• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Евгений Уфимцев: Сегодня добросовестные граждане платят за лихачей. Поэтому и нужен повышающий коэффициент для злостных нарушителей ПДД

Евгений Уфимцев: Сегодня добросовестные граждане платят за лихачей. Поэтому и нужен повышающий коэффициент для злостных нарушителей ПДД

Гости
Евгений Уфимцев
исполнительный директор Российского союза автостраховщиков (РСА)

Ольга Арсланова: Лихачам введут наценку, ОСАГО для злостных нарушителей может подорожать. Эту идею уже поддержало МВД, ну а Минфин сейчас дорабатывает тщательно законопроект.

Изначально сделать полис дороже для некоторых водителей предложили страховщики: цена будет зависеть от количества совершенных правонарушений в течение года. Ну вот тем, кто совершил от 5 до 9 нарушений за год, мы видим повышающий коэффициент почти 2%, а далее по нарастающей: 20-24 нарушения за год – почти 2.5% повышающий коэффициент, а если вы "накатали" на 35 нарушений за год и более, самый большой коэффициент обязательно будет вас ждать, если этот закон примут. Правда, страховщики добавили гуманизма: в список не входят нарушения, которые не влияют на безопасность окружающих – например, нарушения правил парковки или непристегнутый ремень безопасности – за это платить не придется.

А вот будет ли наказано рублем "опасное вождение", что волнует многих россиян? Депутаты сейчас работают над формулировкой закона о лихачестве, и пока в Кодексе не появится ответственности за такое опасное вождение, автовладельцам, получается, не грозит и новый коэффициент. Ну а депутаты обещают принять поправки в КоАП уже в весеннюю сессию, так что будем следить. Давайте разберемся, сколько нам всем грозит в рублях подорожание ОСАГО и будем ли мы после этого ездить аккуратнее.

Юрий Коваленко: Разбирать эти вопросы мы будем в студии с гостем: Евгений Уфимцев, исполнительный директор РСА. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Евгений Уфимцев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Объясните нам, пожалуйста – нам всем, нашим зрителям – позицию страховщиков по этому вопросу. Зачем эти нововведения?

Евгений Уфимцев: Ну не то что "зачем". Страховщики давно говорили о том, что есть категория граждан, которая, к сожалению, является высокорисковой для нас, они часто попадают в ДТП. То есть если обычные граждане, которые ездят и не нарушают правила дорожного движения в течение года, из 100 человек только 5 человек попадает в ДТП, то те люди, которые совершают правонарушение, к сожалению, плохо управляют автомобилем или превышают скоростной режим, у них в 3 раза выше вероятность попасть в дорожно-транспортное происшествие, поэтому за них платят хорошие водители. И страховщики давно говорили, что это несправедливо, когда за такого лихача платит водитель, который не нарушает правил дорожного движения. Поэтому надо вводить такой коэффициент за нарушение правил дорожного движения.

Ольга Арсланова: А давайте узнаем, что думают сами автолюбители, возможно, даже и люди, которые не являются автолюбителями, но каким-то образом заинтересованы в этой реформе – позвоните нам, пожалуйста, в прямой эфир и расскажите, должны ли нарушители платить больше за ОСАГО. И сейчас мы еще запустим голосование в прямом эфире с этим вопросом: вы можете ответить коротко "да" или "нет" на короткий номер, сейчас он на ваших экранах появится, присылайте, пожалуйста, SMS. И опять же повторюсь, если у вас развернутая позиция, ждем вас в прямом эфире.

Давайте разбираться теперь с этими цифрами и коэффициентами. Правильно ли я понимаю, что если у нас было более 35 нарушений в течение года, полис будет в 3 раза дороже?

Евгений Уфимцев: Да. То есть смотрите…

Ольга Арсланова: 3 полиса, получается, покупаешь?

Евгений Уфимцев: Сейчас таких людей, по нашей оценке, всего 21 тысяча на всю Российскую Федерацию, то есть из 40 миллионов автовладельцев только 21 тысяча человек нарушает более 35 нарушений в течение года. Для таких людей, да, расчет показывает, что можно в 3 раза дороже платить за нарушения. 35 миллионов автовладельцев имеют меньше чем 5 нарушений, у них никакого повышения не должно быть. То есть, еще раз повторяю, это большую часть людей не затронет, это от тех лихачей, которые нарушают часто правила дорожного движения.

