Ольга Яровславская: Образовательные гетто всегда были, с этим надо бороться

Ольга Яровславская: Образовательные гетто всегда были, с этим надо бороться | Программы | ОТР

Как эту проблему решили в Москве?

2020-01-28T19:45:00+03:00
Ольга Яровславская: Образовательные гетто всегда были, с этим надо бороться
Евросоюз не признал Лукашенко
МРОТ отправят на перерасчёт
Следствие идёт в интернет!
Зарплата ниже МРОТ - вне закона!
ТЕМА ДНЯ: Российская деприватизация
Алиса, где мои деньги?
Правила для удалёнки
Запад не признал новый президентский срок Лукашенко
Что нового? Пермь, Нальчик, Южно-Сахалинск
Многоэтажный самострой. Белоруссия и «раскол» Европы. Налоговое бремя. Корабли-призраки и частный космос
Гости
Ольга Ярославская
Уполномоченный по правам ребенка города Москвы

Анастасия Сорокина: Ну а мы продолжаем говорить о детях. «Кто последний в первый класс?». В Ярославле родители выстроились в очереди, чтобы пристроить свое чадо в престижную школу с математическим уклоном. Оформляют даже фиктивную прописку, чтобы взяли туда.

Почему за качественное образование нужно биться правдами и неправдами? Об этом мы поговорим в нашей студии. Сегодня у нас в гостях – Ольга Владимировна Ярославская, уполномоченный по правам ребенка города Москвы. Здравствуйте.

Ольга Ярославская: Здравствуйте.

Александр Денисов: Ольга Владимировна…

Анастасия Сорокина: Для начала давайте вместе, наверное, посмотрим сюжет как раз из Ярославля.

Александр Денисов: Сюжет Эрики Вилль, нашего корреспондента из Ярославля. Очень интересно. А потом обсудим.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Вообще занятно, да? Вот там стенд, там телефон указан. То есть как бы все организованно, да? Без родителей российская система образования бы рухнула. Вот очевидный пример. Ну, как бы…

Анастасия Сорокина: Это такая система современная, можно сказать. А что, всегда была такая проблема – устроить ребенка в школу?

Александр Денисов: Современная – в смысле новейшая. Будем перенимать ярославский опыт в Москве?

Ольга Ярославская: Вы знаете, я хочу сказать о том, что здесь должна быть добрая воля чиновников, в том числе Ярославской области. С этой ситуацией надо бороться системно. Здесь вопрос… Родителей понять можно. Мы обсуждать это не будем, да? Мы должны понимать, что родители отдают своего ребенка, и это на 11 лет. То есть родителей понять можно. Точка. Вот про родителей не говорим.

Почему система ничего не делает для того, чтобы облегчить родителям жизнь? Вот это непонятно. Тем более есть положительный опыт. Я могу рассказать о том… Я сама была 13 лет директором московской школы, вот до совсем недавнего времени. И я могу вам сказать, что также я застала тот период, когда родители, как мы говорим, «жгли костры». Это действительно так. И я как директор, приходя… Мы тогда записывали детей 1 апреля. Ну, в те времена еще было 1 апреля.

Александр Денисов: А «те времена» – это когда?

Ольга Ярославская: Я так думаю, что последний раз в Москве жгли костры – это был 2007 год.

Александр Денисов: Мы-то думали, что в 1917 жгли костры, а оказывается – 2007-й.

Ольга Ярославская: Нет, нет. Я так плохо выгляжу? В 2007 году где-то, мне кажется. Я могу ошибиться годом, но это вот тогда, где-то в этом ключе. И мне как директору школу, когда я проходила… А это была система. Почему не может решить директор школы? Потому что должна решить система. Я проходила, переступала через пап, потому что люди спят в мешках спальных. Апрель, уже не так холодно, папы «греются»…

Александр Денисов: А какой это район? Где это? Какой район?

Ольга Ярославская: Я была директором в школе в Куркино. Папы «греются» ночью. Ну, «греются». То есть папы такие веселые тебя встречают, говорят тебе: «Здравствуйте! Спасибо!» При этом мне все время казалось, что они должны меня побить, как директора они должны были меня побить, потому что это безобразие.

И на самом деле в Москве придумана такая система. Да, действительно, открывается запись детей в первый класс. Открывается портал mos.ru. Не надо никуда ходить. Вы сидите и «забиваете», пожалуйста, данные своего ребенка на портале mos.ru. Можете это сделать прямо сейчас онлайн, попробовать. «Забиваете» все свои данные.

Если вы относитесь… Да, действительно, к каждой школе прикреплены районы, ну, близлежащие дома. Если вы проживаете в этом районе или имеете временную регистрацию, то вы попадаете в основной список, и вам сто процентов гарантировано поступление – независимо от того, есть в школе места или нет.

Александр Денисов: Ольга Владимировна, поправлю вас. Даже сейчас записываться не нужно. Вот у меня сын родился – и нас сразу приписали в детский сад.

Ольга Ярославская: Это «дошколка».

Александр Денисов: Детский сад при школе. То есть автоматом он будет…

Ольга Ярославская: Совершенно верно. Я говорю про то, когда вы не ходили в дошкольное образовательное учреждение, а вам надо поступить в первый класс. Если вы уже пошли в дошкольное учреждение, которое относится к вашей школе, то вам вообще не надо ничего делать, даже документы не надо ниоткуда забирать. Ваши документы сами перенесут из одного здания в другое – и будет все отлично.

Анастасия Сорокина: Ольга Владимировна, но это вы говорите о ситуации, когда все устраивает…

Ольга Ярославская: Подождите, я еще не договорила. А если вам не нравится эта школа…

Анастасия Сорокина: Ну, например, вот как говорят родители, хотят в другую школу.

Ольга Ярославская: Да, вы хотите в другую школу. Ну, во-первых, здесь надо вести речь об «образовательном гетто», потому что не должно быть так. У нас права… По Конституции каждый ребенок имеет право на образование. И там не написано: «плохое образование», «так себе образование». На образование. Это к чему я? К тому, что все образовательные возможности… Вообще школы должны быть равные, и тогда у нас не будет этих ситуаций.

Анастасия Сорокина: Но ситуация такая, что сейчас они не равные. И есть школы, которые были…

Ольга Ярославская: Я к тому, что с этим надо работать и прекратить ущемлять права родителей.

Александр Денисов: Ольга Владимировна, а вот это самый интересный момент. Как у нас получилось, что школы стали неравными? Ну, скажем прямо, скорее всего, вот эта школа в Ярославле находится где-то в центре. Такая же история у нас и в Москве: есть школы, куда ломятся все, по каким-то рейтингам… Ну, неважно. Может быть, они оправданы.

Анастасия Сорокина: По старой памяти, например. Когда я училась, я поступала по конкурсу в школу. Это была гимназия. Это было очень престижно. И туда отбирали только тех, кто мог пройти вот те самые высшие баллы. Все остальные шли в ту, что рядом с домом.

Александр Денисов: Как у нас сложилось, что есть школы хорошие, скажем прямо, где хорошие учителя, где директор набрал хороших учителей, а есть школы, где: «Ну, уж кто пришел – тому мы и рады. И уж как научат – не взыщи»?

Ольга Ярославская: Вы знаете, мне кажется, в Москве это ситуация какая-то штучная. Если она есть, то она штучная. Объясню, почему я так думаю.

Во-первых, в Москве создан образовательный комплекс, который… Как правило, вот такая школа, в которую, как вы говорите, ломятся родители, как правило, к этой школе присоединены школы, в которые не ломятся родители. Соответственно, опыт этой школы и директор этой школы распространяют свое педагогическое мастерство и свой образовательный потенциал на все, то есть подтягивается весь педагогический коллектив.

Александр Денисов: А если там распространять некого? Ну извините, есть кто-то, кто университет закончил, а кто-то – пед, как это называется. И еще неизвестно, как там учился.

Ольга Ярославская: Ну, сейчас нет такого.

Александр Денисов: Ведь человек с хорошим образованием в школу не пойдет, скажем прямо.

Ольга Ярославская: Ну что вы? Что вы? Нет-нет-нет!

Александр Денисов: Или в московскую пойдет?

Ольга Ярославская: Я про московскую школу.

Александр Денисов: Извиняюсь. В московскую пойдет, да-да.

Ольга Ярославская: Вы посмотрите, что у нас конкурс в пединституты огромный.

Александр Денисов: При средней зарплате… А какая в Москве?

Ольга Ярославская: Больше 100 тысяч.

Александр Денисов: Вот! Согласен. Беру свои слова обратно.

Ольга Ярославская: Да, больше 100 тысяч. Туда мужчины пошли работать в огромном количестве.

Но я к чему? Есть положительный опыт. Если мы вернемся все-таки к набору детей в первый класс… Мы не договорили с вами одну историю. Если вы все-таки хотите в ту школу и вы к ней не имеете никакого отношения, то вы попадаете не в основной список, а в дополнительный список. Но вот здесь уже это ваши риски. Вы можете остаться у себя в основной школе по основному месту жительства, а в дополнительном списке вы будете… Ну, «висеть» – слово плохое, но тем не менее.

Анастасия Сорокина: Лист ожидания такой.

Ольга Ярославская: Да, такой лист ожидания, который будет открываться только в августе. Вот это действительно проблема, если мы говорим про Москву. «Вот там сахар, сахар». Нет, не совсем сахар.

Почему так? Потому что на самом деле, если бы все родители проснулись из основного списка, кто прикреплен к этой школе, ну, проявили бы гражданскую ответственность и, например, 15 декабря всех бы зарегистрировали, то мы бы все понимали, что все дети по основному списку есть, и я еще могу набрать два класса из дополнительного списка – ну, у меня есть места. А у нас, к сожалению… По опыту расскажу как директор школы. У нас есть родители, которые записывают своих детей и 30 августа, и 31-го.

Александр Денисов: Ну, как из отпуска приехали.

Ольга Ярославская: Да. Вспомнили, что ребенка надо… А это проблема, потому что этих родителей я гарантированно… А я не хочу, чтобы у меня класс был 35 человек. Я хочу, чтобы у меня класс был, ну, 25–27 человек. И если я закрою уже и буду набирать из дополнительного списка, то как тогда?

Анастасия Сорокина: Вы заговорили по поводу набора и изменений. Зрители…

Александр Денисов: Зрители, да. Иван давно у нас «висит» (уж не будем избегать этого слова) на проводе, из Кемеровской области. Иван, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте. Иван?

Зритель: Да-да-да.

Александр Денисов: Да, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Слушаем вас, Иван. Спасибо, что дождались.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер. У меня была такая ситуация. Это было, наверное, года три назад. Я тоже ребенка определял в школу. И получилась такая ситуация, что школа была переполнена, и создавали список. Пришлось дежурить двое суток на морозе. Передавали этот список друг другу.

А получилось из-за чего? Потому что у нас новостройки, настроили очень много новостроек, много молодых семей с детьми. Получается, если брать 2008 год, а ребенок поступает… Ну, еще прибавим семь лет, правильно? Это получается 2015 год. И народу получилось очень много, ребятишек. Соответственно, не хватало мест в школе. Соответственно, из-за этого появилось очень много народу. Очень много! И получается, что добавили еще даже один класс – и то не хватило. Были даже драки в школе.

Александр Денисов: Между кем? Между родителями, что ли?

Зритель: Между родителями, да. Потому что у того, кто список вел, было все хорошо. А те люди, которые не успели, например, вот они позже спохватились, что записываться надо…

Александр Денисов: В итоге все попали в школу? Или по другим раскидали?

Зритель: Раскидали по другим. Все не попали, потому что школа не резиновая.

Ольга Ярославская: А можно вопрос? Скажите, Иван, пожалуйста, в одну смену училась школа или в две смены?

Зритель: В две смены.

Ольга Ярославская: То есть в две смены, и все равно была вся переполнена?

Зритель: Конечно.

Ольга Ярославская: Тогда это просчет властей.

Александр Денисов: Да, спасибо, Иван, за интересный рассказ.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Еще у нас Сергей есть из Москвы. Сергей, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста… Вот в сентябре собираемся в школу № 1514 в Москве. Но в школе нам сказали, что в связи с отсутствием мест, возможно, нам могут отказать в регистрации, потому что в приоритете дошкольные учебные заведения и дети, у которых сестры или братья уже в этой школе учатся.

Ольга Ярославская: В чем вопрос?

Зритель: Нам могут отказать?

Ольга Ярославская: Могут.

Зритель: Могут нам сказать: «Идите в другую школу»? По этому же адресу другая школа?

Ольга Ярославская: Да.

Зритель: Школа № 1514.

Ольга Ярославская: Я, к сожалению, не могу сказать… Школ очень много в Москве, все наизусть не знаю.

Ситуация такая. Конечно, школа рассчитывает свои ресурсы, она рассчитывает свои ресурсы. Это прежде всего те дети, которые переходят из подготовительной группы в первый класс, и те дети, как мы уже сказали, по основному списку. И если школа имеет больше площадей, то она же тоже не может нарушать СанПиНы и так далее.

Но я еще вам хочу сказать, что все-таки посмотрите, пожалуйста, внимательно другие альтернативные школы. Задайте себе вопрос: почему именно в эту школу вы хотите отдать своего ребенка? Потому что в Москве точно нет «образовательного гетто», все школы равносильные.

Александр Денисов: И в одном районе может быть полно школ.

Ольга Ярославская: Конечно, совершенно.

Александр Денисов: С другой стороны, сморите – вот есть 630-я школа, и там есть 8 «М» класс. Смотрите, мы дожили, да?

Анастасия Сорокина: И «Ж», и «З» есть.

Ольга Ярославская: Ничего страшного. У нас с вами в Москве есть школы, где обучаются 6,5–7 тысяч детей. У вас в потоке идет 11, 12, 15 классов, потому что у вас 6, 8, 9 зданий. То есть не надо пугаться этих букв. И сейчас в Москве если они расположены достаточно кучно… Извините. Неправильный, наверное, русский язык. Ну, если они близко друг к другу…

Александр Денисов: Нет, вы точные слова употребляете.

Ольга Ярославская: Да. Если они располагаются достаточно близко друг к другу, в шаговой доступности, то я знаю, что очень многие директора с родителями, с управляющими советами принимают очень правильное решение – делать здание для начальной школы, где только дети с первого по четвертый класс.

Александр Денисов: Ольга Владимировна, вы еще упомянули тоже точное слово, я считаю, – «образовательное гетто». Я в этой истории ярославской увидел как раз пример «образовательного гетто», когда есть школы, которые не нравятся родителям…

Ольга Ярославская: Хорошие.

Александр Денисов: Возможно, они справедливо это рассудили. Они понимают, кто там работает. Скажем прямо, в провинции приходят работать в школы неудачники. Мы, конечно, не хотим обижать людей. Мы подытожим. Это факт.

Ольга Ярославская: Ну не надо так…

Александр Денисов: Можем мы уже сказать, что у нас общество не равных возможностей? Вот если ты не живешь в центре, если ты не обеспеченный человек, то твои дети в хорошую школу не попадут? Вот как в Москве: центр – прекрасно!

Ольга Ярославская: Ну подождите! Я опять про свою школу. У меня школа – «замкадыш». Я все время говорю: «Мы – «замкадыши». Мы вообще за МКАДом находимся».

Александр Денисов: Ну, Куркино – относительный «замкадыш». Давайте уж не будем…

Анастасия Сорокина: Но направление не самое простое.

Ольга Ярославская: Я хочу вам сказать, что…

Александр Денисов: Там таунхаусы построены. Какой уж это «замкадыш»?

Ольга Ярославская: Ну, тем не менее территориально. Если мы говорим про территориальную историю, то это вот так. Это накладывает свою историю. Люди никуда не выедут оттуда, хотят они или нет хотят.

Александр Денисов: Все-таки «образовательные гетто» уже появились в России, где некачественно образование?

Ольга Ярославская: Они были. Почему они появились? Они и были всегда.

Александр Денисов: Всегда были?

Ольга Ярославская: Конечно, всегда были эти школы. И в Москве раньше было так, когда люди жгли костры там, куда они хотели. Это как раз эти «образовательные гетто» и были. «Вот есть пул школ, куда мы хотим, а вот в эти мы ни за что не хотим, они будут пустовать». Но мы с этим поборолись.

Александр Денисов: Спасибо большое, Ольга Владимировна, спасибо большое

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Будем бороться с «образовательные гетто», хотя непонятно как.

Ольга Ярославская: Очень и очень понятно.

Александр Денисов: Ну, зарплату только повышать.

Анастасия Сорокина: В студии у нас была Ольга Владимировна Ярославская, уполномоченный по правам ребенка города Москвы. Говорили про поступление в первый класс. Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Ольга Ярославская: Спасибо большое.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Практик
Вопрос.