«Опытные жулики приводят к нотариусу психиатра». Почетный адвокат Леонид Ольшанский – о махинациях с квартирами

«Опытные жулики приводят к нотариусу психиатра». Почетный адвокат Леонид Ольшанский – о махинациях с квартирами
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Леонид Ольшанский
почетный адвокат Российской Федерации

«Нехорошие» квартиры. Честно купил «криминальную» квартиру - государство на твоей стороне. Новый закон призван защитить граждан, которым обманом продали жилье с сомнительным прошлым. Как он будет работать?

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем, возвращаемся к нашим темам. Если вы потеряли жилье по вине мошенника, государство компенсирует, – такие поправки в закон о госрегистрации недвижимости приняли депутаты Госдумы.

Иван Князев: Предполагается, что это защитит права россиян, которые купили квартиры с криминальным прошлым. Если сделку признают незаконной, добросовестный приобретатель может рассчитывать на компенсацию.

Ольга Арсланова: Причем убытки ему возместят полностью. Но коснется эта новая форма только тех, у кого изъяли квартиру после вступления закона в силу, ну и определенные сложности с получением денег, конечно же, тоже будут.

Об этом прямо сейчас поговорим с нашим гостем. Приветствуем в студии почетного адвоката России Леонида Ольшанского. Леонид Дмитриевич, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Леонид Дмитриевич.

Леонид Ольшанский: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Уважаемые зрители, если у вас есть вопросы к нашему гостю по сделкам, по тому, как будет работать новая мера, вот эти поправки, – звоните в прямой эфир, не стесняйтесь, пишите SMS.

Иван Князев: Рассказывайте свои истории.

Ольга Арсланова: Да.

Давайте разбираться, что меняют поправки, принятые уже в третьем чтении, которые заработают уже в следующем году, да?

Леонид Ольшанский: Да, значит, заработают они с 1 января 2020 года. Теперь вас хочу дополнить: имеют обратную силу, сказали нам Комитет по законодательству и на хвосте у него комитеты по жилью и прочему.

Ольга Арсланова: Все-таки это значит, все…

Леонид Ольшанский: В течение 3 лет после вступления в силу новых норм. То есть если у вас сегодня отобрали квартиру, а с 1 января 2020 года вступили поправки, можете. То есть, грубо говоря, от 1 января отступаем весь 2019-й, весь 2018-й и весь 2017-й годы, что отобрали, можно требовать денежки.

Ольга Арсланова: Все деньги, всю компенсацию, или как предлагали в Минэкономики, по-моему, 1 миллион рублей и не больше?

Леонид Ольшанский: Читаем. Нет, наоборот, 1 миллион рублей был раньше.

Ольга Арсланова: Так.

Леонид Ольшанский: А вот из Государственной Думы бумага.

Ольга Арсланова: Самая свежая.

Леонид Ольшанский: Читаем, жирным шрифтом выделены: «В размере суммы реального ущерба либо исходя из кадастровой стоимости истребованной недвижимости (по выбору правообладателя)».

Ольга Арсланова: Ага. О каких случаях идет речь? Давайте конкретизируем.

Леонид Ольшанский: Ну, например, жулики взяли, по липовым документам приобрели квартиру. Или бабушка состоит на учете в психдиспансере, скрыли, подделали справку. Бывают случаи, когда человека вообще, вот мы знаем случай, вывезли в другой город, опоили – все, квартира ушла. Кто-то стал собственником квартиры и тут же быстро ее перепродает, перепродает, чтобы концы замести. И вот, значит, или сама бабушка, или прокуратура говорит: «Выселяйтесь, вы все жулики». А мы с вами квартиру купили, вы купили, я купил. Так вот нам теперь, еще более подробно скажем, полгода на то, чтобы найти этих врагов, оппонентов, ответчиков, чтобы с ними судиться. Естественно, за полгода ничего не успеешь…

Иван Князев: А эти полгода я жить буду в своей квартире, которую честно купил, или нет?

Леонид Ольшанский: Опять надо смотреть в решение суда. Суд скажет выселить – как быстро выселить? Это отдельная тема, адвокатская волынка. Но не имеет значения, где живешь, имеет значение, ты на бумаге…

Ольга Арсланова: Ну меня вот, предположим, выселили, я полгода ищу.

Леонид Ольшанский: …юридически квартиру потерял. Полгода тебе на то, чтобы обратиться с иском…

Ольга Арсланова: Найти концы.

Леонид Ольшанский: …к истинному виновнику. Не получилось или не состоялось судебное решение – все, обращайся с иском к казне, получай не 1 миллион, повторимся, а реальный ущерб.

Ольга Арсланова: А скажите, сейчас кто несет ответственность по таким случаям? Ведь все-таки проходит нотариальная сделка, сделку проверяют риелторы с двух сторон, часто у них есть даже юридическое (о, боже мой!) образование, в конце концов Регпалата регистрирует эту сделку.

Леонид Ольшанский: Понимаю.

Ольга Арсланова: И что, получается, сейчас никак человеку не…

Леонид Ольшанский: Понимаете, то, что сделано закулисно, Регпалата проверить не может.

Ольга Арсланова: Нотариус несет ответственность?

Леонид Ольшанский: Нет, нотариус…

Ольга Арсланова: Как в Европе, да, финансово отвечает.

Леонид Ольшанский: Давайте читать любой документ: личность установлена (сличайте), дееспособность проверена. Ваша как фамилия? – Иванова Мария Ивановна. Вы понимаете, что вы продаете квартиру? – да.

Иван Князев: Подписали, да.

Леонид Ольшанский: Вы понимаете, что вы теперь здесь уже жить не сможете? – да. Я вам разъяснила ваши права? Вот, пожалуйста, вот здесь распишитесь, вот здесь, теперь журнал, с вас тысяча рублей госпошлина… А, уже заплатили? Хорошо, распишитесь в журнале.

Ольга Арсланова: Ну то есть никакой ответственности нотариус не несет за печать?

Леонид Ольшанский: Нотариус, как бы ни была «липа», она скажет. Привели бабушку с костыликом, но она соображала. По моему убеждению, есть очень опытные жулики, они приводят к нотариусу психиатра, и тот пишет: «Я, кандидат медицинских наук, доцент, старший научный сотрудник кафедры психиатрии такого-то института, удостоверяю, что она является дееспособной, в полном здравии», – и прочее, прочее. От подделок, от жульничества никто не застрахован.

Иван Князев: Леонид Дмитриевич, ну вот скажите, обман, подлог – это все уголовщина, с этим все более-менее понятно.

Леонид Ольшанский: Да.

Иван Князев: Какие еще есть случаи? Я знаю, что, например, с приватизацией бывают проблемы…

Леонид Ольшанский: Ну вот вам самый яркий пример.

Иван Князев: Да. Вот смотрите, родители приватизировали, ребенок несовершеннолетний рос, вырос, сказал, потом родители квартиру продали, он говорит: «Я не согласен, верните мне назад».

Леонид Ольшанский: Да, типичный, самый яркий пример вы привели, самый яркий пример. И суд фундамент вопроса подрывает, признает недействительной 3–5–7-летней давности приватизацию, а как только рухнула приватизация, автоматически рушатся и все сделки продажи, перепродажи и еще раз перепродажи. Поэтому да. Поэтому если человек хочет приобрести квартиру, он должен глубоко и всесторонне исследовать всю предысторию.

Иван Князев: Но фактически эксперты пишут, что зачастую это сделать невозможно, слишком долгая процедура и слишком она непрозрачная. Сейчас даже говорится о том, чтобы саму сделку, саму вот эту систему продажи недвижимости, собственности сделать более прозрачной и более простой, чтобы я как покупатель мог хотя бы действительно проследить историю своей квартиры, которую я покупаю.

Леонид Ольшанский: Давайте, вот вас все поддержат, давайте. Но еще раз. Семья получила квартиру, началась приватизация, семья приватизировала квартиру. Бабушка умерла, ее дочка получила за бабушку наследство. Нет никаких сомнений в документах.

Ольга Арсланова: Все чисто, да.

Леонид Ольшанский: Или: квартира беспрерывно продается, за последние 5 лет она уже 7 раз продавалась.

Ольга Арсланова: Ну это же должно насторожить?

Леонид Ольшанский: Просто не надо мне, что она на несколько миллионов, не надо уже мне этой квартиры.

Ольга Арсланова: Да.

Леонид Ольшанский: Можем шире подойти. Свидетельство о праве собственности? Ведь мы же говорим не только про квартиру, мы же говорим про жилье. Свидетельство о праве собственности на дом есть в сельской местности? А на участок земли нет. Наоборот, на участок земли есть, на дом нет. На участок есть собственность, кадастра нет, где эти 10 соток, влево, вправо, в овраг?

Ольга Арсланова: Вот, и поэтому продавец от такого имущества избавляется подешевле.

Леонид Ольшанский: Да.

Ольга Арсланова: Соответственно, покупатель, понимая все эти риски, все равно приобретает. Вопрос…

Леонид Ольшанский: Ну если подешевле, он забывает слова великого Пушкина: «Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной».

Ольга Арсланова: Вот. Так вы сказали очень важную фразу, что от жульничества никто не застрахован, проверить очень часто все это, многое невозможно. Иногда сам риски на себя принимает покупатель. Так почему государство и казна должны за это платить?

Леонид Ольшанский: Потому что у нас по статье 2-й Конституции права человека на первом месте, и государство… Тогда можно сказать: слушайте, вы не закрыли дверь в квартиру, а воры вас обокрали – что мы должны искать? Надо замки ставить. Слушайте…

Ольга Арсланова: Но искать – это не платить полную стоимость рыночную.

Леонид Ольшанский: Да.

Иван Князев: Я немножко переиначу вопрос: у государства денег вообще хватит на то, чтобы компенсировать действительно…

Ольга Арсланова: Откуда потом они этот ущерб…

Иван Князев: Из каких источников это будет производиться?

Леонид Ольшанский: Я думаю, что у нас ведется борьба серьезная, поверьте мне, и с подставами на дорогах, и с жульническими схемами. У нас на скамью подсудимых садятся бригады: судья, которая вынесла «левоватое» решение, нотариус, риелтор и прочее.

Ольга Арсланова: Вот.

Иван Князев: Много таких случаев?

Леонид Ольшанский: Да, с каждым днем все больше и больше. Участковых очень много «присело», которые выявляли алкашей у магазинов…

Ольга Арсланова: Это когда госорганы сами, как говорится, были виноваты, накосячили в этой ситуации.

Леонид Ольшанский: Да-да.

Ольга Арсланова: Но ведь ни в одной стране мира, насколько я знаю, в Европе той же самой, государство не оплачивает такие сделки.

Леонид Ольшанский: Ответ вам один…

Ольга Арсланова: Отвечает тот, кто накосячил.

Леонид Ольшанский: Да, но тут сказано, что государство в порядке регресса найдет, кто жульничал, и у него возьмет, уж не волнуйтесь, и судебные расходы возьмет, вы уж не волнуйтесь. Государство сильнее, оно его поймает в итоге.

Иван Князев: Ну вот Чувашия пишет: «Из-за боязни нарваться на обманщиков боюсь покупать квартиру, так как покупатель в нашей стране бесправен». Ну, уважаемые телезрители, видимо, сейчас эта ситуация будет исправляться.

Леонид Дмитриевич, за рубежом есть такое понятие, как страховка, когда ты страхуешь себя от рисков в момент совершения сделки. В вашей практике были такие случаи, когда все-таки граждане не надеялись на честность продавца, не задумывались о том, будет ли им компенсация или нет, а все-таки рассчитывали на страховку?

Леонид Ольшанский: Нет.

Иван Князев: Может быть, ее нужно сделать попроще, и не нужно будет государству на себя такое бремя брать?

Леонид Ольшанский: Я вам скажу, что мы ведь с вами встречаемся не первый раз. В нашей стране растет негативное отношение к страховым компаниям и к страховке. Почему? Ее погубили люди, которые ратуют и протащили через Госдуму обязательное страхование неважно чего, ОСАГО – это такой самый яркий пример. Люди против обязательного страхования. А вот те, кто нанимают… Есть люди, которые нанимают частных детективов, и ему дают ответ, например, такой: «Иванова Клавдия Федоровна, 1925 года рождения…»

Иван Князев: Это про владельца, да?

Леонид Ольшанский: Да, «…при переезде из такого-то района такой-то области в такой умудрилась не встать на учет в психдиспансере, хотя она стояла, и она теперь считается не состоящей, а при опытном адвокате найдут…»

Иван Князев: Ну понятно. А если без частного следователя? Вот Белгородская область спрашивает: «Неужели сложно разработать схему проверку квартир?» Вот, знаете, с машиной, как говорится, несложно пробить, посмотреть, что с ней было, была ли она в ДТП, кто владелец и так далее.

Ольга Арсланова: И то не всегда.

Иван Князев: И это можно сделать, прямо зайдя в Интернет и все.

Леонид Ольшанский: Еще раз: риелторы проверяют официальную часть вопроса, выписался не выписался.

Ольга Арсланова: Следы, то есть те официальные следы, которые оставлены?

Леонид Ольшанский: Следы. А те следы, которые не оставлены и которые заложены в мину замедленного действия, проверить невозможно. Ну они-то, как правило, мы их с вами по пальцам можем перечислить: недееспособность, раз…

Ольга Арсланова: Дети?

Леонид Ольшанский: Дети, два. С детьми сложнее, очень сложное дело. Например, квартира 100 метров, казалось бы, они покупают 2 квартиры, одна часть семьи едет в 2-комнатную и вторая в 2-комнатную. А им говорят: нет, этот номер не пойдет. Почему? А потому что в 100-метровой квартире ребенок имел 1/3, 33 метра, а вот когда разъехались, он в 2-комнатной имеет 1/3, от 50 1/3 – это уже не 33, это уже 17–18, все.

Ольга Арсланова: Но его же туда прописали.

Леонид Ольшанский: Нет, не пропускаем сделку. А некоторые берут, например, в дело регистрационное не берут согласие органа опеки. Проскочили? – проскочили, а потом суд и на тебе, разлом. Поэтому если самому внимательно, глубоко исследовать, то можно обезопаситься.

Ольга Арсланова: Да.

Давайте послушаем вопросы наших зрителей.

Леонид Ольшанский: Давайте послушаем.

Ольга Арсланова: Тут много историй разных сложных.

Леонид Ольшанский: Да.

Ольга Арсланова: У нас Любовь на связи.

Иван Князев: Любовь, Краснодарский край.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Алло.

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. У меня вопрос к эксперту к вашему, может быть, и не совсем по теме. Я хотела спросить, не запретили еще доли в квартирах продавать, когда наследство делят, доли какие-то, все?

Ольга Арсланова: Спасибо.

Леонид Ольшанский: Обязательно.

Ольга Арсланова: И я тут еще, кстати, вопрос можно сразу…

Леонид Ольшанский: Я понял.

Ольга Арсланова: Тут история есть про доли.

Иван Князев: Татарстан, да.

Леонид Ольшанский: Доли продавать не запретили, но выделять долю теперь не будут. Что это значит? Да, и продавать, кстати, в первую очередь должны тому, у кого большая доля. Значит, если у вас 1/10 квартиры, вам въехать в нее не дадут, скажут продавать. Поэтому вот это жульничество, когда приезжают бандитского рода люди, непонятно откуда приехавшие, и выживают людей, у которых большая доля, имея 1/10, а то еще 1/20, – вот с этим у нас сейчас покончено, и Верховный суд нам неоднократно говорил, что выделить маленькую долю нельзя. Вот представьте себе, даже 3-комнатная квартира, а у вас 1/10, – можно вам одну комнату дать? Нет. Значит, все, давай продавай, вот так.

Иван Князев: Понятно.

Ольга Арсланова: Вопрос про доли, смотрите: «По наследству есть доля в 1/6 в 2-комнатной квартире…»

Леонид Ольшанский: Вот.

Ольга Арсланова: Сейчас будет сложно. «Можно ли проживать на 8 квадратных метрах доли в 2-комнатной квартире, если эти 8 квадратов не хватает на отдельно выделенную комнату? И может ли хозяин большей доли заставить продать ему мою малую долю?» Не запутались еще?

Леонид Ольшанский: Я сразу все понял. Комнату вам выделить нельзя, маловато у вас процентов на комнату.

Следующий вопрос, который вы не задали, очень важно: а даже у вас 1/2 есть от 2-комнатной квартиры, и я могу вас, если хитрый адвокат, не пускать. Нужен отдельный суд, он таким словом полунаучным называется, «об определении порядка пользования жилым помещением».

Иван Князев: Ну все мы помним эти примеры, когда специально подселяли ужасных соседей, выживали буквально тебя из твоей комнаты.

Леонид Ольшанский: Да. Покажи мне, где, вот здесь вот у тебя или вот здесь, или вот здесь? Поэтому общая тенденция в стране и через Думу, и через суд. Если карликовая доля, давай ее продавай, но въезжать без суда ты не можешь, суд тебе не даст въехать, если у тебя слишком мало.

Иван Князев: Тюменская область спрашивает: «Как можно переписать чужую квартиру, не живя там 10 лет? Хозяйка исчезла 20 лет назад. Законно ли это?» Не совсем понятно…

Леонид Ольшанский: Мне понятно. Итак, хозяйка, будем ее называть, является на бумаге собственником.

Иван Князев: Но 20 лет ее никто не видел.

Леонид Ольшанский: Да. И ничего не получится на себя переписать. Нет, переписать можно как? Если ты наследник, спустя 3 года после того, как ее не видел, надо грамотно в милицию бумаги подавать, они напишут, что нет сведений. Значит, суд признает ее безвестно отсутствующей, а еще через 2 года, когда 5 прошло, можно признать человека через суд умершим. А как только человек умер…

Иван Князев: …вступает наследование.

Леонид Ольшанский: Да. Я троюродный племянник, а больше никого нет, ну давай получай.

Ольга Арсланова: Кто-то же должен.

Леонид Ольшанский: Ты сначала определись, что ты нотариусу принесешь, если ты суд выиграешь.

Ольга Арсланова: Понятно.

Все-таки чтобы потом не обращаться в суд, не требовать компенсации, не мучиться – на какие квартиры лучше вообще не обращать внимания? Каких случаев лучше избегать?

Леонид Ольшанский: Первое: квартира, которая многократно перепродавалась. Квартира, по которой были суды: моя 1/4, моя 1/8. Квартира, в которой очень много хозяев: у меня половина, а у меня 1/8, а у меня 1/126 и так далее.

Ольга Арсланова: А много – это сколько? Бывает семья большая, дети, родители…

Леонид Ольшанский: Нет, вот чем меньше, тем лучше: один человек, два, три. Чем меньше, тем лучше.

Ольга Арсланова: Не больше трех приблизительно?

Леонид Ольшанский: Да.

Ольга Арсланова: Наследство?

Леонид Ольшанский: Наследство. Да, опять надо смотреть. Вот, например, я живу в доме очень солидном. Бабушка умерла, пришел человек и говорит: «Я внук, вот завещание», – ну давай. Через полгода он пришел и говорит, там охрана: «Вот бумажечка, я собственник», – ну все, заезжай. Поэтому…

Иван Князев: Государство компенсирует.

Леонид Ольшанский: Итак, вот если коротко, много собственников – подозрение, многократные сделки, перепродажи – подозрение.

Иван Князев: Риелторы как отреагировали на эти изменения в законодательстве?

Леонид Ольшанский: Никак! Будем работать.

Иван Князев: Им это как-нибудь…

Леонид Ольшанский: Им нужен вал. Да, кстати сказать: господа, никогда не давайте риелторам подлинник документа о собственности.

Иван Князев: Почему?

Леонид Ольшанский: Потом вы его шиш увидите. Они вам подобрали 5 вариантов, а вы говорите: «Не подходит, верните деньги». – «Сейчас я тебе верну деньги, я тебе искал». – «Верни бумагу и вали…»

Ольга Арсланова: А, даже такое бывает?

Леонид Ольшанский: «Нет, бумагу я тебе не отдам, давай деньги». Только ксерокопию давайте, подлинник никому не давать.

Ольга Арсланова: Вопросы от зрителей. «Двадцать лет назад при приватизации не были учтены интересы ребенка – можно ли сейчас что-то сделать?»

Леонид Ольшанский: Можно подать иск… Или опять кто же пишет…

Ольга Арсланова: Уже ребенок вырос…

Леонид Ольшанский: Да, ребенок вырос, мои интересы не были учтены, прошу… Да, можно признать сделку недействительной. Но можно завалиться на чем? Срок исковой давности 3 года. Если ему сейчас, допустим, 25 лет условно, ему скажут: «А где ты почти 10 лет гулял?» Вот когда ты стал совершеннолетним, ты понял, что ты не в приватизации, плюс 3, 19, ну пусть 20 лет. Суд при умелом адвокате с другой стороны откажет, потому что проспал срок давности.

Ольга Арсланова: Понятно.

Иван Князев: Есть у нас телефонный звонок, опять Любовь звонит, но уже из Магадана. Любовь, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, у меня такой вопрос, он меня очень давно беспокоит, сейчас прямо такая актуальная тема по моему вопросу. Значит, смотрите, я была поручителем в банке моему сыну.

Леонид Ольшанский: О.

Зритель: Мой сын не справился с кредитом, и квартиру всю у меня купил директор банка.

Леонид Ольшанский: Купил или забрал?

Зритель: Купил, он купил эту квартиру, то есть оформили квартиру за долги на директора банка.

Леонид Ольшанский: Я понял, да.

Зритель: В 2010 году это было. В 2017 году я подаю документы на субсидию, это северянам дают субсидию на приобретение, улучшение жилищной площади…

Леонид Ольшанский: Так.

Зритель: Я подаю на всю семью, и тут вдруг оказывается, мне мэрия говорит, что мои дети, оказывается, собственники в этой квартире, и им отказали, а мне дали субсидию. Имею ли я право возобновить процесс по возвращению долей моим детям?

Леонид Ольшанский: Минутку. А квартира была в долях? Так он забрал всю квартиру, директор банка, или часть ее?

Зритель: Да, всю квартиру, продали всю квартиру.

Леонид Ольшанский: Всю забрал. А как же дети стали собственниками опять? Они что, у него купили? Как произошло, вы не в курсе?

Зритель: Минуточку. У нас было долевое участие на всех детей: на меня доля, на сына доля, на дочь доля.

Леонид Ольшанский: Так пропала чья доля, ваша?

Зритель: Вся квартира ушла.

Леонид Ольшанский: И вдруг дети опять стали… Она ушла, и вдруг дети опять стали ее собственниками? Тут что-то не то.

Иван Князев: Видимо, в бумагах выпало.

Зритель: Они не продавали, от них не было заявления, что они согласны на продажу.

Леонид Ольшанский: А от вас было, да?

Зритель: От меня тоже не было, банк все сделал самостоятельно, я только спустя 6 лет узнала при подаче субсидии, что там дети собственники.

Ольга Арсланова: Хотела, чтобы дети субсидию получили, а им не дают.

Леонид Ольшанский: Я думаю, что тут какой-то мухлеж за вашей спиной. Я уже сразу подозреваю детей, но думаю, что ничего не получится, поезд ушел, уже 6 лет прошло, а срок, как мы только что сказали, 3 года.

Ольга Арсланова: Понятно.

Еще вопросы. «Опасно ли покупать квартиру со свежим наследством, менее года?»

Леонид Ольшанский: Ну почему? Наоборот. Я получил наследство, квартиру, но мне нужны деньги, поэтому я продаю. Проверяйте. Нет, не опасно.

Ольга Арсланова: А вдруг там какие-нибудь еще наследники объявятся? Они же могут… Сколько времени у них есть?

Леонид Ольшанский: Я понял. Вы не забывайте, как только человек умер, нотариус полгода собирает бумажки, не один месяц, а полгода. Значит, тебе дается… Ну хорошо, срок обращения к нотариусу полгода, плюс 3 года срок исковой давности. Ну жди 3 года, ну давайте будем ждать 3 года. Кстати, он же налетает на деньги: если быстро продал, тогда же надо налог платить.

Ольга Арсланова: Да.

Леонид Ольшанский: Ну надо смотреть.

Иван Князев: Леонид Дмитриевич, как вы думаете, сейчас в наших судах будет навал таких дел?

Леонид Ольшанский: Не навал, будут, но не навал. Их вообще немного. Навала не будет, они будут.

Иван Князев: Суды будут справляться?

Леонид Ольшанский: Будут, конечно.

Иван Князев: И насколько быстро они будут их рассматривать, эти дела?

Леонид Ольшанский: Очень быстро. Почему? Судья долго рассматривает, когда ей нужно свидетелей вызывать, справки, экспертизы. А тут все ясно: так, у вас квартиру забрали? – забрали. Почему? – потому что у тех продавцов не учли детей. Что вы хотите? – деньги. Сколько стоит ваша квартира, есть экспертиза? – есть, 25 миллионов, вот заключение.

Иван Князев: Понятно. Ну еще такой вопрос. Зачастую люди адвокатов нанимают, все-таки суд дело достаточно хлопотное, денежное.

Леонид Ольшанский: Да.

Иван Князев: В компенсацию будет входить возврат судебных издержек?

Леонид Ольшанский: Опытный человек всегда напишет, если мы смотрим иск, всегда пишет: «Прошу мне вернуть деньги по сути вопроса, судебные издержки (пошлина), услуги адвоката, услуги эксперта, если он подсчитывал». Это все возвращается, это все входит в судебные издержки.

Иван Князев: Слушайте, ну фактически сказка какая-то получается, даже издержки государство нам возвращает.

Ольга Арсланова: А давайте к реальности: вот скажите честно, сейчас, как вам кажется, достаточно ли хорошо квартиры проверяют? БТИ, не знаю, кто там, нотариус…

Леонид Ольшанский: Проверять должен…

Ольга Арсланова: …банки, которые ипотечные квартиры…

Леонид Ольшанский: Банки как раз проверяют.

Ольга Арсланова: А у них свой интерес, понятно.

Леонид Ольшанский: Понимаете, мы тогда можем еще час сидеть, брать ли кредит в банке. Не брать.

Ольга Арсланова: Я просто к тому, что если бы лучше проверяли, не пришлось бы компенсации водить.

Леонид Ольшанский: Участвует ли в долевом строительстве? – не участвует, хрен этих денег получит.

Иван Князев: Все, друзья.

Леонид Ольшанский: Поэтому у нас очень много еще аспектов, где человека могут обмануть.

Иван Князев: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо за то, что пришли.

Иван Князев: Леонид Дмитриевич Ольшанский был у нас в гостях, почетный адвокат Российской Федерации.

Ольга Арсланова: Говорили о новом законе, принятом Госдумой.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски