Ольга Малиновская: Дети старше 3 лет должны быть худыми, пузатенькие – это кандидаты на раннее развитие диабета

Ольга Малиновская: Дети старше 3 лет должны быть худыми, пузатенькие – это кандидаты на раннее развитие диабета
Время для рывка. Какие шансы нам даёт коронакризис?
Время новых возможностей. Коронаскептики. Градус самоизоляции. Артисты без работы. Рекордные долги россиян. Кто поможет туристам? Рекорд по долгам
Россияне рекордно задолжали банкам
Все будет хорошо?
Сергей Лесков: Россия - страна железных дорог. А что пить в поезде? Конечно, чай!
Артисты без работы
«Выкручивайтесь сами». Как выживают без спектаклей и концертов «Коляда-театр» и группа «Гламурный колхоз»
Градус самоизоляции
Время новых возможностей
Туристам помогут?
Гости
Ольга Малиновская
медицинский директор KDL (Группа компаний Клинико-диагностических лабораторий)

Оксана Галькевич: Ну а теперь, друзья, как и обещали, поговорим о здоровье. 14 ноября во всем мире отмечали Всемирный день борьбы с сахарным диабетом. И мы сегодня решили отдельно внимание уделить этому вопросу. Дело в том, что у нас не очень хорошая статистика в нашей стране: каждый четвертый у нас страдает сахарным диабетом и каждый пятый в преддиабетном состоянии, если я не ошибаюсь.

Константин Чуриков: У нас 4,5 миллиона человек больны этим заболеванием. Но, в общем, на самом деле насколько правдива статистика? Многие просто не подозревают, что у них сахарный диабет. Сейчас будем все вопросы задавать нашему эксперту.

Оксана Галькевич: Сейчас все уточним, все выясним, да.

Константин Чуриков: У нас в студии Ольга Малиновская, врач лабораторной диагностики. Ольга, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Ольга Малиновская: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Давайте для начала расскажите нам об этом заболевании. Каких видов оно бывает? Первый тип, второй тип – чем они отличаются? И кто в группе риска?

Ольга Малиновская: Смотрите, сахарных диабетов у нас считается два: диабет первого типа и диабет второго типа. Но диабет первого типа, скажем так, стоит особняком, потому что это заболевание в основном детского и молодого возраста, и основной причиной является то, что организм не может по какой-то причине вырабатывать инсулин, а без инсулина глюкоза не попадает в клетки. Диабет второго типа – совершенно другое заболевание, которое может длиться очень долго бессимптомно. То есть на самом деле вы говорите о статистике в 4,5 миллиона – это зарегистрированные пациенты.

Оксана Галькевич: Верхняя часть айсберга, как может показаться, да?

Ольга Малиновская: Да. А в реальности… Было исследование несколько лет назад, и оказалось, что на самом деле больных у нас почти в три раза больше. Только пациенты узнают о том, что они больны, где-то лет через семь после того, как диабет у них наступает, диабет второго типа. Он развивается постепенно и связан с тем, что наступает такое состояние, как резистентность к собственному инсулину, то есть в какой-то момент поджелудочная железа истощается. То есть она вырабатывает инсулин, вырабатывает. Клетки организма – в основном жировая и мышечная ткань – становятся к нему нечувствительны. Железа истощается в какой-то момент, потому что все время работает с перегрузкой. И мы получаем вот такой диабет во всей красе. Хотя можно "поймать" его было бы на этапе более раннем и вылечить.

Оксана Галькевич: А на более раннем этапе "поймать" – это, стало быть, в ходе каких-то исследований, анализов можно понять, что активность поджелудочной железы снижается?

Ольга Малиновская: Да. Смотрите, во-первых, есть определенные признаки…

Оксана Галькевич: А каким образом это устанавливают специалисты, если это без симптомов практически?

Ольга Малиновская: Да, бессимптомно. Есть определенные признаки преддиабета – такого состояния, которое называется "метаболический синдром". Если мы посмотрим вокруг, мы таких людей увидим достаточно много. Это люди с большим объемом талии – это основной признак. Если мы их позовем в лабораторию и начнем исследовать, мы можем у них обнаружить нарушение обмена сахара. То есть либо у них натощак слегка повышен сахар, либо он у них повышается выше нормы после еды. Также мы, если возьмем кровь на анализ у такого человека, скорее всего, найдем у него сдвиг разных фракций липидов. Скажем, холестерина хорошего будет меньше, а плохого будет больше.

Константин Чуриков: Уровень глюкозы.

Ольга Малиновская: Уровень глюкозы, да, может колебаться в неправильных пределах. И еще нередко в этом состоянии повышенное артериальное давление обнаруживается. То есть, казалось бы, все это такие мелкие признаки, которые сами по себе незначимы, но общая комбинация наводит на мысль о том, что это состояние преддиабета либо уже диабета.

Оксана Галькевич: Слушайте, "с большим объемом талии" – это, извините, через одного такой признак.

Ольга Малиновская: Ну, для женщин такой как бы ограничитель – это 80 сантиметров.

Оксана Галькевич: Я занервничала!

Константин Чуриков: Нет, все perfect!

Ольга Малиновская: А для мужчин – 94.

Оксана Галькевич: Нет, ну правда, это проблема. Мы их называем "пивными животами"…

Ольга Малиновская: А на самом деле это может быть признаком начинающего диабета.

Константин Чуриков: Оксана, мы с тобой культурные люди. Какие "пивные животы"?

Оксана Галькевич: Ну, это так в народе говорят.

Константин Чуриков: Винные!

Оксана Галькевич: А, винные…

Константин Чуриков: Смотрите, хорошо, а какие еще есть, скажем так, факторы, которые могут привести к появлению как раз таки диабета второго типа? То есть чем можно ускорить его наступление?

Ольга Малиновская: Во-первых, здесь играет очень большую роль образ жизни. И есть определенный момент генетической предрасположенности. Генетическая предрасположенность – понятно, что мы о ней пытаемся узнать, узнав свою семейную историю. Если у вас бабушка болела диабетом, мама или папа, шанс того, что вы унаследовали вот эти варианты генов… Нельзя сказать, что они какие-то неправильные, потому что эти варианты могут быть, скажем, отрицательные в каком-то одном моменте и положительные в другом. Например, один из генов, который ответственен за развитие диабета второго типа, он очень хорош для спортсменов, потому что люди с этим вариантом гена, например, быстро набирают мышечную массу, они сильные, выносливые.

Оксана Галькевич: Слушайте, так надо спортом заниматься, значит, да?

Ольга Малиновская: Конечно. То есть природа создала этот ген, и в процессе отбора он был нужен для того, чтобы человек быстрее становился сильным. Он быстрее растет, набирает вес в плане мышц и прекрасно, выносливо, долго может физически работать. Но наш образ жизни не располагает в основном к такой деятельности. Соответственно, когда человек с таким набором генов попадает в сидячую работу, в малоподвижный образ жизни и питается рафинированными продуктами, то этот ген начинает работать на диабет.

Оксана Галькевич: Ольга Викторовна, вот почему, соответственно, болезнь молодеет и болезнь перемещается в крупные города, мегаполисы, где мы не так подвижны, даже если нам этого не очень хочется. Хочется двигаться, а возможностей особых нет.

Константин Чуриков: Тортик на ночь съесть.

Ольга Малиновская: Тортик на ночь, да.

Оксана Галькевич: Это ты про себя сейчас? Я сладкое, ну, почти не ем.

Ольга Малиновская: То есть получается, что, допустим, узнав о своей генетической предрасположенности… К счастью, сахарный диабет – в этом смысле заболевание благодарное, потому что здесь предрасположенность генетическая не означает обязательного развития заболевания. Это как предупреждающий знак на дороге. То есть человек, зная о том, что он предрасположен, может поменять свой образ жизни и максимально оттянуть наступление заболевания либо вообще до него не дойти в течение всей жизни, прожить активно такую бодрую здоровую жизнь и не встретиться со своим диабетом.

Константин Чуриков: Давайте какие-то прямо конкретные рекомендации нашим зрителям дадим, чтобы все мы, возможно, убереглись от сахарного диабета. Юрий из Московской области спрашивает: "Помогает ли при сахарном диабете грейпфрут?"

Оксана Галькевич: Знаете, это тетеньки любят, если на диету садятся, говорить: "Чтобы похудеть, надо есть грейпфрут". Это правда?

Ольга Малиновская: На самом деле как фрукт… Скажем так: лекарственным средством его назвать нельзя, но как какой-то фрагмент питания – да.

Константин Чуриков: В качестве БАДа, да?

Ольга Малиновская: Да, очень даже хорошо. Но это не отменяет всего остального. То есть должно быть как минимум 30 минут физической активности в день. Это минимальный уровень.

Константин Чуриков: А это активность? Это можно прогуляться или что?

Ольга Малиновская: Это можно, допустим, не ехать две остановки до метро на автобусе, а пройти пешком. А вообще считается таким хорошим вариантом расстояние 4 километра, когда вы идете, допустим, до работы 2 километра и 2 километра после. Я не знаю, насколько все способны идти. Больше – приветствуется.

Константин Чуриков: А что? Мне нравится. Как раз можно и тортик на ночь потом съесть.

Ольга Малиновская: В принципе – да. Прошел лишних пару километров – и тортик.

Оксана Галькевич: Нашел оправдание для своего тортика, Костя. Мы знали, что все у тебя непросто!

Скажите, прежде чем мы перейдем к рекомендациям некоторым нашим телезрителям… Все-таки вы сказали такую вещь, что бессимптомно. Но все-таки симптомы в какой-то момент появляются. И на что нужно обратить внимание? А потом опять же – дети. Если вдруг, как вы сказали, там есть опасность какая-то наследственности или первого типа детская группа риска, на что обратить внимание родителям?

Ольга Малиновская: Смотрите, что касается детского диабета и диабета первого типа – здесь это вещь, которую нельзя профилактировать. То есть это либо происходит, либо – нет. Мы не знаем, когда это случается. Есть детишки, которые рождаются с наследственным дефектом, и они уже от рождения имеют диабет. А есть те, которые приобретают его в молодом возрасте. Часто это связывают с какими-то инфекциями, но на самом деле истинной причины нет. И получается, что только диабет второго типа поддается "дрессировке" в данный момент. Причем у детишек то же самое, потому что, если мы посмотрим, у нас худых детей становится меньше.

Оксана Галькевич: Все меньше, да.

Ольга Малиновская: И дети тоже имеют определенный объем талии. Талия вообще у детей появляется года в три, до этого они такие вполне себе квадратненькие. И вообще подростки и маленькие детки, которые старше трех лет, должны быть худые. То есть природа их создавала худосочными.

Оксана Галькевич: Ребенок должен быть поджатым, бегать.

Ольга Малиновская: Да, бегать, конечно. А сейчас такие пузатенькие детишки, тычущие пальцами в разнообразные гаджеты. И это кандидаты как раз на раннее развитие диабета, причем в достаточно молодом возрасте.

Оксана Галькевич: Вы знаете, это все-таки может быть субъективно. Почему? У меня была такая ситуация, когда меня со вторым ребенком отправляли проверяться на сахарный диабет, когда он набирал и набирал вес на молоке грудном. А он оказался просто хорошо питающийся и усваивающий…

Ольга Малиновская: Да, конечно.

Оксана Галькевич: Проверили – все нормально. Все-таки это один пример. Еще что? Еще на что обратить внимание, кроме пухлых щечек, ручек и ножек?

Ольга Малиновская: Смотрите, может появиться необъяснимая жажда, человек хочет пить. Он может начать колебаться в весе, причем как поправляться вначале, так и потом вдруг начать резко худеть. Иногда родные отмечают то, что нарушается концентрация внимания. То есть такие неспецифические признаки: человек стал что-то забывать, кто-то жалуется на нечеткость зрения, например. То есть какие-то моменты, которые, может быть, не всегда можно заметить, но их все-таки замечают. И вот эти малые симптомы приводят к тому, что надо проверяться.

В принципе, есть лабораторные тесты очень несложные. Мы проверяем всегда уровень сахара в крови натощак, потому что, когда диабет уже разворачивается, этот показатель всегда повышается. Есть еще такой замечательный тоже тест лабораторный – это гликированный гемоглобин. У нас в клетке крови эритроциты переносят гемоглобин. Соответственно, если уровень сахара в крови повышен долгое время, то этот сахар из крови как бы прилипает к этому гемоглобину и обратно уже от него не отделяется за все время жизни этой клетки эритроцита. Соответственно, померяв этот гликированный гемоглобин, который подвергся воздействию сахара, мы можем понять, за последние три месяца у человека был высокий уровень сахара или нормальный, и сделать определенные вывод – пора ему бежать к эндокринологу уже бегом или нет. Он может себя хорошо чувствовать, но если эти показатели изменены, он должен просто быстро пойти.

Константин Чуриков: Я вспомнил Джерома Клапка Джерома: "Я понял, что болен всеми болезнями, кроме…" Что там у него? С коленной чашечкой…

Оксана Галькевич: "…Прочитав только справочник". Константин, загляни вот сюда. Мы смотрим с тобой одно и то же.

Константин Чуриков: А, да. Потому что вы говорите: пить хочется, быстро худеешь. Так это срочно надо бежать.

Зоя из Москвы дозвонилась до нас. Здравствуйте, Зоя.

Зритель: Добрый день. Я хочу к доктору обратиться и спросить. Такой вопрос. У меня и моих многих знакомых сахарный диабет второго типа появился при климаксе, в 53–54 года. Как вы можете это объяснить?

Оксана Галькевич: Если есть какие-то вопросы уточняющие, Ольга Викторовна, вы можете задать.

Константин Чуриков: Да, кстати. На четвертую камеру.

Ольга Малиновская: Хорошо. Здесь, в принципе, все логично, потому что на самом деле риски возрастают с возрастом. И возраст 45+, как раз приближающийся к климактерическому периоду, – это один из факторов риска. То есть это, скажем так, нормальное развитие событий, если не было ранее профилактики никакой.

Оксана Галькевич: А какой должна быть профилактика, простите?

Ольга Малиновская: Опять же – здоровое питание, активный образ жизни и какой-то контроль, если есть предрасположенность в виде семейной истории либо генетическая.

Оксана Галькевич: Контроль – это систематические осмотры у врача, да? Анализы на гемоглобин, как вы сказали, и сахар в крови натощак.

Ольга Малиновская: Да. То есть это очень простые тесты, которые может делать практически любая лаборатория. В общем-то, они доступны, наверное, на всей территории России. То есть нет таких мест, где нельзя было бы это сделать.

Оксана Галькевич: Слушайте, вы сказали… Тогда в связи с тем, то это ведь действительно очень простые анализы, простые исследования, несложные, и давно они уже в арсенале науки, собственно говоря, почему же у нас статистика такая чудовищная? Почему в три раза больше официальных предполагаемые цифры? Почему по семь лет люди…

Ольга Малиновская: Никто просто не приходит.

Константин Чуриков: Извини, Оксана, мы говорили про ВИЧ, все сейчас обсуждают проблему ВИЧ в России. Тоже что может быть проще – прийти и сдать анализ крови. Элементарно! Но люди как-то не спешат.

Ольга Малиновская: Ну да, не ходят.

Оксана Галькевич: Понимаете, одно дело – собраться, но другое дело, что за семь лет, Костя, так или иначе все равно обратишься к врачу, все равно ты сдашь по той или иной необходимости эти анализы. Неужели это…

Ольга Малиновская: Ну, наверное, не все обращаются. А потом, система диспансеризации, которая была – не знаю сколько – уже очень много лет назад, она сейчас как-то работает эпизодически. В принципе, здоровье – это дело каждого человека, поэтому его, взрослого, за ручку никто не возьмет и не поведет. Он должен повести себя сам. Соответственно, кто себя привел – тот молодец.

Константин Чуриков: Вопрос из Иркутска: "Топина́мбур, – кстати, можно и "топинамбу́р" тоже сказать, – снижает ли он сахар?"

Ольга Малиновская: Смотрите, таких средств, чтобы снизить сахар в крови, кроме инсулина, вот именно понизить, либо каких-то гормонов, их нет. Скажем, все растительные или пищевые добавки – они могут не давать такого повышения. Человек употребляет что-то – не знаю, разные БАДы, которые дают ощущение сладости либо связывают сахар, который уже находится внутри желудочно-кишечного тракта, и не дают такого повышения глюкозы в крови, то есть позволяют контролировать.

Оксана Галькевич: Люди наши делают вывод: соответственно, из тех описаний и характеристик, которые вы дали, можно сделать вывод, что это заболевание передается по наследству. Но вы сказали, как доктор сказал, не само заболевание, а некая предрасположенность, да?

Смотрите, немножко какое-то спутанное, спонтанное сообщение, но тем не менее: "Добрый день. У мужа по утрам сахар может повышаться до 6,2. При этом биохимический и клинический анализы крови в норме. А у его отца сахарный диабет". Как понять – у мужа есть диабет, нет диабета? К кому обратиться за более подробной консультацией?

Ольга Малиновская: В этом случается, смотрите, считается так: если сахар 7 и выше – это уровень уже диабетический; 6,2 – это такой промежуточный вариант, когда нужно проверять. Возможно, уже есть нарушенный обмен сахара, обмен углеводов. В этом случае лучше пойти к эндокринологу. И он назначает такую вещь, как глюкозо-толерантный тест, когда человека, скажем так, нагружают определенным количеством сахара и каждые полчаса смотрят, как этот сахар в крови себя ведет. То есть сначала уровень должен повыситься, а потом определенным образом понизиться. И в этот момент можно как раз обнаружить состояние преддиабета, нарушенного обмена и "поймать", не допустить перехода в такое диабетическое состояние. То есть такой сахар по утрам – это повод пойти и проделать более глубокое обследование.

Константин Чуриков: Снова обратимся к SMS-порталу. "У каких продуктов самый высокий гликемический индекс?"

Оксана Галькевич: И еще спрашивают, что собственно можно есть при диабете второго типа. Ну, это такие смежные просто вопросы.

Ольга Малиновская: Смотрите, все быстрые углеводы для диабета второго типа не показаны. Если мы будем есть сахар ложками, будет не очень хорошо.

Константин Чуриков: Виноград?

Ольга Малиновская: Да, виноград.

Оксана Галькевич: Макароны, белый хлеб?

Ольга Малиновская: Белый хлеб – да. Макароны – чуть меньше. Соответственно, хорошо, когда углеводы в продуктах такие, которые медленно высвобождаются в кровь. То есть варенье – нет. Мед – тоже не очень хорошо.

Константин Чуриков: А про мед же говорят, что он панацея, таблетка от всех болезней, что называется.

Ольга Малиновская: Да, но не в этом случае.

Оксана Галькевич: Ложечка чайная в день. Да, не в этом случае. Соответственно, я думаю, что человеку, который озабочен этим вопросом, неплохо бы эту информацию проштудировать. Может быть, таблицу какую-то себе самому составить.

Ольга Малиновская: На самом деле, если у человека есть какое-то сомнение, есть диабет или нет, все-таки ему имеет смысл дойти до эндокринолога – до врача, который прицельно занимается проблемой. И получить соответствующую диету себе – ту, которая будет именно ему наиболее целесообразна. И обследоваться так, чтобы жить спокойно дальше.

Константин Чуриков: Скажите, а на фоне диабета какие другие опасные заболевания могут развиваться?

Ольга Малиновская: Я уже говорила, наверное, о том, что мы часто узнаем о том, что у пациента диабет, когда уже начались осложнения. То есть у пациента вдруг гангрена пальцев на ноге, он оказывается в хирургическом отделении – и тут выясняется, что у него высоченный сахар. Или пациент теряет зрение, получает какие-то проблемы с почками – и оказывается, что это последствия таких осложнений диабета. Не говоря уже об инфарктах и инсультах, которые тоже можно отнести в эту же группу осложнений высокого сахара крови.

Оксана Галькевич: Наша телезрительница Надежда пишет о том, что при климаксе женщины некоторые не чувствуют ощущения сладости, сладкого вкуса, поэтому кладут сахара больше в пищу, чем принимали раньше. Действительно есть такое?

Ольга Малиновская: Ну, это очень индивидуально.

Оксана Галькевич: Индивидуально?

Ольга Малиновская: Да, это не у каждого человека, конечно, но вкусовые изменения могут быть вполне.

Оксана Галькевич: А обморок? Вот нас спрашивают, возможны ли обмороки как симптом или как проблема?

Ольга Малиновская: Как проблема – возможны при диабете. Если уровень сахара неустойчивый, то, соответственно, могут быть как высокие значения, так и низкие, особенно если кто-то принимает какие-то сахароснижающие средства. Соответственно, низкий уровень сахара – это опасное осложнение и может привести к потере сознания.

Константин Чуриков: Мы сейчас говорим про диабет второго типа. А если все-таки брать первый, что у нас вообще с инсулином в стране? Его достаточно?

Ольга Малиновская: Сейчас – да. По крайней мере, я не слышала о том, чтобы были проблемы в последнее время.

Константин Чуриков: Мы просто привыкли слышать, что у нас постоянно с теми или иными лекарствами и препаратами проблемы.

Ольга Малиновская: Что у нас чего-то не хватает, да. У нас сейчас, по крайней мере, такая практика, что все пациенты заносятся в реестр. Во-первых, это статистика. Во-вторых, врачам понятно, какой примерно запрос на препараты будет в следующем году, в этом году. Пациенты, которые нуждаются в инсулине, получают его.

Оксана Галькевич: Вот еще два смежных сообщения от совершенно разных телезрителей, но они как-то, знаете, друг друга дополняют. Один человек нам пишет: "Да просто нужно…" Ну, тут грубее написано. "Есть нужно меньше", – пишет один. И тогда, мол, будет все в порядке.

Константин Чуриков: Ты помнишь, как Лукашенко сказал? "Белорусы, не ешьте на ночь мясо с картошкой".

Оксана Галькевич: В общем, "есть нужно меньше", как пишет нам один человек. А второй пишет: "У меня в 6 часов утра… 6 по утрам, – индекс, показатель. – Держу диету без таблеток. Терпимо ли это?" Смысл в том, что человек держит диету, старается не принимать таблетки, но все равно 6 по утрам. Всегда ли, что называется, "есть меньше" убережет тебя?

Ольга Малиновская: Ну, "есть меньше" не всегда убережет. А потом, здесь важно еще… Почему все-таки хотелось бы, чтобы пациенты доходили к врачу? Потому что у нас бывает так, что пациент, получив свой диагноз, он сам "выплывает". Потому что для диабетика важен не только уровень сахара, который натощак, но и тот, который у него наступает после еды. Потому что большинство осложнений связано именно с тем высоченным уровнем сахара, который может наступить через час, через два после еды, а человек его не контролирует в этот момент и не замечает. Может быть, кому-то достаточно диеты. Причем на самом деле довольно много пациентов, которым достаточно диеты и определенной физической нагрузки, и они прекрасно долгие годы удерживают свой уровень сахара. Но кто-то в этой ситуации нуждается еще в каком-то медикаментозном лечении.

Оксана Галькевич: В компенсации какой-то.

Константин Чуриков: Скажите, а какие-то сложные случаи диабета, если мы говорим, ладно, хорошо, про второй тип… Бывает ли, что помощью как раз таки терапии пациент был с диабетом, а теперь – без диабета?

Оксана Галькевич: Елена нас, кстати, спрашивает: "Снимается ли диабет второго типа как диагноз?"

Ольга Малиновская: Когда это, допустим, состояние преддиабета и поджелудочная железа своя еще в состоянии вырабатывать достаточно инсулина, мы убираем состояние так называемой инсулиновой резистентности. То есть ткани – мышцы, печень и жировая ткань, куда вся энергия попадает в виде глюкозы с помощью инсулина, – они начинают быть снова чувствительны к его действию. Да, в этом состоянии можно пациента вернуть как бы к началу.

Если уже поджелудочная железа истощена очень сильно и ее компенсаторные возможности снижены, то есть стаж диабета большой, то здесь безмедикаментозно очень сложно. То есть все зависит от того запаса, который есть в поджелудочной железе.

Оксана Галькевич: Мы постоянно говорим – контроль, контроль. То есть эти люди, может быть, и необязательно столкнутся с осложнением этой проблемы диабета, но так или иначе глюкометр иметь было бы неплохо? Нас спрашивают телезрители.

Ольга Малиновская: Да, обязательно. Глюкометр просто нужен обязательно. В этом заболевании, в его течении очень важна дисциплина и действительно контроль, потому что только таким образом можно пройти этим узким путем, не свалившись в тяжелые осложнения и сохранив свое здоровье.

Константин Чуриков: Значит, так. Все, кто в нашем центральноевропейском поясе, сегодня все бросаем машины, на общественный транспорт – и пешочком километра четыре обязательно! Ну и тортики на ночь давайте отменим хотя бы сегодня – для начала.

Оксана Галькевич: Наши люди на такси на работу не ездят, Константин!

Константин Чуриков: А я и не на такси как раз предлагаю, а на метро. У нас в студии была Ольга Малиновская, врач лабораторной диагностики. Спасибо большое за вашу консультацию.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Ольга Малиновская: Спасибо.

Константин Чуриков: Это была рубрика "Консилиум". А программа "ОТРажение" через три минуты продолжится.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)