Онлайн мошенники выманили за год 150 млрд рублей

Гости
Максим Плетнев
партнер юридической фирмы «СМБ Консалт»
Игорь Костиков
доктор экономических наук, председатель «Финпотребсоюза»

Петр Кузнецов: У настоящих банков отбирают лицензии. Да, каждый день как-то на лентах информагентств мы видим, что у того-то отозвали, еще у двух…

Оксана Галькевич: «Сегодня Центральный банк лишил лицензии такой-то», да, да.

Петр Кузнецов: Я думаю: сколько же их там может быть? А вот ненастоящие тем временем растут. Лжебанков в России все больше и больше. На 20%, если быть точным, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Вот все эти цифры показательные. Сейчас у нас больше 1,5 тыс. мошенников, которые маскируются под сайты кредитных организаций.

Оксана Галькевич: И вынуждают россиян вводить свои логины, пароли на своих реальных банковских аккаунтах, вносить предварительную комиссию для получения услуги по заниженной цене. Т. е. проводить те операции, которые делать под руководством мошенников-то не надо. Эксперты говорят, что преступники активизировались именно в пандемию, т. е. на фоне вот этого массового перехода людей на удаленку и в Интернет, кстати говоря. И пока вот мошенники темп не сбавляют и даже не собираются.

Петр Кузнецов: Да. Смотрите, за прошлый год телефонные и онлайн-мошенники выманили у россиян около 150 млрд. руб. Больше всего, это 66 млрд., получили мошенники, выдавая себя по телефону, да, за представителей финансовых организаций. Вся та же схема. Она продолжает действовать.

Оксана Галькевич: Я думаю, что если мы вас попросим позвонить и рассказать свою историю, то желающих будет много. Друзья, расскажите в прямом эфире, как вам звонили, что требовали, не дай бог вообще, плохо ли это закончилось. Может быть, хорошо: может быть, вы быстро поняли, что это мошенники, и как-то там с ними поговорили про это.

Петр Кузнецов: Если вы мошенник, тоже позвоните нам, расскажите, как это у вас получается.

Оксана Галькевич: Как вы работаете, да.

Петр Кузнецов: Мы покупаем прямо сейчас вас. Игорь Костиков, председатель «Финпотребсоюза», с нами на связи. Игорь Владимирович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Игорь Костиков: Добрый день.

Оксана Галькевич: А может, мошенник позвонит, мы его спросим, как он дошел-то до этой грязной и хорошей работы.

Петр Кузнецов: Игорь Владимирович, вот если это лжекопия так называемого банка, – вот интересно, настоящий банк несет какую-то ответственность? Что он может сделать?

Игорь Костиков: Нет, конечно, настоящий банк ответственность прямую не несет. Но, как правило, такие лжекопии достаточно быстро обнаруживаются. Вот по имеющимся данным, это порядка 10 часов уже тот самый банк, и он сообщает соответственно и в Центральный банк, и в соответствующие органы надзора о том, что есть лжесайт. Но есть проблема с закрытием. Т. е. с момента обнаружения до закрытия порой проходит еще 60 часов. И вот это то время, в которое мошенники в общем-то и занимаются своей активной деятельностью.

Оксана Галькевич: Игорь Владимирович, вы знаете, вот постоянно мы слышим, просто они настолько сейчас расплодились, таким буйным цветом эта вся мошенническая деятельность распустилась и расцвела. Удивляет, что мы не видим такой же активной работы со стороны правоохранительных органов. Мы, конечно, знаем, что это очень сложная работа – поймать такого мошенника, где-то удаленно сидящего и не пойми по какому IP-адресу дозвонившегося до вас или еще по какому-то номеру. Сложно, но все-таки, почему, как вы считаете, мы не видим вот этих ответных действий со стороны правоохранительных органов?

Игорь Костиков: Они есть. Вот о чем я и говорю. Просто это занимает достаточно критичный период времени, с точки зрения обмана граждан. Вот 10 часов – обнаружили, а они 10 часов поработали, у кого-то деньги отобрали, и еще они, грубо говоря, 50 часов работают, прежде чем их закроют. И потом уже начинаются следственные действия. Когда начались следственные действия, уже тут они ничего не могут сделать. Но, с другой стороны, мы и не видим, как они происходят, эти следственные действия.

Петр Кузнецов: Да, посадок мало, Игорь Владимирович.

Игорь Костиков: Да. Надеяться, что они делаются, но вот…

Оксана Галькевич: Нет, ну как, подождите, 50 часов истекло – а там уже другие события. Простите, поймать с поличным это одно, хорошо бы, конечно, чтобы ловили с поличным в тот момент, когда кто-то, мошенник, кому-то звонит. Но пусть они хотя бы их после ловят. Вот об этом тоже речь.

Игорь Костиков: Так а дальше начинаются именно следственные действия, и мы зачастую не знаем, что дальше происходит. Потому что такой широкой огласки этого нет. И мы не знаем, какова эффективность работы по этим делам. Потому что, наверное, если бы эффективность была очень высокая, то и мошенников было бы гораздо меньше.

Оксана Галькевич: Просто это уже, знаете, такие масштабы национального бедствия, можно так сказать без преувеличения.

Игорь Костиков: Конечно, конечно.

Оксана Галькевич: И страдают-то в первую очередь старики, пенсионеры. А мошенники придумывают все новые и новые схемы. Вы знаете, тут недавно услышала историю о том, что они уже замаскировались под участкового. Позвонили пенсионерке и сказали, что вот, вы знаете, мы тут раскрыли схему, вам будут звонить мошенники, вы вот сделайте то, как они вас попросят, а мы их возьмем с поличным. Ну, естественно, человек…

Петр Кузнецов: Соответственно, звонят мошенники на самом деле, а человек понимает, что он просто сейчас поможет участковому, участковый тоже уже…

Оксана Галькевич: Да, полиции поможет.

Петр Кузнецов: …выкидывает с балкона деньги…

Оксана Галькевич: И денег лишается.

Петр Кузнецов: …а человек убегает.

Игорь Костиков: Ну вот, это известная история, она получила достаточно широкое освещение в средствах массовой информации.

Петр Кузнецов: Да. Потому что об этом многие рассказывали.

Игорь Костиков: И раньше были тоже мошенники, которые мимикрировали под правоохранительные органы. Т. е. это такая всеобщая проблема. Мне кажется, что тут есть две составляющие. Первая – о том, что, несмотря на то, что мы об этом говорим, но все-таки говорим об этом мало. Потому что, вот пример могу привести, мне тоже несколько раз звонили мошенники, представляясь Сбербанком. И соответственно мне заняло, там, полторы секунды определить, что они мошенники. Но я просто, так сказать, настроенный и достаточно в большом количестве информации на эту тему кручусь. А для граждан все равно это остается где-то за пределами их понимания, за пределами их сознания. И они только тогда начинают об этом задумываться, когда они уже стали жертвами этих мошенников.

Поэтому мне кажется, что тут все еще остается вопрос недостаточной информированности граждан о том, как реагировать на подобного рода звонки. И в том числе это касается и регулятора, это касается и самих банков, где граждане открывают счета. Потому что эти банки тоже должны потратиться на так называемую финансовую грамотность, чтобы граждане все-таки понимали, как проверить надлежащего работника банка по сравнению с мошенником.

Петр Кузнецов: Игорь Владимирович, да, как реагировать на эти звонки, как проверить, сейчас все расскажем. Спасибо большое. Это наш эксперт Игорь Костиков, председатель «Финпотребсоюза». Наш телезритель из Москвы Ирина.

Оксана Галькевич: Элина, по-моему, я услышала так. Элина из Москвы, здравствуйте.

Зритель: Ирина.

Оксана Галькевич: А, Ирина. Ирина, здравствуйте. Прошу прощения.

Зритель: Ирина, Ирина. Ну, неважно. Не суть дела.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ну, вы знаете, вот я сравнительно недавно оказалась, так сказать, жертвой мошенников. Но, к счастью, вовремя отреагировала. Мне позвонили и сказали, что «только что кто-то попытался изменить номер телефона, привязанный к вашей карте. Это были не вы?» Я сказала: «Нет, это была не я, но большое спасибо, что вы меня предупредили, я сейчас подойду в Сбербанк и выясню, в чем дело». На что очень ажиативно мне сказали: «Ни в коем случае! Это служба безопасности звонит банка. Мы как раз хотим отловить сотрудника банка, который этим занимается». А я говорю: «Ну, вы что хотите сказать, что в каждом банке, в каждом сбербанке существует этот мошенник? Я вот в ближайший Сбербанк подойду и просто выясню, в чем дело». Но меня обрабатывали еще, наверное, минут пять, пока я не поняла, что это, естественно, какой-то развод. Потому что слишком они напирали, во-первых. Это как раз каждый такой напор…

Петр Кузнецов: Агрессивно, да-да. Социальная инженерия.

Зритель: …который у меня вызывает, да, абсолютно противодействие. Я совершенно, так сказать, решительно сказала: «Все, спасибо за предупреждение, я сейчас зайду в Сбербанк и все-таки узнаю».

Петр Кузнецов: Вот. Это чуть ли не…

Зритель: Вот. Ну, собственно говоря, в этом заключалось мошенничество. Но я могу сказать…

Петр Кузнецов: …чуть ли не идеальный сценарий.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: То, как нужно реагировать. Максим Плетнев слушал эту историю, партнер юридической фирмы «СМБ Консалт». Здравствуйте, Максим.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Максим Плетнев: Добрый день.

Петр Кузнецов: Есть ли универсальный способ, как реагировать на звонки? Что нужно учитывать в первую очередь?

Максим Плетнев: К сожалению, универсального способа никакого, на мой взгляд, нет. И если говорить о какой-то правовой профилактике, то, к сожалению, на мой взгляд, ее тоже не существует. Единственное, о чем можно говорить, это о правовой помощи в возврате денег. Уже с привлечением правоохранительных органов, судов. Задача эта действительно непростая. И далеко не в каждом случае людям можно реально помочь. Надо понимать, что зачастую мы имеем дело с мошенниками подготовленными, подкованными и юридически, и психологически. И, конечно, нужно, на мой взгляд, больше показательных уголовных дел с реальными посаженными, для того чтобы люди видели, чем это заканчивается, и все-таки были с некоторым страхом внутри.

И у меня на эту тему есть даже личная одна история, чтобы телезрители понимали, что не только пенсионеры могут попасться на удочку мошенников. Надеюсь, супруга меня не будет ругать за эту историю. У меня супруга тоже юрист. Даже кандидат юридических наук. И однажды она шла в поликлинику с дочерью, с сумками, нагруженная своими делами и мыслями. И ей позвонили из так называемой службы безопасности банка. Так же, как многим телезрителям. И, вы знаете, она практически повелась на уловку мошенников. Если бы не сложились так обстоятельства, что я как раз в этот момент ей звонил и она переключилась на разговор со мной. И вообще мне, я вам честно скажу, даже не удалось простым убеждением помочь ей прийти в себя после вот такой психологической обработки. Удалось отрезвить супругу мне только перейдя на русский матерный с нашего обычного с вами языка. Только это смогло подействовать.

Поэтому, понимаете как, каждый может попасться на уловку мошенников.

Оксана Галькевич: Какое-то такое нейролингвистическое программирование, да? Какие-то удочки такие.

Петр Кузнецов: Мне страшно стало.

Оксана Галькевич: Мне тоже стало страшно.

Максим Плетнев: Вполне, вполне возможно, да. И еще вот коснусь одного совета, который мне дал один из сотрудников … совсем недавно.

Петр Кузнецов: Максим, да, коротко.

Максим Плетнев: Да, совсем коротко. История о том, что наши данные на разных Госуслугах и прочих, банках и т. д., подсоединены к нашим телефонам, к сим-картам телефонов. Теряя телефон или когда у нас крадут телефон, мы зачастую не имеем в телефоне пароля на сим-карту. Имеем пароль на телефон, но не имеем пароля на сим-карту.

Петр Кузнецов: Да.

Максим Плетнев: Поэтому вот всем телезрителям я бы посоветовал еще ставить себе пароль или пин-код отдельный на сим-карту, чтобы она блокировалась.

Оксана Галькевич: Все, спасибо.

Петр Кузнецов: Вот. Спасибо большое. Это наш эксперт. Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)