Евгений Ловчев, Александр Тихонов, Андрей Митьков и Алексей Кыласов: Олимпийская сказка, прощай

Гости
Алексей Кыласов
доцент кафедры индустрии гостеприимства, туризма и спорта РЭУ им. Г.В. Плеханова, президент Всемирного общества этноспорта
Евгений Ловчев
обозреватель газеты «Советский спорт», заслуженный мастер спорта РФ, бронзовый призер Олимпиады 1972 года
Александр Тихонов
член Правления Союза биатлонистов России, 4-кратный олимпийский чемпион, 11-кратный чемпион мира
Андрей Митьков
член правления организации «Спорт и право»

Оксана Галькевич: Ну а теперь переходим к обсуждению, уважаемые друзья, нашей следующей темы. Вот я вас спросила перед этим, в каком настроении вы ждете Олимпийских игр, которые открываются уже буквально завтра – наверное, я предположу, не в самом праздничном, правда?

Константин Чуриков: И это, может быть, даже не связано с Олимпиадой, кстати.

Оксана Галькевич: Ждали и ждем… Связано, наверное, с тем, что вот завтра уже открытие, а какой-то, знаете, определенности даже в том, каким будет состав, мы ведь до сих пор этого не знаем. Борьба по сути дела за то, чтобы кто-то из спортсменов вернулся в состав – я даже не знаю, как теперь сказать, сборной или не сборной – числа наших спортсменов, выступающих в Пхенчхане, продолжается.

Константин Чуриков: Жизнь состоит из неопределенности. Но что касается спорта олимпийского, возможно, шанс изменить что-то есть. Завтра в Пхенчхане в 5 утра по московскому времени выездной подразделение спортивного арбитража огласит вердикт по двум коллективным искам россиян. Эта процедура уже дважды, кстати, переносилась. Двухдневный процесс завершился сегодня, 45 ведущих атлетов и 2 тренера требуют отменить решение МОК, он не пригласил их на зимние Игры, потому что комиссия МОК сочла этих спортсменов и тренеров недостаточно "чистыми" от допинга. По информации портала "InsiderGames" арбитраж удовлетворит апелляции только некоторых спортсменов. Это означает, что они смогут присоединиться в Пхенчхане к нашей делегации в буквальном смысле в последний момент.

Оксана Галькевич: Церемония открытия Олимпиады начнется завтра в 14 часов по московскому времени. Пока на Играх имеют право соревноваться 168 олимпийских атлетов из России, так мы будем это называть.

КонстантинЧуриков: Athletes from Russia.

Оксана Галькевич: Да. Конькобежка Ольга Граф от приглашения МОК отказалась единственная из всех россиян. Сегодня стало известно, что на Олимпиаду точно не попадут лидеры сезона – конькобежцы Павел Кулижников и Денис Юсков, а также еще 4 наших атлета и 7 тренеров. Их апелляции выездное подразделение спортивного арбитражного суда рассматривает не стало, все 6 спортсменов ранее уже отбыли дисквалификацию за допинг.

Константин Чуриков: Ну что скажете, господа присяжные заседатели? Какие выводы надо бы сделать, как реформировать нашу спортивную систему? Звоните, предлагайте свои решения – 8-800-222-00-14 наш телефон в студию, SMS-портал 3443, в начале буквы "ОТР".

Оксана Галькевич: Ну а теперь давай представим нашего гостя: в студии программы "Отражение", уважаемые друзья, сегодня заслуженный мастер спорта России, лучший футболист Советского Союза 1972 года, бронзовый призер Олимпийских игр 1972 года, а также посол Чемпионата мира по футболу, который пройдет в этом году в нашей стране, Евгений Серафимович Ловчев. Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте, добрый вечер.

Евгений Ловчев: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Ну вы еще обозреватель газеты "Советский спорт". Все перечислили, кажется.

Константин Чуриков: Евгений Серафимович, давайте начнем все-таки с главного. Сейчас у нас покамест 168 наших спортсменов в Пхенчхане, дай бог будет больше, сколько, не знаем. Но все-таки какие-то виды на урожай, виды на медали, как вы думаете, по вашим прикидкам, оценкам, какое место в общем медальном зачете?

Евгений Ловчев: Да сегодня вопрос не в медалях стоит. Нас обложили со всех сторон что с политической, что уже… Когда мы знаем, кто в принципе как-то нормализовал обстановку в Сирии, выступает Трамп: "Это я сделал", понимаете? Здесь разговор идет о другом, о том, что надо сопротивляться.

Потому что долгое время… Какие-то интересные вещи. Нас не допускают на летнюю Олимпиаду, Юлия Ефимова в последний день так же, через вот это отделение CASуже там, на Олимпиаде добиваются того, чтобы она могла участвовать, берет две серебряные медали. Почему так долго все это делалось, я не могу понять? Подождите, люди подумают: почему футболист рассуждает о зимних видах спорта? Ребята, потому что Олимпиада – это не футбол, или баскетбол, или плавание, или что-то, это участвует страна, и показано, как в этой стране развит футбол. Никто никому ничего не доказал. Когда нам говорят все время одно и то же: "У Родченкова что-то есть, у Макларена что-то есть", уже сейчас давно бы выложили все, что только можно, понимаете?

Константин Чуриков: Евгений Серафимович, и все-таки эти все поиски виноватых, виноватого, теория заговора – это уже длится давно. Вот завтра начинается Олимпиада, 168 ребят, девчонок едут, спортсменов, и хочется все-таки понять, на что можно рассчитывать. Мне кажется, это вопрос вполне непраздный, мы все равно будет так или иначе, наверное, следить за Играми.

Евгений Ловчев: Ну мы же все знаем, мы все знаем.

Константин Чуриков: Что знаете вы? Я не знаю просто.

Евгений Ловчев: Наша сборная по хоккею может рассчитывать, девочки-фигуристки, которые все последнее время вдвоем-втроем все время на пьедестале находятся; можно что-то от саночников ждать. Но когда убирают лидеров, Шипулину, Устюгова, Ана, где мы могли это сделать, то сегодня ведь не вопрос того, сколько мы медалей завоюем, как всегда планово у нас, знаете, мы едем, чтобы завоевать столько-то медалей. Сегодня важна одна вещь: как люди, которые поехали туда представлять нашу страну, будут сражаться за эту страну. Возможно, девчонки или ребята, лыжники, которые не выигрывали ничего, но все равно они поехали туда, и здесь не выиграют, потому что сильнее есть лыжники. Но мы должны видеть одну вещь, что они вот за все то, что творят сегодня спортивные чиновники моковские… Ведь можно же точно так же к Баху придраться, откровенно говоря: "Ты с той стороны, которая войну когда-то, вы все там хотите войны на самом деле", понимаете, "Тебе нельзя управлять МОК", как они нам говорят: "Вы из той страны…" Ведь не доказано ничего по поводу Ана, по поводу Устюгова, которого сломали просто.

Оксана Галькевич: Так вот, может быть, вы сказали, что было бы что-то, давно бы уже, что называется, выложили доказательство на стол.

Евгений Ловчев: Да.

Оксана Галькевич: Так, может быть, цель другая, психологически надломить, чтобы не было новых медалей в силу вот этого состояния?

Евгений Ловчев: Так все то же самое в политике, везде видим. Я не договорил самую вещь. Мне важнейшим является сейчас увидеть, что все наши сражаются за Родину там, и я буду смотреть все, если даже там сейчас включат, кто дальше плюнет, и там Россия будет участвовать, я буду смотреть и это соревнование. Потому что сейчас как раз наши спортсмены, во все времена это было, когда нас заденут, мы можем перепрыгнуть что хочешь на самом деле, как эти ребята будут сражаться за медали и за Родину, понимаете в чем дело? Вот это самое главное. А считать, кто завоюет сколько, не самое главное на самом деле в сегодняшней ситуации.

Оксана Галькевич: Вот у нас есть звонок, но прежде чем мы выслушаем нашего телезрителя, я все-таки предлагаю посмотреть на то, как выглядела наша заявка на участие в Олимпийских играх: в самом начале это было 500 человек в первоначальном составе, потом МОК сократил квоту Российской Федерации на 389, мы получили приглашение от Международного олимпийского комитета только для 169 спортсменов, и вот сейчас 15 человек в итоге ожидают еще решения Международного спортивного арбитража.

Константин Чуриков: А вот тут еще интересно по поводу как раз допинга и лишения олимпийских медалей, полученных ранее. Если в России, что касается России это только 35 таких случаев… Ну как "только 35" – 35, давайте сопоставим это с остальными странами. Штаты лишили 11 медалей, белорусов – 9 медалей, Казахстан – тоже 9 медалей, Украина – 8. То есть, в общем…

Евгений Ловчев: Стоп-стоп, нам вернули сейчас много медалей. Я года 2 назад познакомился…

Константин Чуриков: Это мы всего в сумме посчитали.

Евгений Ловчев: …считай с великим спортсменом Сашей Легковым, которого не допустили, а сейчас не допускают еще, но вернули золотую медаль за 50 километров в Сочи. Еще: я смотрю много сейчас, я смотрю, как Бах выступает на сочинской Олимпиаде и говорит: "Лучшая Олимпиада, выше нет ничего", и чего сейчас творит в том числе? Даже когда суд признает, что вы не правы, и этих ребят реабилитирует, верните, пожалуйста, медали, он говорит: "Надо суд расформировать". Договорились, елки-палки.

Оксана Галькевич: Валерий из Хабаровска, давайте поговорим с ним. Валерий, здравствуйте.

Зритель: Доброй ночи, у нас уже глубокая ночь.

Я хотел бы позволить себе не согласиться с господином Ловчевым. Вы знаете, мы, обыкновенные люди, я это говорю исходя из бесед со своими многочисленными знакомыми – мы бы лучше увидели от наших спортсменов, если бы они сказали, что то, что творится сейчас в отношении Российской Федерации с помощью чиновников МОК есть оскорбление нашего народа и поэтому мы как спортсмены не хотим в этом принимать участия и мы не будем выступать в этой Олимпиаде. Вот если бы так поступили наши спортсмены, мы бы, россияне, болельщики, поддержали их. Потому что если нашей сборной не было бы на этих Олимпийских играх, то тогда бы ценность этих Игр в отсутствие величайших спортсменов современности была бы ниже. А так получается, что так называемые…

Константин Чуриков: Мы легитимизируем эти Игры, вы хотите сказать?

Зритель: Нет, государство не должно было бы делать эти Игры, а спортсмены каждый сам должен был заявить: "Не поеду, потому что это оскорбление моей Родины". Вот что я хочу сказать.

Оксана Галькевич: Валерий, скажите, ну в истории-то потом по прошествии многих лет что останется? Мы же знаем, что были случаи бойкотов со стороны других стран, вы помните, в каком году это было, вы помните, что в этот год стоимость советской медали была ниже…

Зритель: Это были бойкоты по политическим основаниям, которые объявляли государства, или Соединенные Штаты нам, или мы им. Но когда спортсмен говорит, что "Я не могу в этом принимать участия, потому что это оскорбляет мою Родину", это совсем другое. Вот меня интересует только одно. Вот представьте ситуацию: предположим, наш лыжник или биатлонист идет на финишную прямую, первый на финише, будет чемпионом. Ему с трибуны подают российский флаг, он возьмет его в руки или нет? Для меня вот это важнее, чем участие наших спортсменов в Олимпиаде.

Константин Чуриков: Валерий, спасибо за ваше мнение.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Как прокомментируете?

Евгений Ловчев: Подождите-подождите, я задам вам вопрос.

Константин Чуриков: Пожалуйста, на четвертую камеру.

Евгений Ловчев: А вам важно, чтобы у нас Чемпионат мира по футболу прошел?

Константин Чуриков: Валерий, если вы нас слышите, отзовитесь.

Зритель: Очень важно, очень важно.

Евгений Ловчев: Очень? А вот если бы мы бойкот устроили этому, то у нас отняли бы Чемпионат мира.

Зритель: Не думаю.

Евгений Ловчев: А я не думаю, я знаю.

Зритель: Наоборот, я считаю, они бы…

Евгений Ловчев: Вы думаете, а я знаю.

Зритель: А так получается, извините, нас нагнули, просто мировой Запад нас нагнул.

Константин Чуриков: "Мировой Запад".

Евгений Ловчев: А если эти ребята, которые поехали, сейчас возьмут их и хорошенечко вздрючат, я так скажу, и выиграют все, кто кого нагнет?

Зритель: Знаете, что-то я сомневаюсь, что мы там выиграем.

Евгений Ловчев: А, ну вот от этого и пляшите.

Зритель: Я предполагаю, сейчас начнутся наши очередные выявленные так называемые допинги. Я боюсь, что нас там будут засуживать, начнется там ночь-полночь взимания этих самых тестов на допинг. Нам не дадут там победить, вот помяните мое слово.

Константин Чуриков: Валерий, мы вас поняли. Дай бог, чтобы ваши прогнозы не сбылись и все-таки медали были, победы были, за которые спортсменам еще большая хвала и честь в этих-то условиях.

Давайте сейчас поговорим, у нас есть возможность по Skype связаться со спортивным юристом – это Андрей Митьков, член правления организации "Спорт и право". Здравствуйте, Андрей, вы нас слышите?

Андрей Митьков: Да, добрый вечер, только я не по Skype, а по телефону, и не юрист, а менеджер все-таки.

Константин Чуриков: Прошу прощения, хорошо. Андрей, все-таки расскажите нам, каковы перспективы? Мы с этого буквально начали. Каковы перспективы у спортсменов, которые подали коллективные иски в арбитраж, быть оправданными, во-первых, и во-вторых, попасть-таки на Олимпиаду?

Андрей Митьков: Ну если они будут оправданы, точнее те, кто будут оправданы, автоматически попадут на Олимпийские игры.

Константин Чуриков: А почему автоматически? Потому что у нас не все оправданные попали на Олимпийские игры, насколько я помню.

Оксана Галькевич: Да.

Андрей Митьков: Нет, сейчас ведь они… Второй этап, спортсмены опротестовывают именно неприглашение, понимаете? Тогда они опротестовывали то, что они не виноваты, 28 человек были признаны невиновными, а сейчас опротестовывают именно отсутствие приглашений. И шансы… Вы знаете, я вспоминал сегодня уже в беседе Олимпиаду в Рио-де-Жанейро, где мы с коллегами участвовали в десятке процессов, что-то выигрывали, что-то проигрывали. Мы жили прямо в той же гостинице, где находилась вот эта выездная панель CAS, они находились на втором этаже, мы жили на шестом этаже, мы даже на слушаниях спускались как бы не в тапочках, конечно, но в тапочках бегали узнавать, когда будут решения, донести какие-то документы, которые у нас запрашивали, и так далее. И мы сидели на слушаниях, были внутри процесса, никогда мы заранее не знали и не предполагали, никто не говорил, никто не намекал о том, какое решение будет вынесено. Поэтому сейчас…

Оксана Галькевич: Ну понятно. Мы, собственно говоря, не исходя из намеков спрашиваем о том, какую оценку шансов вы даете исходя, собственно говоря, из профессионального понимания.

Андрей Митьков: Все на качелях. Смотрите, кто-то говорит, "InsiderGames" пишут, что кого-то оправдают; в то же время CASпринимает решение 28 спортсменов оправдать, а сегодня отказывается рассматривать иски соответственно наших 6 спортсменов и 7 тренеров, специалистов, врачей, которые тоже как бы оспаривали то же самое, неприглашение на Олимпийские игры. Это просто CAS отказал adhoc, выездная панель отказалась рассматривать. Поэтому… Мне, естественно, хотелось бы, чтобы всех допустили и чтобы ребята приехали, выступили и надрали всем задницу, но не так долго осталось ждать…

Константин Чуриков: Пятую точку.

Андрей Митьков: …в 5 утра по Москве.

Оксана Галькевич: Андрей, скажите, пожалуйста, завтра будет какое-то решение, кого-то оправдают, возможно, мы на это надеемся, и он попадет в состав наших спортсменов, кого-то нет, вот какой-то будет расклад. Что дальше вообще после всех этих событий нужно делать, как действовать? Восстановления справедливости еще в какой части мы должны добиваться?

Андрей Митьков: Все нюансы, в которые можно влезть, включая компенсацию за поруганную честь и достоинство, компенсацию затрат на подготовку, которые спортсмены несли, но не смогли это все реализовать, всякие прочие моменты. Это нужно судиться абсолютно точно, и вроде бы настрой такой есть, я сегодня встречался с двумя спортсменами, обсуждали как раз эту тему – спортсмены из числа тех, кого не пригласили.

Константин Чуриков: Андрей, еще хочет вам задать вопрос наш гость Евгений Ловчев. Да, пожалуйста.

Евгений Ловчев: Андрей…

Андрей Митьков: Да, Евгений Серафимович, здравствуйте.

Евгений Ловчев: Да-да, привет. Спортивный суд принимает решение, 28 человек оправданы. Что такое панель вот эта? – это же часть суда этого?

Андрей Митьков: Да-да.

Евгений Ловчев: Как она может отменить то, что суд принял?

Андрей Митьков: Там разные юридические нюансы, потому что суд их оправдал в той части, что у спортсменов не было допинговых нарушений на Олимпийских играх 2014 года в Сочи. Вот их оправдали по этой линии. Но мы сейчас находимся в такой ситуации, если говорить об опущенных юридических возможностях, как раз вот в этой части надо говорить, что Олимпийский комитет России временно дисквалифицирован, поэтому он не имеет права заявлять спортсменов. И ситуация эта… Не мы заявляем, не Россия заявляет тех спортсменов, которые отобрались на Олимпийские игры, а МОК кого хочет, того и приглашает.

Евгений Ловчев: А, МОК с барского стола нам дает кого-то заявить, да?

Константин Чуриков: Андрей, спасибо за ваше участие, за ваш комментарий. Андрей Митьков, менеджер организации "Спорт и право" был у нас в эфире.

Кстати, еще такая интересная деталь, мы разные нюансы сегодня будем рассматривать: я сегодня слышал утром, включив радио, что как раз-таки члены Олимпийского комитета России, которые дисквалифицированы, имеют право в частном порядке поехать на Игры.

Оксана Галькевич: Как частные лица.

Константин Чуриков: Мне стало интересно: это они поедут в частном порядке за государственный счет или сами? Информации такой у вас нет? Как это делается?

Евгений Ловчев: У меня нет, конечно, такой информации, но вот Альберт Демченко, которому запрещено туда ехать, тоже отнимали и вернули сейчас медаль. Он старший тренер саночников или бобслеистов, кого-то, я могу путаться. Он говорит: "Я взял билеты и еду туда смотреть".

Константин Чуриков: В частном порядке.

Евгений Ловчев: А если разрешат, они же многие туда приехали уже и ждут этого… Я каждый день… Серьезно, ребят, я утром первое что включаю, все-таки ночью, каждый день, сегодня будет или завтра будет, послезавтра – соревнования-то начинаются.

Оксана Галькевич: Уже идут, да? Уже идут квалификации?

Евгений Ловчев: Вы что со спортсменами-то делаете? И вот это издевательство на самом деле идет.

Оксана Галькевич: Давайте перед тем, как мы уйдем на небольшой перерыв, еще выслушаем нашего телезрителя из Башкирии Рената. Ренат, слушаем вас.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день, здравствуйте. Я рад, что дозвонился, я очень долго звонил. Я думаю, наверное, нашим ребятам из России стоит ехать туда обязательно. Потому что вспомните наших ребят, даже дедов, отцов, которые воевали: одни стояли напротив… и Чечню, и Афганистан, они всегда одни отстаивали, один человек отстаивал, понимаете? Поэтому должен хоть один, или два-три независимо от этого, должна стоять наша российская…

Константин Чуриков: Да, какие-то другие люди не смогли отстоять право быть сборной с флагом…

Оксана Галькевич: Спасибо, Ренат.

Константин Чуриков: …а вот им приходится, придется это право отстаивать.

Евгений Ловчев: Ребят, нас поставили в такие условия, что не поехали – три Олимпиады будем пропускать, еще какие-то. Нам приходится в чем-то все-таки склонить голову. Но весь вопрос в том, как мы выходим из этого, с какими медалями, как дальше будем выступать, только и все.

Константин Чуриков: Мы не склоняем голову, мы просто сделаем небольшой перерыв на новости и скоро продолжим. Смотрите ОТР.

НОВОСТИ

Константин Чуриков: И вот мы продолжаем говорить обо всем, что касается Олимпиады и наших спортсменов. 45 из них ждут решения спортивного арбитража и надеются, что будут допущены до Игр в Пхенчхане. При этом, конечно, без флага, при этом очень много ограничений. Ну и поскольку в таком усеченном составе наша сборная, поскольку столько скандалов вокруг этого, многие наши зрители нам сейчас пишут, что, в общем, они тоже считают, что спортсмены должны были отказаться и не поехать. Так вот вопрос, давайте уже проголосуем "да" или "нет": Олимпиаду смотреть будете? Ждем ваших ответов по номеру 3443, в начале буквы "ОТР" – "да", если будете, "нет", если вам это неинтересно, не нужно. Скоро подведем итоги.

Оксана Галькевич: Ну а я сейчас еще раз давай напомню о том, кто у нас в студии: рядом с нами Евгений Серафимович Ловчев, обозреватель газеты "Советский спорт", то есть наш коллега, а так же, уважаемые друзья, заслуженный мастер спорта, лучший футболист Советского Союза 1972 года, бронзовый призер Олимпийских игр и посол Чемпионата мира по футболу, который пройдет в этом году в нашей стране.

Константин Чуриков: Евгений Серафимович…

Евгений Ловчев: Знаете, я был участником Олимпийских игр.

Оксана Галькевич: Так.

Евгений Ловчев: Мы завоевали бронзовые медали. Сейчас я напомню людям, что Советский Союз тогда в этой Олимпиаде в Мюнхене завоевал 50 золотых медалей, 50. И когда нам начали: "Ну что же вы?", мы начали шутить, так, знаете, мол, 50 – такая цифра…

Оксана Галькевич: То есть как бы мало, да?

Евгений Ловчев: Такую цифру…

Оксана Галькевич: Ждали больше?

Евгений Ловчев: Нет-нет, цифру такую не хотелось портить. Чиновники спорткомитетские сказали: "Мы бы все 50 поменяли на одну, предположим". Вы знаете, на Олимпиаде… Вот как сказать… Мы едем, футболисты, на Чемпионат мира, Европы, и мы сами в своем кругу каком-то крутимся. А там мы представляем страну. Здесь все равно мы как бы наш футбол представляем, там страну представляем. Там настолько это… Я помню, как мы с Сашей Шидловским – это олимпийский чемпион по водному поло – идем, Корбут навстречу идет. "Ты что расстроенная?" – "А я три золотые медали выиграла, не знаю, куда деньги тратить, честно говоря". Вы знаете, там совершенно другая атмосфера.

Теперь вот по поводу того, что пишут, что вот не поехали бы. Первое: не суди и не судим будешь. Я тоже, когда сидел, сказал себе: "Я бы, наверное, не поехал". Но вот разговаривал с Сашей Легковым, он мне говорит: "Евгений Серафимович, практически страна…" Сколько времени-то, 2 года назад дисквалифицировали человека, и вот только сейчас что-то сдвинулось с места. Он говорит: "Я же кроме этого ничего не могу, я всю жизнь занимался, это моя работа, мне семью надо кормить". И когда говорят об альтернативных Играх, которые будут здесь, ребят…

Константин Чуриков: Вот! Я об этом хотел вас спросить, сегодня у нас Виталий Мутко предложил.

Евгений Ловчев: Это для того, чтобы этих ребят как-то все равно, будем так говорить, дать им заработать деньги, вот так. И это правильно.

Константин Чуриков: Вернее, Виталий Мутко не предложил, он сегодня заявил – вице-премьер Виталий Мутко – что вскоре выйдет соответствующее распоряжение правительства страны о проведении альтернативных Игр для спортсменов, которые не участвуют в Олимпиаде в Пхенчхане. По его словам, на соревнованиях будет призовой фонд, будут приглашены спортсмены из других стран, в ближайшие дни будет выпущено соответствующее распоряжение правительства.

Евгений Ловчев: Ну у нас же летом было такое, когда Олимпиада… Было же.

Оксана Галькевич: В Бразилии тогда, да.

Константин Чуриков: По поводу альтернативных Игр, нужно это или не нужно, хочется отдельно вас спросить. Как вы считаете?

Евгений Ловчев: Я еще раз говорю: для этих ребят это профессия, и дать им возможность реализовать себя, соревноваться, но самое главное, заработать все равно. Кто-то скажет: "Ну как так, заработать?" Но они же не за последнее место заработают, а за первые места будут зарабатывать точно так же, не просто им на карточку деньги перевести, понимаете, а дать возможность заработать людям.

Оксана Галькевич: Евгений Серафимович, но государство в такой ситуации, может, и не оставило бы их без средств к существованию. Вы знаете, мы когда обсуждали эту историю буквально недели 2 назад в этой самой студии, речь шла о том, что якобы (правда это или неправда), кулуарно ходят люди, общаются с нашими спортсменами, предлагают им в личном порядке написать отказ, отказаться от участия в Олимпийских играх, обещая…

Константин Чуриков: …морковку.

Оксана Галькевич: …что все будет нормально, обещая морковку. Но мы понимаем, что государство в такой сложной ситуации не оставило бы, наверное, без средств к существованию.

Евгений Ловчев: Это мы все понимаем. Но я спортсмен, ребят, я столько видел спортсменов, которые жизнь заканчивали – великие, и Яшин, и Нето, понимаете – в совершенно не том достатке, в котором Бобби Чарльтон это делает или Роналдиньо, предположим.

Оксана Галькевич: У нас так не только в спорте, к сожалению, Евгений Серафимович.

Евгений Ловчев: Да, да. Но если вы хотите меня спросить, еще раз говорю: я с уважением отнесусь к тем людям, которые поехали туда и которые будут биться за страну и выигрывать, и еще с большим уважением к тем, кто отказался. Но когда мы говорим (Ольга Граф отказалась, по-моему), она же ведь отказалась по определенным причинам, потому что не пустили ее подруг, с которыми она должна была эстафету бежать, она одна осталась.

Оксана Галькевич: То есть она бы одна… Так, смысла не было?

Константин Чуриков: Ну все равно какую-никакую солидарность девушка проявила.

Евгений Ловчев: Нет, я с уважением к этому отнесусь однозначно и сам, возможно, не поехал бы.

Константин Чуриков: У нас сейчас есть возможность поговорить с вашим коллегой, спортсменом…

Евгений Ловчев: С моим другом прежде всего.

Константин Чуриков: С другом Александром Тихоновым – это член правления Союза биатлонистов России, 4-кратный олимпийский чемпион, 11-кратный чемпион мира. Александр Иванович, добрый вечер, мы с вами сегодня по Skype, удаленно общаемся. Александр Иванович, вот мы сейчас вы слышите о чем говорим, как-то вот мы опускаем какие-то, значит, взоры негодования в сторону МОК, в сторону какого-то заговора. И почему-то мы ничего не говорим о наших, в общем-то, здешних родных чиновниках, по причине, в общем, деятельности которых, наверное, все это и произошло. Какие у вас на данный момент есть вопросы к нашему спортивному руководству?

Александр Тихонов: Ну я уже много говорил и по телевидению, и в прессе, и на своем сайте. На моем сайте стоит все, все мои мнения, все мои заключения абсолютно. Я могу сказать так: 99.999, что виновато руководство наших двух ведомств, и вышестоящие товарищи то же самое. Поверьте мне, абсолютно безграмотное отношение. Вы посмотрите: перед Олимпиадой в Сочи у нас аннулировали 37 медалей – это доказанный допинг. Значит, в биатлоне около 20 или 21 за последнее время. Последний ручной мяч, легкая атлетика, там все мониторится, понимаете? Мы обсуждаем всей страной, вот и Женя обсуждает рядом с вами, и я теперь.

Второй вопрос: а где те люди, которые должны были ответить? Вот которые должны вместо нас с Ловчевым сидеть и не раскалывать общество? Вы посмотрите, обсуждают на всех каналах, во всей прессе, даже…, член МОК, по телевидению сказал, что 90% обсуждают людей, которые понятия не имеют и не имеют отношения к спорту. Где те люди хоть раз ответили? У нас дисквалифицировали двух героинь, Лазутину и Егорову – скажите, пожалуйста, за последние 20 лет кто-нибудь наказан? Мы хоть раз выполнили правило МОК? Отстранили тренера в Мордовии, запрещено появляться на спортивных объектах, он продолжает тренировать, а "допингеры" продолжают ходить по трассам, это все снимать. Мы все против всех правил.

Оксана Галькевич: Александр Иванович, скажите, почему такая ситуация? Вы говорите, что, в общем, это не первый такой случай, вопиющих историй было много, когда отстраняли наших спортсменов, и наши спортивные чиновники никакой ответственности не понесли. А как вообще по внутреннему регламенту, так скажем? Есть руководство спорта, всевозможные комитеты, организации, не очень хорошо в этой структуре ориентируюсь…

Константин Чуриков: Есть вице-премьер.

Оксана Галькевич: Кто должен поставить этот вопрос, что друзья, давайте делать выводы, человек должен уйти. Как вообще по внутреннему регламенту?

Александр Тихонов: Вы знаете, передо мной за последнее время очень многие извинились чиновники, причем извинились по-настоящему, не буду называть фамилию, очень высокого уровня. В 2006 году я сказал на большой конференции, что дорогие мои, в повестке не было, у меня все записано, давайте обратим внимание на допинг, настанет час и год, когда мы опозоримся на весь мир – "Тихонов гонит пургу". В 2009 году знают все спортивные чиновники от Кремля до Мутко и Жукова, значит, сказал: "Дорогие мои, в 2013 году начнутся большие политические события против нас перед Олимпиадой в Сочи". Если мы за 2014-2016-е гг., сколько было времени решать вопросы, не решим, в 2017 году нам труба. Она пришла. Вы думаете, кто-нибудь сказал хоть слово? Нет, Олимпиада в Сочи, подобной Олимпиады никогда в мире больше никто не проведет.

Евгений Ловчев: Саша…

Александр Тихонов: И мы испохабили вот этим безграмотным спортивным руководством.

Евгений Ловчев: Саш, можно я сейчас тебя поддержу вот в чем? Многие не поняли, о чем он говорил.

Константин Чуриков: Почему? Все понятно, все как раз понятно.

Евгений Ловчев: Нет-нет, он говорит то, что все знают и я все время буду говорить про то, где все чиновники, почему в последнюю неделю все решается, в последние дни решается? Он сказал следующую вещь: когда, по-моему, у Ходакова, одного на допинге поймали, другого, третьего, четвертого, тот же тренер, которого отстранили, где-то там прятался в машине, его снимали и потом опять показывали. Это говорит о чем? О том, что поймали человека – накажите, в конце концов, и показывайте людям, что мы боремся с этим.

Александр Тихонов: Мы элементарно не соблюдаем правил МОК. Я очень хорошо знаком с Томасом Бахом, не надо его поливать. Даже Шамиль Тарпищев, очень осторожный товарищ, сказал: "Это слава богу, что нас так мягко наказали", понимаете?

Оксана Галькевич: Александр Иванович, вы знаете, вы сказали о том, что перед вами извинились несколько человек довольно высокопоставленных, занимающих серьезные места в этой спортивной иерархии. Но вы знаете, ситуация такая, что я сейчас сижу перед этим порталом, и надо бы вот извиниться перед всеми вот этими людьми, перед нами извиниться надо, понимаете? Я понимаю, что вы люди неравнодушные…

Александр Тихонов: Перед всей Россией, понимаете!

Оксана Галькевич: Вот, да.

Александр Тихонов: Проснулись…, нас всех пинала: "Не надо этого делать". Вы поверьте мне, 14 ВУЗов, университетов, академий спорта – ни одного института физкультуры нет ни в одной стране. У нас тренеры иностранные, приглашаем специалистов иностранных, нет нормальной спортивной медицины – вот наша проблема, понимаете?

Константин Чуриков: Кстати, тут зритель один спрашивает, Александр Иванович и Евгений Серафимович: "А интересно, где-то вообще в развитых странах есть такая должность, как министр спорта, я уж молчу о должности вице-премьера по спорту?"

Евгений Ловчев: Нет, есть.

Александр Тихонов: Вы знаете, таких, как Мутко, нигде нет.

Оксана Галькевич: Александр Иванович, скажите, пожалуйста, вы про Тарпищева вспомнили – человек, который, я так понимаю, в МОК функционирует на определенной должности. А вот этот вот наш человек, не группа влияния, а человек влияния там внутри этого Международного олимпийского комитета насколько, так скажем, добросовестно исполнял обязанности?

Александр Тихонов: Очень нелегко одному человеку повлиять на что-то. Он вчера сказал, он не имеет права все договаривать. Я вам скажу так: я знаю очень много, очень много, но я тоже не могу сказать. Могу сказать только одно: как была, так и остается в России самая большая проблема – это кадровая политика. Обратите внимание, я уже сказал с большой трибуны: зачем нам в спорте транспортники, космонавты? Я ко всем отношусь с уважением, мы же не лезем в "Роснефть", в "Газпром", мы привыкли к результату. Зачем те люди, которые нигде не пригодились, у нас ими наводнили спорт?

Оксана Галькевич: Так они любят спорт искренне, слушайте, неравнодушно.

Александр Тихонов: Это они сказали там, в Лазанье, что Мутко и Жуков в своих безграмотных интервью признались во всем. Вы послушайте, нам, ветеранам, моему поколению стыдно. Мы 55 лет не были досягаемыми в биатлоне, 57 лет по золотым медалям. Не нравятся профессионалы, пришли олигархи, прохвосты, опустились на 4-е место. Самый популярный вид спорта, и никто не ответит!

Константин Чуриков: Александр Иванович, я и все наши зрители, уж молчу о вашем друге, который у нас в студии, хотим вам сказать "спасибо" за вашу искренность, за ваше неравнодушие, за то, что говорите то, что считаете нужным сказать. Александр Тихонов, член правления Союза биатлонистов России.

Евгений Ловчев: Не все, не все сказал, а мне расскажешь потом, что недосказал.

Константин Чуриков: Ну Александр Иванович достаточно откровенен, мне кажется, если и недосказал, то не так уж и много. Спасибо вам.

Оксана Галькевич: Подхватывайте, Евгений Серафимович, эстафету искренности.

Константин Чуриков: Давайте звонок еще примем, звонок-звонок, зрители.

Оксана Галькевич: Звоночек у нас, Александр из Петербурга, да? Здравствуйте, Александр.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас.

Зритель: Вот я хотел бы… Очень долго слушал по Skype человека, который спортсмен. Не знаю, что сейчас закричать, "караул". Я считаю, во-первых, ваш гость по футболу, был футболистом знаменитым в свое время.

Константин Чуриков: Евгений Ловчев.

Зритель: Он говорит, что надо поехать. Не надо ехать и позориться. Вы вспомните Евро, как он… Одна девочка без…

Константин Чуриков: Вы про "Евровидение", что ли?

Зритель: Да, гордо не поехали, и кто опозорился? Они опозорились. А сейчас, когда поедут наши, 100% им не дадут выиграть.

Константин Чуриков: Слушайте, ну на "Евровидении", по-моему, уже давно написано большими буквами слово "позор", давайте даже сравнивать не будем, мне кажется, это разного порядка вещи.

Оксана Галькевич: Весовые категории разные.

Евгений Ловчев: Кто "они" опозорились?

Оксана Галькевич: Организаторы, которые участвовали в этом.

Зритель: Я веду сравнение к чему? …Спортсмены туда поедут – это же тоже не будет позором для них, это будет позором для нас. Зритель говорил, что будут нагибать, и будут нагибать. А что касается вашего гостя, он про спорт говорит, что надо ехать, ничего страшно, опозоримся или нет, он требует ехать. Извините, вы футболист, насколько я помню, у вас в футболе, наверное, принято позориться, неважно куда, лишь бы опозориться поехать.

Константин Чуриков: Ну уж вы…

Оксана Галькевич: Люди эмоционально сейчас высказываются, спокойно.

Зритель: Я, конечно, вас уважаю, давно знаю, до 1990-х гг… Но как только появились российские сборные, все…

Константин Чуриков: К современному российскую футболу к нынешнему Евгений Серафимович, кажется, имеет не столь пристальное отношение, как к советскому. Спасибо за ваш звонок, мнения могут быть разными, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Давайте сразу следом еще Тверскую область выслушаем, предоставим слово Валерию – Валерий, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый день, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Я хотел сказать по поводу МОК. Неужели у нас не нашлось ни одного специалиста, чтобы поехал и там немножко поставил к стенке этот МОК действительно? Он вонючий МОК, собрал пробирки нечистотные вот эти все, чтобы загнуть наших спортсменов. Вот посмотрите, что получается…

Константин Чуриков: Ну пробирки там в любом случае нечистотные, такова процедура анализа.

Зритель: Поедут они без допинга, выходит так, МОК дал им добро на таблетки, на все эти... Вот получается какая картина. И что теперь у нас? А в конечном итоге я, конечно, за наших спортсменчиков буду болеть, бедолажки они, конечно, они там должны поставить к стенке их.

Константин Чуриков: Валерий, вы так здорово сказали "за наших спортсменчиков", с любовью. Спасибо.

Оксана Галькевич: По законам военного времени к стенке. Спасибо.

Вы знаете, Евгений Серафимович, я вот хочу спросить о том, что хорошо, отдельная история с безграмотностью спортивных чиновников, отдельно там еще что-то. Но, простите, мы уже сколько раз об этом говорили: у норвежцев биатлонисты все астматики, да? И вот сейчас вот эта история о том, что привезли туда количество вот этих лекарств больше, чем финны, вообще все вместе взятые. То есть получается, что какие-то лазейки легальные есть.

Евгений Ловчев: Да, они правильно все оформляют.

Оксана Галькевич: Давайте мы своих астматиков повезем, у нас, что ли, нет своих сермяжных, таких как следует астматиков? Только документики, я так понимаю, надо уметь правильно заполнять или что?

Евгений Ловчев: Все равно будут искать и находить нас. Рассказываю: Я 2 года назад в Мехико получал Кубок конфедерации. Это было на базе сборной Мексики, был Сорокин, руководитель оргкомитета нашего, был Роналдиньо, был я, был представитель FIFA, тренер сборной Мексики. И первый вопрос из зала – журналист, много журналистов: "А вот у вас в России допинг" и так далее. И Сорокин начал объяснять: "Мы боремся с допингом, конечно, это плохо", как политик. Меня это задело, я говорю: "Можно микрофон?" Он удивился, Сорокин. Я взял микрофон и говорю: "Вы откуда?" – "Из Англии". Ко мне когда только мы выиграли право проведения Чемпионата мира, ко мне 5 журналистов из ведущих газет английских приезжали, и самое главное, у них первый вопрос и тут же последний о том, что у нас плохо к неграм относятся, у нас расизм, короче говоря. Я говорю: "Мне не о чем говорить". Они приезжали уже с этим вопросом – не о том, как мы проведем Чемпионат…

Константин Чуриков: …а о том, ходят ли у нас медведи по Красной площади.

Евгений Ловчев: И он задает вопрос вот этот. Я ему говорю: "Скажи, пожалуйста, ты вот англичанин, ты первый просто задаешь про допинг и все такое. Вот Роналдиньо, великий мировой футболист, вот, как вам сказали, легенда российского футбола я, вот сидит Леша Смертин, заметнейший наш футболист, поигравший в Англии и прочее. У вас к нам вопрос есть по допингу?"

Константин Чуриков: По существу, да.

Евгений Ловчев: "У вас вообще есть по допингу вопрос к футболу?" Когда-то на Чемпионате мира в США в 1994 году отстранили Марадону за то, что он марихуану покурил.

Константин Чуриков: Ну любил он это дело.

Евгений Ловчев: Он лучше не играл в это время, он лучше играл значительно раньше. Я говорю: "Вы же заведомо приходите вот с этим, понимаете в чем дело?" Да, мы дали повод, да, мы в чем-то неправильно, да, не отстояли так, как надо. Но с другой стороны, еще раз повторю: если бы мы сейчас взяли и демонстративно отказались, у нас не было бы Чемпионата мира по футболу.

Константин Чуриков: Евгений Серафимович, но есть разная пресса, есть качественная и желтая пресса, к таковой себя не относим.

Евгений Ловчев: А вот пресса или те норвежские наши, получается, друзья, которые показывают: как же так? ли Ковальчик, знаменитая лыжница, сказала, когда Устюгов выиграл: "Наконец-то не больной человек выиграл гонку, а то же они все больные, астматики".

Оксана Галькевич: С другой стороны, это ведь информационные, так скажем, технологии, с ними тоже надо как-то, зная, что придут опять с этим вопросом – надо знать, что ответить, как на это реагировать, наверное.

Евгений Ловчев: Надо сказать: "До свидания".

Оксана Галькевич: Да, хорошо.

Евгений Ловчев: Нет, не так: "Досвидос".

Оксана Галькевич: "Досвидос", отлично.

Константин Чуриков: Что же будет с Родиной и с нами в контексте Олимпийских игр, в контексте Олимпийского движения, сейчас попробуем разобраться с привлечением еще одного эксперта: к нам присоединяется Алексей Кыласов, доцент кафедры индустрии гостеприимства, туризма и спорта РЭУ имени Г.В. Плеханова. Алексей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Алексей.

Алексей Кыласов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Мы тут, видите, уже с разных сторон заходим на эту проблему, на эту посадку. Вы нам скажите, пожалуйста, во-первых, каковы шансы у 45 спортсменов быть оправданными и принять участие в Олимпиаде, а во-вторых, как вам вообще все, что происходит, и действия властей наших?

Алексей Кыласов: Действия властей сложно оценивать, они, в общем, в последнее время достаточно последовательны, какой-то особой критики, в общем, даже и не наблюдается, потому что все идет, что называется, по накатанной.

Оксана Галькевич: Последовательно ошибочные, последовательно безграмотные, последовательно какие, Алексей?

Алексей Кыласов: Нет, я не буду давать оценку. Я просто, знаете… Лучше сейчас мы все сосредоточимся на том, чего же ожидать, я так понимаю. И вот на это можно, есть что сказать, тут больше каких-то элементов эвристических, мы ждем какого-то чуда, какого-то открытия. Но знаете, чуда не будет, потому что в случае допуска наших атлетов на Игры произойдет очень такая неприятная коллизия как для России, так и для МОК одинаково.

Константин Чуриков: В каком смысле?

Алексей Кыласов: В прямом смысле, потому что сейчас есть ось противостояния, Россия – МОК. И места для атлетов, которые будут выступать, уже распределены, туда уже приехали представители стран, получившие места вместо российских спортсменов.

Константин Чуриков: Ах вот оно что.

Алексей Кыласов: Вы сейчас представляете, что будет? То есть много комментаторов говорят, а на самом деле, что называется, вот вам инсайт. И как должны будут поступить чиновники МОК? – сказать им: "Ребята, вы знаете, тут такая ошибочка произошла, русские нормальные пацаны оказались, давайте, собирайтесь, проваливайте обратно домой, мы тут немножко ошиблись".

Константин Чуриков: А мест уже нет.

Евгений Ловчев: Нет-нет, подождите, можно я задам вопрос?

Алексей Кыласов: Вы пришли в ресторан, а ваши места заняты. Да?

Евгений Ловчев: Если два скелетониста лишние будут участвовать, это что, прямо повредит и что-то такое будет, испортятся прямо Олимпийские игры? Или Шипулин один еще будет добавлен.

Константин Чуриков: Нет, с точки зрения права.

Алексей Кыласов: Нет, подождите-подождите. Внешне для вас это выглядит действительно шутливо, а на самом деле есть статья Олимпийской хартии, которая ограничивает количество видов спорта и количество атлетов на отметке 12 500, ни одним больше и ни одним меньше.

Евгений Ловчев: А если ошиблись?

Алексей Кыласов: И ни один чиновник МОК не имеет права нарушить Олимпийскую хартию, это закон олимпийский.

Константин Чуриков: То есть это как в самолете: если там, условно говоря, 150 мест плюс еще несколько для членов экипажа…

Алексей Кыласов: 151 места не может быть, понимаете, вас просто не посадят: либо вы с кем-то поменяетесь, кто-то не полетит, но так не бывает, что полетит один лишний человек, это не автобус и не поезд, где есть добрый проводник, который скажет: "Ладно, садись с ними в купе, дальше разберемся".

Оксана Галькевич: В общем, если автобус, то не резиновый.

Евгений Ловчев: А вот эта панель, слово-то какое, да? На панели шлюхи стоят.

Константин Чуриков: Слово двоякое. Сейчас поменьше.

Евгений Ловчев: Вот эта панель, представитель панели главный говорит: "Если мы оправдаем, они будут все участвовать в Олимпийских играх", он говорит. Он что, вообще не знает ничего? Я слышал.

Алексей Кыласов: Это на самом деле суд третейский, надо понимать, что юрисдикция его не распространяется, это необязательное решение, и это еще одна ошибка в трактовке деятельности этого суда. Это третейский суд.

Евгений Ловчев: Это они говорят, это не мы.

Алексей Кыласов: Его решения носят рекомендательный характер, это рекомендательные решения для МОК, а МОК может принять их во внимание или не принять. Они скажут: "Да, эти ребята на самом деле правы все", но дальше МОК все равно решает, а у МОК возникает юридическая коллизия, при которой он и так поступит плохо, и эдак поступит плохо. Вот и будет разрешение этой коллизии носить характер, в общем, вполне себе неблагопристойный как в отношении России, так и в отношении атлетов из других стран, которые уже приехали в Пхенчхан.

Оксана Галькевич: Алексей, раз вы не хотите давать каких-то конкретных оценок конкретным людям в этой ситуации, скажите, в принципе вся вот эта ситуация противостояния России, как вы сказали, МОК, вот эти все стороны – как характеризует эта история международное олимпийское движение?

Алексей Кыласов: Она характеризует, что есть определенные вызовы, сложились они, которые сегодня требуют немедленного пересмотра и Олимпийской хартии, и внутренних положений, и даже сам президент МОК Томас Бах уже тоже говорит о том, что в общем и целом даже на его взгляд, казалось бы, последовательный взгляд на развитие олимпийского движения положение о суде спортивного арбитража, о WADA уже и с той стороны не выдерживает критики, а также со стороны России, которая, в общем, тоже попала, на наш взгляд, под совершенно несправедливые действия, санкции со стороны этих организаций. То есть если вызовы направлены с двух сторон, то это безусловно приведет к тому я бы сказал тектоническому сдвигу и разлому в оценке олимпийского движения, оно безусловно будет трансформировано, и я надеюсь, что это произойдет в течение ближайшего года.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Алексей, вы знаете, я полный дилетант в спорте, мы с вами встречались в этой студии, но я слышал – и мне кажется этой правдой – что не хватает еще и профессионалов во всех сферах, в том числе и с нашей стороны. Кстати говоря, многие сегодня говорят о том, что именно экспертов, специалистов по спортивному праву очень не хватает в наших министерствах и ведомствах спортивных.

Алексей Кыласов: Это безусловно, и не только у нас, как выяснилось, но их так же не хватает, коллега в студии хорошо отметил, в отношении тех людей, которые в панели сидят. Там, собственно говоря, ведь непрофессиональные юристы все, а там делегаты от международных спортивных федераций.

Константин Чуриков: Спортсмены отдельно, юристы спортивные отдельно. Спасибо.

Оксана Галькевич: И делегаты отдельно. Спасибо. На связи с нами, друзья, был Алексей Кыласов, доцент кафедры индустрии гостеприимства, туризма и спорта РЭУ имени Г.В. Плеханова.

Константин Чуриков: Давайте сейчас гостеприимно дадим слово – все хотят высказаться – Александру из Челябинской области, наш зритель звонит, долго ждал. Александр, добро пожаловать.

Зритель: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Я рад, на самом деле, если бы это вообще все сорвалось, поездка на Олимпиаду. Потому что я так же, как Сергей Лесков, отношусь хорошо очень к физкультуре, но плохо к спорту высоких достижений так называемых, тому месту, которое ему уделяют. Тратят уйму денег людей, совсем их не спрашивая. Большого смысла, я считаю, в нем нет, потому что уже все показатели, достигаемые естественным путем, в основном достигнуты по большинству видов, так что… И далеко не все люди приветствуют, на самом деле, сколько туда денег вбухивают. Вот я недавно зашел на один известный оружейный портал посмотреть информацию…

Константин Чуриков: Надеюсь, в мирных целях?

Зритель: И один пользователь себе на аватарку поместил такой стикер в связи с прошлыми играми по футболу: "Идите вы на х** со своим футболом". И что интересно, я случайно посмотрел…

Константин Чуриков: Вульгарно, так.

Зритель: …никто не заступился.

Константин Чуриков: То есть вы хотите сказать, что автор этой, так сказать, петиции был прав по содержанию, но неправ по форме, так?

Зритель: Ну может быть да.

Константин Чуриков: Вот мы хотели от вас это услышать.

Зритель: Тем не менее есть такие настроения в обществе. Конечно, спишут эти деньги, возможно, на что-то другое, но хотя бы эти спортсмены не будут себя чувствовать такими крутыми, в Госдуме принимать какие-то законы за нас, считают, что они знают нашу жизнь лучше, чем мы, везде лезут на телевидение и так далее. Я считаю, что давно пора им гонорары убавить.

Константин Чуриков: Александр, спасибо.

Оксана Галькевич: Ну что, Александр, спасибо за ваше мнение.

Евгений Ловчев: А я не говорю ему "спасибо". Он мне напоминает бабушку, которая ходит собирать бутылки вокруг стадиона…

Константин Чуриков: Стоп, у нас разные мнения приветствуются.

Евгений Ловчев: А я ничего не говорю, я не говорю ему "спасибо" за это. На стадионе сидит 100 тысяч народу, а бабушка ходит и говорит: "22 бугая играют, а 100 тысяч дураков смотрят", она одна здесь. Вот только и всего. Не поняли меня?

Константин Чуриков: Нет-нет, я вас прекрасно понял, просто смотреть-то можно разное, знаете, сколько миллионов, миллиардов в Интернете смотрят что-то совсем другое.

Евгений Ловчев: Если они идут и смотрят это, значит, им это нужно? Если сегодня и я говорю об этом, и все говорят об этом, у нас неурожай футболистов хороших, то когда человек здесь сказал, что футболисты ничего не выигрывали, они выигрывали Чемпионаты Европы, Олимпийские игры выигрывали.

Константин Чуриков: Нет, мне кажется, не об этом говорил Александр, а о том, что есть еще другие проблемы в стране и им уделяется с его точки зрения меньше внимания.

Евгений Ловчев: Вот сегодня все проблемы страны сошлись в МОК и в этом суде, понимаете? Все ждут, как разрешится, все новостные программы начинаются с этого, вот и вся история.

Константин Чуриков: Не все, наша программа сегодня с другой темы началась, но нам это тоже интересно, конечно.

Оксана Галькевич: Евгений Серафимович, спасибо вам. У нас был очень такой живой, неравнодушный разговор.

Константин Чуриков: Внимание на экран. Мы спросили зрителей, будут ли они смотреть Олимпиаду. Знаете какие ответы? – "да" ответили нам 23%, "нет" – 77%, большинство.

Оксана Галькевич: Как вы прокомментируете?

Евгений Ловчев: Я буду 24%-м.

Оксана Галькевич: На самом деле здесь каких-то глобальных выводов…

Евгений Ловчев: Ну прокомментировать? Ну что? Понимаете, в чем дело? Когда все это каждодневно идет и видишь, как к нам относятся, убирают лучших людей, когда про футбол вообще и я в том числе скажу, что плохо играют, ничего не сделаешь, но когда-то же будет другое? Когда вырастут поколения других мальчишек и выиграют Чемпионат мира, они же будут все говорить: "Я буду смотреть!"

Константин Чуриков: Еще когда вырастут дяди разные, может быть, они не будут даже говорить на английском языке так же здорово, как некоторые наши чиновники, но они просто будут заниматься своим делом и отбирать… Знаете, вот по поводу футбола: я очень люблю, не секрет, португалоязычные страны, и когда есть система нахождения этих талантов, и каждый вечер на Копакабане стоят дядьки и смотрят, кто из этих мальчишек лучше всех играет в футбол.

Евгений Ловчев: Вы мне рассказываете? Я ведь сутки провел на Копакабане, смотрел на этих мальчишек.

Оксана Галькевич: Друзья, у нас нет такого песочка, как на этой "Кабане", у нас больше снега, но дело не в том, друзья. У нас сейчас сложная ситуация, она эмоционально очень сложная. Я просто хотела сказать: давайте не будем обижать друг друга.

Константин Чуриков: Давайте не будем ссориться, давайте жить дружно.

Оксана Галькевич: Болеть мы все равно за наших будем.

Евгений Ловчев: Вопросов нет, никто никого не обижал.

Константин Чуриков: Можно даже… Нам один зритель написал: "Ну ладно, одним глазком посмотрю".

Мы вернемся через несколько секунд.

Оксана Галькевич: Одним глазком невозможно, будем смотреть во все глаза. Спасибо, друзья. У нас в студии сегодня был Евгений Серафимович Ловчев, заслуженный мастер спорта России, бронзовый призер Олимпийских игр 1972 года, посол Чемпионата мира по футболу 2018, лучший футболист Советского Союза 1972 года и обозреватель газеты "Советский спорт". Спасибо вам.

Константин Чуриков: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты