Оптимизация ГИБДД

Оптимизация ГИБДД
Стоматология: вам бесплатно или хорошо?
Стоматология не по зубам. Наркоманы выходного дня. Переходим на российское ПО: что будет с рынком электроники?
Никита Кричевский: Людям нужно осознание того, что в них заинтересованы, что им помогут, если что
Юрий Мельников: Дешёвые энергоресурсы невыгодно экономить
Александр Хуруджи: Предприниматели не должны бояться ошибаться. А риски надо страховать
Инвестиции в российский бизнес. На примере производства холодильных витрин в городе Орёл
Максим Руссо: Дети на заказ с желаемыми свойствами – мы хотим спортсмена или мы хотим математика – это разве что через полвека станет возможно
«Взял кредит на зубы». Откуда такие цены в стоматологии? И станет ли в поликлиниках меньше зубных кабинетов?
Почему «голливудская улыбка» так дорого стоит, и как жители регионов находят деньги на лечение зубов?
Реальные цифры: ваши поправки в Конституцию
Гости
Андрей Мухортиков
член Общественного совета при Министерстве транспорта и дорожной инфраструктуры Московской области
Александр Кисняшкин
уполномоченный по труду Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии

Оксана Галькевич: Так, друзья, сейчас мы будем с вами говорить о том, что оптимизация на самом деле коснулась не только нашего здравоохранения, не только нашего образования, но и Госавтоинспекции.

Сегодня было объявлено о том, что в ряде регионов России начались сокращения сотрудников ГИБДД. Сказано, что центральный аппарат ведомства затронут не будет. Вот это, кстати, мне кажется, интересный момент, надо его будет обсудить сейчас с нашим экспертом. Сокращение связано с укреплением подразделений по вопросам миграции МВД. Еще одна не совсем понятная формулировка, будем сейчас ее выяснять.

Друзья, что вы думаете на самом деле? Сокращение числа сотрудников ГИБДД поможет ли как-то навести порядок на наших дорогах?

Константин Чуриков: И вообще много ли пользы сегодня в современной реальности от сотрудников ГИБДД? 5445.

А у нас на связи сейчас Александр Кисняшкин, уполномоченный по труду Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии. Александр Михайлович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Александр Михайлович.

Александр Кисняшкин: Здравствуйте, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Александр Михайлович, вот скажите, пожалуйста… Две непонятные, не совсем понятные формулировки в этих достаточно сжатых информационных сообщениях. Поясните, что бы это могло, по вашему мнению, означать? Сокращение связано, во-первых, с укреплением подразделений по вопросам миграции МВД. Это означает, что людей просто переведут на другую работу?

Александр Кисняшкин: Нет. Там будут расширять штат.

Константин Чуриков: Расширять штат? И сотрудник ГИБДД, бывший сотрудник ГИБДД по своим компетенциям вполне подходит?

Оксана Галькевич: И может перейти на эту новую должность?

Александр Кисняшкин: В принципе, любой сотрудник полиции может перейти. Как вы помните, у нас раньше была ФМС, это было отдельное государств. Потом ее вернули в подразделение полиции, а часть полиции передали Росгвардии, то есть была создана Росгвардия.

Оксана Галькевич: То есть, по сути дела, на самом деле в ГИБДД, так скажем, штатные сотрудники сейчас особо не пострадают? У них будет возможность спокойно трудоустроиться впоследствии, сразу же после?

Александр Кисняшкин: Да, сотрудник ГИБДД может также перейти, в принципе, в участковые, в ППС, в уголовный розыск, соответственно, если есть у него высшее образование. В уголовном розыске высшее юридическое образование необязательно, а вот почему-то в ГИБДД требуют юридическое, хотя там только 12-я статья КоАП.

Константин Чуриков: Александр Михайлович, скажите, пожалуйста, а участковому или сотруднику уголовного розыска, наверное, необходим какой-то особенный опыт, особенная сноровка? Достаточно ли этой сноровки, этого опыта у сотрудника ГИБДД, который палочкой тормозит людей?

Оксана Галькевич: Вообще это другая работа на самом деле.

Александр Кисняшкин: На самом деле, да, я с вами соглашусь, что инспектору ДПС будет очень трудно перевестись, допустим, стать на должность в уголовном розыске либо участковым уполномоченным, потому что там совсем другая ситуация – там работают с документами, с заявлениями. Ну, заявление принять у нас каждый может. Там передают дела на возбуждение уголовных дел либо делают отказные материалы. То есть там надо работать конкретно с гражданами, выявлять преступления. То есть – другая специфика.

Соответственно, есть у нас старые сотрудники, которые также вводят в курс дела, учат и объясняют, что и как делать. Есть какие-то курсы небольшие даже, отправляют на обучение, 3–10 дней. Но на самом деле это делается все формально – делают по документам, что человек учился, а в реальности он не учится.

Константин Чуриков: То есть мы потом получим проблему уже в другом каком-то подразделении.

Александр Михайлович, сейчас не уходите от нас, давайте сейчас послушаем зрителей, и вы к нам вернетесь. У нас на связи Дмитрий из Тюменской области.

Оксана Галькевич: Из Тюмени, да. Здравствуйте, Дмитрий.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Просто для меня эта тема очень больна, потому что сотрудник полиции буквально полгода назад сбил ребенка, и он остался безнаказанным, в городе Тюмени. Я могу даже назвать адрес и фамилию этого человека.

Константин Чуриков: Нет, ну подождите. Мы пока не можем ваши данные проверить. Давайте их пока, может быть, называть не будем. Значит, это какая-то тема, которую обсуждает вся Тюмень, правильно?

Зритель: Да, естественно, естественно. Я бы не звонил тогда вам.

Оксана Галькевич: Но мы как раз говорим о том, что штат сотрудников ГИБДД будет сокращаться в ближайшее время, уже начались сокращения. Каким-то образом это связанные истории?

Зритель: Да, связано с этой историей.

Константин Чуриков: То есть это сотрудник ГИБДД был?

Зритель: Да, это был сотрудник ГИБДД, действительно это был сотрудник ГИБДД.

Константин Чуриков: Так, понятно, хорошо.

Оксана Галькевич: Хорошо, Дмитрий, спасибо. Возвращаемся…

Константин Чуриков: Такие случаи тоже формируют повестку и тоже влияют на отношение людей к представителям тех или иных профессий.

Оксана Галькевич: Александр Михайлович, скажите, а вот это сокращение и даже возможный переход с одной работы на другую – как это вообще поспособствует наведению порядка на наших дорогах? Вы знаете, выезжая за пределы Москвы и Московской области, в некоторых регионах сотрудников ГИБДД на дорогах практически нет, понимаете, и люди ездят (обращаешь на это внимание), ну правда, как попало. И остановить их некому, и слово какое-то ласковое не ласковое сказать. А тут еще эти сокращения.

Александр Кисняшкин: На самом деле эти сокращения уже начались давным-давно. Допустим, возьмем нашу Москву. Если у нас батальон раньше обслуживал полностью, было несколько батальонов, которые обслуживали МКАД, то сейчас это все расформировали и отдают отдельным батальонам, которые у нас есть: Север, Юг, Запад, Восток, Северо-Восток… То есть распределяют. Если у нас раньше инспектор (допустим, возьмем 2007 год) работал один за одного, потом стало один за трех, сейчас один за десятерых, то один за двадцатерых будет работать.

Нагрузка возрастает, потому что идет сокращение. Ни к чему хорошему оно вообще, как правило (и это видно из опыта), не приводит. У нас в реальности количество ДТП с пострадавшими растет, но руководители скрывают, и по документам ДТП с пострадавши у нас меньше, и докладывают генералам. Генералы сидят, чешут голову и говорят: «Ну надо тогда сократить штат. Зачем мы так много денег выделяем?» А руководящий состав не сокращают. Я думаю, что надо начать с руководящего состава.

Оксана Галькевич: Кстати, об этом тоже есть…

Константин Чуриков: Центральный аппарат это не затронет.

Оксана Галькевич: Центральный аппарат не будет затронут.

Александр Кисняшкин: Ну естественно! Там много структур, как говорится, дармоеды, которые сидят. Вы их видели? Там минимальное звание – это подполковник, а остальные все полковники ходят. Представляете, какая у них будет потом пенсия? По 70 тысяч рублей. Там все сидят – замы, замы, замы, замы, замы. Они ничего не делают, получают огромную зарплату – 100 с лишним тысяч. Плюс потом у них будет пенсия. У всех хорошие дорогие машины, которые их возят домой. Но они ничего не делают.

Константин Чуриков: Я хочу напомнить, что по ранее принятому одному из документов у нас в ближайшем будущем (к какому-то 2030 году) в стране должна быть чуть ли не нулевая смертность на дорогах. Вы говорите про батальоны сотрудников ГИБДД. Так круто звучит! Но у меня всегда вопрос: а где эти батальоны, когда речь идет об абсолютно слепом повороте вот рядом с Останкино, где годами, до сих пор даже нет светофора? Понимаете, это всегда игра в русскую рулетку. Александр Михайлович…

Оксана Галькевич: Ну и потом… Костя, прости.

Константин Чуриков: У меня вопрос.

Оксана Галькевич: Я просто хотела сказать. Александр Михайлович, допустим, превышение скорости, если говорить о том, что сотрудников замещают камерами, какими-то автоматическими системами, превышение скорости система еще зафиксирует, и штраф человек получит. Ну а если нетрезвый за рулем человек? А если человек…

Александр Кисняшкин: Вы не забывайте, что есть не только нетрезвые. Большая часть крупных городов находится в опьянении наркотическом. Понимаете? И выявляет это только инспектор. Отвозят человека на медосвидетельствование, и только потом уже приходят результаты. То есть на месте сразу это все выявить нельзя, только с помощью больниц, поликлиник. Забор мочи, соответственно, отправляется все это на экспертизу, потом все это приходит, результат приходит в ГИБДД, и уже вызывают этого человека. Но большая часть не является, потому что они прекрасно понимают, что будут лишены водительского удостоверения.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое. Это был Александр Кисняшкин, уполномоченный по труду Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии.

Мне даже стало интересно. А вот если не в органах, а в мирной жизни куда бы мог податься бывший сотрудник ГИБДД? Где его ждут?

Оксана Галькевич: Ну слушай, у человека юридическое образование…

Константин Чуриков: Пригодится.

Оксана Галькевич: Мне кажется, если оно есть, то оно может пригодиться.

У нас сейчас еще один собеседник готов подключиться к нашему разговору.

Константин Чуриков: Наш зритель.

Оксана Галькевич: Но прежде – звонок из Краснодарского края, Андрей до нас дозвонился. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Добрый.

Оксана Галькевич: Что думаете о таком масштабном сокращении сотрудников ГИБДД?

Зритель: Я считаю, что полевых сотрудников ГИБДД, которые работают на трассе, надо оставлять, потому что без них будет полный беспредел. А то, что раздувают штаты вот этих бездельников в погонах, которые не хотят работать, а только бабки получают, гребут под себя, – вот этих надо разгонять, потому что сплошные комиссии, сплошное покрывательство. И все те, которые находятся в штатах – это или сыночки чьи-то, или… Ну, короче, вы сами понимаете, про что я хочу сказать.

Константин Чуриков: Я правильно вас понимаю, что, с вашей точки зрения, бездельники – это наверху, а те, которые стоят с палочкой – это трудяги?

Зритель: Да, да, да. Без них нельзя вообще на дороге.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: У нас сейчас есть возможность еще поговорить с Андреем Мухортиковым – это член Общественного совета при Министерстве транспорта и дорожной инфраструктуры Московской области. Андрей Вячеславович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Андрей Мухортиков: Добрый день.

Константин Чуриков: У меня вопрос такой. В нашей современной реальности, когда движение контролируется с помощью камер (собственно, благодаря этим камерам и приходят штрафы), вообще есть ли какие-то выкладки, сколько сотрудников ГИБДД сегодня нужно, не знаю, на квадратный метр дороги, на километр пути?

Андрей Мухортиков: Ну, начнем с того, что сотрудники ГИБДД не только пресекают нарушения и выписывают штрафы, а они выполняют еще массу других функций. Действительно, это и преследование каких-то злостных нарушителей-лихачей, пьяных водителей. Это и организационная работа. Это и оформление ДТП.

Учитывая то, какая протяженность дорог, на которых все это совершается, учитывая, какой у нас спрос по-прежнему сохраняется на покупку-продажу автомобилей, на получение прав, на замену прав, я считаю, что сокращать численность ГИБДД никак нельзя.

Оксана Галькевич: Андрей Вячеславович, вот вы говорите, что никак нельзя. И наш предыдущий собеседник тоже говорил, что не совсем такое понятное решение. Тем не менее почему сокращают все время тех, кто работает, что называется, на земле, в поле, а «центральный аппарат затронут не будет» (опять же цитирую)? И почему, кстати, не придумали до сих пор камеры, которые центральный аппарат…

Андрей Мухортиков: Я не могу ничего по этому поводу сказать. Это надо задавать вопрос тем, кто все время сокращает численность ГИБДД.

Оксана Галькевич: Какие-то идеологи, стратеги, мыслители, которые считают, что нужно штат подрезать, сократить издержки определенные? Может быть, неэффективно?

Андрей Мухортиков: Я согласен с предыдущим выступавшим, что, наверное, действительно считают по количеству ДТП, по пострадавшим. Но это очень странные подсчеты. Либо, раз мы сокращаем ГИБДД, нужно тогда, наверное, какие-то функции передавать – то же патрулирование, ту же организационную работу, чтобы остающиеся сотрудники ГИБДД могли бы сосредоточиться на каких-то самых главных функциях.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое. Это был Андрей Мухортиков, член Общественного совета при Министерстве транспорта и дорожной инфраструктуры Московской области.

Но это еще не все, следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Ева
Дожили! Уже экспертами и гостями тут приглашают обиженных шизофреников! Кисняшкин - нездоровый недочеловек!

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски