Опять внезапно выпал снег. Почему его некому убирать?

Гости
Дмитрий Хомяков
заслуженный профессор МГУ, почвовед- эколог
Дмитрий Гордеев
заместитель председателя комитета ТПП РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ

Марина Калинина: Ну а мы к первой теме нашего сегодняшнего эфира переходим. Пришла зима, во многих городах выпал снег, а чистить улицы некому. Петербуржцы пожаловались даже на плохую уборку снега на странице губернатора Александра Беглова в его соцсети «ВКонтакте». Вот, дословно они назвали обстановку в городе «полным безобразием». Некоторые пользователи даже изъявили желание самим выйти на улицы с лопатами.

Иван Князев: В Москве после снегопада под ногами грязная жижа. В российских регионах не хватает дворников, спрос на них в стране вырос почти в два раза. Что на улицах ваших городов, какие есть нормативы по уборке и почему каждый раз снег для России – неожиданность. Это мы обсудим с экспертами. Но вот уже SMS, в том числе и из Ленинградской области: «Все завалено снегом. Ни проехать ни пройти, никто не убирает улицы. Желающих добровольцев не видно, не наблюдается и дворников. К мусорке не подойти, а сам мусор не вывозят уже неделю. В городе бардак». Подпись – Санкт-Петербург.

Марина Калинина: Дмитрий Гордеев с нами на связи, заместитель председателя комитета торгово-промышленной палаты России по предпринимательству в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Дмитрий Михайлович, здравствуйте.

Дмитрий Гордеев: Дмитрий Павлович.

Марина Калинина: Ой, Дмитрий Павлович, извините, пожалуйста.

Дмитрий Гордеев: Добрый день, коллеги.

Марина Калинина: Ну, понимаете, получается каждый год у нас одно и то же. Как говорил Виктор Степанович Черномырдин: «Отродясь такого не было, и вот опять». Что из года в год, почему такие проблемы с уборкой?

Дмитрий Гордеев: Ну, во-первых, уборка улиц, дорог, тротуаров, автобусных остановок и так далее – это функция муниципалитета. Это прямо вопрос местного значения, который должен финансироваться за счет бюджета или частные организации, которые выбираются на конкурсах, или, может быть, муниципальные организации, предприятия, учреждения нанимаются, им ставится задача, и их задача – иметь, соответственно, необходимое количество и дворников, и техники.

Что касается уборки дворов и вот, например, я услышал, вывоз твердых коммунальных отходов, мусора – это коммунальная услуга, за нее отвечает, если прямые договоры, то региональный оператор и по прямым договорам собственники, наниматели платят этому региональному оператору. А если непрямые договоры, то тогда отвечает или управляющая организация, или ТСЖ, или ЖСК. Вот. То же самое касается и уборки, собственно говоря, улиц, вернее дворов городов, с разницей, что там не может быть прямых договоров с какой-то подрядной организации, там может быть только управляющая организация, ТСЖ или ЖСК.

Везде необходимы дворники или техника, причем, есть проблема не только уборки, но есть проблема и вывоза снега. Вот, бывает, что посыпают реагенты, соль и так даже, и очищают этот снег как бы такой, со всеми этими веществами, например, на газоны. И весной там или трава выгорает, или еще что-то происходит. То есть у нас, к сожалению, в минимальном перечне – есть такое Постановление правительства № 290, минимальный перечень – так вот, там уборка снега есть, написано, дорожки должны быть чистыми, льда вообще никогда не должно быть нигде. Но, слов о…

Марина Калинина: Дмитрий Павлович отключился.

Иван Князев: Так, пока прервалась у нас связь. Восстанавливаем связь. Дмитрий Павлович, а вот, вы к нам вернулись.

Марина Калинина: Вы с нами.

Иван Князев: Такой вопрос: если в целом обрисовать ситуацию в стране. Вот какая она сейчас по дворникам. Вот мы сказали, что плюс 93 – это спрос вырос на них. Плюс 93%, то есть почти в два раза.

Дмитрий Гордеев: Ну, смотрите, ситуация очень разная, я не могу вам сказать по регионам, к сожалению. Единственное, что могу сказать, что достаточно много случаев, например, в отношении уборки дворов, когда управляющие организации просто элементарно экономят. Вот, например, требуется при отсутствии возможности механизированной уборки, например, машины стоят вокруг и, кроме как с лопатой не подлезешь, например. Требуется, например, четыре дворника, условно говоря, на какой-то двор, группу домов, вот, а имеется, например, два. Естественно, они не будут успевать.

То же самое касается и уборки улиц, тротуаров. Где-то, ну, я предполагаю, что это, в небольших городах, прежде всего около зданий администрации, есть какие-то планы расчистки дорожной, которые ведут к остановкам автобусов, к школам, к детским садам, железнодорожным станциям и так далее, то есть, есть очередность какая-то. Одновременно везде нельзя убрать, для этого нужно иметь или очень много техники, или много дворников.

Вот, все эти вопросы не должны быть внезапными, потому что у нас каждый год зима. Она может быть более снежной и менее снежной. Надо быть готовым к максимуму, конечно, снега. И это задача в отношении улиц, тротуаров, городских властей, которые отвечают за ЖКХ, главы администрации, местного совета, который, в конце концов, бюджет принимает, это задача публичной власти муниципальной, которую мы для этого и содержим, то есть платим налоги, для этого нужно…

Марина Калинина: Хорошо, Дмитрий Павлович, простите, мы сейчас говорим, я конкретно говорю о Москве. Вот сыпят реагенты в огромных количествах, но этот снег, он тает, он превращается в грязь, в жижу грязную, которая просто, ну, ты вязнешь в этой жиже. Я уже не говорю о том, что обувь просто один сезон только можно носить, потому что потом ее можно выбросить. Но вот эту грязную жижу, ее же тоже надо, вот этот грязный снег, который там растаял от реагентов, его же тоже надо вывозить, его никто не вывозит.

Дмитрий Гордеев: Да, естественно, этот реагент сыпят для того, чтобы, в конце концов, когда мы наступаем, так сказать, на снег, чтобы мы имели твердую какую-то, более-менее не скользящую поверхность. Вы абсолютно правы, надо или механически с помощью всевозможных приспособлений убирать эту жижу, хотя бы, чтобы люди могли пройти, или там должны быть люди с лопатами, как будут идти, когда произошла эта химическая реакция. Вы абсолютно правы, и, собственно говоря, опыт большой, где-то сыпят соль, где-то сыпят там крошку, разные есть подходы, вот. К сожалению, полностью от этих реагентов, наверное, избавиться нельзя, но минимизировать или хотя бы своевременно сдвигать куда-то вот эти обработанные уже массы снега, и вот что там образуется, естественно, профессионалы должны знать, как это делается и должны это организовывать.

Иван Князев: Вопрос только в том, что это не делается.

Марина Калинина: Почему-то не делается. Давайте наших зрителей послушаем, узнаем, что вообще по стране происходит с уборкой снега. Евгения из Кургана с нами на связи. Евгения, здравствуйте.

Иван Князев: Приветствуем вас.

Зритель: Добрый день, Иван и Марина, добрый день. Я что хочу сказать, у нас как бы снега мало, но у нас вчера шел дождь, произошло обледенение, второй день дети не ходят в школу.

Марина Калинина: Ага.

Иван Князев: Ага, потому что скользко, да?

Зритель: Обледенение, и как бы центральные улицы посыпаны, а то, что к школе подойти невозможно, дети второй день сидят дома из-за того, что обледенение во дворах.

Марина Калинина: Ага.

Иван Князев: Да, понятно, Евгения.

Марина Калинина: Понятно.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Давайте сразу еще один регион послушаем. Людмила из Челябинской области. Приветствуем вас.

Зритель: Здравствуйте. Вот я тоже хотела на счет по поводу улиц. У нас улицы все ледяные. Нету, даже нельзя, некому убрать. Дорожные организации закрыли. Все дорожные покрытия ледяной покрылись коркой. И вот как нам быть? Вот мы живем в селе. И вот как нам быть? Главное, все организации позакрывали. Вот как быть нам? Вот мне, например, на работу нужно идти было с утра. Я даже не могла встать и пройти пешком. У меня машины, например, нет. Вот как быть?

Иван Князев: А почему предприятия закрыли? Ничего не говорят?

Зритель: Мы ничего не знаем, не можем даже сказать, почему закрыли эту организацию дорожную.

Марина Калинина: Ага.

Иван Князев: Да, понятно

Зритель: Одна единственная на село у нас эта дорожная, ее закрыли.

Иван Князев: И то не работает. Спасибо.

Марина Калинина: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое, Людмила. Дмитрий Павлович, такой вопрос: уборка улиц, дворники – это всегда речь о мигрантах?

Дмитрий Гордеев: В большинстве случаев, да.

Иван Князев: Мы другие варианты вообще не рассматриваем? Другие какие-то подходы. Ну вот, мигранты уехали – и все.

Дмитрий Гордеев: Нет, ну вот смотрите, вы доводите вопрос до крайности. Мигранты уехали. Вопрос зарплаты, вопрос цены, так сказать. Можно же, видите, не обязательно мигрантов брать, но, если наши с вами земляки, так сказать, не идут работать из-за низкой зарплаты, из-за тяжелой работы, то мигранты соглашаются за меньшие деньги работать, поэтому…

Иван Князев: Ну, это понятно, это самое очевидное объяснение, Дмитрий Павлович. А может просто, ну, не так набирают, схемы не отработаны. Я вот, честно говоря, не видел нигде на порталах по поиску работы, вакансия дворника, зарплата, обращайтесь туда. Может, люди просто не знают?

Дмитрий Гордеев: Я думаю, что поиск идет. И главный вопрос, вот именно, если говорить об улицах и тротуарах, то это, скорее всего отсутствие необходимых средств у тех организаций, которые работают за счет бюджета. Им не платят, собственно говорят. Только поэтому и малое количество техники, малое количество дворников. И, соответственно, несвоевременная уборка, некачественная уборка, отсутствие уборки. Льда вообще быть не должно. Если всем понятно, что, условно говоря, с семи часов утра до девяти люди пойдут или в детские сады, или на работу, или в школы. Значит, к этому времени уже реагент должен сработать, чтобы люди шли не по льду, потому что будут травмы, может быть даже…

Иван Князев: Ну да, это надо с пяти, с пяти утра посыпать. Собственно в Москве это делается.

Марина Калинина: Дмитрий Павлович, ну вот вы как зампредседателя комитета по предпринимательству в сфере ЖКХ, именно вы как-то можете повлиять, чтобы вот такие ситуации в регионах не складывались. Вот как-то проконтролировать это, я не знаю поработать там с теми же предпринимателями, может они как-то повысят зарплату этим людям, которые делают свою работу.

Дмитрий Гордеев: Вы знаете, это не работа торгово-промышленной палаты. Мы можем обратиться, например, в Минстрой России.

Марина Калинина: Ага.

Дмитрий Гордеев: Региональные отделения ТПП могут обратиться уже к региональным властям. Ну вот, прозвучал вопрос, что делать. Вы знаете, надо муниципалитетами, в принципе, хотя у нас муниципальная власть отделена от государственной власти регионов, но все-таки есть губернаторы. Очень большое количество муниципалитетов дотационные. Потому надо обращаться в контрольно-надзорные органы, и вот эти составленные акты с фотографиями и так далее, направлять, в конце концов, региональным властям.

Местная власть для решения вопросов местного значения, региональная власть, она все-таки имеет связь, у нас определенная сложилась вертикаль, поэтому нужно требовать от власти, а вот эти все недостатки надо фиксировать контрольно-надзорными органами. Даже если люди упали, они обязательно должны в травмпункте сообщить причину, где это произошло и по чьей вине, для того, чтобы можно было, опираясь вот на эти документы, например, потребовать возмещения ущерба здоровью.

Иван Князев: Да как там возмещать, если денег нет?

Марина Калинина: Но, Дмитрий Павлович, но подождите, но что, человек должен упасть, сломать руку для того, чтобы убрали улицу? Ну, мы в XXI веке живем. Ну как же так?

Дмитрий Гордеев: Человек не должен упасть, но люди падают. И одно дело – как должно делаться по нормам, по требованиям нормативных актов, другое дело – как на практике делается. Я отвечаю на вопрос что делать.

Марина Калинина: Угу.

Дмитрий Гордеев: Можно сидеть охать и ахать в квартире и ждать, что оно само: снег растает, лед растает.

Иван Князев: Нет, тут что делать нам, гражданам, либо что делать людям, которые отвечают за уборку улиц. Смотрите, что пишут нам наши телезрители. Опять же из Ленинградской области: «Всех чиновников на уборку не организовал, иди сам – бери лопату». Из Пензенской области: «Снег убрать за деньги – с удовольствием. У меня пенсия маленькая и продолжает уменьшаться», – пишет нам телезритель. Вот этот питерский опыт, он может, я не знаю, положительный какой-то момент сыграть, когда они горожан призвали вот убирать.

Дмитрий Гордеев: Да, вы знаете, «бери лопату» – это, конечно, просто эмоции, это просто эмоции, найти виноватого. Для решения вопросов надо понимать, если какие-то люди не справляются со своими обязанностями на большом уровне: главы администрации, руководители подразделений.

Иван Князев: Вот! Вот! Дмитрий Павлович, о чем и речь. Это, может быть, все-таки вопрос хозяйствования, а не только дайте нам денег, у нас уехали мигранты и так далее и тому подобное? Нет нормальных хозяйственников?

Дмитрий Гордеев: Есть нормальные хозяйственники. Но если кто-то конкретно работает плохо, надо требовать с власти. Это наша…

Марина Калинина: Опять у нас связь прерывается.

Иван Князев: Почитаем несколько SMS. Ну, опять же про зарплату: «Потому что у дворников зарплата маленькая, никто не хочет работать за копейки, тратить свое время», – это из Пермского края. Из Алтайского: «У нас солнечно, минус два, снега много. Бывает, что и чистят дороги». В Комсомольске-на-Амуре: «Только в прошлую зиму не было снега, а так уже в ноябре метр сугробов. Сейчас город завален снегом, чистят плохо, бюджет нищего города дырявый».

Марина Калинина: Вера из Ленинградской области нам звонит. Вера, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Хотела бы тоже поднять вопрос по поводу уборки улиц. Действительно, правильно сейчас комментировал человек у вас, который с вами связался, что действительно хозяйственников нет. Скорее всего, что какие руководители, такие у нас и дороги. Вы понимаете, я живу в Ленинградской области поселок Семрино Гатчинского района. Вы знаете, старикам не выйти.

В основном здесь люди преклонного возраста живут. Вы понимаете, это просто тихий ужас. До магазина 50 метров, люди падают, спотыкаются, берут палочки. Как нести продукты. Невыносимо. Это просто, знаете, надо заснять и послать на правительство. Почему такое творится безобразие? Почему руководители…

Иван Князев: Почему на один микрорайон нельзя найти человека, который хотя бы песком посыпал ваши тротуары.

Марина Калинина: Не песком, солью.

Иван Князев: Ну, не песком, солью.

Зритель: Хорошо, песком посыпет у нас человек. Есть такой человечек неравнодушный. Он посыпет песочком, так по снегу надо песок сыпать. Прежде чем посыпать, надо же его очистить. Извините меня, уважаемые, ведь так. А почему-то сельский совет сидит на местах и ничего, не двигается, а около их здания всегда дорога очищена. Понимаете как. Так нельзя, милые мои, жить. Мы живем люди пенсионеры, в свое время платили налоги. И мы хотим комфортно жить. Пусть хотя бы дорогу центральную прочистили, которую проехать, а уж не говоря к магазину.

Это же просто не выйти из дома, миленькие мои. Но так же нельзя. Понимаете, мы пенсионеры просто знаете, раньше люди были действительно ответственнее. Вот что ни говорите, пожили мы и в Советском Союзе, пожили мы и в России, но люди были ответственнее. Сейчас наш русский человек не пойдет работать за эти деньги дворником. Я вам точно говорю, 10 лет я работала в клининге. Слезно умоляли, слезно, со слезами на глазах, приходите, поработайте. Поработают, повысят копейки, пойдут напьются и все. Вот наши такие русские мужички.

Иван Князев: Да, Вера, понятно.

Зритель: А мигранты, они работали, работали.

Иван Князев: Спасибо, Вера, спасибо мы поняли вашу мысль. Спасибо вам большое за ваш звонок, за то, что обрисовали нам ситуацию. Еще одного эксперта подключаем.

Марина Калинина: Да, Дмитрий Хомяков с нами на связи, заслуженный профессор МГУ, почвовед, эколог. Дмитрий Михайлович, здравствуйте.

Иван Князев: Вот как раз таки можно про экологию поговорить, про реагенты, да Марина.

Марина Калинина: Да. Вы нас слышите?

Дмитрий Хомяков: Да, добрый день, я вас слышу.

Марина Калинина: Скажите, вообще чем сейчас посыпают тротуары, дороги, проезжие части. Вообще что это за химикаты и насколько они вредны или не вредны?

Дмитрий Хомяков: Ну, список веществ химических для того, чтобы плавить лед и снег и переводить наши снежные, ледяные образования в рассол достаточно ограничен. И в основном в России, да и во всем мире, применяются хлориды. Хлорид кальция и хлорид натрия. Ну, хлорид натрия – это всем нами известная поваренная соль. Но ведь не реагенты приносят вред природе, а приносят вред природе люди своими необдуманными действиями.

И если мы с вами говорим о технологиях применения противогололедных средств, для того, чтобы иметь возможность не допустить примерзания льда и снега к полотну дорожному или к поверхности тротуара и затем механически убрать его в регламентируемые сроки – это рациональные технологии и это минимальная доза противогололедных реагентов. А если мы с вами рассчитываем, что недостаток дисциплины, недостаток знаний можно компенсировать избытком.

Иван Князев: Количеством.

Дмитрий Хомяков: Разбрасывания или распределения солей на проезжую часть или, тем более, на тротуары, значит, тогда мы нарушаем принципы природоохранного законодательства и, собственно, оказываем таким образом влияние и на людей, и на домашних наших питомцев, и на компоненты окружающей среды: почву, растительность, атмосферный воздух и так далее.

Иван Князев: Дмитрий Михайлович, как правильно посыпать улицы?

Дмитрий Хомяков: Перевести часть льда и снега в рассол и таким образом потом механически убрать его. Особенно это важно для дорожного полотна, чтобы обеспечить зимой сцепление колес автомобилей с дорогой. И зимой наши дороги должны быть в летнем режиме, то есть режиме черного асфальта. Тогда у нас будет безопасность обеспечена дорожного движения. И на определенной разрешенной скорости мы будем свободно там передвигаться.

А если у нас с вами просто-напросто идут превышения доз этих реагентов – это абсолютно недопустимая вещь, потому что на дороге образуются рассолы. И если мы вовремя не убираем, эти рассолы вязкие, и тогда, наоборот, у нас эффект, как будто мы разлили масло на дорогу, мы скользим с вами по дороге. Поэтому, первое: это применить реагенты, сделать упреждающую обработку. Второе: это вовремя механически убрать этот снег, который, кстати, и содержит остатки этих реагентов, они никуда не деваются, они содержаться в этом снеге. Аккумулировать его и потом утилизировать определенным образом на камерах хозфекальной канализации.

Такие системы уже есть в стране, они полностью сделаны в Москве и они сейчас сделаны в Питере, в других городах-миллионниках. Конечно, там где есть большие сети хозфекальной канализации с большой мощностью, можно построить эти камеры, хотя работать они будут 4-6 месяцев в году. Это тоже инвестиционные затратные мероприятия. Тем не менее, рациональное использование солей обязательно, потому что без них мы с вами не сможем убрать снежно-ледяные образования и не допустить их появления на дороге. Поэтому самое главное – это должная концентрация в нужное время.

Иван Князев: И в нужном месте. Дмитрий Михайлович, я все-таки хочу понять. Я прошу прощения, прощу прощения, что вас перебивают. Просто хочу понять, а то, ну, у нас люди от науки знают, как правильно рационально посыпать улицы реагентами, а те люди, которые в ЖКХ у нас работают, может, они как бы тоже услышат это. Как правильно посыпать улицы реагентами, чтобы вот этой жижи не было, которую мы видим и так далее.

Дмитрий Хомяков: Эти все нормативы очень хорошо известны и отработаны, потому что в стране реагенты применяются далеко не первый год и даже не первый десяток лет. С 1960-го года мы активно применяем различные противогололедные реагенты и материалы на дорогах и на тротуарах, и на дорожках в городах. И все эти нормы очень хорошо отработаны. Это в зависимости от температуры окружающей среды, в зависимости от объема выпавшего снега, в зависимости от реагента. То ли это смесь натрия хлора с кальцием хлористым, то ли это чистый кальций хлористый, то ли это натрий хлористый. Немножко там различаются объемы применения, но, тем не менее, все эти таблицы есть, все эти нормативы есть и, самое главное, что отсутствует технологическая дисциплина.

Если бы все эти нормы и регламенты – они очень хорошо написаны и проходят государственную экологическую экспертизу – если бы они соблюдались тщательным образом и был бы контроль за соблюдением этих норм, как это, кстати говоря, осуществляется в Москве, несмотря на то, что и здесь мы иногда замечаем определенные проблемы и жалуемся также на работу коммунальных служб. Но, тем не менее, есть контроль, есть регламент, есть технология, и в общем задача в глобальном плане решена, тем более, что в Москве существует порядка 40 камер хозфекальной канализации, где весь снег с дорог и с дворовых территорий потом растапливается и эти стоки очищаются.

Таким образом мы не допускаем появления этих загрязнителей в окружающей среде. Это очень важное мероприятие, которое было осуществлено в последние 15 лет в городе Москве, целая большая программа по совершенствованию работы жилищно-коммунального комплекса в плане зимнего содержания объектов дорожного хозяйства.

Марина Калинина: Дмитрий Михайлович, у меня очень простой вопрос: ну, вы сказали в начале нашего разговора, что реагенты применяются у нас такие же как, например, в Европе. Но в Европе тоже идет снег, у них тоже бывают метели, заносы снежные и так далее, у них тоже есть машины, но у них никогда нет такой грязи как у нас. Вот приезжаешь в Москву, и ты сразу наступаешь в это черное месиво, и так практически везде.

Дмитрий Хомяков: Ну, немножко разные климатические условия. Понятно, в Европе меньше выпадает снега. Разная протяженность и плотность дорожной сети. Ведь у нас черная грязь на дороге образуется не за счет реагентов, просто напросто те рассолы, которые в результате применения солей образуются, на дороге аккумулируют в себя все загрязнители присутствующие там. Если мы с вами будем чаще дороги мыть в летнем режиме, летом, и в зиму они уйдут чистые.Если у нас будет хороший крепкий асфальт, и он не будет разрушаться под колесами шипованной резины нашего транспорта, тогда у нас с вами вот этих черных загрязнителей органической природы не будет на дороге, и рассолы будут, ну, обычного цвета, который положено быть рассолу хлористого натрия или хлористого кальция.

На самом деле это проблемы гораздо сложнее, чем просто дисциплина использования противогололедных материалов, это целый комплекс мероприятий по летнему и зимнему содержанию объектов дорожного хозяйства. И здесь предусмотрена и своевременная уборка, и качество дорожного покрытия, и плотность дорожной сети, и ее износ, и так далее. Так что проблема гораздо сложнее, чем нам кажется.

Иван Князев: И как ее решать пока до сих пор непонятно. Спасибо вам большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Дмитрий Хомяков, заслуженный профессор МГУ, почвовед, эколог был с нами на связи. Вот что еще пишут нам наши телезрители. Киров: «Скажите, для чего тогда положили везде эту скользкую плитку в наших условиях, если у нас все время наледь и снег?» Из Самарской области: «Сплошной каток в Самаре. Травмпункты переполнены – сообщают местные новости». Ну, опять же, в Санкт-Петербурге: «За сутки высыпали 680 тонн соли, а потом мы этим дышим». Вот что пишут нам телезрители. Идем дальше.

Марина Калинина: Ну а мы к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (2)
Олег Столяров
возвращаюсь к тому же предложению: необходимо законодательно утвердить норматив наличия уборочной техники на 1 кв км территории. Для дворов и тротуаров вполне подойдут обычные "Беларусы". Хватит экономить на мигрантах. Они сильно подорожали. Да и в Москве к примеру давно пора опубликовать имена супрефектов, ушедших в отставку по условиям Собянина. Они ж предельно просты: внезапная проверка состояния территорий и супрефект занявший последнее место добровольно ухолит в отставку. Да и пора соблюдать норматив в Москве то: на тротуарах и во дворах только гранитная крошка. Тем более , что рост цен на кожаную обувь продолжится и в 2022 г.
сергей
Из всего сказанного вывод один - нужен СТАЛИН!!!