Юрий Коваленко: А это чей опыт вообще? Это наше изобретение либо мы где-то подсмотрели за границей? Сразу хочется подтолкнуть к тому, каким образом это сработало и сработало ли вообще?

Евгений Уфимцев: Да, действительно, такие различные повышающие коэффициенты существуют в европейских странах, но там тариф либерализован, то есть там нет регулирования государственного, поэтому там сами страховщики устанавливают различные свои коэффициенты для таких нарушителей. Поэтому есть такие балльные различные системы в развитых европейских странах.

Я бы хотел сказать, что существует вообще 2 модели. Вы показали сейчас одну модель, но есть вторая модель, о чем было сказано, например, для самых злостных нарушителей, когда уже не по количеству таких нарушений (человек превысил скорость на 22 километра в час, и это одно нарушение, он уже попал, как говорится, на какое-то наказание) – нет, для тех, кто, например, совершил проезд на красный свет, пересечение двух сплошных, управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. Вот такие злостные нарушения, мы их тоже посчитали, можно сделать систему именно для них, то есть для нарушителей именно такого уровня, и там коэффициенты значительно более строгие: например, для тех, кто совершил более 2-х злостных нарушений, коэффициент больше 5 должен быть.

Юрий Коваленко: Должен быть или будет?

Евгений Уфимцев: Это как предложение. То есть есть 2 варианта: или от количества, или от тяжести правонарушений.

Ольга Арсланова: Послушаем Василия из Татарстана. Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Я бы вот хотел высказаться эксперту и кому-то свое отрицательное… Мне 40 лет, у меня очень большой стаж вождения, штрафов у меня вообще… Нарушений нет. Но я при этом считаю, что это получается двойное, тройное наказание. Если человек, пусть не я, а другой, нарушил, он заплатит за это штраф, а тут получается наказание. У нас и так проблема застраховаться в страховой, а тут вообще получится… Будут ездить без страховых полисов. У нас и так город наполовину вся молодежь ездит без страховых полисов, вообще все перестанут страховаться.

Ольга Арсланова: Спасибо большое.

Юрий Коваленко: Спасибо. Хороший вопрос.

Ольга Арсланова: Сразу несколько проблем наш зритель поднимает. Первый момент: двойное наказание – это действительно так, это правда. Второй момент: наказывая, особенно дважды, мы, наверное, по логике, должны как-то автолюбителей поощрить, а этого не происходит, потому что ОСАГО и так дорожает каждый год, за безаварийную езду какой у нас там повышающий коэффициент, точнее понижающий коэффициент?

Евгений Уфимцев: Каждый год на 5% понижение, максимально 0.5, то есть на 50% вы можете меньше платить.

Ольга Арсланова: Согласитесь, это несопоставимо. Даже если мы опустим то, что эти коэффициенты не всегда работают по разным причинам, не всегда люди его получают, но даже если бы все работало отлично, поощрение с наказанием неравновесны.

Евгений Уфимцев: Смотрите, очень простая система. Вы сейчас сказали, что тарифы повышаются. 2.5 года тарифы не повышались. То есть сейчас, наоборот, в этом 2017 году мы увидели, когда средний взнос по России, по ОСАГО даже уменьшился, потому что больше людей стало получать понижающий коэффициент, скидку за безаварийную езду. И вот в этом году у нас набор, средний взнос упал по Российской Федерации. А выплаты, к сожалению, растут, стоимость запасных частей увеличивается, автопарк все равно обновляется, и поэтому страховщики показали, что прошлый год был еще более убыточным для них. И задача стоит такая: либо всем, и добросовестным, и недобросовестным водителям повысить тариф пускай на 5-10%, или не трогать опытных водителей, для которых достаточен тариф, и наказать только тех реальных виновников, которые совершают ДТП. Двойного наказания здесь нет, а дело в том, что это просто отнесение человека к той или иной рисковой группе. То есть мы считаем, что, например, опытный водитель – это же рисковая группа – он лучше ездит.

Ольга Арсланова: Но подождите, 35 нарушений, меня просто цифра эта поразила, потому что эти люди будут 3 полиса по сути покупать – это же не равно 35 ДТП, это 35 нарушений. Вот не знаю, превышение скорости, например, зафиксированное камерами, которые у нас везде, и получается, что человека за что наказывают? Не за ДТП, а за нарушение правил дорожного движения, которое, возможно, ни к чему бы не привело и не привели по большей части.

Евгений Уфимцев: Не по большей части. Как раз я и сказал, что, смотрите, 100 автовладельцев, которые есть, которые ездят добросовестно, совершили всего 5 ДТП, и страховщики заплатили по 5 дорожно-транспортным происшествиям. Те люди, которые совершают нарушения правил дорожного движения 35 раз в год, попали уже в ДТП 17 раз, и конечно, за них должен был заплатить кто-то больше. Они не платят, сейчас такого коэффициента нет, он платят одинаковую премию с опытными водителями, и вот эту вот нехватку за их лишние 12 аварий кто-то должен заплатить. Сейчас она размазывается по всем людям, все добросовестные граждане платят за лихачей, зачем это делать, непонятно. Да, есть две системы: можно добавить еще понижающий коэффициент и еще больше повысить для таких нарушителей, такая вещь тоже есть, а можно не трогать опытных водителей, зато наказать злостных нарушителей.

Юрий Коваленко: Инициатива, конечно, очень хотя в идеале, то есть так, как она должна будет работать и должна будет работать не на бумаге, а в жизни. Но ведь наш телезритель сказал хорошую фразу, у них и так половина города ездит без страховок. Не хочет человек платить 3 полиса, не хочет он получать эту страховку, еще больше таких будет, получается.

Евгений Уфимцев: Вы поймите, страховка ОСАГО в первую очередь не для водителя, она для пострадавшего. Потому что когда происходит трагедия – а это трагедия, и за год урегулируется порядка 2.5 миллионов ДТП, из них большая часть, скажем так, для человека, который попал в это ДТП, действительно проблема – и вот урегулирование этого убытка, когда машина разбита и мы видели раньше разборки на дорогах, проблемы взыскивания каких-то денег, сейчас уже практически решено. То есть приходишь в страховую компанию… Да, есть регионы, где очень много судов, например, в Москве доля судов очень небольшая, мы не видим большого количества жалоб, или в Омске, или в Новосибирске. Люди получают выплату, у них нет проблем искать и гоняться за виновником, а сейчас тем более натуральная форма возмещения, ремонтируют автомобиль. Поэтому я бы не сказал, что так все плохо, а проблемы, которые есть в отдельных регионах, как раз в том, что не хватает тарифа, там за плохих водителей опытный водитель не доплачивает и нужно искать какой-то другой источник. Мы считаем, что это хороший источник.

Юрий Коваленко: Я вот не до конца понял. Все же вопрос: если в ДТП у одного из водителей, у виновника нет полиса, за что будет ремонтировать свою машину пострадавший?

Евгений Уфимцев: Конечно, он пойдет в суд и будет пытаться с этого человека взыскать деньги.

Юрий Коваленко: Натуральные деньги.

Ольга Арсланова: За того, кто виноват, кто виноват, тот и заплатит.

Юрий Коваленко: "А у меня нет денег, страховки тоже нет".

Ольга Арсланова: Значит, у него будут изымать, судебное производство.

Евгений Уфимцев: Вот, конечно, в этом и проблема. Поэтому 2 задачи: первая – это контролировать, чтобы у людей была страховка. Потому что, например, когда вы говорите про европейский опыт, мы знаем, что у нас сотрудник ГИБДД должен проверять наличие полиса, а в Европе сделано по-другому: на первое число каждого месяца проверяется база данных полиции и база данных страховщиков и говорится, что если в базе данных страховщиков нет полиса у этого автомобиля, сразу штраф 200 евро и все. То есть у нас сейчас сделана конструкция, когда ты эксплуатируешь автомобиль, то есть там стоит машина на учете, заплати и получи страховку. У нас если ты машину поставил и она стоит и не ездит, вроде бы как ты полис иметь не должен, поэтому таких сверок сделать нельзя. А вообще технология такая, что пожалуйста, действительно мы защищаем пострадавшего, и человек, который платит за страховку, должен защитить того человека, который будет в случае ДТП пострадавшим.

Ольга Арсланова: Послушаем Сергея из Краснодарского края. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Зритель: Я как бы хотел сказать, что я против.

Ольга Арсланова: Так, Сергей, а почему вы против?

Юрий Коваленко: Вы лихачите?

Зритель: Во-первых, я за рулем уже 20 лет езжу, у меня ни разу не было аварий, ни разу не было. И сейчас мою скидку страховщики когда видят, они как бы забирают ее себе, а за правонарушения, которые я должен сделать, вот на трассе ехать и нарушить, сейчас камеры раздали непонятно кому, и в каждом кусту, можно сказать, можно найти этого человека, хотя должны какие-то знаки быть, камеры на дороге или еще что-то. И раз ремонт на дороге где-то происходит, мы едем и как раз попадаем в эти камеры, в правонарушения. Можно доехать от Апшеронска до Уфы, например, и 20 раз попасть. Может, мы и хотим соблюдать правила, но вот эти камеры люди не в назначенных местах где-то, дорогу поделили и стоят все. И за что я должен платить, если я за 20 лет никогда не нарушал, не попадал в аварию.

Ольга Арсланова: Понятна ваша позиция, спасибо. Такие же у нас безаварийные "ездоки": "Есть простой критерий – отсутствие аварий. Что еще выдумывать? За почти 50 лет не принес страховщикам ни рубля убытка", – пишет Юрий из Электростали. "У меня безаварийная езда 30 лет, куда уходят мои деньги за страховку?" Соответственно, продолжаю вопрос, который задают наши зрители: если введут вот этот коэффициент для нарушителей, будут ли лучше поощряться люди за безаварийную езду и будут ли лучше и качественнее выплаты по аварийным случаям сейчас? Потому что очень многие автомобилисты жалуются на то, что выплаты смешные, на них отремонтировать невозможно машину. Споров много по этому поводу.

Евгений Уфимцев: Вы знаете, да, споры остаются, но даже и мы, и Центральный банк видим, что за прошедший год ситуация с жалобами на неправильные выплаты, то есть несоразмерность выплат, существенно уменьшилась, жалобы продолжают поступать на электронное оформление полисов и прочее, но не на объемы выплат. А хотелось бы сказать, что действительно на сегодняшний день для людей очень бы хотелось получить дополнительный какой-то коэффициент за хорошее вождение и прочее. Такой вопрос тоже рассматривается, и вполне возможно, что кроме повышающих коэффициентов может быть введен и дополнительный понижающий коэффициент для водителя, который не нарушает правила дорожного движения. Но вот на сегодняшний день категория людей, еще раз говорю, которые очень часто совершают нарушения правил дорожного движения – это очень рисковая категория, их очень мало, и по нашей статистике все-таки таких людей действительно нужно наказывать, они очень часто попадают в дорожно-транспортные происшествия.

Ольга Арсланова: Наши корреспонденты выяснили в различных российских городах, что думают автомобилисты, должны ли нарушители платить больше за ОСАГО. Давайте посмотрим.

ОПРОС

Ольга Арсланова: И кстати говоря, наши зрители отмечают, что в последнее время все чаще люди разбираются самостоятельно на дороге: вот тебе 10 тысяч…

Евгений Уфимцев: Статистика не подтверждает. Мы видим, что за прошлый год снижение по приобретению полиса было совсем незначительным, то есть практически…

Ольга Арсланова: Какое?

Евгений Уфимцев: Меньше 0.2%, то есть практически в прошлом году количество продаж полиса было на том же уровне, как и в 2016 году, это первое.

Второе: я услышал от большинства людей… Все-таки я же сказал, существует 2 модели: за много нарушений или за тяжесть нарушений. Так вот я услышал, что большинство считает, что действительно за пьянку, когда человек… У них частность, у тех людей, которые в состоянии алкогольного опьянения нарушают правила дорожного движения, вообще 50%, представьте себе. То есть если ты пьяный сел за руль, вероятность, что ты попадешь в ДТП в течение года, практически 50%. Это очень высокая частота, конечно, таких людей надо наказывать. Если он два раза совершил, например, какое-то тяжелое правонарушение – за пьянство, конечно, сразу лишают прав, но какие-то другие серьезные правонарушения – за это действительно надо повышать. Поэтому я говорю, есть две модели, просто от большого количества правонарушений и от тяжести. Наверное, действительно тяжесть – это более правильное…

Ольга Арсланова: А по каким документам страховщики будут работать и все это рассчитывать? То есть любые штрафы, фиксация камер будут автоматически приходить, я не знаю, к вам в РСА?

Евгений Уфимцев: Да.

