Олимпиада в Токио стала для России самой успешной с 2004 года

Гости
Лариса Белова
тренер МБУ «Заволжский ФОК», первый тренер Дины и Арины Авериных
Иоланда Чен
чемпионка мира по легкой атлетике
Василий Головнин
корреспондент «ТАСС» в Японии
Борис Ходоровский
спортивный журналист

Петр Кузнецов: Мы продолжаем. Ставропольский край написал: «Почему не говорят, что мы на пятом месте на Олимпиаде»?

Да вы что?

Ксения Сакурова: Вот сейчас и поговорим

Петр Кузнецов: Давайте поговорим, смотрите, как быстро исполняются желания.

У России 71 медаль на играх в Токио: 20 золотых, 28 серебряных и 23 бронзовых. По количеству медалей мы на 3 месте общего зачета, уважаемый Ставропольский край (после США и Китая), но вот по золоту (это кому как удобнее вести эти зачеты, вроде бы как по золоту считается официальным), здесь мы пятые, вы правы.

Ксения Сакурова: Об этом мы еще поговорим, как правильно считать победы. Олимпиада в Токио для нас все-таки самая успешная со времен Афин (то есть с игр 2004 года). Мы выступили лучше, чем в Рио в 2016 году и в Лондоне в 2012 году, хотя бы по количеству заработанных медалей.

Петр Кузнецов: В Лондоне у нас был хороший волейбол, здесь чуть-чуть с французами не получилось в мужском волейболе.

В Японии ударный вклад в общее дело внесли представители четырех видов спорта, кстати, об этом. Обратите внимание, с игровыми видами спорта у нас на этой Олимпиаде все очень плохо. По восемь медалей завоевали борцы – это вольники и греко-римляне, соответственно.

Ксения Сакурова: А также фехтовальщики, гимнасты. Еще мы запомнили девушку-стрелка Виталину Бацарашкину, пловца Евгения Рылова и гимнаста Никиту Нагорного – они стали главными российскими мультимедалистами в Токио (это те, кто несколько раз поднимался на пьедестал).

Петр Кузнецов: Это как с мультимиллиардерами.

Ксения Сакурова: Может они станут после этого?

Петр Кузнецов: Может быть, всех благ.

Впрочем, у каждого была все-таки своя Олимпиада, согласитесь, а может быть, ее и не было у вас. Вы смотрели Олимпийские игры в Токио, хотя бы одну трансляцию чего бы то ни было? Напишите нам, пожалуйста. То есть для того, чтобы ответить на вопрос «Да, смотрел», достаточно просмотра одной трансляции. Рассказывайте, ждем вас в эфире.

Ксения Сакурова: Да, интересно знать, за кого вы болели, ваши эмоции, считаете ли вы, что то количество медалей, которое мы заработали на этих играх – это наши победы или все-таки пятое место – это поражение? Все это обсудим.

Петр Кузнецов: Где засудили, мы же любим говорить, что вот здесь нас прижали.

Ксения Сакурова: Ой, да, об этом тоже, мне кажется, стоит поговорить. А прямо сейчас с нами на связи Василий Головнин, корреспондент ТАСС в Японии. Василий Иванович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Василий Иванович. Открывали с вами Олимпиаду, давайте закрывать. Как чувствует себя Токио в первый день после закрытия?

Василий Головнин: Да, добрый день. По Токио гуляют ураганные ветры, я бы не сказал, что тайфунной мощи, но это под 20 м/с, это очень много, это остатки тайфуна, который шел на Токио, да не дошел, к счастью, и ушел на просторы Тихого океана. Так что церемонию закрытия Олимпиады он испортить не смог, дождя тоже не было, но остались мощнейшие ветры, которые сейчас обрывают остатки олимпийской символики с токийских улиц. Так что теперь ждут, Паралимпиада наступает на город Токио.

Ксения Сакурова: Но сейчас все спортсмены уже уехали или еще кто-то остался?

Василий Головнин: Остались. Российская сборная уехала сегодня утром (довольно рано по токийскому времени), но еще достаточное количество иностранных команд остаются в Токио, но, видимо, они все в течение двух-трех дней уедут. Сегодня я ездил по городу и видел еще много автомобилей с флажками иностранных команд, но, в общем-то, они все уезжают. Условия пребывания иностранных спортсменов на Олимпиаде были таковы, что они должны как можно быстрее разъехаться из Токио. Опять же, это все требования, связанные с коронавирусом.

Ксения Сакурова: Закрытие Олимпиады – это обычно грандиозный праздник. Понятно, что в этом году он был особенным. Как проводили время спортсмены после церемонии закрытия, знаете ли вы что-то о том, как они отмечали или, может быть, не отмечали окончание Олимпийских игр?

Василий Головнин: Отмечали, конечно, потому что были очень большие запреты, как вы знаете, в олимпийской деревне и на коллективные сборища, и на распивание спиртных напитков, все это было, но, естественно, после окончания Олимпиады запреты рухнули. Я знаю, не про российскую, правда, сборную, а про другие некоторые азиатские и европейские команды, которые собрались в парке в центре олимпийской деревни (есть такой довольно уютный парк), и ребята там выпивали пиво, веселились, играли на гитарах, пели песни на разных языках. В общем, говорят, было очень весело и очень хорошо.

Петр Кузнецов: Василий Иванович, жители Токио, да и вообще японцы, которые изначально были (большинство из них) настроены против Олимпиады, как они к концу, что там с настроениями у народа?

Василий Головнин: Настроения у народа, бесспорно, стали лучше, это показывают даже мои личные контакты, разговоры со знакомыми. Потому что в начале все, в общем-то, бурчали, я не знал ни одного человека из своего личного окружения, из знакомых, кто бы говорил: «Да, вот скорее бы Олимпиада, мы ее так ждем». Но потом все равно, когда начались сами игры, люди засели у телевизоров, стали все это глядеть, я видел даже в метро и в городских электричках – народ не отрывался от своих гаджетов, телефонов, планшетов – глядели соревнования. И в общем-то, отношение к играм заметно улучшилось, особенно к концу, когда стало ясно, что японская команда (хотя это, конечно, не такая спортивная сверхдержава, как, допустим, Китай или США), набрала рекордное количество золотых медалей за все время своего участия в Олимпиадах, и это, конечно, тоже очень ободряло людей. Но Олимпиада закончилась, отгремели салюты, фейерверки и вообще все это веселье, и я вижу, что разговоры стали немножко смещаться в сторону денежной сферы, которая всегда очень сильно волнует японцев.

Петр Кузнецов: А что именно? Сколько мы потратили на все это, да?

Василий Головнин: Да, именно.

Петр Кузнецов: О, в этом мы похожи.

Василий Головнин: Потому что Олимпиад, в сущности, их было как бы две: та, которая не состоялась в прошлом году, и нынешняя, которая состоялась в таком странном виде, без зрителей, без иностранцев, допущенных в Японию. В конечном итоге Олимпиада оказалась (сейчас пошли уже первые подбитые цифры, пока еще не официальные) очень дорогая, она намного дороже игр в Рио-де-Жанейро, игр в Лондоне. И бюджет Олимпиады оказался более чем вдвое…

Ксения Сакурова: 15 миллиардов говорят, да, Василий Иванович?

Петр Кузнецов: А почему? Они были вынуждены заново строить объекты? В чем дело?

Василий Головнин: 15 миллиардов, да. Потому что, я повторюсь, в сущности, получились две Олимпиады – то, что было заготовлено на прошлый год, эти расходы были списаны, а ведь они были потрачены и на людей, и на персонал, на арендованный транспорт, автобусы, все прочее – все это было выкинуто в корзинку и как бы сделано, занято, арендовано заново, и поэтому все это было безумно раздуто. И конечно, японцы как народ, умеющий считать деньги, сейчас все более уныло глядят на эти цифры. И в общем, думаю, что разговор и с правительством, и с администрацией японской столицы, которая имеет очень большую автономию, и с оргкомитетом будет достаточно жестким.

Ксения Сакурова: И 5000 заболевших – сейчас всплеск в Токио. Что будут делать с этим власти, уже есть какая-то информация?

Василий Головнин: Нет, это немножко не так. За все время. Вы имеете в виду, среди спортсменов и персонала? Среди спортсменов, сопровождающих лиц и всего персонала Олимпиада были выявлены заражения не менее 450 человек, это в целом немного.

Ксения Сакурова: Нет, в целом по стране, я так понимаю, что всплеск инфицированных.

Петр Кузнецов: Из разряда «приехали – навезли».

Василий Головнин: А, в стране – да, по стране сейчас идет новая волна, большие рекордные цифры заражений, особенно в Токио, где я нахожусь, в зоне Большого Токио (между прочим, здесь проживает 38 миллионов человек, это как большая европейская страна на этой территории находится). И да, идет новая волна, но она, как все считают, и эксперты с этим соглашаются, не связана с Олимпиадой. Потому что все-таки и спортсмены, и их сопровождающие лица, и персонал были замкнуты в этой своей закрытой банке и с местным людьми практически не общались. Поэтому нарастание эпидемии происходит в силу всяких внутренних факторов.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Большое спасибо за эту информацию, Василий Иванович, ждем вас дома. Это был Василий Головнин, корреспондент ТАСС в Японии.

А мы продолжаем. Давайте пообщаемся с нашими телезрителями, с аудиторией, с теми, кто, скорее всего (сейчас узнаем), смотрел Олимпиаду, если дозвонились, о чем-то наверняка хотят рассказать.

Ксения Сакурова: Наверняка смотрели, да. Людмила с нами на связи.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню к вам из Торжка Тверской области, возраст у меня почтенный – уже 75 лет. Мы привыкли к победам наших спортсменов в советское время, и очень радостно, что эта Олимпиада прошла на таком подъеме, в общем, очень счастлива и довольна.

Петр Кузнецов: Что смотрели?

Зритель: Смотрела очень много – и пляжный волейбол, и волейбол, и гимнастику (я всегда любила спортивную). И что заставило меня позвонить – это очень хочется поблагодарить комментатора – женщину, которая вела спортивную гимнастику. Это была такая эмоция, она так заряжала зрителей. К сожалению (я смотрела несколько раз), я не слышала ее фамилии, знаю, было сказано, что она олимпийская чемпионка и тренер, а вот кто она – не знаю. И звоню я именно поэтому. Я очень довольна и нашими спортсменами, но я хочу поблагодарить ее.

Петр Кузнецов: Передадим, да. Наша коллега, как не крути. Да, спасибо. Я, честно говоря, не смотрел.

Людмила, можно вопрос, как человеку (как вы сами себя назвали) в почтенном возрасте – вы много олимпиад застали, но как вам кажется, во что превращается современная олимпиада? Вы, тем не менее, с таким же максимальным количеством эмоций смотрели все эти игры, но вам есть с чем сравнить. Можно ли сказать, что олимпийский дух куда-то уходит, то есть во что превращается Олимпиада со временем?

Зритель: Вы знаете, такой длительный перерыв был, когда … хотелось смотреть, что я даже не знаю, с чем теперь и сравнить, к сожалению. Но комментировали, как говорили комментаторы про другие виды спорта, что вроде все справедливо было, а вот с гимнастикой получилась какая-та неожиданная ерунда.

Петр Кузнецов: Людмила, я больше про то, что появляются новые виды спорта – баскетбол 3 на 3, скейтборд – когда олимпийским чемпионом, подумать только…

Ксения Сакурова: 13 лет, да?

Петр Кузнецов: Можно ли было об этом подумать столько лет назад – тринадцатилетняя девочка уже сейчас становится олимпийской чемпионкой, несколько размывается само это достижение, эта звездность, сам статус олимпийского чемпиона – я вот про это, что уходит олимпийский дух.

Зритель: Я считаю, что очень рано выступать, все-таки должно быть возрастное: юношеское – юношеское, а взрослое – взрослое.

Петр Кузнецов: Есть такое замечание.

Зритель: Иначе спортсмены у нас будут уходить очень рано.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Просто поэтому, да, спасибо, это ваше видение. Людмила, Тверская область.

Довольны ли вы выступлением наших спортсменов на Олимпиаде, что вы считаете главным событием этих игр для российского спорта – это вопрос нашим телезрителям, и этот же вопрос задавали корреспонденты на улицах различных городов.

ОПРОС

Ксения Сакурова: Продолжаем.

Петр Кузнецов: «На полет Маши в высоту можно смотреть бесконечно. Это шедевр». Краснодарский край. Это про Марию Ласицкене.

Ксения Сакурова: Да, и наше единственное золото в легкой атлетике.

Петр Кузнецов: Я к тому, что уже какие-то имена появляются в этом опросе. Этот опрос вместе с нами смотрел наш следующий эксперт Борис Ходоровский, спортивный журналист. Борис Матвеевич, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Борис Ходоровский: Добрый день.

Петр Кузнецов: Какие-то имена уже запомнил. Посмотрел, запомнил, может быть, забудет через неделю. Я к тому, что до старта Олимпиады ВЦИОМ провел опрос и доложил нам, что 97% жителей России не могут назвать ни одного спортсмена-летника. А при этом, как мне кажется, наши знают, кто такой Большунов, кто такая Алина Загитова, Евгения Медведева, кто такой Латыпов. Летние игры по популярности уступают зимним? И если да, то почему это происходит?

Борис Ходоровский: Никогда летние игры по популярности не уступали зимним. Если и произошел перекос в последнее время, то только потому, что на телевизионных экранах стали уделять больше места сначала биатлону, потом хоккею, сейчас – фигурному катанию. Кстати, если вы упомянули этот социологический опрос ВЦИОМ, то среди тех, чье имя называли, зная о том, что это будет участница летней олимпиады, с большим отрывом лидировала как раз Мария Ласицкене. Потому что она трехкратная чемпионка мира, потому что она активно выступала за права всех российских легкоатлетов, хотя могла вполне удовлетвориться тем нейтральным статусом, который ей милостиво предоставил президент World Athletics Себастьян Коу и спокойно выступать на коммерческих стартах. Но она вела борьбу за права всех спортсменов. И, мне кажется, эта позиция тоже привлекала российских болельщиков, российских граждан к фигуре, к личности Марии Ласицкене. И я безумно рад за то, что именно она стала олимпийской чемпионкой, хотя прошла сложнейшие испытания. У нее была первая вообще серьезная травма во всей спортивной карьере. И случилась она незадолго до Олимпиады. Она не могла стартовать в международных соревнованиях, потому что не имела нейтрального статуса. И, тем не менее, вышла и показала в Токио лучший результат сезона, который принес ей золотую медаль.

Ксения Сакурова: Борис Матвеевич, вот вспоминая об именах, у всех на устах, конечно же, сестры Аверины и то, что случилось в нашей художественной гимнастике. У меня было ощущение, что девчонкам отомстили за всю сборную. Вот слишком много было русских. Про это писали везде: «Слишком много русских. А почему у них такая форма? А почему они везде?» И вот напоследок в наше самое больное место, в наше сердце или, не знаю, по носу нам ударили художественной гимнастикой. Засудили.

Борис Ходоровский: Это достаточно сложный вопрос, в котором нужно разбираться не депутатам Госдумы, которым надо сосредоточиться на законотворчестве и выполнении указов президента, а не на комментариях о том, как засудили Россию, а специалистам. Дело в том, что действительно победы российских гимнасток-художниц надоели всем. И вид спорта теряет популярность, если побеждают представители одной и той же страны. Допустим, всем надоели победы китайских прыгунов в воду и стараются сделать все возможное, чтобы они не побеждали. Долгое время удавалось отражать все вот эти атаки. Российские гимнастки были на голову выше. Но вот сейчас пришло такое время, когда соперницы уже подтянулись до такого же уровня. Даже израильтянка Линой Ашрам подготовила прекрасные программы к Олимпиаде. У нее тренеры, которые приехали из бывшего Союза. Она специально выучила русский язык, чтобы лучше их понимать. Она была прекрасно готова. Сестры Аверины тоже блестящие гимнастки, многократные чемпионки мира. Но все-таки тренерский штаб сборной России где-то недооценил ту опасность и ту угрозу.

Если борьба идет на равных, можно не сомневаться, что судейские голоса будут не в пользу России. Надо быть либо на две головы выше, как это было у наших девушек-синхронисток, которые выиграли соревнования с таким колоссальным отрывом, что никто даже помыслить не может.

Петр Кузнецов: Тут уже да. У нас есть комментарий по поводу этого спорного судейства в художественной гимнастике. Комментарий первого тренера Дины и Арины Авериной Ларисы Беловой. Давайте посмотрим, послушаем.

Лариса Белова: Когда выступила Арина, я была уверена, что оценка будет намного выше, потому что она отработала чисто. Она отработала чисто. Но когда оценку я увидела, ну, я не знаю, на балла полтора, может быть, ниже, на два балла ниже, я поняла: «Что-то здесь не так. Думаю — может быть, я что-то не увидела. Может быть, я так волновалась. Может быть, судьи судят намного строже. Все-таки это Олимпийские игры». Будем смотреть дальше. Нет, дальше я понимаю. Идет Дина. Я тоже вижу, что ей не ставят ее оценку. И дальше уже поняли девочки сами, когда я уже общалась с мамой. Арина уже после первого вида сказала: «Дина, ты чувствуешь, что нас убирают?» Я считаю, что это было запланировано, что при любом раскладе, если только она совсем не упадет на площадке, наверное, должна была выиграть другая девочка.

Ксения Сакурова: Все-таки, Борис Матвеевич, все говорят (и спортивные специалисты, я много комментариев читала), что занижали с самого начала, с первого упражнения, что не ставили те баллы, которые ставили во время квалификации. Да, действительно. Израильская спортсменка очень яркая, у нее отличное выступление, но она ошиблась. И эта ошибка, по словам Ирины Винер, должна была ей стоить целого балла.

Петр Кузнецов: Давай напомним, что произошло. Она выронила… как это называется? Ленту.

Ксения Сакурова: Ленту, да.

Петр Кузнецов: Выронила и подняла, как будто бы этого не было.

Ксения Сакурова: За такое, по словам специалистов, нужно снижать балл. Но здесь этого не произошло. Почему это так субъективно?

Борис Ходоровский: В таких видах спорта, как фигурное катание, синхронное плавание, художественная гимнастика, в какой-то степени и спортивная гимнастика… Кстати, для вашей зрительницы Людмилы из Торжка я хочу сказать, что фамилия вот этого комментатора, олимпийской чемпионки…

Петр Кузнецов: Лидия Иванова.

Борис Ходоровский: Лидия Иванова. Она жена известного футболиста и тренера, олимпийского чемпиона Мельбурна по футболу Валентина Козьмича. Так вот, в тех видах спорта судейство очень субъективно. И правила в художественной гимнастике за последнее время неоднократно менялись. Причем, во главу угла ставилась сложность выступления, в которой, приходится это признать, израильская спортсменка превзошла наших. Но дело в том, что ее действительно… Мне тоже пришлось беседовать с многими специалистами… Ее действительно подтягивали, создавая какой-то определенный задел. Именно на случай того, если она ошибется в каком-то виде программы. Само по себе падение предмета не может помешать выиграть крупнейший турнир. Та же Дина Аверина выиграла Чемпионат Мира 2019 года в Баку, когда у нее упала булава. Но оценки Линой Ашрам завышались с самого начала. Именно для того, чтобы создать задел. Вот отыграть то отставание, которое было после трех видов программы, было практически невозможно. Но Дина Аверина выступила так, что можно было поверить в чудо, можно было поверить в то, что можно отыграть невообразимый гандикап. К сожалению, у судей было другое мнение.

Мне кажется, что вот эта Олимпиада станет поводом для серьезного пересмотра правил в художественной гимнастике, точно так же как после скандальной Олимпиады в Солт-Лейк-Сити, когда в соревнованиях спортивных пар вручались два комплекта медалей, произошла настоящая революция в фигурном катании. В фигурном катании сейчас достаточно просто. Ты во время выступления спортсменов смотришь на экран, и там высвечиваются баллы, которые поставили ему за прыжок, за вращение, за подкрутку. Как судят соревнования по художественной гимнастике, когда после каждого выступления практически подавался протест, это совершенно непонятно. Ни болельщикам, ни журналистам, ни тренерам, ни самим спортсменам. И у меня создается впечатление, что даже самим судьям.

Ксения Сакурова: Спасибо большое. Борис Ходоровский был с нами на связи, спортивный журналист. Продолжим обсуждать итоги.

Петр Кузнецов: Вот что пишет… Конечно же, в том числе и с нашими телезрители. Ставропольский край: «Девочки, вы все равно лучшие!». «Как ни крути, но спорт стал не тот, что при Союзе. Стала больше преобладать финансовая составляющая. Патриотизм уходит». Это телезритель из Пензенской области. «Такое ощущение, что вовсе никакой Олимпиады не было», - Пермский край.

«Не смотрела. 5 место – это поражение. Скандалы на Олимпиаде – это результат того, что мы сами это позволяем. Не стоит участвовать, когда о Россию вытирают ноги». Мнение из Смоленской области. А сейчас мнение Иоланды Чен, чемпионки мира по легкой атлетике. Иоланда Евгеньевна, здравствуйте.

Иоланда Чен: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Очень много было публикаций в разгар игр в Токио о том, что Олимпиада и в целом олимпийское движение сейчас испытывают серьезный кризис. Понимаете ли вы, о чем речь? Согласны ли вы с этим? Если да, то что имеется в виду?

Иоланда Чен: Вы знаете, я сколько уже имею дело с олимпиадами, а я начала заниматься вообще спортом в 1974 году. И первым моим вообще вот таким воспоминанием об Олимпиаде был 1972 год, куда поехал еще мой папа комментатором, да, Евгений Бернардович Чен. И с тех пор я слежу за олимпиадами. Потом сама к ним готовилась. Потом ездила туда как журналист и до сих пор комментирую.

И вот каждый раз, каждые 4 года, на каждой олимпиаде ставятся одни и те же вопросы, что олимпийское движение переживает кризис. На той олимпиаде был террористический акт. На этой был геноцид. На этой принижали за апартеид. И так далее. Слушайте, это всегда всю жизнь есть, было и будет. Давайте успокоимся по этому поводу. Отличная Олимпиада, отличное выступление российских спортсменов. Да, всегда есть несправедливость.

На всех олимпиадах, если мы сейчас вспомним, в легкой атлетике с ходьбой без конца трагедии, проблемы судейства и так далее. С фигурным катанием на зимних олимпиадах то же самое. Ну что мы все время все об одном и том же?

Петр Кузнецов: Иоланда Евгеньевна, может быть, здесь, если мы говорим о реальных причинах вот этого олимпийского кризиса, может быть, тут многие имеют в виду допинг. А это, согласитесь, серьезная проблема, которая охватывает, разумеется, не только российских спортсменов.

Иоланда Чен: Но дело в том, что допинг, опять же, в спорте присутствовал всегда, в незапамятные годы. И тоже были скандалы, тоже были дисквалификации. Это было всегда. С чего мы решили, что все вот это именно сошлось на этой олимпиаде? Да, есть такие сложности, как и на предыдущих Играх. Но я бы все-таки больше концентрировалась на именно выступлениях спортсменов и на их хороших результатах. Ну зачем мы все время ищем какие-то подвохи черных кошек в этих темных комнатах там, где их в принципе особенно и нет?

Петр Кузнецов: Иоланда Евгеньевна, как вам кажется, когда весь остальной мир будет концентрироваться только на наших результатах и успехах? Когда нас перестанут тыкать в постСочи 2014 года?

Иоланда Чен: Слушайте, я вам честно могу сказать. У меня складывается такое ощущение, что тыкаем нас с Сочи больше мы сами, чем весь остальной мир. Ну, реально. Да, были проблемы. Да, мы их решаем, мы с ними боремся. Но не надо, понимаете, без конца… Мы больше, по-моему, концентрируемся на этих негативах, чем весь остальной мир. И до этого вот такая нехорошая аура. Поэтому давайте обсуждать то, что хорошо. Да, есть проблемы. Да, были проблемы в судействе. Они были всегда. И надо ставить вопросы. Абсолютно… Я не знаю, с кем вы говорили по телефону.

Петр Кузнецов: Борис Ходоровский. Вы наверняка знакомы.

Иоланда Чен: Очень приятно, да. Очень правильно сказал, что после скандала в фигурном катании было пересмотрено судейство. И сейчас там, слава богу, все относительно спокойно. Мы должны сейчас ставить вопросы, если мы говорим конкретно о художественной гимнастике, а это, пожалуй, был самый вопиющий случай на Олимпиаде… Ну, еще в легкой атлетике сняли нашего Василия Мизинова. Об этом почему-то никто не говорит.

Ксения Сакурова: Да, спортивная ходьба тоже.

Иоланда Чен: Да, в спортивной ходьбе вопиющий случай, неправильный, необоснованная дисквалификация. И тоже надо об этом говорить и поддержать спортсмена, так же как девочек в художественной гимнастике. Надо пересмотреть. Потому что на самом деле сейчас эти тайные, кулуарные судейские глупости в художественной гимнастике делаются специально, для того чтобы люди не понимали, что происходит. И сейчас все судьи в художественной гимнастике нам во весь голос кричат, что у них самое главное – это сложность. И за счет сложности Линой выиграла. И то, что она уронила, якобы ничего страшного. А вообще в принципе критериев в таких субъективных видах спорта, как художественная гимнастика, фигурное катание, падение или падение предмета должно быть ключевым моментом, для того чтобы проиграть. Так сейчас стало в фигурном катании. Потому что мы можем заявить шесть четверных прыжков, выйти на площадку на лед, пытаться их по-честному делать и сидеть, извините, на пятой точке, а потом говорить, что у нас же сложнее была программа, чем у предыдущих. Ну, мы не справились, мы упали. И дайте нам…

Ксения Сакурова: Знаете, есть такая поговорка: «Взялся за гуж – не говори, что не дюж».

Петр Кузнецов: Не знаю такой поговорки.

Ксения Сакурова: А вот Владимир Владимирович, я думаю, знает. Спасибо большое. Иоланда Чен была с нами на связи, чемпионка мира по легкой атлетике. Мы подводили итоги Олимпиады. 5 место у нашей команды, 71 медаль. Мне кажется, это хороший результат.

Петр Кузнецов: «Лучше наших никого нет». Вот этой СМС-кой из Приморского края закончим. Но не эфир.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)