Опять карантин?

Опять карантин? | Программы | ОТР

Каких ограничений нам ждать в ближайшем будущем. Наши эксперты - о росте заболеваемости COVID-19

2020-09-28T12:53:00+03:00
Опять карантин?
Зарплаты россиян. Нам грустно. Рецепт китайского чуда. Прививки от ковида. Цены с пробегом. «ЖКХ по-нашему». Кто лучший руководитель
Росстат представил свежие данные по зарплатам – всё лучше, чем мы думали
Рецепт китайского чуда
Россиянам грустно: почему люди тревожатся и как власть может поднять настроение обществу
Руководить может любой? Как люди из народа справляются с работой во власти
Замурованная радиоточка, антенна, домофон... Лишние строки в платёжках: как их убрать?
Как уборщица возглавила село. Сюжет о людях из народа во власти
Росстат: зарплата выросла, работа есть...
Как поменять работу? Рекомендации от эксперта рынка труда
Цены с пробегом. В России дорожают подержанные авто
Гости
Сергей Нетёсов
заведующий лабораторией биотехнологии и вирусологии факультета естественных наук Новосибирского государственного университета, член-корреспондент РАН
Агаси Тавадян
эксперт по статистике и моделированию Центра экономических исследований

Иван Князев: Ограничения возвращаются в нашу жизнь. Ну, точнее, это пока еще не ограничения, а настоятельные рекомендации. Мэр Москвы Сергей Собянин просит граждан старше 65 лет с сегодняшнего дня не выходить из дома, ну только если очень и очень нужно. Предприятиям рекомендовано снова по максимуму перевести работников на удаленный режим работы и строго соблюдать меры безопасности.

Тамара Шорникова: Заболеваемость коронавирусом каждый день идет в рост, новых случаев все больше и больше. Сегодня за 8 тысяч перешагнули. В Москве – 2 217 заболевших за сутки.

Что ждет нас впереди? К примеру, некоторые европейские страны снова на пороге полного закрытия и тотальных ограничений. Что это – новая волна коронавируса или ожидаемое развитие событий? И главное – когда это все уже закончится?

Иван Князев: Да, самый главный вопрос.

Агаси Тавадян у нас на связи, эксперт по статистике и моделированию Центра экономических исследований. Спросим все это у него. Здравствуйте, Агаси Ашотович.

Агаси Тавадян: Добрый день.

Иван Князев: Объясните нам, пожалуйста, нюансы этой статистики. Понимаете, разное говорят: вот туристический сезон у нас закончился, плюс осень пришла и так далее. В чем особенности сейчас этого роста?

Агаси Тавадян: Ну, одна из особенностей, о которой мало кто говорит, – это не только рост выявленных случаев, но и рост всеобщего числа тестирований. Тестирование по отношение к августу выросло более чем на 30%, так что это может тоже сказаться на росте выявленных случаев.

Но что вызывает немножко некоторое беспокойство? Это рост смертельных случаев, то есть летальных исходов. И ситуация в России неоднородная. Есть регионы, где идут точно на спад все показатели. А есть регионы, где идет все на рост. То есть у нас сейчас 50 регионов из 84, где идет рост заболеваемости, а в остальных регионах идет спад.

Основные регионы, где идет рост, – это, во-первых, Санкт-Петербург, а во-вторых, Москва… Так, я сейчас посмотрю. Нет, извините, не Москва, а Московская область. Потом идет Кемеровская область, Воронежская область, Ульяновская область, Республика Дагестан, Краснодарский край, Ростовская область и Камчатский край. Это основные регионы, в которых сейчас большие показатели по летальным исходам.

Тамара Шорникова: А дальше чего ждать? Через неделю – десять?

Агаси Тавадян: Ну, будет рост. Тенденция идет сейчас на рост. Но, посмотрите, если сравнивать с весной, то у нас был рост два месяца, а потом был спад. Так что сейчас… Там был более резкий рост, и рост был по всей стране. Сейчас ситуация не такая резкая. И не ожидается роста более чем два месяца. Это самый отрицательный сценарий.

Мои модели показывают, что, по самому вероятному сценарию, рост будет две-три недели, до этого момента, а потом уже будет спад, но не по всей стране. Как я уже сказал, есть регионы, где реально идет спад.

Иван Князев: Агаси Ашотович, а это все прогнозировалось у нас? Вот вы говорите, что много сейчас тестируют. Нам от этого легче должно стать? Это нас должно успокоить?

Агаси Тавадян: Ну смотрите. Очень трудно прогнозировать эти процессы, потому что мы имеем дело с людьми, с передвижением людей. И если будут изменяться передвижения людей, как было в летние месяцы, могут возникнуть новые очаги в новых местах, где не было распространения вируса и определенный уровень социального иммунитета не сформировался. И в этих регионах начнутся новые волны, пока определенный уровень социального иммунитета не будет сформирован.

Тамара Шорникова: А математически можно рассчитать? У нас сейчас какая часть страны болеет?

Агаси Тавадян: Ну, это сложно рассчитать. Можно, конечно, все можно рассчитать. Можно рассчитать, сколько процентов населения уже заболело.

Вот смотрите. 19 тысяч людей уже умерло, то есть это летальные исходы. Скажем, что в 2019 году 1,8 миллиона людей умерло по всей России, так что это немножко более 1%. Не надо этой цифры бояться.

Но есть показатель IFR (infection fatality rate), который показывает, сколько в реальности фатальных инфекций. Это составляет сейчас, по некоторым оценкам, от 0,2 до 0,6%. И если считать по этому показателю, сколько людей в России, то можно сказать, что около 20% людей России уже заболело, то есть уже перенесли заболевание или болеют.

Иван Князев: Агаси Ашотович, отталкиваясь от всех этих моделей, как вы считаете, ограничения по деятельности граждан и предприятий сегодня актуальны или пока нет?

Агаси Тавадян: Смотрите. Если мы говорим о карантине, о строгом карантине, то это уже не поможет, потому что модели показывают, что минимум 80% населения должно соблюдать две недели строгий карантин, чтобы он работал. Это принесет огромные экономические потери. И эффективность вызывает вопросы, потому что может возникнуть неконтролируемый очаг, который вновь начнет…

Иван Князев: Ну понятно. В общем, если коротко, то какие-то ограничения экономические не особо актуальные, последствия от них могут быть хуже, чем от заболеваемости?

Агаси Тавадян: Ну а лучше соблюдать масочный режим.

Иван Князев: Понятно.

Агаси Тавадян: И в основном в тех регионах, которые я обозначил. Масочный режим работает. Это доказано и статистически.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Агаси Тавадян, эксперт по статистике и моделированию Центра экономических исследований, нам разъяснил.

Сейчас поговорим с телезрителями. Марина на связи. Здравствуйте. Самарская область.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Слышно меня?

Тамара Шорникова: Да, отлично! Говорите.

Зритель: Я хотела бы поговорить по поводу Самары. Как-то слышала новости, по «России-1» говорили, приехали корреспонденты и показывали, как у нас из автобусов выгоняют людей, которые без масок. Но если честно… Вот я мужу говорю: «Надо съездить, прокатиться». Я пенсионерка. Получилось, что в пятницу мне надо было поехать в город. Я поехала с пересадками, на четырех видах транспорта ехала: электричка, трамвай, автобус, троллейбус. Никто никого не выгоняет. Хоть и ужесточили губернатор Азаров и глава города, они ужесточили. В новостях сказали, чтобы были строго в масках торговых центрах…

Тамара Шорникова: Ну понятно. А народ не отреагировал пока.

Иван Князев: А маски-то носят?

Зритель: Не реагируют вообще никак!

Иван Князев: Маски носят/не носят? Вы сами носите?

Зритель: Мало носят, мало. Я вот захожу автобус – и такое ощущение, что на меня смотрят, как на идиотку.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Понятно. Не обращайте внимания, не думайте, как на вас смотрят. Просто носите маску, заботьтесь о своей безопасности.

Иван Князев: Ваше поведение сейчас самое разумное.

Тамара Шорникова: Да, о своей безопасности заботьтесь. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: А сейчас послушаем Сергея Нетесова, члена-корреспондента РАН, заведующего лабораторией биотехнологии и вирусологии факультета естественных наук Новосибирского государственного университета. Здравствуйте.

Сергей Нетесов: Здравствуйте, добрый день.

Тамара Шорникова: Что это у нас – первая волна, вторая? Расскажите нам.

Сергей Нетесов: Вы знаете, если посмотреть на дневную заболеваемость, на график дневной заболеваемости, причем не интегральный, а прямо по дням, то это четкая вторая волна. Причем похоже, что это только ее начало.

Иван Князев: А дальше будет хуже, я так понимаю, да?

Сергей Нетесов: Вы знаете, дело в том, что для того, чтобы было лучше, надо, чтобы кардинально люди изменили отношение, как уже здесь говорилось, к ношению масок и мытью рук. Потому что если этого не будет, то вторая волна у нас понесется очень далеко и может превзойти первую.

Иван Князев: Сергей Викторович, а как вообще вирус ведет сейчас себя? Вот вторая волна осенью началась. А почему не зимой? Почему не летом? Что этому поспособствовало? Почему именно сейчас?

Сергей Нетесов: Да все очень просто. Понимаете, дело в том, что, во-первых, люди вернулись из отпусков, а ездили они, как правило, как и сейчас ездят, на Черноморское побережье и в Крым. Естественно, там они не соблюдали никакого масочного режима. Мы это видим и по картинкам оттуда, и видим чисто по статистике. Там идет продолжение первой волны, причем семимильными шагами. Оттуда люди возвращаются, привозят сюда. И дней через десять, через две недели здесь все возникает.

Кроме того, начались занятия в школах, в университетах, в колледжах. И это ведет к формированию новых групп, которые обмениваются между собой. Так что все очень логично и связано с очень простыми вещами.

Тамара Шорникова: Сергей Викторович, вот сейчас идет информация о том, что, помимо роста заболевших, идет рост госпитализаций и смертельных исходов. В связи с чем? Вирус как-то набирает силу? Он меняется? Почему так происходит?

Сергей Нетесов: Ведь число заболевших растет. Соответственно, число тяжело заболевших тоже должно расти. Процент тот же самый остается.

А по поводу изменений в вирусе. Вы знаете, сейчас очень интенсивно изменяются геномы в разных странах мира. На самом деле была всего одна замена, которая произошла еще в конце весны, и именно замененный вирус сейчас распространяется. У него существенных отличий по биологическим свойствам от прежнего вируса практически нет, поэтому на вирус тут грешить не надо. Надо соблюдать меры.

Тамара Шорникова: Просто были также новости о том, что во Вьетнаме как раз новый вид вируса, еще где-то, то там, то там. Мол, он сильнее, мощнее. Как реагировать на такие новости?

Сергей Нетесов: Вы знаете, это же новости не специалистов. Вот пошла другая волна – и все думают, что это другой вирус. Да на самом деле первый вирус еще не доходил свое, мы же ведь его не элиминировали. Мы на самом деле просто сказали: «Все, открываем кафе, рестораны, другие небольшие точки общественные». А люди стали меньше носить масок в ответ на это. На самом деле вот это главная причина, а не изменения в вирусе.

Тамара Шорникова: Сергей Викторович, знаете, что еще беспокоит? Появляются сейчас тоже новости. Сначала американские ученые об этом говорили, российские тоже уже поддерживают эту идею, что вирус, даже если его перенести в облегченной форме, может быть опасен на долгом расстоянии, что называется, в перспективе – может вызывать и онкологию, опухоли головного мозга в частности. Вот этого стоит бояться, опасаться?

Сергей Нетесов: Вы знаете, этого надо опасаться так же, как прилета марсиан, наверное.

Иван Князев: Ну понятно.

Сергей Нетесов: Потому что везде вы употребляли слово «может». Может он измениться и в ту сторону, и в другую, и в пятую, и в десятую. Но поскольку мы имеем дело с ним в первый раз, то на самом деле, конечно, ожидать каких-то отдаленных последствий можно, но в то же время мы же ведь живем давно с четырьмя старыми коронавирусами. Понимаете? И там тоже есть определенный процент, когда они вызывают тяжелые заболевания легких. Но этот процент существенно меньше, чем у данного вируса.

Поэтому, я думаю, чего-то принципиального нового от него ожидать по сравнению с тем, что сейчас есть, наверное, не стоит. Хотя надо быть готовыми, конечно, ко всему.

Иван Князев: Сергей Викторович, ваш прогноз – когда это все закончится? У нас сейчас есть вакцина. Нам анонсировали, что уже сейчас в аптеках появились препараты для лечения коронавируса. Когда это все прекратится?

Сергей Нетесов: Вы знаете, для вакцины надо сначала показать, что она действительно предохраняет от инфекции, а не просто вызывает антитела. Разработано более 50 вариантов вакцины против ВИЧ-инфекции – антитела прекрасно образуются, но она не защищает.

Иван Князев: Ну, «Спутник V», вот эта наша вакцина.

Сергей Нетесов: Давайте вот что скажем. «Спутник» не прошел третьей фазы, она только началась. Ее минимальная продолжительность – ну, два-три месяца. Только так вы можете оценить то, что она защищает. Потому что мы должны сравнить заболеваемость в группе вакцинированных с группой не вакцинированных в той же местности.

Иван Князев: Я прошу прощения. То есть два-три месяца – третья фаза. Потом – период вакцинации. В общем, дело к весне только, да?

Сергей Нетесов: Нет, подождите. Третья фаза началась 4 сентября, людей начали прививать первой прививкой. Через три недели прививают второй. И вот с момента, когда большинство людей привьют второй прививкой, а лучше даже, когда всех привьют, и надо считать как минимум два месяца.

То есть я думаю, что реально в декабре мы получим первые результаты по защитному эффекту. И тогда уже можно будет говорить о том, что вакцина эффективная. Или сказать, что она эффективная, но на столько-то процентов. Или сказать (не дай бог, конечно), что она неэффективная.

Я надеюсь, что она будет все-таки эффективной. Но это надо показать экспериментально. Здесь прогнозы ни к чему. Здесь нужен результат.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Сергей Нетесов, член-корреспондент РАН, рассказывал нам о том, как ведет себя вирус.

А сейчас – звонок. Здравствуйте. Алексей из Челябинска.

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей.

Зритель: Да-да, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: У нас в Челябинске тоже куча зараженных. И никто маски не носит.

Иван Князев: А почему не носят? Не боятся разве люди? Ну, каждый день же по телевизору говорят, что больше и больше зараженных за сутки. Неужели люди не боятся?

Зритель: Не знаю. Может, и не боятся. У нас в маршрутках не то что пассажиры, а водители без масок.

Иван Князев: А вы сами какие меры безопасности соблюдаете?

Зритель: В магазин только в маске хожу.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Правильно делаете, Алексей.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: А вот еще SMS. Сейчас, секунду… Убежала. «Обещают, что вакцина поможет. Ждем», – пишут нам телезрители.

Иван Князев: Ну и из Свердловской области нам тоже пишут, в частности пенсионеры: «Ну а кто нам-то даст по 10 тысяч рублей на маски? В месяц примерно мы столько тратим». Сейчас эта проблема тоже достаточно актуальная, потому что вновь их нужно покупать, а не у всех на это есть деньги.

Давайте уже к следующей теме перейдем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (4)
Яков
Да, не боятся. А прежде всего не верят государственным пропагандистам. И правильно делают.
Яков
Маски не только бесполезны, как средство защиты в данной ситуации, но и вредны. Нужно соблюдать элементарные меры гигиены: по возвращении домой тщательно мыть руки с мылом и промывать слизистую.
Наталья
Ну так и начинайте с карантина в госорганах. А то бизнесу рекомендовано, а госслужащие и идём ними вроде как не люди и вирус их не берет
лена
Надо было всему миру закрыть свои границы. На что наше государство надеялось. Коронавирус стих и все ринулись отдыхать по разным странам, вот теперь получайте опять пик эпидемии. Только теперь из этого карантина будут страдать обычные работяги если все закроют на карантин, опять люди будут сидеть дома без денег, будут просто выживать. Правильно сделал Китай не открыл свои границы и у них практически все прошло и все люди вылечились.
Каких ограничений нам ждать в ближайшем будущем. Наши эксперты - о росте заболеваемости COVID-19