Ольга Вендина и Сергей Ермак. Из чего складывается комфорт городской жизни

Гости
Ольга Вендина
социолог, урбанист, ведущий научный сотрудник Института географии РАН
Сергей Ермак
руководитель прикладных исследовательских проектов Высшей школы экономики и менеджмента Уральского федерального университета (г. Екатеринбург)

Ольга Арсланова: А мы продолжаем и до конца этого часа будем выяснять, где же на Руси жить хорошо. Международные исследователи считают, что в Нижнем Новгороде – именно этот город занял первое место среди российских городов и 109-е место из 226 городов мира по качеству жизни. Давайте посмотрим внимательно на этот рейтинг свежий. Из российских городов, кроме Нижнего Новгорода, есть еще в нем Санкт-Петербург (это 182-я позиция), Москва (191-я позиция), Екатеринбург и Новосибирск.

Виталий Млечин: Ну а что касается вообще самых комфортных городов в мире, то, по мнению исследователей, это Канберра, голландский Эйндховен, американский Роли, австралийская Аделаида и Цюрих швейцарский. А самое низкое качество жизни в Маниле на Филиппинах, в Пекине, в столице Бангладеш Дакке, в нигерийском Лагосе и в венесуэльском Каракасе.

Ольга Арсланова: При составлении рейтинга сайта numbeo.com учитывались: покупательская способность населения, безопасность и здравоохранение, стоимость жизни, соотношение цен на недвижимость и доходов населения, транспортная загруженность, уровень загрязнения окружающей среды и климат. Вот по этим критериям города оценивались. Считается, что чем выше со всем этим вышеперечисленным, тем лучше в городе.

Виталий Млечин: Ну что же, и надо сказать, что рейтинг составляют не только за рубежом, но и в нашей стране тоже. И интересно посмотреть, как он сочетается с тем, как видят нашу жизнь за границей.

Ольга Арсланова: Для этого можно спросить, например, самих жителей российских городов, нравится ли им в этих городах жить.

Виталий Млечин: Да, по простому пути можно пойти. И вот что выяснилось. Оказывается, больше других довольны своей жизнью россияне, которые живут в Грозном, Тюмени, Ижевске, Махачкале и Краснодаре. Это данные экспертов из Финансового университета при Правительстве России. Исследование показало, что большинство жителей крупных и средних городов довольны той жизнью, которую они ведут. В декабре уже ушедшего 2018-го доля тех, кто полностью или в основном доволен составила 82%.

Ольга Арсланова: Мы ждем в прямом эфире ваших звонков. Довольны ли вы жизнью в своем городе? Позвоните и расскажите, что вам нравится, а что не нравится.

А мы приветствуем нашего гостя – социолога и урбаниста, ведущего научного сотрудника Института географии Российской академии наук Ольгу Вендину. Ольга Ивановна, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Ольга Ивановна.

Ольга Вендина: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Как вам кажется, составители вот этого международного рейтинга в России бывали вообще, в Нижнем Новгороде?

Ольга Вендина: Ну, это не очень важно, честно говоря. Я думаю, что они бывали, потому что наверняка опирались на данные опросов или, по крайней мере, привлекали местные социологические агентства. Но, в принципе, это не очень важно, потому что такие рейтинги обычно опираются либо на статистические показатели, либо на социологические показатели, которые не требуют личного присутствия человека в городе. Точно так же, как московские исследователи могут заниматься Нью-Йорком, не бывая там, или Канберрой, не бывая там. Точно так же и другие зарубежные исследователи могут сравнивать разные показатели, не выходя из своих кабинетов.

Ольга Арсланова: Но насколько репрезентативны эти показатели? Потому что, естественно, в интернете все уже обсмеялись над тем, что Нижний Новгород обошел многие европейские города – якобы там комфортнее жить и доходы населения чуть ли не соответствуют этому уровню.

Ольга Вендина: Напрасно обсмеялись. Я думаю, что эти данные вполне репрезентативные. Вопрос только: для кого они репрезентативные, для какой группы населения? Потому что не бывает как бы комфортного состояния для всех одинакового. Если даже мы с вами сейчас проведем маленькое исследование и спросим…

Ольга Арсланова: О Москве, например.

Ольга Вендина: Ну зачем о Москве? О каждом из нас, о том, что мы точно знаем. И спросим каждого из нас, что для нас комфортно. И выяснится, что будут заметные различия в нашем мнении. Так вот, скажем, почему Нижний Новгород попал в этот список? Что показывает вообще этот рейтинг и вот эти показатели? Он показывает, что покупательная способность его населения соответствует стоимости товаров, которые предлагаются на рынке этого города.

Более того, люди могут за эти деньги, что зарабатывают, даже купить, скажем, себе жилье – что мало вообразимо в Москве или в Петербурге. И это как бы доступно не для когорт с высокими зарплатами, а, в общем, для среднего горожанина. Это значит, что в этом городе невысокое расслоение населения. Это значит, что этот город не отличается высоким экономическим динамизмом, поскольку мы там видим, что там довольно низкий уровень загрязнений. Значит, там нет интенсивного автомобильного движения – одного из главных загрязнителей воздуха. И нет интенсивно работающей промышленности. А Нижний Новгород – исторически промышленный город. Значит, промышленность находится в довольно тяжелом состоянии.

При этом это большой город, там есть и университет, есть развлечения, есть разнообразие. То есть там можно реализовывать свои потребности. Для кого такой город привлекателен? Для некоего среднего россиянина, среднего потребителя, который ищет возможность спокойной жизни. Да, конечно, такой город. И поэтому для такого россиянина, конечно, Нижний Новгород будет гораздо привлекательнее, чем Петербург или, скажем, чем Москва. Но при этом Нижний Новгород будут опережать такие же города, скажем, Запада, которые привлекательны для среднего западного человека…

Виталий Млечин: И не только западного, надо сказать.

Ольга Вендина: И не только западного, да, потому что они по своим характеристикам будут выглядеть лучше, чем Нижний Новгород. Нижний Новгород – я не помню… Вы, по-моему, написали, что он на сто каком-то месте.

Виталий Млечин: На 109-м месте.

Ольга Вендина: То есть он в серединке этого рейтинга.

Виталий Млечин: Да.

Ольга Арсланова: Но при этом он выше всех остальных российских городов.

Виталий Млечин: А Москва ближе к 200-му оказалась.

Ольга Вендина: Естественно, потому что Москва для этого среднего человека не может обеспечить соответствие его покупательной способности и стоимости товаров. Она предлагает высочайшее разнообразие услуг и всего остального. Многое из этого не доступно для среднего человека – так же, как и не доступно жилье. В принципе, Москва в России не рассматривается как комфортный город. Как идеальный город скорее рассматривается Петербург, нежели Москва, потому что Москва – это город для зарабатывания денег, а Петербург – это город для жизни.

Виталий Млечин: Давайте спросим у наших зрителей, такой небольшой SMS-опрос проведем, как мы это часто делаем. Ответьте нам, пожалуйста, на простой вопрос: ваш город комфортен для жизни? На короткий номер 5445 напишите, пожалуйста, «да» или «нет», а мы в конце часа посчитаем и сделаем какой-то определенный вывод.

Ольга Арсланова: Да. Ну а мы напомним главное событие, которое всех поразило, – это то, что в рейтинге городов Нижний Новгород оказался выше Москвы, Санкт-Петербурга, а также Лондона и Парижа. Вот что удивительно.

Ольга Вендина: Ну правильно, это город намного меньше и намного спокойнее. Там не происходят террористические акты, он более безопасен, там не происходит массовых демонстраций, там не жгут покрышек на улицах, как в Париже, скажем, сейчас.

Ольга Арсланова: Давайте еще раз посмотрим, я сейчас открыла этот рейтинг. Все, что вокруг Нижнего Новгорода: на 108-м месте – Майами, на 110-м – Торонто. То есть Нижний Новгород Торонто обошел. Нью-Йорк 140-ю позицию занимает, Лондон – 163-я, Париж – 164-я. А теперь посмотрим, с кем рядом Санкт-Петербург – Гватемала рядом и Стамбул. А Москва хуже всех из этого списка.

Виталий Млечин: Из этой тройки.

Ольга Арсланова: Да. Где-то на уровне Киева оценивают.

Виталий Млечин: Да, интересно, что на 190-м, то есть перед Москвой, Скопье (Македония), а 192-е место, сразу после Москвы, – Киев.

Ольга Арсланова: У нас есть сюжеты из нескольких российских городов.

Виталий Млечин: Как раз из тех, которые в этом списке оказались.

Ольга Арсланова: Нижний Новгород, Екатеринбург и Новосибирск. Давайте посмотрим, как эти города выглядят, насколько довольны жители тем, какие условия есть в этих городах для них. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Давайте подумаем о какой-то идеальной картине мира. Комфортный город – это город, в котором есть что и ни в коем случае нет чего?

Ольга Вендина: Ну нет идеальной картины мира – это первое.

Ольга Арсланова: Безусловно.

Ольга Вендина: И второе. Мы уже начали с вами с того, что у каждого представления о комфортности свои. Поэтому вот эта средняя температура по больнице не говорит ни о чем. Вот был один из слушателей, который жил в Лиссабоне, затем переехал в Нижний Новгород и, в общем, возмущен: «Как это так, что Лиссабон оказался ниже Нижнего Новгорода?» – потому что ему там было намного комфортнее.

Ольга Арсланова: Лично ему.

Ольга Вендина: Да, лично ему. Но Лиссабон – это все-таки столица, а Нижний Новгород – все-таки очень крупный и очень важный российский промышленный центр. В одном этом есть колоссальная разница. И конечно, и историческая судьба, и все остальное, историческое наследие очень различается. Поэтому удивительно, что люди ожидают от этих рейтингов, что они откроют им глаза на какую-то настоящую действительность.

Виталий Млечин: А зачем же они тогда составляются, если все равно на них все посмотрели, похихикали, кто-то прослезился, может быть, немножко и забыли?

Ольга Вендина: Для разных целей, для разных целей. Чаще всего такие рейтинги составляются для бизнеса, потому что компаниям нужно, во-первых, выбирать, где им расположить свои офисы, где удобнее будет жить им сотрудникам и так далее. Другая цель – чисто сравнительная, для того чтобы, в общем, люди могли оценить место своего города в общей картине мира. И вот такой рейтинг показывает, хотя нам свойственно всячески ругать нашу реальность, она оказывается далеко не самой худшей. В общем, это тоже заставляет людей задуматься об этом. Это очень важно для управленческих целей, потому что тоже позволяет сравнить себя с другими и искать какие-то инструменты для того, чтобы повышать и свою конкурентоспособность, и покупательную способность населения, и так далее.

Поэтому такие рейтинги составляются для очень разных целей, но относиться к ним, как к такому штампу в паспорте, который раз и навек устанавливает твой статус и закрепляет его за тобой, ну просто неверно, просто неверно.

Ольга Арсланова: Послушаем россиян, жителей разных городов. У нас на связи Надежда из Московской области. Надежда, откуда конкретно вы нам звоните, расскажите?

Зритель: Я звоню из города Истры, Московская область. Я могу говорить?

Ольга Арсланова: Да.

Виталий Млечин: Конечно. Мы слушаем вас внимательнейшим образом.

Зритель: Я урожденная горьковчанка – не нижегородка, а именно горьковчанка. Прожила в Нижнем Новгороде 26 лет – с рождения до окончания института, ординатуры, и даже стала мамой. Все это было в городе Горьком. Потом судьбой… Раньше направляли нас, мы уехали работать на Дальний Восток, вернее, в Сибирь, Красноярский край, а потом приехали в Московскую область. И я лет 30 не была в Нижнем Новгороде.

И последние два летних сезона, проплывая на теплоходе и бывая на экскурсиях по городу, я просто была в ужасе от этого города. Он настолько поплохел! Другого слова я не могу сказать. Разрушены целые улицы домов. Вот была улица Краснофлотская, ее переименовали на какую-то, по-моему, Ивановскую – там нет ни одного хорошего дома. Все дома – люди выселены, потому что нежилые. Бывшая улица Карла Маркса, теперь Нижегородская – не асфальтированная, дома все до одного разрушены. Вы знаете, плакать хотелось, глядя на этот город. Поэтому он никак не может оказаться перед Московской областью. Спасибо вам за внимание.

Виталий Млечин: А для вас комфортный город – это какой? Какие у вас критерии? Скажите, какие у вас критерии оценки комфортности города?

Зритель: Вы знаете, в первую очередь, конечно, наличие нормального жилья для людей. Мои родственники – конечно, там уже большинство пожилые – жалуются на маленькую пенсию, это 14–15 тысяч. На такие деньги жить в большом городе трудно. Автобусы все старые, дряхлые автобусы, ПАЗ, павловские автобусики в большом количестве. Маршрутки какие-то трясущиеся, дрожащие все. Вы знаете, ну такое состояние убогости! Просто обидно за этот красивейший город. Там столько красивых мест! Там набережная. Вот сейчас показали Чкаловскую лестницу знаменитую. Это красотища!

Виталий Млечин: Спасибо, спасибо вам большое, что позвонили и рассказали.

Ольга Арсланова: А вот несколько сообщений. «В Челябинске жить просто очень плохо», – пишет зритель оттуда. «Не комфортен для жизни город Орел». «Сплошная ложь о «лучшем» городе, – нижегородцы нам пишут, – мы живем хуже всех в России. А то, что видят иностранцы – это только рекламное лицо нашего города».

Виталий Млечин: Ну да. Надо вообще сказать, что в целом больше наших зрителей пишут, что некомфортно.

Ольга Арсланова: Вообще-то свои города ругают почему-то.

Виталий Млечин: Но при этом несколько хороших есть. Например, из Псковской области: «Самый лучший город, приезжайте». Из Иркутской области тоже: «Приезжайте к нам, у нас все супер». «Сургут – комфортный город». Кстати, действительно меня удивило, что в этом рейтинге не оказалось вот этих самых нефтяных и газовых городов, где, казалось бы, все достаточно неплохо должно быть.

Ольга Арсланова: Вот Чебоксары хвалят: «Прекрасный город, нам нравится».

Ольга Вендина: Ну, я думаю, там были ограничения по численности населения, какие города входили.

Ольга Арсланова: Вероятно, да.

Ольга Вендина: Поэтому там этих городов и не оказалось. Вы знаете, вот то, о чем вы говорили, что люди постоянно ругают свой город – это, в общем, вещь такая типичная. Вы приводили еще другой рейтинг вначале – вы говорили о том, что там что-то 80% с лишним населения в разных городах удовлетворены своей жизнью и так далее.

Виталий Млечин: Да.

Ольга Вендина: Если вы их спросите, как у них жизнь в городе, они вам его обругают со всех сторон.

Ольга Арсланова: Но все-таки приспособились при этом.

Ольга Вендина: Ну, я думаю, что дело не в приспособлении. Есть такой парадокс: «При том, что все вокруг плохо, а живем хорошо и чувствуем себя хорошо». Это, в общем, такой социологический парадокс, который достаточно распространен. Потому что удовлетворенность жизнью часто связана не только с местом, где ты живешь, хотя это очень важная составляющая, но и с твоей семьей. Например, человеку трудно сказать, что он недоволен своей жизнью, потому что многое в жизни зависит от человека самого, от его действий, от его работы. То есть если ты говоришь, что ты недоволен – значит, ты должен признать какое-то свое поражение в этой жизни. Поэтому вот такие вещи…

Даже та женщина, которая из Истры звонила и с болью рассказывала о тех изменениях, которые произошли в Нижнем Новгороде по сравнению с Горьким ее юности, когда она видела, видимо, мир несколько по-другому, нежели она видит его сейчас, – они тоже говорят, что… Немножко потеряла мысль. Ну, они говорят, насколько важно место жизни для самого человека. И более того…

Виталий Млечин: И вообще какое-то мироощущение свое, да? «Вот в моем мире, в моей квартире, в моей семье».

Ольга Вендина: Ну, это очень важная вещь. И тут вопрос: что компенсирует что? Потому что если у меня что-то не получается, то кто виноват?

Ольга Арсланова: Город или я сам?

Ольга Вендина: Ну, это не только город. Потому что в данном случае чаще всего речь идет не о городе. Это потом каким-то образом обобщается в таких рейтингах. А когда человек говорит, он говорит о плохих службах, о плохих чиновниках, о плохих врачах, ужасных учителях, плохой системе. То есть находятся какие-то внешние агенты, которые вот его личный неуспех, его личную неудовлетворенность жизнью… приводят к этому состоянию.

Поэтому когда мы говорим, что они кругом все плохие и виноваты – это отчасти компенсирует наше внутреннее недовольство собой. Поэтому с такими социологическими данными вообще и с такими опросами надо обходиться достаточно осторожно, понимая, какие побуждающие мотивы у человека, когда он рассказывает о том или о другом, когда он хорошо видит плохое и не видит ничего хорошего. Почему это так происходит? Какие, не знаю, культурные основания у этого или какие личные обиды?

Поэтому здесь вот так и получается, что люди звонят и рассказывают ужасы о своем городе и смеются о том, что этот город попадает в какие-то рейтинги комфортной жизни. А по факту, поскольку… Скажем, западным исследователям, как я уже начала говорить, совсем необязательно ехать и смотреть – они опираются на твердые данные. А по факту оказывается, что жизнь не так ужасна, как она представляется местному населению.

Ольга Арсланова: Вот еще несколько сообщений от наших зрителей. Красноярский край, город Канск: «Убогий, нищий и грязный город. Нет парка, детские площадки превратили в автостоянки». Ругают власть нынешнюю города, мэра. «Люблю Камчатку, – зритель пишет. – Живу в Тульской области. Проехал много городов. Самые комфортные города – мне показались Анапа и Кисловодск».

Виталий Млечин: Потому что там тепло, конечно.

Ольга Арсланова: Да. «Нижневартовск замечательный, особенно люди в нашем городе». «Магадан был неплохим городом, но сейчас нынешняя власть разрушает весь комфорт». «До Норильска доехать можно только самолетом, а летом – водой. Половина жилфонда – аварийная. Последний дом построен при советской власти. Не нравится». Рязань: «Если любишь свой город, то ко всему привыкаешь. В целом у нас неплохо».

Виталий Млечин: Давайте побеседуем теперь с руководителем прикладных исследовательских проектов Высшей школы экономики и менеджмента Уральского федерального университета Сергеем Ермаком, он сейчас с нами на прямой связи по Skype. Сергей Владимир, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Вы слышите нас?

Сергей Ермак: Здравствуйте. Да, слышу.

Виталий Млечин: Сергей Владимирович…

Ольга Арсланова: Смотрите, Екатеринбург – 199-е место, если верить вот этому рейтингу. Чуть выше Лахор (Пакистан), чуть ниже Ханой (Вьетнам). Как вам такая позиция?

Виталий Млечин: Вы согласны? Или, если бы вы составляли такой рейтинг, вы бы что-то поменяли в нем?

Сергей Ермак: Ну, в чем-то я, наверное, согласен, потому что на мировой арене Екатеринбург не кажется суперпривлекательным и суперкомфортным городом. Если сравнивать, конечно, с другими российскими городами и с тем же Нижним Новгородом, в котором я имел честь быть и который мне, в принципе, нравится, то, конечно, я недоумеваю, почему Екатеринбург ниже этого города. Ну, может быть, потому что… С моей точки зрения, у Нижнего Новгорода есть одно гигантское преимущество перед Екатеринбургом – это большая вода. А во всем остальном наш родной город выигрывает, как мне кажется.

Что еще хотелось бы сказать про Екатеринбург? Изюминка Екатеринбурга и его отличие от многих других городов (вот что-то подобное я встречал еще в одном городе России – во Владивостоке) – это совершеннейший и невероятный уровень городского патриотизма. Люди из Екатеринбурга практически не уезжают, например, в Москву и в Санкт-Петербург. Ну, они едут в какие-то другие города мира.

Ольга Арсланова: Слушайте, это серьезный показатель, да. Для российских городов это необычно. Так?

Сергей Ермак: Поэтому жаловаться мне как-то не с руки, с этой точки зрения. Я согласен с уважаемой Ольгой Вединой, что жалобы на город – это некая неудовлетворенность собой. Ну, конечно, нельзя Екатеринбург назвать идеальным городом, здесь не надо испытывать каких-то иллюзий. Я вот вижу как минимум четыре вещи, которые в городе абсолютно точно можно исправить, причем не за такие уж и большие деньги. Первая вещь, которую в Екатеринбурге можно поправить, – это, конечно, общественные пространства. Это боль не только нашего города, но и многих других городов России, потому что для нас, может, как для северного города общественные пространства – это торговые центры. Это, конечно, не очень классная ситуация, и с этим нужно работать. И даже в зимнее время, я уверен…

А второе – это, конечно, транспорт. Ну, если говорить очень грубо, то здесь творится хаос, потому что иногда на остановке на каких-то очень выгодных маршрутах у тебя может быть пять автобусов, а на каких-то невыгодных ты не найдешь транспорта. Это узурпирование, это путанность, безусловно. Во-вторых, безусловно, нагрузка на бюджет города. И если посмотреть, например…

Ну и буквально кратенько. Третья вещь – это тоже не какая-то специфическая проблема Екатеринбурга, а это проблема любого крупного города. А последняя наша проблема как раз специфическая – это состояние памятников конструктивизма. С ними даже при небольших расходах можно сделать нечто прекрасное, великолепное и построить на этом, исходя из этих памятников конструктивизма, потому что у нас этих ансамблей и объектов больше 150. Но в данный момент они разрушаются, в данный момент они превращаются в нечто очень непривлекательное. И как-то зарабатывается на этом Екатеринбург не может. А это могло бы нашу среду прямо перевернуть с ног на голову и сделать Екатеринбург заметным не только в России, но и в мире.

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Виталий Млечин: Мы, естественно, желаем вам, чтобы удалось все эти проблемы преодолеть – и не только вам, а всем российским городам. Это был руководитель прикладных исследовательских проектов Высшей школы экономики и менеджмента Уральского федерального университета Сергей Ермак.

Ольга Арсланова: Еще несколько сообщений из российских городов.

Виталий Млечин: Давай.

Ольга Арсланова: Волгоград: «Нищета, разруха, хаос, низкая зарплата, работы нет. ДК уничтожен, кинотеатров нет, парков тоже нет, транспорта нет». Вот так. «Новокузнецк – лучший город». Приморский край: «Город Находка – город молодой, но очень красивый, особенно в летний и осенний период. Но горы угля в портах, очень много жителей города в больницах, это портит всю картину». «Новокузнецк просто ужас – постоянный смог, дышать нечем. Не построено в некоторых районах ни одной школы, строят только безликие дома». Вот продолжаются сообщения зрителей, которые жалуются на свои города. Давайте послушаем зрителей наших.

Виталий Млечин: Ростов-на-Дону, Николай. Здравствуйте, Николай.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Что вы думаете о своем городе?

Зритель: Здравствуйте. Мой город очень прекрасен и хороший. Но вашему оппоненту хотел бы возразить. Я понимаю чиновников, которые отвечают за отчеты о том, что у нас в стране все замечательно, выполняется все законодательство. И на бумаге по отчетам у них все прекрасно и великолепно. Но когда люди приходят на тот же самый транспорт, устроиться на работу, в поликлинику – все совершенно не так. Из своего кабинета у них отличное видение всей ситуации, и на бумаге отличный отчет.

Например, у нас по Ростовской области наш незабвенный Голубев отчитался, что средняя зарплата – 43 тысячи. Но если вы обратите внимание сейчас на зарплату, которую получает большинство населения города Ростова хотя бы, то это 15. Также, например, у нас интересный случай произошел, когда в этом году выиграла компания на перевозку пассажирского транспорта из города Саратова. Например, в некоторые сейчас районы в 9 часов вечера уехать невозможно. Хотя везде отчитались, что можно оплачивать в этом транспорте не только наличными, но… Извините, пожалуйста.

Виталий Млечин: Да, понятно, картами. Николай, если бы вы составляли рейтинг комфортных городов, вы бы в какую его часть поместили свой город?

Зритель: Вы знаете, я бы поместил его третьим с конца. По своей работе я очень часто ездил в другие города и смотрел, как организовано у них. Если, например, у нас асфальт сходит каждую весну вместе со снегом, то, например, в этом отношении мне очень понравился город Казань: идеальные улицы, полностью обеспеченная инфраструктура, в отличие от нашего города. Я был болен и попал в поликлинику. Ничего никто не спросил, никаких платных услуг мне не навязывали. И пришел – и вылечили мне зуб совершенно бесплатно по медицинскому страхованию. Если я обращаюсь в нашем городе… Я просто как юрист сталкиваюсь с проблемами, когда обращаются, например, наши социально необеспеченные слои населения в поликлиники. Они получают вместе с медицинским обслуживанием, например, назначение на анализ общий крови и другие общие назначения по медицинским показаниям у врача, анализы пройти в поликлинике. И дополнительно около 1 800, 2 000 – это платно.

Ольга Арсланова: Понятно.

Виталий Млечин: Понятно. Николай, спасибо вам большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Виталий Млечин: Давайте Ольгу из Московской области еще послушаем. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Ольга Арсланова: Вы в эфире.

Зритель: Я в нескольких городах жила: в Санкт-Петербурге, в Москве. Я сейчас живу в Химках. И я хочу сказать, что, мне кажется, все зависит по конкретному микрорайону от какой-то управляющей компании, наверное, потому что настолько разнится… Вот у нас в Химках, в частности, можно идти по одной дороге расчищенной и тут же упереться в сугроб. Если это будет какая-то территориальная граница территориальных владений, то половина будет расчищена, а половина будет не расчищена. И удивительно, но, казалось бы, Химки – 1–2 километра от Москвы. Ну неужели нельзя пример взять? Действительно, там очень много положительного сейчас делают: и безбарьерная среда, можно ездить на велосипеде, с колясками без проблем. У нас невозможно ни на велосипеде проехать, ну, не везде. Большинство дорог, конечно, не приспособлено к этому. Вот у меня двое маленьких детей, я с коляской вообще не могу сейчас зимой просто даже… Очень тяжело! Я тащу ее за собой волоком.

Виталий Млечин: Ну а вы пробовали как-то обращаться, я не знаю, в жилинспекцию? Есть же сейчас такие средства коммуникации с властями, с коммунальщиками.

Зритель: Знаете, если обращаться по каждому вопросу, можно с утра до ночи только и делать, что писать письма и обращаться. В частности, вот два года у нас не заливают во дворе каток. Опять же понастроили катков везде и говорят о том, что у нас спорт для всех, стадион около дома и так далее. Два года не могут залить, элементарное действие, просто для людей, чтобы катались там дети, взрослые, играли в хоккей. Не могут. Не знают, где взять воду.

Ольга Арсланова: Понятно.

Виталий Млечин: Она же замерзает, правильно, конечно. Как же?

Зритель: Вы знаете, у меня мама живет в деревне. У них в деревне, ну я не знаю, тысяча жителей, может, еще меньше, по-моему, до тысячи. Вот у них залили каток. Понимаете? Вот у них в деревне залили каток, обыкновенную коробку, нашли воду. А у нас в городе Химки не могут найти воду, чтобы залить каток.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое, что дозвонились.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, по вашему мнению, какой город в России или несколько городов действительно можно назвать объективно комфортными?

Ольга Вендина: Ну, вы знаете, большие и малые города очень тяжело сравнивать. Среди малых городов комфортных городов достаточно много, потому что там сохраняется и какая-то среда общения. Ну, я, например, очень люблю такой город, как Торопец. Ну, город Суздаль тоже неплох. Город Великий Устюг. Но есть целый ряд малых городов, которые находятся в катастрофически плохом состоянии, которые не могут быть отнесены к этой категории, как, скажем, город Осташков или город Каргополь.

Если говорить о крупных городах, то здесь могут быть лидеры, опять же каждый в своей категории. Я думаю, что такие города, как Екатеринбург, Казань, особенно те города, которые, помимо своего размера, развитой промышленности, еще обладают некими административными преимуществами, государственной поддержкой и так далее, – вот эти города также могут считаться комфортными. Казань неслучайно здесь прозвучала. Уфа попадет в ту же категорию. И, как это ни странно, туда же попадет и Грозный, который сегодня по уровню своего благоустройства просто поражает воображение. Хотя, скажем, я не уверена, что любой бы россиянин согласился в этом городе жить, исходя из тех внутренних правил, которые, скажем, для среднего россиянина были бы крайне дискомфортными.

А если говорить о крупнейших городах, то, конечно, Москва на сегодняшний день – это наиболее комфортный город для проживания, потому что здесь сочетается очень много факторов. При том, что здесь неважная экологическая ситуация, нечем дышать, достаточно высокий уровень преступности…

Ольга Арсланова: С транспортом проблемы.

Ольга Вендина: Вы знаете, в Москве на самом деле проблемы есть с автомобильным движением, но степень развития общественного транспорта в Москве – одна из лучших в мире. Поэтому здесь, в общем-то, надо эту ситуацию тоже оценивать двояко. И то, что сегодня делается московской мэрией по ограничению транспортного потока, что крайне негативно воспринимается населением, особенно тем населением, которое предпочитает ездить на автомобиле, – оно увеличивает вот эту самую транспортную комфортность столицы, если хотите, потому что превращает Москву из города для автомобиля в город для человека.

Виталий Млечин: Превращается в город для туриста, потому что это красиво выглядит только со стороны. А если в этом живешь, ты понимаешь, ты видишь все недостатки, и тебе это так же неудобно. Зато, если ты, скажем, из дорогого лимузина наблюдешь, пролетая по пустым улицам, где невозможно припарковать машину, то тогда, конечно, красиво, действительно.

Ольга Вендина: Ну, вы знаете… Вы сейчас о чем говорите? О проблеме центра? О чем вы сейчас говорите?

Виталий Млечин: Нет, ну просто вы говорите, что когда мы запрещаем, скажем, делаем фактически невозможной поездку в центр на машине, то увеличивается комфорт.

Ольга Вендина: Но у вас есть другие возможности, у вас есть другие возможности. У вас есть возможность, во-первых, передвигаться пешком – что будет чрезвычайно полезно для вашего здоровья.

Виталий Млечин: Особенно с детишками маленькими, конечно.

Ольга Вендина: С маленькими детишками? Это очень хорошо. С коляской вы не поедете в центр города. А прогуляться с ребенком даже трех лет – это замечательно.

Ольга Арсланова: Вот видите, получается, что у всех разные требования.

Ольга Вендина: Ну, это именно то, с чего я и начала. Поэтому ставить вот такую среднюю температуру по больнице и делать общее умозаключение относительно всех городов – ну, не очень как бы процедура осмысленная. Каждый город имеет свои значительные преимущества.

Ольга Арсланова: Кстати, наши корреспонденты спрашивали жителей разных городов, из чего для них складывается понятие комфортной жизни. Давайте посмотрим, насколько все разные.

Ольга Вендина: Очень интересно, очень интересно.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Ну что же, мы спрашивали у наших зрителей, комфортен ли их город для жизни. «Да» – ответили 16%, и «нет» – 84%.

Виталий Млечин: По-моему, это очень печально.

Ольга Арсланова: Можете коротко прокомментировать?

Ольга Вендина: Да. При этом жизнь удовлетворены 82% населения.

Виталий Млечин: Да. То есть столько же людей, сколько удовлетворены жизнью.

Ольга Вендина: Да, столько и не удовлетворены. Поэтому я думаю, что здесь просто нечего комментировать. Проблемы есть в каждой человеческой жизни. Скажем, ваш опрос слушателей показал, что люди сводят комфорт к каким-то очень повседневным, рядовым, базовым потребностям – что свидетельствует о том, что, конечно, в российском обществе до сих пор господствуют ценности выживания, а не ценности развития. Если на наши города взглянуть немножко с другой точки зрения, то в них обнаружится очень много возможностей, которые люди используют, особенно высоко их не оценивая.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое. Социолог и урбанист, ведущий научный сотрудник Института географии Российской академии наук Ольга Вендина.

Ольга Вендина: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Нижний Новгород признан лидером по качеству жизни среди российских гродов

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты