Олимпийский дневник

Гости
Василий Головнин
корреспондент «ТАСС» в Японии

Петр Кузнецов: Мы идем дальше. Ровно неделя до Игр в Токио, они все-таки состоятся, это уже точно, несмотря на протесты прежде всего местных жителей, но без зрителей, и с масками, и с тестами, и с другими ограничениями. Ну, тут хоть отдельный вид спорта открывай, все обойди, все соблюди...

Ксения Сакурова: ...все сдай, ха-ха.

Петр Кузнецов: ...все сдай, да.

Ксения Сакурова: Ну, нашим еще сложнее, мы ведь едем на Олимпиаду без флага, без гимна, без опознавательных знаков на форме, медведей и тех запретили, кажется, балалайки разрешили.

Петр Кузнецов: На купальниках, да?

Ксения Сакурова: На купальниках, да, речь об этой истории.

Петр Кузнецов: Знаменитые медведи.

Ксения Сакурова: Мы продолжаем, в общем-то, отбывать наказание за нарушение антидопинговых правил в прошлом. Ну и вот, кстати, на днях стало известно, что двух российских пловцов тоже временно отстранили.

Петр Кузнецов: За, не поверите, нарушение антидопинговых правил.

Что происходит в японской столице за неделю до старта Олимпиады без зрителей? Каким будет этот старт без зрителей? Как готовятся там принимать Россию? Узнаем у Василия Головнина, это корреспондент ТАСС в Японии. Василий Иванович, здравствуйте.

Василий Головнин: Да, добрый день.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Глава MOK Томас Бах уже назвал Токио наиболее подготовленным городом за всю историю Игр. Давайте начнем с организации. Успели ли вы оценить, на каком уровне она, по вашим наблюдениям, плюсы и минусы. Вам наверняка есть с чем сравнить.

Василий Головнин: Ну, я могу сказать, что Токио, конечно, до начала всех нынешних событий, до начала пандемии был очень подготовлен к проведению летней Олимпиады. Потому что в Токио много спортивных объектов, построенных и раньше, и они были модернизированы очень хорошо, очень компактно размещены гостиницы и все объекты Олимпиады. И организаторы токийских летних Игр уверяли и, в общем-то, с основанием уверяли, что это будет самая компактная и самая удобная Олимпиада в истории.

Но вот, видите, произошла нынешняя напасть, произошло нападение на человечество коронавируса, и, в общем-то, все пошло слегка кувырком, Олимпиаду пришлось отложить. В общем, и сейчас-то ситуация, в общем, плохая. Я бы сказал, что в Японии ситуация хуже, чем в предыдущем году, когда ей ее решили перенести на год. Хотя в целом, если сравнивать обстановку в Японии с ситуацией в других развитых странах, в Европе и в Соединенных Штатах, да и в России, если честно говорить, то ситуация здесь, конечно, лучше, она более благостная, число жертв на порядок ниже, чем во многих других странах.

Но это достигается во многом как дисциплиной самих японцев, так и тем, что, в общем-то, Япония отрезана сейчас от внешнего мира, повторилась ситуация, скажем, 200- или 300-летней давности, когда Япония была изолирована от внешнего мира, а за контакты с иностранцами полагалась смертная казнь. Ну, сейчас головы не рубят, но въехать в Японию не может никто, визы не выдаются, новые визы не выдаются гражданам ни одной из стран мира, поэтому Япония закрыта, въезжают только по определенным исключениям и по особой процедуре, вот как въехали сейчас спортсмены и члены команд.

Петр Кузнецов: Да, но антикоронавирусных каких-то ограничений и исключений для въезжающих никаких нет. Мы знаем, что даже тот же Томас Бах вынужден был сидеть 3 дня в гостинице на самоизоляции плановой, вести переговоры только по Zoom. Как тщательно нужно соблюдать меры? Какие они? Какие ограничения там существуют в плане перемещения, нахождения, сдачи тестов?

Василий Головнин: Да, я понимаю вас. Значит, к сожалению, для тех, кто прибывает из Москвы, буквально вчера, позавчера карантинные меры ужесточены: теперь надо после приезда 6 дней находиться на строгом карантине на специальном выделенном объекте, это либо что-то вроде больницы, либо отель, который оборудован специально для прохождения карантина. Это находиться 6 дней в номере, тебе приносят утром завтрак, на подносе ставят под дверь, ты его берешь, поднос выставляешь, еду можешь заказывать через Uber и все, 6 дней ты находишься в таком состоянии. Ну, можешь глядеть телевизор, если ты журналист, то можно что-то там делать, писать, отправлять какие-то корреспонденции.

После этого жесткого карантина наступает 14-дневный новый карантин, но смягченный, когда ты обязан двигаться только по утвержденному маршруту и на том транспорте, который тебе выделен. Ну то есть если это прибывший на Олимпиаду журналист, что мне наиболее близко и понятно, то ты садишься в автобус и дальше тебя куда-то везут на некий олимпийский объект, с которого ты выйти не можешь. Люди не могут в течение, после 6 и еще 14 дней, им запрещено общаться с местными жителями вообще, ты никого не видишь.

Потом, когда пройдет 14 дней, ну и, естественно, пройдет уже некоторая часть Олимпиады, эти ограничения, в общем-то, будут как-то ослаблены. Но передвижение людей отслеживают через специальную программу в смартфоне и через систему глобального позиционирования GPS, так что, в общем-то, все под контролем.

Петр Кузнецов: Мы еще на что-то жалуемся...

Ксения Сакурова: Да. Василий Иванович, а вот во время соревнований будут какие-то особые ограничения для журналистов? Допуск, доступ к спортсменам ограничен или нет?

Василий Головнин: Ну, я думаю... Каждый журналист подает организаторам план своих действий, и он действует в соответствии с этим планом. Поэтому если этот план утвержден и он допускает, предусматривает контакты журналистов, допустим, с российскими спортсменами, по специалистами, то, конечно, это можно. Но выходить за пределы разрешенного по крайней мере пока невозможно. Но посмотрим, как все будет на самом деле, потому что очень часто ограничения выглядят жесткими, а потом как-то все, в общем-то, смягчается.

Петр Кузнецов: Ну на трибунах можно будет присутствовать во время соревнований на стадионах или в какой-то там «чистой» зоне стадиона отдельной?

Василий Головнин: Да, журналистов будут допускать на специально выделенные для них места, это можно. А так никого на стадионах, как вы уже говорили, не будет...

Петр Кузнецов: Не будет.

Василий Головнин: И даже на открытие Олимпиады, то есть это то, что пройдет на национальном стадионе, который специально перестраивали, очень долго спорили о дизайне, была масса дебатов на этот счет, на этом стадионе, который рассчитан на 68 тысяч с лишним мест, будет присутствовать менее 1 тысячи человек, то есть он, в общем, будет не заполнен вообще, то есть людей там не будет видно.

Петр Кузнецов: А кто эти люди? Это какие-то VIP по спецпропускам, супер-QR-код?

Василий Головнин: Да, это VIP. Во-первых, члены государственных делегаций, которые будут довольно, я бы сказал, хилые. Самым высоким гостем международным из первых лиц планеты будет президент Франции Эммануэль Макрон, ну это понятно, Франция будет хозяйкой следующей летней Олимпиады.

Петр Кузнецов: Да, да.

Ксения Сакурова: Ага.

Василий Головнин: Ну и там государственные делегации, так сказать, рангом пониже. Из Китая вице-премьер, который занимается спортом, то есть это не политическая фигура. Америку, Соединенные Штаты будет представлять жена президента Джо Байдена Джилл... Ну вот примерно так. Так что олимпийской дипломатии на высоком уровне, как это часто было раньше, не будет, рассчитывать на это не приходится. А дальше это будут... Главные споры были вокруг представителей спонсоров, потому что бюджет Олимпиады более чем наполовину состоит из пожертвований от крупного бизнеса. Ну вот они, естественно, хотели, чтобы их представители, знакомых, кого-то еще допустили побольше, но им квоту урезали очень сильно.

Петр Кузнецов: Василий, известно, что жители Токио были против проведения Игр. Они остро реагируют, сейчас в таком состоянии вообще, на любые фразы, на какие-то движения официальных лиц, которые к ним прибывают. Например, раскритиковали они Томаса Баха, который собрался посетить Хиросиму, сказали, что это популистский шаг. Вы как оцениваете настроение местных на сегодняшний день?

Василий Головнин: Ну, я бы сказал, что настроение такое в целом негативное, но, естественно, ожидать каких-то там экстремистских действий не приходится. Здесь были небольшие эксцессы, скажем, во время эстафеты Олимпийского огня некая дама облила из водяного ружья бегуна с факелом, но это вот такой был одиночный, такой слегка анекдотичный случай. Есть немногочисленные демонстрации против Олимпиады, они устраиваются такими городскими чудаками, скажем, или представителями ультралевых групп, но это очень немногочисленно, хотя и довольно шумно.

Но в целом народ бурчит, я бы сказал так, что настроение такое в целом бурчащее, потому что, ну как, Олимпиада не дает экономического эффекта простым людям, скажем, мелкому и среднему бизнесу, который рассчитывал, что приедут миллионы людей, которые будут делать покупки, идти в рестораны, выпивать, закусывать, этого ничего не будет. Олимпиада даст выгоду большому бизнесу, они свои деньги, как говорится, отобьют, ну а, в общем, людям это ничего особенно не дает, кроме продолжающихся страхов по поводу распространения нового коронавируса. Тем более вот только сегодня мистически исчез член команды Уганды, который куда-то ушел из расположения своей тренировочной базы, а перед этим двое членов этой же сборной Уганды были изолированы с выявленным заражением коронавирусом. Так что вот такие...

Петр Кузнецов: Ага, уже там, в Олимпийской деревне, да?

Ксения Сакурова: То есть уже двое, да, Василий Иванович?

Петр Кузнецов: Среди других спортсменов... ?

Василий Головнин: Нет, они находятся сейчас не в Олимпийской деревне, они все еще на тренировочной базе достаточно далеко.

Петр Кузнецов: Ага, то есть угрозы распространения вируса в деревне нет пока.

Василий Головнин: Да, в деревне пока ничего. Но только сегодня опять, кстати, скажем, уже госпитализировали члена сборной Нигерии, он не спортсмен, это человек где-то за 60, это, видимо, какой-то специалист или функционер, его госпитализировали, значит, у него не просто нашли коронавирус, а он, в общем, болен. Так что все идет по нарастающей, и это, конечно, вызывает взрывы обсуждения в местных социальных сетях, там, естественно, начинают идти всевозможные фейки, выдумки – в общем, чего только нет.

Петр Кузнецов: Василий, а что местные пишут про наших? Припоминают ли нам, например, все еще те же антидопинговые... допинговые скандалы (с антидопингом у нас хуже, чем с самим допингом) прошлых лет?

Василий Головнин: Ну да.

Петр Кузнецов: Известно, что мы едем в особом статусе, без флага, без гимна, без эмблем на форме. Как собираются встречать нас?

Василий Головнин: В Японии, естественно, все эти допинговые беды широко известны, об этом очень много сообщалось, это было огромной темой в свое время, несколько лет назад это было, я бы сказал, таким огромным шоком для местной публики, увлекающейся спортом. Но сейчас я бы сказал, что эта тема на фоне опять же пандемии и на фоне непопулярности Олимпиады в целом сошла на нет. Я не вижу, чтобы вообще о российской сборной чего бы то ни было активно говорили. Ну вот был небольшой всплеск, и то очень слабый, когда выявили заражение коронавирусом у массажиста нашей женской сборной по регби-7. Ну это... Ну выявили и выявили. В общем-то, я бы сказал, что российская сборная вообще не тема пока на Олимпиаде, ну и Олимпиада пока что еще не началась.

Петр Кузнецов: Да. Василий, вот сегодня еще новость видели на лентах, что олимпийских спортсменов, они жалуются, обязывают тренироваться в масках. Правда ли это? Это рекомендация или что что, тоже вброс очередной?

Василий Головнин: Да, маска, маска и только маска. Внутри Олимпийской деревни человек должен, проснувшись, надеть на себя маску и находиться в ней постоянно.

Петр Кузнецов: Лучше спать.

Василий Головнин: Она снимается только во время еды, вот вы в центре питания, где столы отделены на социальную дистанцию, перегорожены такими пластиковыми щитами. А так только маска. За нарушение масочного режима в принципе, как они говорят, можно с Олимпиады и вылететь.

Петр Кузнецов: Вау. То есть, давайте так, бегуны, для которых дыхание – это все, они должны тренироваться? Понятно, что на самих соревнованиях, наверное, позволят снять...

Василий Головнин: Я не могу сказать детали, насчет бегунов действительно не знаю, это можно уточнить.

Петр Кузнецов: Ага. Спасибо, да.

Ксения Сакурова: Да, спасибо.

Петр Кузнецов: Мы еще встретимся в эфире, неделя до Олимпиады, включения наши продолжатся. Спасибо вам за информацию! Василий Головнин, корреспондент ТАСС в Японии.

Ксения Сакурова: А у нас есть звонок от нашего зрителя из Воронежа, на связи с нами Федор. Федор, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Мне хотелось прежде всего выразить вам благодарность за то, что есть такой у нас эфир ОТР, где есть обратная связь, это очень и очень приятно.

Петр Кузнецов: Спасибо вам за это.

Зритель: Я хотел бы сказать несколько слов о самой Олимпиаде. Конечно же, на мой взгляд, Олимпиаду в данный момент проводить не стоило бы. Почему? Потому что люди не посмотрят той зрелищности, того накала эмоций, которые будут царить на стадионе, понимаете? А посмотреть по телевизору – да, мы посмотрим, но это будет не то. Я не знаю, почему организаторы так пошли, можно было бы эту Олимпиаду еще отодвинуть, ничего бы не случилось. Говорят о том, что люди готовились, спортсмены готовились к этому, – правильно, готовились, но здоровье, здоровье, конечно, превыше всего. И вот эти вот ограничения, они, на мой взгляд, конечно же, очень и очень навредят Олимпиаде, Олимпийским играм. Вот это мое мнение.

Ксения Сакурова: Федор, а может быть, это, простите, наоборот, дает людям надежду на то, что жизнь рано или поздно наладится, что она, в общем-то, продолжается...

Зритель: Правильно, правильно...

Ксения Сакурова: ...что несмотря ни на что мы продолжаем добиваться каких-то своих целей, ставить рекорды и так далее. Может быть, наоборот, это нас как-то поддержит в такое непростое время?

Зритель: Я понимаю, правильно вы говорите. Но в данный момент, именно когда вот этот идет рост заболеваемости коронавирусом, конечно же, надо как-то все вот эти вот мероприятия общественные, их сокращать, сокращать и сокращать. А иначе мы так и не добьемся, чтобы эту, извините за выражение, заразу уничтожить. Надо все-таки более жесткие, жесткие меры. Вот такое мое мнение.

Петр Кузнецов: Федор, а я вот с вами все-таки по картинке не соглашусь. Вы смотрели же, наверное, как любитель спорта Чемпионат Европы по футболу, вот недавно завершился?

Зритель: Конечно, конечно, да.

Петр Кузнецов: Ну и смотрите, отсутствие зрителей на трибунах, там, понятно, несколько иная ситуация, потому что в разных городах, в том же Будапеште был полный стадион, потому что коронавирусная история позволяла, здесь все в одном городе. Но сколько зрелищных матчей мы получили вне зависимости от того, сколько людей было по ТВ-картинке на стадионе, все удалось, смотрелось.

Зритель: Ну, мы не знаем еще, сколько заболеет после этих мероприятий, вот это вот тоже вопрос интересный.

Петр Кузнецов: А, вы с точки зрения безопасности, я понял.

Зритель: Конечно, с точки зрения безопасности.

Петр Кузнецов: Я думал, вы как телезритель, что не особо смотрите.

Зритель: А так, конечно, зрелищно, хорошо, прекрасно.

Петр Кузнецов: Но будете смотреть?

Зритель: А?

Петр Кузнецов: Так или иначе будете смотреть?

Ксения Сакурова: Сами будете смотреть?

Петр Кузнецов: Показывать-то будут, я думаю, уж точно.

Зритель: Олимпиаду? Конечно, конечно, буду смотреть, будем болеть, а как же?

Петр Кузнецов: С разных ракурсов, чтобы был эффект присутствия на стадионе, я думаю, что японцы точно постараются. Спасибо большое, Федор, вам за внимание и за звонки.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Федор из Воронежа.

Мы переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)