Бонефос» 400. Но у нас как увели его, еще в 2007-м году исключили из списков в Туле, так и не вернули. В Москве вернули, у нас - нет. Может быть, конечно, для господ депутатов и «белодомской бедноты» этот препарат и существует, в наличии, бесплатный. А нам вот, мне он положен, но у нас его бесплатного нету. Стоит он 16 тысяч! А у меня пенсия – 13! Я его уже пятый год не могу купить.

Оксана Галькевич: Да, да, да.

Зрительница: Поэтому в нашей, не доходит народ до специалистов то! А как пойдет через поликлинику? А если он в районе? А если он в деревне? А кто его повезет? А кто его понесет? В конце концов, люди уже попадают в таком состоянии, что их надо нести.

Оксана Галькевич: Да, Людмила, спасибо большое! Неужели действительно такая разница в лекарственном обеспечении регионов? Наша телезрительница сказала, Москва включила в свой список, Тула не включила. Исключительно потому, что Москва побогаче?

Ольга Малихова: Да нет, безусловно, есть перекосы. Но, для того, чтобы все это изменить, и вот то, что Людмила говорит о том, что доступность поликлиники не такая правильная, как должна быть, сейчас и стараемся. Внедряются проекты «бережливой поликлиники», чтобы в один приход пациент мог попасть и к врачу-терапевту, терапевты обучаются онкологическим программам, чтоб понимать, имели онкологическую настороженность, чтобы если у пациента есть какие-то подозрительные моменты, обязательно, сразу же в это же день отправляли к онкологу.

Александр Денисов: Ну, в этот же день сложно попасть. Обычно они сидят в разных зданиях. Даже по Москве это приходится ехать куда-то там в другой район. УЗИ ждать 2-3 недели, потому, что там очередь. А за деньги, вот выясняется, что можно, например, в этот же день. То есть в этот же день окошко есть, а бесплатно – нет, три недели. Вот почему это?

Ольга Малихова: По Федеральному закону, тогда, когда имеется подозрение на злокачественное образование, диагноз должен быть поставлен в течение 7 дней.

Оксана Галькевич: Есть такой Федеральный закон? Вот как!

Ольга Малихова: Да. Поэтому, если вот к нам, в онкологический Центр приходит пациент, то полностью обследование он проходит в течение 7 дней, и устанавливается окончательно диагноз онкологического заболевания, начинается в срочном варианте лечение. Поэтому есть вот сейчас программа, которая направлена на доступность, и будут мобильные выездные амбулатории, которые будут приезжать в отдаленные села, поселки, где меньше тысячи население. Будут проводиться скрининговые осмотры там, выявлять и отправлять к онкологам. Также будут проводиться, если это исследования дополнительные, то будут стараться делать это. Как раз это длительная программа, которая до 24-го года расписана Министерством здравоохранения для улучшения дел в онкологической службе.

Александр Денисов: Ну, за 7 дней, это, наверное, только у вас, обычно там история намного дольше. Очередь к терапевту, потом очередь в больницы, где онколог есть.

Оксана Галькевич: У нас получается, что закон – это декларация.

Александр Денисов: Да, да! И кому ты скажешь про эти 7 дней? Вот мне интересно?

Ольга Малихова: Ну, есть регионы, например, которые справляются уже на сегодняшний день. Например, Московская область, вот губернатор недавно сказал, что выявляемость злокачественных образований выросла на 20 практически процентов. Поэтому и доступность онкологической поликлиники для пациентов стала реальной. И они могут прийти и обследоваться. И все в одном Центре сделано, это не только наш, федеральный Центр. Есть отдельные регионы, в которых есть проблемы. Но сейчас они, вот я надеюсь, с включением, так как этот год объявлен годом онкологии, и продолжается разработка до 24-го года, чтобы мы улучшили показатели ранней диагностики, улучшили показатели, чтобы снизились показатели смертности от онкологических заболеваний, мы будем стараться внедрять в клиническую практику ежедневную.

Александр Денисов: А вот вопрос приходит из Орловской области – «Почему убрали анализ крови из диспансеризации»? Ну, вот именно на маркеры, про которые Вы говорили, действительно убрали?

Ольга Малихова: Я такого не могу сказать Вам точно. Есть, опять же, приказ от декабря 2017-го года, «О профилактических осмотрах для населения старше 40 лет», где прописано, что кому показано. Приходите к врачу-терапевту, что показано, рентген легких, осмотр гинеколога, уролога, ультразвуковое исследование, и так далее, если пациенту показано, обязательно выписывается.

Александр Денисов: А что значит – показано? Вот он говорит «Я хочу провериться на маркеры» и?

Ольга Малихова: Нет, «Я хочу провериться» - это хорошо. Но тогда, когда «Я хочу провериться» молодой человек приходит в поликлинику, наверное, в таком случае вот этот вопрос и говорит о том, что это может быть платно. А если есть показание, то, безусловно, все это делается бесплатно. В нашем Центре это делается бесплатно. Все эти исследования на онкологические маркеры.

Оксана Галькевич: Спасибо большое, Ольга Александровна! Нам только остается, знаете, пожелать, чтобы у нас не отдельные регионы как-то преуспевали в этом серьезном деле, в борьбе с этим страшным заболеванием, но чтобы у нас вот как-то вот по всей стране, может быть отдельно от других стран, от всего мира, но вот дела обстояли нормально. Потому, что действительно люди пишут, что очень много мучений с этим связано. Люди лишаются всего, им приходится ради операции продавать свое какое-то имущество, чтобы оплатить и обследования и операции. В общем, все это очень непросто, но спасибо большое! В студии программы «ОТРажение» у нас сегодня была Ольга Александровна Малихова, доктор медицинских наук, профессор, заведующая эндоскопическим отделением Центра онкологии имени Блохина.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О телемедицине

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты