40 лет назад открылась летняя Олимпиада в Москве

40 лет назад открылась летняя Олимпиада в Москве | Программы | ОТР

Как это было?

2020-07-17T16:28:00+03:00
40 лет назад открылась летняя Олимпиада в Москве
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Сергей Ильченко
профессор СПбГУ, доктор филологических наук

Анастасия Сорокина: Сорок лет назад в Москве стартовали 22-е летние Олимпийские игры. Прошли они при обстоятельствах, чрезвычайно напоминающих сегодняшние: санкции, бойкот Запада и скорый закат империи. Правда, сейчас гибель грозит не нам, но в остальном сюжет все тот же. Почему времена идут, но не меняются? Об этом и поговорим.

Александр Денисов: Да. Ну вот в каждой семье наверняка что-то сохранилось от того 1980-го, вот, например, такая сувенирная тарелочка, на ней можно разглядеть спорткомплекс «Олимпийский», был построен тогда как раз к этим соревнованиям, другие здания. Да что там тарелочка, самим настоящим, можно даже сказать, артефактом является здание АСК-3, студийный комплекс, возведенный для трансляции той Олимпиады, с которого мы сейчас и выходим в эфир. Вот так он строился, снимки снаружи, изнутри, вот сейчас покажут лаборатории, где проявляли отснятые материалы, так все вот и происходило.

Анастасия Сорокина: К Олимпиаде вообще много чего построили: гостиницу «Космос», стадион «Лужники», терминал «Шереметьево –2», это в Москве. Еще олимпийские объекты появились в Таллине, Киеве, Минске и Ленинграде.

Александр Денисов: Ну, Москву вообще отстроили и в плане дисциплины: на время состязаний был ограничен въезд для иногородних, ну, по крайней мере предупреждали всех об этом, но приехать все равно можно было, народ с электрички обратно не разворачивали. Поэтому на снимках той поры абсолютно пустых улиц, конечно, нет.

Анастасия Сорокина: А за чем тогда в столицу можно было приехать? За дефицитом. В столичных магазинах и так все было неплохо, а стало еще лучше. Появились неизвестные для нас салями, джем, кока-кола и сигареты Marlboro.

Александр Денисов: Да. В общем, все то, что сейчас нам и даром не надо, но тогда было в новинку. Подготовилась к Олимпиаде и милиция, вычистила весь криминальный элемент, в дни соревнований не было зафиксировано даже мелких краж. Еще один знаменитый факт: в те дни умер Владимир Семенович Высоцкий, к сожалению, страдал наркотической зависимостью, и, как рассказывали друзья, если раньше врачи снабжали певца ампулами с морфием незаконно, на свой страх и риск, то в те дни отказались наотрез, боялись.

Анастасия Сорокина: Но Олимпиада запомнилась, конечно, не только этим, а спортивными достижениями. Сборная СССР стала победителем по количеству наград – 195 медалей, из которых 80 золотые. Второе место заняла ГДР, а третье Болгария.

Александр Денисов: Несмотря на бойкот Летних игр 65 странами, в том числе Америкой, Канадой, Китаем, ФРГ, Японией и Кореей, Олимпиада-80 показала много достижений. За 2 недели соревнований было поставлено 74 олимпийских рекорда и 36 мировых.

Анастасия Сорокина: Один из них принадлежит знаменитому советскому пловцу Владимиру Сальникову, полтора километра он проплыл менее чем за 15 минут, то есть каждые 100 метров дистанции меньше чем за минуту.

Александр Денисов: Абсолютным рекордсменом, сейчас его показывали, стал советский гимнаст Александр Дитятин, он принял участие в 8 видах соревнований, везде занял призовые места: 3 золота, 4 серебра и 1 бронзу.

Анастасия Сорокина: Александр Мелентьев установил мировой рекорд по стрельбе из пистолета на 50 метров, и побить этот результат не удавалось никому более 30 лет. Мелентьев вошел в Книгу рекордов Гиннесса.

Александр Денисов: Ну и вспомним вместе с вами Олимпиаду-80, звоните-пишите нам, интересно, как она запомнилась, что осталось в памяти, может быть, что-то, какие-то тоже артефакты расскажете. И на связи у нас прекрасный собеседник Сергей Ильченко, профессор Санкт-Петербургского университета, доктор филологических наук. Сергей Николаевич, рады вас видеть и слышать.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Сергей Ильченко: Взаимно. Здравствуйте, уважаемые ведущие, здравствуйте, зрители канала ОТР. Ну, если говорить строго, вообще-то Олимпиада стартовала 19 июля...

Александр Денисов: Девятнадцатого, конечно.

Анастасия Сорокина: Девятнадцатого.

Александр Денисов: Да-да.

Сергей Ильченко: Да-да, 19-го, но 17 июля уже все было готово. И в общем-то, вся страна жила ожиданием этого начала. Более того, по большинству регионов восточноевропейской части нашей страны, Советского Союза, прошла эстафета Олимпийского огня, и факелы с Олимпийским огнем доставили не только в Москву, ну, естественно, в Ленинград, где проходила часть футбольного турнира, четвертьфинал, в Таллин, где проходили все соревнования регаты…, в Минске, где игрались тоже футбольные матчи, и в Киеве, так что вот эти города могут гордиться тем, что они принимали участие московской Олимпиаде 1980 года.

И вы знаете, мое ощущение того времени – это ощущение спокойствия, праздника и какое-то удивительное ощущение безопасности, вот что тоже очень важно. Потому что вы говорили уже о том, что милиция позаботилась, так сказать, об отсутствии криминального элемента, всех выселили на 101-й километр, тех, кто вызывал подозрения, но и Комитет государственной безопасности проявлял особую бдительность. Было даже организовано специальное управление, которое занималось исключительно безопасностью членов, так сказать, олимпийской семьи. Потому что у всех на памяти был 8-летней давности террористический акт в Мюнхене в 1972 году, и поэтому вопрос безопасности был просто принципиальным для обеспечения, так сказать, успеха Олимпиады. И в этом смысле атмосфера Олимпийских игр, конечно, была уникальной и неповторимой.

Хотя история с бойкотом, конечно, подпортила нам праздник, но не отменила его. История с бойкотом вообще, если честно говорить, немножко темная и, я бы сказал, излишне спекулятивная с точки зрения западных политиков, западных средств массовой информации. Например, Томас Бах, будучи сам олимпийским чемпионом, а ныне президентом Международного олимпийского комитета, несколько лет назад признал, что бойкот Московской Олимпиады был ошибкой, это первое. Второе: некоторые члены американской команды, которые собирались в 1980 году и живы до сих пор, тоже выражали мнение о том, что надо было ехать. Ну, извините, президент Джимми Картер решил сыграть в большую политику, причем очень хитро сыграл.

Напомню, что формальным поводом для бойкота западных стран был ввод советских войск в Афганистане в декабре 1979 года, в декабре, подчеркиваю, а в феврале 1980 года должна была быть зимняя Олимпиада в Лейк-Плэсиде в Америке. И хитрые американцы решили обмануть весь мир: они так сначала потихоньку говорили о том, что будут прерывать всякие контакты-контакты, они дождались, что все приедут к ним к Лейк-Плэсид на Олимпиаду, проведут они ее, все хорошо, и как только Олимпиада закончилась, буквально через один день Джимми Картер поставил ультиматум, и все начали союзники по НАТО его поддерживать. Кстати, это легенда о 65 странах, потому что если посмотреть внимательно на таблицу участников московской Олимпиады, то вы там с удивлением обнаружите спортсменов Италии, Франции, Великобритании, той же Австралии, Дании, Бразилии, Испании, то есть тех стран, которые официально заявили о бойкоте.

Александр Денисов: Но они не под своими флагами были, Сергей Николаевич.

Анастасия Сорокина: Под олимпийским флагом.

Сергей Ильченко: Да. Но они очень хитро, каждый по-разному устраивался. Официально они должны были идти под флагом МОК, Международного олимпийского комитета, но, например, испанцы пошли под флагом, так сказать, своей Испанией. Это напоминает историю сами знаете какую, сами знаете, в какой стране проходили подобные инциденты с флагами и с табличками. Поэтому, строго говоря, эти вот 65 стран, которые якобы объявили бойкот, они не все подчинились решению Картера, так сказать, из союзнических соображений. Некоторые страны просто-напросто не пригласил, например, Международный олимпийский комитет; некоторые страны отказались участвовать по экономическим соображениям. Некоторые страны отказались участвовать по политическим соображениям, но не в отношении Советского Союза, а в отношении Израиля, две, Ливан и, если не ошибаюсь, Иран отказались участвовать именно потому, что Израиль был членом Международного олимпийского комитета.

Кстати, если уж говорить об истории бойкотов, что тоже достаточно характерно, то можно вспомнить историю столетней давности, когда Германию дважды не допускали на Олимпийские игры 1920-го и 1924-х гг. в прошлом веке. Я уже не говорю об истории 1956 года, когда после печальных, трагических венгерских событий венгры хотели игнорировать Олимпиаду и некоторые страны, но там не больше 7 стран было. Все-таки жажда золота и побед, так сказать, подвинула их на участие, и знаменитый мельбурнский матч по водному поло, кровавая битва в воде между ватерполистами СССР и Венгрией вошла в историю.

Александр Денисов: Сергей Николаевич, можем вернуться к духу времени? Вот очень хочется.

Сергей Ильченко: Давайте.

Александр Денисов: Вы были очевидцем. Я посмотрел церемонию открытия, вот Валентина Леонтьева, Александр Каверзнев комментировали, дикторы советские, ее, и посмотрел на трибуны. Знаете, меня поразило в первую очередь, это бросается сразу в глаза, насколько хорошо были одеты тогда люди. Вот я помню, мой дед, он иностранцев увидел в Москве, он говорит: «Посмотрите, как они как попало одеты, вот эти вот джинсы и прочее». Вот что мы сейчас носим и что тогда хотелось, мечталось...

Сергей Ильченко: Ну, все-таки...

Александр Денисов: Да, а люди насколько выглядели, другая страна была. Я ошибаюсь или нет, Сергей Николаевич?

Сергей Ильченко: Страна одна и та же у нас, Россия, тогда она называлась Советским Союзом, понимаете. Меняется обстановка, но суть остается неизменной. Мы все отмечали, кто приезжал на Олимпиаду из зарубежных гостей, что совершенно невероятное радушие. Я не помню, например, чтобы на Олимпийских играх летних или зимних в метро, например, объявляли остановки на других языках, они объявляют на своем родном, что южнокорейском, что английском языке, что на французском, а у нас во всех городах, где было метро и где была Олимпиада, естественно, Москва, Ленинград, остановки объявлялись на русском и английском. Это о чем-то да говорит, мы, значит, заботились о гостях, мы заботились о том, чтобы им было у нас хорошо, это первый момент.

Второй момент по поводу церемонии открытия. Конечно, одеты люди были не так, как сейчас, и, конечно, был контраст между западными туристами и вообще иностранными туристами и русскими, так сказать, советскими людьми. Но при этом обратили ли вы внимание на выражение глаз и лиц всех зрителей? Какое-то удивительное единение несмотря и вопреки всему.

И конечно, я думаю, что в историю Олимпийских игр и вообще в историю культуры, мировой культуры, в историю спорта войдет улетающий 3 августа 1980 года из «Лужников» олимпийский Мишка. Мишка очень добрый, и художник Чижиков его замечательно придумал. И вот это доброе выражение лица Мишки осталось до сих пор.

Хотя, конечно, хотелось бы, чтобы этот праздник длился не те 15 дней, что шла московская Олимпиада, а всю жизнь, и некоторые остряки даже говорили: вот, КПСС опять обмануло советский народ. Вопрос: а в чем обмануло? – ну как в чем, в 1961 году Хрущев пообещал в 1980 году построить коммунизм, а в результате мы получили московскую Олимпиаду. Ну, по большому счету, какие-то зачатки вот такого общества будущего, поведения будущего, идеальной атмосферы... Милиционерам даже новую форму пошили, их учили английскому языку, и это был, так сказать, триумф вежливости, и это правда, триумф гостеприимства.

Что касается символики, артефактов, то, кстати, между прочим, Леонид Ильич Брежнев был очень недоволен, что все расходы по Олимпиаде, согласно правилам МОК, ложатся на страну-организатора, хотя были и иностранные спонсоры, иностранные компании телевизионные с медийной частью в том числе, которые выкупили права и, собственно, тем помогли материально проводить Олимпиаду. Бюджет был совершенно невероятен: достаточно сказать, что к московской Олимпиаде в общей совокупности инфраструктуру обновили за счет 70 новых сооружений и объектов. Вы говорили о тех, которые построили, но не стадионы же только строили, еще и строили, например, телебашню в Таллине.

Александр Денисов: В Таллине, да-да-да.

Сергей Ильченко: Гостиницы, естественно, инфраструктуру, дорожное сообщение, это действительно был мощный прорыв.

А что касается медийной составляющей, то я должен вам сказать, если с точки зрения спортивной журналистики, истории спортивной журналистики, именно на московской Олимпиаде произошел технологический прорыв с точки зрения приближенности камер к моменту соревнований. В свое время, в 1936 году Лени Рифеншталь снимала киновариант перуанской Олимпиады и камеру приближала максимально, а в 1980 году в Москве камеры устанавливались где только можно, это первый момент, а второй момент, это было новшество, звуковое сопровождение, то есть поставили микрофоны рядом с местами, так сказать, проведения соревнований, и зритель не только видел картинку, но еще и слышал вот эту атмосферу, вот этот, так сказать, шум олимпийской борьбы.

И действительно рекорд, символично, что в 1980 году 80 золотых медалей. Ну, это история 1972 года, когда в Мюнхене сборная СССР олимпийская завоевала в год 50-летия СССР 50 золотых медалей, вот. Поэтому это был действительно больше, чем спорт, это было больше, чем просто торжество социализма.

Хотя не забываем ведь один очень важный факт: олимпийское движение на момент проведения московской Олимпиады существовало уже 84 года, ну если не брать перерыв на Первую и Вторую мировые войны, когда Олимпиады не проводились. Так вот, это было первое олимпийское крупное соревнование в социалистической стране и в Восточной Европе, и это было знаковым соревнованием, потому что стало ясно, что Советский Союз – это не только, так сказать, холодная война, Советский Союз – это еще культура, это еще спорт, это еще и человеческое какое-то такое радушное настроение.

Потому что, конечно, общий фон в 1980 году был, в начале 1980 года по мере приближения к Олимпиаде не очень хорошим. Можно вспомнить конец 1970-х гг. и конфликт, например, Китая и Вьетнама, можно вспомнить другие острополитические локальные какие-то вещи, войну между Ираном и Ираком и так далее, и так далее. И вот на этом всем фоне локально вспыхивающих и тлеющих международных конфликтов праздник мира и спорта – что может быть лучше, что может быть вдохновеннее?

Александр Денисов: Сергей Николаевич...

Анастасия Сорокина: Сергей Николаевич, есть зрители.

Александр Денисов: У нас зрители.

Анастасия Сорокина: Хотят тоже вспомнить, как это было.

Сергей Ильченко: Да-да.

Анастасия Сорокина: Маргарита на связи из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте, Маргарита.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Маргарита, я из Москвы.

Во время Олимпиады 1980 года мой брат, Родин Сергей Анатольевич, нес факел 1 километр по Кутузовскому проспекту до арки, потому что после арки уже несли более именитые спортсмены, а брат на то время, он только попал в сборную Советского Союза по легкой атлетике, но в Олимпиаде участия не принимал, нес только факел. Вот, что я вам рассказала. Но факел, к сожалению, дома у нас его не оставили, забрали в спортшколу Черемушкинского района, а далее этот факел из спортшколы куда-то попал, еще куда-то.

Александр Денисов: А сколько вам лет было тогда, Маргарита?

Зритель: Мне было 23 года, а брату было 17.

Александр Денисов: Вы знаете, вот мне было интересно, мне было всего 2 года, я, конечно, не помню Олимпиады. Но вот я помню очень хорошо ощущение от открытия Чемпионата мира, ну невероятно, особенно когда мы столько голов налупили в первом матче, ну это было настолько... По ощущениям схоже или нет, вот хочется понять?

Зритель: Олимпиада и Чемпионат мира?

Александр Денисов: Да-да, по футболу.

Зритель: Нет, мне кажется, Олимпиада и Чемпионат мира не схожи, нет. Тогда, может быть, в Советском Союзе вот это происходило в более таких больших масштабах, и Чемпионат мира... Нет, нет, сравнивать нельзя.

Александр Денисов: Ага. Спасибо, очень интересно.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Еще Владимир из Тольятти у нас. Владимир, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Мне тогда было 30 лет, значит, прекрасно помню это событие, вот.

Впечатления такие: зеленые заборы, которые вдоль трасс железнодорожных от Москвы и до самых до окраин тянущиеся и закрывающие вот эти полуразваленные домишки деревенские, на которых на заборах было намалеваны кольца олимпийские и Мишка, Мишка и кольца, кольца и Мишка. Вот это я помню, я ездил, я сам из Тульской области и ездил, я живу в Тольятти уже, но ездил, проезжал через это и видел.

Что касается одежды, знакомый работал на АЗЛК, это вот знаменитое «Торпедо» было тогда еще, им давали, ударникам труда, билеты туда пригласительные, но выдавали специальную одежду, чтобы не ударить лицом в грязь, одноклассник мой бывший.

Александр Денисов: Что, костюмы выдавали?

Зритель: Чтобы не ударить лицом в грязь перед американцами.

Александр Денисов: Костюмы, рубашки и туфли?

Зритель: Да-да-да, то есть одежду, такую красивую летнюю одежду, понимаете, чтобы красиво выглядели, чтобы все более-менее одинаково.

Значит, предупреждали, что возможны провокации, вот это он мне рассказывал все, собирали их там партбюро и прочие. Помню, как стали пропадать с прилавков в Тульской области, значит, различные такие продукты, в общем, сначала перед Олимпиадой, а потом уже все, пошел обвал полный. То есть были такие колбасные электрички, ездили уже потом, после Олимпиады начали особенно интенсивно ездить...

Александр Денисов: Владимир, спасибо большое. Была такая шутка: длинное, зеленое, пахнет колбасой, что это такое? – электричка из Москвы, да.

Зритель: Ну...

Александр Денисов: Да, Сергей Николаевич, вот видите, вспоминают.

Сергей Ильченко: Да, я вот еще что хотел сказать, очень важный момент. Бытует мнение, и в западных СМИ, особенно спортивных, все время вспоминают Олимпиаду, сейчас тоже это вспоминают в связи с Сочи, в связи со всеми скандалами, и говорят о том, что это была ненастоящая Олимпиада. Вы же сказали о рекордах...

Александр Денисов: Тридцать шесть мировых, да.

Сергей Ильченко: Да, извините. И смотрите, всегда на Олимпийских играх, ну вспомним, например, Сеул, или Пхенчхан, или Чемпионат мира по футболу в Японии и в Корее, хозяев всегда тянут наверх. Так вот, что было бы нам выиграть футбольный турнир Олимпийских игр в Москве 1980-х гг., если бы мы могли нажать на руководство ГДР? Но сборной ГДР мы проиграли в полуфинале, у нас не было золота, точно так же как у нас не было золота и в баскетболе мужском, вот. Поэтому все было по-честному.

И еще один факт, который меня до сих пор поражает, и это говорит о том, что борьба была действительно, что называется, от ножа. На олимпийском стадионе в «Лужниках» в секторе тройного прыжка выступали два спортсмена, один сверхтитулованный Виктор Санеев, трехкратный олимпийский чемпион (Мехико, Мюнхен, Монреаль), и все шутили, что вот четвертое золото надо завоевать тоже в городе на букву «М», стало быть Москва. Но чемпионский титул взял юный эстонский атлет Яак Уудмяэ, который стал олимпийским чемпионом в этом виде спорта, а Санеев получил серебряную медаль. Так что все было, как говорится, по-честному.

Ну и были такие экзотические вещи, как, например, женская сборная Зимбабве по хоккею на троих впервые стала олимпийским чемпионом. Поэтому триумф советского спорта и спорта Восточной Европы был очевиден: никогда больше команды ни ГДР, ни Болгарии, ни Кубы не завоевывали такого количества медалей вообще, а золотых медалей в частности, и это говорит о том, что все боролись, что называется, не за страх, а за совесть.

Кстати, тема Олимпийских игр очень хорошо прозвучала в кино. Были два фильма Юрия Озерова «Баллада о спорте» и «О спорт, ты – мир!». «Баллада о спорте» как бы предшествовала Олимпиаде, а «О, спорт, ты – мир!» по итогам Олимпиады. Были замечательные мультики, помните замечательный мультик «Баба Яга против»? Были песни «До свидания, Москва, до свидания» та самая, под которую улетал Мишка. Более того, в драматургии еще в советские времена драматург Александр Галин написал пьесу «Звезды на утреннем небе», которую поставил в Малом драматическом Лев Додин у нас в Ленинграде, которая рассказывала о судьбах девушек, выселенных на 101-й километр, которые, так сказать, становились свидетелями эстафеты Олимпийского огня. То есть вот такое тоже было своеобразное отражение Олимпиады-80.

И еще одно символическое совпадение. В новой России зимняя Олимпиада прошла в 2014 году, и номер зимней Олимпиады в Сочи-14 был ровно такой же, как и у летней Олимпиады в Москве, 22-й, так что символическое совпадение Сочинской Олимпиады и Московской очевидно. И конечно, надо еще вот о чем сказать. Это был не единственный шанс у нашей страны получить к себе Олимпиаду. Москва, кстати, получила со второго раза Олимпиаду, обыграв Лос-Анджелес, а Лос-Анджелес получил Олимпиаду 1984 года, потому что у него просто не было конкурентов. Причем одним из первых городов, который второй раз получал Олимпиаду.

Так вот, возвращаясь к этой истории с номерами и символикой, конечно, важно помнить о том, что мы боролись, и Москва боролась за летние Олимпийские игры, и Петербург в 1997 году участвовал в борьбе за право принимать летние Олимпийские игры 2004 года, и ваш покорный слуга даже участвовал в этой кампании, он видел изнутри, как готовится даже заявочный комитет, а уж когда речь идет об организации соревнований... Ведь ни одно соревнование не было сорвано ни по каким причинам, ни по каким, так сказать, условиям: все, что было намечено, график был абсолютно выдержан, и ничто не мешало спортсменам соревноваться. Хотя, конечно, опасения были, но они пересилили, так сказать, саму атмосферу, эти 15 дней, я думаю, запомнились всем нашим соотечественникам, потому что у каждого в биографии должен быть праздник.

Вот для, извините за пафос, всего советского народа, для всей больший страны под названием СССР это был действительно праздник, хотя, конечно, усилия были приложены совершенно неимоверные, и можно сказать, что вся страна работала на Олимпиаду, и вот те артефакты, которые остались с олимпийскими кольцами... Кстати, олимпийская символика приводила к удорожанию любого продукта, на котором она появлялась, так что тоже об этом надо помнить. Была даже олимпийская лотерея. То есть все было сделано для того, чтобы страну не загонять, так сказать, в долги, и, в общем, в отличие, скажем, от Монреальской Олимпиады 1976 года мы вышли ну если не в ноль, то с минимальными потерями, потому что у нас был государственный бюджет, понимаете, ну и некоторые вливания спонсоров. Пепси-колу, кстати, продавали во время Московской Олимпиады, это был тоже праздник живота в некотором смысле.

Так вот, значит, в 1976 году Монреаль у себя провел летние Олимпийские игры, те самые, кстати, где был первый крупный бойкот, 29 африканских стран отказались участвовать в Монреале, так что не мы первые начали бойкоты, это к вопросу опять же о бойкоте. Так вот Монреаль...

Александр Денисов: Сергей Николаевич...

Сергей Ильченко: ...задолжал 5 миллиардов долларов и выплачивал для начала XXI века. Так что в этом смысле долгов по Московской Олимпиаде 1980 года у нашей страны нет, мы праздник провели...

Александр Денисов: Сергей Николаевич, очень хочется задать вам вопрос. Провели параллели с сегодняшними временами, вот мы тут в начале сказали, времена идут, но не меняются, уж так выразили мысль, и бойкот, и санкции, все повторяется, и спорт по-прежнему слуга политики. У меня к вам вопрос: ощущалось ли в 1980 году предчувствие, было ли предчувствие гибели империи? Вот многие, вот Карен Георгиевич Шахназаров говорит: «Вот эта риторика советская уже была лживая, неискренняя». И что вот... Вот было у вас предчувствие или нет? Вот сейчас гибель империи другой, за океаном.

Сергей Ильченко: Ну, во-первых, у нас не империя сейчас, это раз, во-вторых, и не была империей наша страна в 1980 году. А Карен Георгиевич, конечно, молодец, потому что его папа был референтом ЦК КПСС и поэтому мог сообщать своему сыну все, что он знает и что не, как говорится, для ушей советского гражданина, поэтому, может быть, он и рефлексирует на эту тему.

Еще раз честно вам скажу, не было никакого ощущения; более того, этого ощущения не было даже вот в 1984–1985-х гг., вот эти гонки на лафетах, эта череда кончин скоропостижных генеральных секретарей. Было ощущение неуверенности, неясности, но ощущение того, что мы стоим на краю гибели, в 1980 году не было абсолютно точно даже несмотря на афганский синдром, который очень многих беспокоил. Да, я служил в армии в 1981–1982-х гг., служил в учебном полку танковом под Ленинградом, но даже в армии не было ощущения того, что мы что-то делаем не так, понимаете. Поэтому праздник был, и ничто и никто его не смогли испортить. Кто не приехал, сам себя обидел. Конечно, было бы с нашей стороны несправедливым не сказать, что мы ответку прислали американцам в 1984 году...

Александр Денисов: Игры дружбы, да.

Сергей Ильченко: Но тут есть еще один очень такой странный момент, который, не знаю, вы обратили внимание или нет, что бойкотировались летние Олимпиады, с зимними Олимпиадами все было нормально, и в Сараево в 1984 году прошла зимняя Олимпиада с участием всех, так сказать, крупных спортивных держав. И первая объединительная Олимпиада, когда уже все бойкота наелись, был Сеул, что тоже характерно, в 1988 году. Это был такой прорыв и для Южной Кореи, и для, кстати, нашей страны, которая Южную Корею, как вы знаете, не признавала, а именно после того, как наша команда поехала с разрешения высоких партийных начальников в Южную Корею, при том что была Северная и осталась Северная, собственно, наступил прорыв в отношениях между СССР и Южной Кореей.

Александр Денисов: Спасибо большое, Сергей Николаевич.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Сергей Ильченко, профессор Санкт-Петербургского университета, доктор филологических наук.

Александр Денисов: Как метко сказал Сергей Николаевич, у каждого поколения свой праздник, ну вот Олимпиада-80 – праздник того поколения. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)