Опасные маски

Гости
Владимир Котов
президент Ассоциации разработчиков, изготовителей и поставщиков средств индивидуальной защиты
Андрей Звонков
врач-терапевт

Тамара Шорникова: «Эти маски не защитят врачей в «красной» зоне», – производители средств индивидуальной защиты обратились в Правительство с просьбой устранить в нормативно-правовой базе, из-за которых медики подвергаются опасности.

Дмитрий Лысков: Недобросовестные производители масок и респираторов пользуются упрощенной регистрацией своих изделий, прописывают высокий класс защиты. Подтверждать – необязательно. Какие маски защищают, а какие оказываются бесполезным аксессуаром? Обсудим с экспертами.

Тамара Шорникова: Владимир Котов, президент Ассоциации разработчиков, изготовителей и поставщиков средств индивидуальной защиты. Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Владимир Иванович, здравствуйте.

Владимир Котов: Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Вот расскажите. С 2019 года, с конца 2019 года идет пандемия, мы все пользуемся средствами защиты. И вот докатились, получается, да?

Владимир Котов: Ну, я бы не стал так говорить – «докатились». Как раз наоборот. С конца 2019 года произведена большая, огромная работа и федеральными органами исполнительной власти, и производителями, и поставщиками, которые смогли за достаточно короткий промежуток времени обеспечить всех необходимых качественными средствами индивидуальной защиты органов дыхания. Именно в этих целях было принято постановление «Об упрощении получения регистрационного удостоверения», с одной стороны.

С другой стороны, как бы мы наблюдаем, что этим упрощением… А там о чем говорится? Говорится о том, что для того, чтобы получить регистрационное удостоверение для осуществления поставок в медицинские учреждения заявитель может подготовить пакет документов. Собственно говоря, на основании этого пакета документов ему выдается это удостоверение.

Тамара Шорникова: В общем, фактически верят на слово?

Владимир Котов: Фактически – да. Почему? Потому что на протяжении 150 дней в дальнейшем он должен как раз пройти все необходимые процедуры. Ну, к сожалению, далеко не все и не всегда проходят эти необходимые процедуры. Это первый момент.

А второй момент, на который мы обратили внимание: происходит маркировка именно этими буковками, сейчас уже всем знакомыми (аббревиатуры FFP2 и FFP3), но дело в том, что за этими буковками и цифрами стоит подтверждение конкретных технических характеристик, которые, в свою очередь, должны быть обоснованы проведенными испытаниями в аккредитованных лабораториях. То есть это уже процедура отлаженная, процедура, которая на протяжении достаточно большого периода времени, многих лет осуществляется и реализуется – как у нас в стране, так и во всем мире. И только после прохождения этой процедуры, при получении результатов испытаний производитель получает сертификат соответствия и имеет право маркировать свою продукцию этим символом – FFP2 или FFP3.

Но дело в том, что ряд изделий, которые мы имели возможность наблюдать, которые к нам попадали, на них аббревиатура эта нанесена, но когда мы с ней знакомимся более подробно и проводим независимые испытания лабораторные, то мы видим, что, к сожалению, аббревиатура есть, а подтверждения соответствия этой аббревиатуре, увы, нет.

Именно на это мы обратили внимание и просим наших коллег внести необходимые корректировки, с тем чтобы не допустить такой возможности попадания, скажем так, некачественных, именно не обеспечивающих необходимый класс защиты средств индивидуальной защиты органов дыхания, конечно же, в первую очередь в «красной» зоне и там, где медицинский персонал сталкивается…

Дмитрий Лысков: Владимир Иванович, а насколько это вообще распространенная история? Насколько велик объем подобных масок в больницах, не обеспечивающих должных мер защиты?

Владимир Котов: Ну, я затрудняюсь ответить. Дело в том, что, скажем так, для этого есть у нас соответствующие органы, которые проведут необходимую работу и подготовят аналитику. Но те случаи, с которыми… Почему мы обратились? Потому что мы выявили конкретные случаи, у нас есть прямо конкретные результаты. И мы понимаем, что это, по всей видимости, не какой-то единичный случай. И дабы пресечь возможность этого широкого распространения, мы обращаем на это внимание.

Дмитрий Лысков: У нас есть звонок.

Тамара Шорникова: Да, у нас есть звонок, но перед этим короткая статистика, что называется, короткая справка: Росздравнадзор выявил с начала года более 168 тысяч медицинских масок, не отвечающих требованиям. Безусловно, это не только «красная» зона, но, действительно, цифры все-таки говорят сами за себя.

Послушаем телефонный звонок. Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Здравствуйте. Вы в прямом эфире, говорите.

Тамара Шорникова: Лидия, Курск. Приветствуем.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Лидия, Курск. Я хотела сказать по поводу масок. Я пользуюсь масками с начала объявления пандемии, очень часто покупаю и меняю их часто. И хочу сказать, что маски не все одинаковые. Я покупала маски из трикотажа, которые шьют из трикотажа, мне они не понравились. Они двуслойные. Мое мнение: они абсолютно не защищают от коронавируса. Я покупаю маски в аптеке, и там тоже не все одинаковые. Есть жесткие маски. Непонятно, из чего они сделаны. В них очень трудно дышать, они не пропускают воздух. Приходилось выбрасывать и покупать новые маски. Я люблю маски, которые трехслойные, мягкие. Ну, меняю их часто.

И еще хочу сказать, что мне непонятно… Вот многие граждане носят маски, просто купили одну маску и в ней ходят. Ну это просто ужас! Волокна разрушаются, вот эта ворса висит, как борода. Я не понимаю. Люди, не жалейте деньги на маски! Это ваше здоровье. Покупайте почаще маски, в одной нельзя ходить целый месяц.

Тамара Шорникова: Конечно. И стирать умудряются одноразовые.

Дмитрий Лысков: Да что с ними только ни делают. Лидия, спасибо огромное за ваше мнение. Уверяю вас, вы не в одиночестве с начала пандемии носите маску. Мы все носим маски и все сталкиваемся с этими же самыми проблемами.

Владимир Иванович, действительно, на простом бытовом уровне, ну объясните нам, как выбрать маску, которая защищает. Я уже привык, когда я беру маску и читаю: «Маска немедицинская защитная». Ну, бог с ним, что немедицинская, но оказывается, что и защитные свойства теперь тоже под сомнением.

Владимир Котов: Действительно, вы абсолютно правы. К сожалению, в последнее время появилось достаточно много аббревиатур: и медицинские, и гигиенические, и бытовые, и так далее, и так далее, и так далее. Но мы как профессионалы всегда следуем той нормативной документации, той правовой документации, в общем-то, принятой на территории Российской Федерации.

Если мы говорим о респираторах, о необходимости, еще раз подчеркиваю… Здесь надо различать. Далеко не всегда и далеко не везде есть необходимость применять и использовать средства индивидуальной защиты органов дыхания с классом защиты FFP1, FFP2 или FFP3. Но если такая необходимость есть и она закреплена конкретными условиями на конкретном рабочем месте, то тогда, конечно, надо ориентироваться на ГОСТ 12.4.294 от 2015 года, где четко расписано, каким образом проверяются и подтверждаются эти защитные свойства.

Дмитрий Лысков: Это в отношении профессиональных масок. А просто на улице? Коротко – чем защититься?

Владимир Котов: Во всех остальных случаях это абсолютно гигиеническая история. И здесь действует совсем другая нормативная документация – это ГОСТ 58396 от 2019 года. Он добровольный. По большому счету, вы можете применять и использовать (ну, я подчеркиваю, это наша рекомендация: использовать как одноразовые изделия) те изделия, которые прошли сертификацию на соответствие этому ГОСТу. Это более простые изделия. Как сказала сейчас предыдущая ораторша, женщина…

Дмитрий Лысков: Телезрительница.

Владимир Котов: Да, телезрительница. Они действительно позволяют находиться в более комфортной обстановке, то есть в них легче дышать, они не подвергают человека такой нагрузке, как гипоксия, с которой мы сталкиваемся при применении именно средств индивидуальной защиты органов дыхания, респираторов. Вот обычные простые маски, которые вы приобретаете. И если вы приобретаете, то, конечно, лучше приобретать их там, где есть проверка на соответствие качества – как правило, это аптеки либо специализированные магазины.

Дмитрий Лысков: Ну, остается надеяться, что органы… что средства защиты, которые мы применяем, нас все-таки действительно защищают.

Тамара Шорникова: Владимир Котов, президент Ассоциации разработчиков, изготовителей и поставщиков средств индивидуальной защиты.

Много сообщений. «Все маски разные. Одни очень плотные, в них трудно дышать. Есть более тонкие – вроде как легче. Но какое у них качество? Это неясно», – сообщение из Москвы.

Попробуем разобраться вместе с еще одним экспертом.

Дмитрий Лысков: Андрей Звонков, врач-терапевт, выходит с нами на телефонную связь. Андрей Леонидович, здравствуйте. Вы нас слышите?

Андрей Звонков: Здравствуйте. Прекрасно вас слышу.

Дмитрий Лысков: Андрей Леонидович, вот объясните еще раз. Действительно, маски разные. Носят все подряд…

Тамара Шорникова: Есть привычные, из аптеки. Есть с котиками. Какие угодно! Действительно, что из этого защищает нас, а что бесполезный аксессуар?

Дмитрий Лысков: Смысл в этом есть, в конце концов?

Андрей Звонков: Давайте, так скажем, объясню ситуацию. В открытой среде, то есть без влаги, скажем так, без воздуха и капель, то есть на чистом воздухе, вирус очень быстро разрушается, ну, практически любой вирус. Есть устойчивые формы, но это не относится к воздушно-капельным инфекциям. Вирус SARS – он такой неустойчивый, поэтому, если нет влажной среды, то есть нет слюней, как говорится, и слизи какой-нибудь, то фактически от него в течение нескольких минут уже ничего не остается. Ему очень нужны вот эти капельки воды.

Поэтому защищается лицо человека, его дыхательные пути даже элементарной, простой маской. Ну конечно, если на него, извините, чихают и кашляют, он находится во влажном помещении, где огромное количество больных людей, то вероятность, что вот эта среда пройдет через маску, конечно, очень высока. Если он ходит по улице, разговаривает с людьми на расстоянии 1,5–2 метра, то вероятность заразиться от больного человека, который с ним в этот момент разговаривает, значительно низкая. Конечно, если он наденет маску, то еще ниже. Если там…

Дмитрий Лысков: Андрей Леонидович? Что-то у нас, видимо, какие-то проблемы со связью.

Ну, пока мы давайте почитаем сообщения от наших телезрителей.

Тамара Шорникова: Да. «Какие витамины против ковида вместе с масками нужно попить?» – спрашивают. Ну, это, конечно, тоже, безусловно, вопрос к врачу, причем к врачу не на экране, а к вашему участковому, в соответствии с вашими показаниями здоровья, как вам нужно или не нужно укреплять свой организм. Пишут: «Действительно, маски сейчас шьют все кому не лень. От некоторых такой запах, что находиться в них просто невозможно».

Дмитрий Лысков: Кстати, к сожалению, действительно, периодически в транспорте приходится встречаться с персонажами, от масок которых распространяется некоторое амбре.

Андрей Леонидович, вы к нам вернулись?

Тамара Шорникова: Слышите нас? Алло.

Дмитрий Лысков: Андрей Леонидович?

Тамара Шорникова: Нам говорят, что есть…

Дмитрий Лысков: …но мы почему-то не слышим Андрея Леонидовича, к сожалению.

Тамара Шорникова: …но мы пока проверить эту информацию не можем. Поэтому пока еще несколько SMS от наших телезрителей.

Краснодарский край: «На улице и в общественных местах, дома ходить только в респираторах! Медицинские маски от заражения коронавирусом не помогают. Берегите свое здоровье, здоровье близких и здоровье окружающих». Ну, прямо такой суровый подход, военный, можно сказать.

Дмитрий Лысков: Вот обрати внимание, сколько SMS, сколько сообщение по одной теме защитных масок. Ну, это, наверное, о чем-то да говорит.

Тамара Шорникова: Мы с ними живем давно уже.

Дмитрий Лысков: Андрей Леонидович, вы нас слышите?

Андрей Звонков: Я здесь.

Дмитрий Лысков: Андрей Леонидович, прекрасно, что вы к нам вернулись. Возвращаюсь к сообщению нашего телезрителя: «Защищают только респираторы». Ну, буквально вчера утром, идя на работу, я видел прекрасного юношу, весьма спортивного, в такой майке-борцовке, в шортах, тренированного. Он совершал утреннюю пробежку в респираторе с двумя вот такими здоровенными баллонами. Наверное, он прекрасно защищен от коронавируса?

Андрей Звонков: Ха-ха-ха! Вы понимаете, если он совершает пробежку, то он делает большую глупость, конечно же. В респираторе надо находиться в помещении. Ну, в транспорт заходите, где может быть пациент, больной человек, который в этот момент распространяет и заражает все это пространство, ограниченное пространство.

Понимаете, респиратор – это высокая степень защиты, действительно, ну почти как противогаз. Особенно если добавлены еще какие-то антисептики в эти фильтры, то вообще великолепно. Но это хорошо именно тогда, когда вы заходите в помещение. На улице, тем более бегать, – ну, это глупо.

Обычная маска, в принципе, для чего нам нужна? Для того, чтобы остановить поток воздушно-капельных этих выделений, которые из человека идут во время разговора, во время чихания, кашля, насыщают пространство, опять же закрытое пространство, потому что на открытом воздухе вирус погибает очень быстро, даже в воздушно-капельной среде. Солнечные лучи не щадят никого.

Поэтому единственный нормальный и разумный способ, конечно… А почему? SARS формально требует маску. То есть не могут поставить перед людьми условие носить респираторы, например, да? Но некоторые чересчур мнительные люди говорят: «Ой, да я лучше вообще сейчас в скафандр залезу и буду ходить в скафандре». Ради бога! Если ему так спокойнее на душе – ну, пусть ходить в скафандре.

Дмитрий Лысков: Если человеку хорошо в противогазе, то почему отказывать ему в этой возможности, зачем ему отказывать?

Андрей Звонков: Да. Вопрос только заключается в том, что поначалу это все будет выглядеть… Вы знаете, я думаю, что лет через пять-семь уже это войдет в моду, потому что эта же пандемия не кончится, SARS не кончится, просто у нас поднимется иммунитет.

Тамара Шорникова: Ой! Андрей Леонидович, лет через пять-семь войдет в моду? Что же, мы с масками теперь навсегда, да?

Дмитрий Лысков: Хорошо, что не с противогазами. Хотя, может быть, и противогазы в моду войдут.

Андрей Звонков: Я думаю, что жизнь сильно поменяется. И пандемии будут менять нашу жизнь. Вы знаете, была в свое время история такая с оспой, помните? Так вот, женщины с оспинками на лице считались лучшими невестами, чем без оспы. Понимаете? Вот лучше пусть она будет немножко уродливая, зато оспой не заболеет.

Дмитрий Лысков: Зато переболела, да.

Андрей Звонков: Да. Женщины с рахитом, с рахитичными лбами и кривыми ножками тоже считались красавицами, даже одежду под них шили, специальные шапочки. Понимаете? То есть все меняется. Болезнь меняет наше мироощущение.

Сейчас от нас требуется дистанция, от нас требуются средства индивидуальной защиты. Перчатки – слава богу, мы за год поняли, что необходимости в них нет. И слава богу. Поначалу, когда только началась эпидемия, мы всегда расцениваем это как максимально особо опасную инфекцию, поэтому неслучайно людям говорили, что перчатки, маски, антисептики и так далее. Разобрались немножко с инфекцией, начали вакцинироваться. Вот эта высокая степень угрозы, понимание угрозы прошло.

Мы поняли, так сказать, что нужно, что не нужно. Перчатки не нужны, и слава богу. Маски? Маски – хорошо. В помещение заходите – маску надеваем. Из помещения выходим – маску снимаем. Останавливаешься на улице потрепаться с кем-нибудь – обязательно наденьте маску, потому что, ну бог его знает, что там с этим человеком. Может, он сейчас как раз в инкубационном периоде и прямо на вас отправляем эшелоны своих вирусов. Ну кто знает?

Дмитрий Лысков: Андрей Леонидович, ну есть опять же много сообщений так наших телезрителей. Понятно, что маску мы носим для защиты. Люди спрашивают: «Как защититься от коронавируса? Что предпринять, кроме маски?» Вот спрашивают: «Какие витамины попить?»

Андрей Звонков: Сидеть дома. Оптимально – это сидеть дома, никуда не выходить, абсолютно ни с кем не контактировать. Это стопроцентная защита.

Дмитрий Лысков: Стопроцентная?

Андрей Звонков: Если вы выходите в магазин – все, вы уже этой стопроцентной защиты лишаетесь. Значит, вы идете на определенный риск.

Дмитрий Лысков: Я не знаю, а витамины, спорт, отдых? Что помогает?

Тамара Шорникова: Ну, точно ничего из этого не вредно, я думаю.

Дмитрий Лысков: Ну, не вредно-то, ладно. Люди спрашивают, что помогает.

Андрей Звонков: Это все на пользу, да. Обливание холодной водой, закаливание, загорание на свежем воздухе в утренние и вечерние часы – все это прекрасно, все это для организма полезно. Молочные продукты, кисломолочные – замечательно! Речь идет о конкретной болезни и конкретных мерах, эпидемических мерах, вы понимаете?

Тамара Шорникова: Андрей Леонидович, сидеть дома? Врачи тоже спорят. ВОЗ говорит, что от социальной изоляции люди страдают не меньше, чем от коронавируса.

Андрей Звонков: Это другое дело. Понимаете? Как говорится, пусть они дома с ума сходят, зато от вируса не погибнут.

Тамара Шорникова: Понятно. Мнение врачей такое.

Андрей Звонков: Ха-ха-ха!

Тамара Шорникова: Вам проще будет, если мы будем по домам сидеть, да? Понятно.

Дмитрий Лысков: Интересная эта дисциплина – борьба с эпидемиями, борьба с пандемиями. Чего только ни придумают!

Андрей Звонков: Вы знаете, как раньше боролись с эпидемиями?

Дмитрий Лысков: Как? Расскажите, пожалуйста.

Андрей Звонков: Приходят в город, где есть инфекция, окружают его войсками и сжигают всех нахрен – и живых, и мертвых. Вот и все.

Дмитрий Лысков: Как хорошо, что мы наконец-то отказались от таких мер борьбы с пандемией.

Андрей Звонков: Да. Ну, это было радикально, зато очень надежно.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Хорошо, что без таких мер сейчас все-таки, пусть и с масками.

Андрей Звонков, врач-терапевт, был с нами на связи. А мы переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Яков
Занятно: ОТР включил цезуру. Мне не сложно повторить. Все намордники вредны. Не носил, не ношу и не буду!
Какие ИСЗ не обеспечивают необходимой защиты от вируса?