Ольга Арсланова: Без, кстати, выяснения, кто за рулем, там же может быть какой-то другой водитель, например, по доверенности, а наказывают будут владельца. Или после каких-то судебных рассмотрений? Вот как это планируется высчитывать и кто это будет фиксировать?

Евгений Уфимцев: Да, существуют две модели, которые возможности. Первая модель – это будет все, конечно, электронно, то есть это электронное взаимодействие системы нашей Российского союза автостраховщиков и ГИБДД, оттуда мы будем получать эти данные, это раз.

Второе: вы правильно сказали, что у нас правонарушения фиксируются двумя способами – есть правонарушения, которые выписываются, оформляются прямо на водителя, который эксплуатировал транспортное средство, а есть, как нарушение скоростного режима, видеокамера фиксирует на собственника транспортного средства. Поэтому да, на кого выписан протокол, собственно говоря, он и попадет для расчета коэффициента. Если, конечно, кто-то, собственник автомобиля доверил управление своего автомобиля, я не знаю, своему лихачу кому-нибудь другу, сыну или родственнику, он совершает на его автомобиле регулярные правонарушения, то да, в этом случае коэффициент будет повышающим на собственника. Не садите за руль лихачей, алгоритм так и работает.

Я могу больше сказать, мы же когда про европейский опыт говорили, в Европе, в Германии ты посадил за руль лихача, который нарушает правила дорожного движения на твоем автомобиле, и тебе потом повысили страховку, ты имеешь право через суд потребовать с него регресс, то есть взыскать с него излишне заплаченную страховку. Там такая практика существует, когда кто-то доверил свой автомобиль другому, он совершил на нем правонарушение тяжелое и этому собственнику подняли тариф по такому же ОСАГО, то можно взыскать эту разницу с виновника. То есть это реально работающий коэффициент, который говорит: не давай руль своего автомобиля лихачу, который на нем будет совершать правонарушения, хороший стимул.

Юрий Коваленко: Посмотрим, как это у нас будет работать.

Давайте послушаем еще одного нашего телезрителя, у нас Евгений из Марий Эл дозвонился нам. Здравствуйте, Евгений.

Зритель: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Согласен, что нарушители должны платить по ОСАГО много, понимаете? Потому что у нас ведь хватает нарушителей, этих наглецов всяких.

Ольга Арсланова: Если наглецы будут больше платить, вы-то меньше платить вряд ли будете, это я просто так.

Зритель: Если я не нарушаю, я, конечно, добропорядочный человек, наверное, мне нормально чтобы все было.

Ольга Арсланова: Понятно.

Юрий Коваленко: Хорошо.

Евгений Уфимцев: Вполне возможна скидка, конечно.

Юрий Коваленко: Нам звонят только добропорядочные люди, видимо.

Ольга Арсланова: Несколько сообщений: очень много всевозможных камер, очень узкие дороги, очень много разбитых дорог, много ненужных знаков – вот какие проблемы давно назревшие, а за все наказывать автомобилиста ни к чему не приведет, считают многие наши зрители.

Ну что же, давайте посмотрим результаты опроса, что скажет наша статистика. Мы спрашивали, нужно ли повышать стоимость ОСАГО для нарушителей, и вот что у нас получилось, посмотрим: 51% считает, что нужно (смотрите, на вашей стороне), 49% все-таки пока что против.

Юрий Коваленко: Примерно 50 на 50.

Ольга Арсланова: Напомните еще раз, злостных сколько вы насчитали? – тех людей, которым грозит этот тройной, двойной коэффициент? Сколько их станет?

Евгений Уфимцев: Тех, которые больше 35 нарушений, всего 21 тысяча на 40 миллионов автомобилей, это очень, ничтожно маленький процент тех людей, которые так часто нарушают правила дорожного движения. Конечно, таких людей нужно наказывать. Те, кто совершают правонарушения, связанные со сложными – проезд на красный свет, пересечение двух сплошных линий и прочее, езда в состоянии алкогольного опьянения – таких больше 100 тысяч, 106 тысяч, у которых большой коэффициент должен быть. Поэтому я не думаю, что это существенно ударит по добросовестным автовладельцам, но по таким вот нарушителям-лихачам ударит серьезно. И я считаю, что такой коэффициент должен вводиться.

Ольга Арсланова: Спасибо, что к нам пришли и разъяснили вашу позицию. Исполнительный директор Российского союза автостраховщиков Евгений Уфимцев был у нас в студии.

Юрий Коваленко: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты