Осквернение некрополя в Осетии, борьба за бийский трамвай, закрытие старейшей свердловской птицефабрики

Гости
Елена Смирнова
корреспондент ОТР (г. Владикавказ)
Дмитрий Дробышев
корреспондент ОТР (г. Горно-Алтайск)
Анна Исаева
корреспондент ОТР (г. Екатеринбург)

Дмитрий Лысков: Я, как всегда, немножечко тороплюсь, но это потому, что я тороплюсь представить…

Тамара Шорникова: Так много хочется обсудить!

Дмитрий Лысков: Да. Бийск, Екатеринбург и Владикавказ: Дмитрий Дробышев, Анна Исаева и Елена Смирнова, которые сейчас выходят с нами на прямую видеосвязь.

Тамара Шорникова: Здравствуйте, коллеги.

Начнем с Екатеринбурга. Анна Исаева, какие у вас новости? Рассказывайте.

Анна Исаева: Здравствуйте.

Ну, новость у нас совсем не позитивная. Свердловская область может остаться без крупных птицефабрик и, соответственно, без продукции. Так сейчас три свердловские птицефабрики продают на одной из интернет-площадок. Это птицефабрики: Кировградская, Красноуральская, а также предприятие «Птицепром» в селе Грязновское. За все три объекта просят 1,5 миллиарда рублей. Пока непонятно, по какой причине эти птицефабрики продают. Вполне возможно, что предприятия в последние годы стали убыточными, так как и комбикорм дорожает.

Но если эти птицефабрики продают и есть хоть какой-то шанс, что их купят и производство продукции продолжится, то есть еще одна птицефабрика – старейшая в регионе, Среднеуральская – и ее вообще собираются закрывать. В последние годы к этому предприятию были многочисленные претензии со стороны контролирующих органов, так как предприятие нарушало экологическое законодательство. И предприятие из-за этого не могло работать, не решив этих проблем. Глобально проблемы так и не решили.

Сейчас поступила информация, что производственные мощности будут законсервированы уже в октябре этого года. В итоге без работы останутся десятки сотрудников. Естественно, без продукции останется регион. Но так как из-за нарушений птицефабрика и так уже не могла производить мясо птицы, то производили только яйцо в небольшом количестве. В октябре уже и яйца не будут производить, последняя птица будет забита.

И получается, что сейчас на объекте работают только… в общем, консервируют предприятие, и оно находится уже под угрозой полного закрытия. Чиновники областные заявили, что пытались реанимировать предприятие, но так и не удалось. Руководство приняло решение закрыть.

Сейчас в Свердловской области работает, так скажем, только одна крупная птицефабрика – Рефтинская. Но на днях пришло сообщение, что и она находится под угрозой закрытия. Руководство уже заявило об этом. Заявили о том, что под сокращение могут попасть около 2 300 сотрудников. И чтобы предприятие продолжило работать, его тоже, скорее всего, необходимо продать в частные руки – тогда, возможно, все заработает.

Конечно, главный вопрос у жителей региона: чью продукцию теперь будут продавать в магазинах и сколько она будет стоить? Уже идут разговоры о подорожании мяса птицы и яиц. Скорее всего, продукцию будут привозить из других регионов, а затраты на логистику и прочее лягут уже в ценообразование. Естественно, птица подорожает.

Тамара Шорникова: Анна, конечно, яйца и мяса кур – это то, что часто покупают, это тако ходовой товар. Поэтому, конечно, странно, что бизнес может быть нерентабельным, ну, на первый взгляд, на взгляд обывателя. Что нужно сделать на предприятии? Как модернизировать? Какие инвестиции нужны, чтобы они могли работать? Есть ли желающие купить такое предприятие? И ищут ли таких желающих власти сейчас?

Анна Исаева: Пока желающих нет. Только информация о том, что собираются продавать. Или, как я уже сказала, три птицефабрики выставили на продажу. Власти говорят, что они пытаются всеми силами решить этот вопрос и пока не заявляют о дефиците продукции. Но все-таки, если все это закроется, дефицит так или иначе наступит. Про модернизацию тоже ничего не понятно. Руководство всех этих птицефабрик заявляет о том, что дело все в комбикормах, в затратах. То есть все дорожает. Естественно, у предприятий нет денег, чтобы обеспечивать свою птицу пищей, так скажем. Ну, птица не ест и не производит ничего.

Тамара Шорникова: Хорошо. А без новых владельцев, но, возможно, с субсидиями от того же региона? Это все-таки одна из крупнейших птицефабрик, 2 300 человек. Это большое количество людей, которые могут сейчас остаться без работы.

Анна Исаева: Сейчас идут как раз диалоги с этими предприятиями. Пока власти не заявляли о субсидиях, но на предприятиях надеются, что региональные власти все-таки помогут если не передать в частные руки, то хотя бы какими-то субсидиями спасти предприятия.

Дмитрий Лысков: Тамара, вот с вопросом «Что делать?», как я вижу, не понятно совсем ничего. Давай, может быть, зададимся вопросом хотя бы: кто виноват в этой ситуации?

Тамара Шорникова: Кто виноват?

Дмитрий Лысков: Вообще есть понимание, как получилось, что регион довели вообще… птицеводство в регионе довели до такого состояния?

Анна Исаева: Такой сложный вопрос на самом деле. Последние несколько уже к этому все вело. Если касаться Среднеуральской птицефабрики, то о проблемах было известно уже в 2015 году, то есть уже практически шесть лет. Ну, как-то это все не решалось и не решается до сих пор. Наоборот, это все идет вниз, вниз и вниз. И вот довели до того, что предприятие просто осталось и без работников, и без продукции, и без возможности ее производить.

Тамара Шорникова: «Убирают конкуренты», – это SMS из Калининградской области. Посыпались уже варианты от наших телезрителей. «Нужно разобраться с руководителем». Мол, что же за руководитель, который, действительно, на таких продуктах не может заработать?

Дмитрий Лысков: Ну, действительно, удивительно. Действительно, товары первого спроса, которые вроде бы должны пользоваться спросом, в магазине вполне себе продаваться.

Спасибо огромное, Анна.

Тамара Шорникова: Анна Исаева, Екатеринбург.

Сейчас перенесемся в Бийск и Дмитрия Дробышева послушаем. Здравствуйте еще раз.

Дмитрий Дробышев: Здравствуйте, коллеги.

У нас новость более позитивная, но позитивная она сегодня. Если бы мы говорили об этой новости месяц назад, то она была бы довольно-таки плачевной.

Дело в том, что город мог остаться без трамвая. Еще в 2017 году в Бийском трамвайном управлении началась процедура банкротства, у предприятия были большие долги. Три года эта процедура продолжалась, хотя предприятие в аренде находилось у другого транспортного предприятия, движение трамваев не прекращалось. Но в июне оно было выставлено уже на торги. То есть продавалось буквально все: сам трамвайный парк, вагоны, даже рельсы были выставлены на продажу. Поэтому был риск, что предприятие просто разберут по частям, те же рельсы на металл кто-то скупит. И город мог реально остаться без экологичного вида транспорта.

Администрация города совместно с администрацией края (к делу подключились и юристы) решили выкупить трамвайное управление, заплатить все долги. А это достаточно солидная сумма – 211 миллионов рублей. Буквально сегодня стало известно, что предприятие переходит под внешнее управление – значит, оно снято с торгов. Город и администрация края в этом году выплатят 22 миллиона рублей, а оставшийся долг (существует график погашения) будет выплачен в 2022 и 2023 годах. Таким образом, трамвай будет сохранен для горожан.

Сегодня это очень востребованный вид транспорта, он охватывает практически весь город, действуют несколько маршрутов. Цена также приемлемая – 22 рубля. И главное, что в часы пик, когда автобусы стоят в пробках, на трамвае можно очень быстро доехать практически в любой конец города, потому что пробки трамваям не страшны. Вот таким образом в Бийске, в общем-то, решился вопрос с будущим городского трамвая.

Дмитрий Лысков: Вот Екатеринбург чуть не остался или может остаться без птицы. Дмитрий начал с того, что Бийск может остаться без трамвая. Меня начинает прямо уже пугать наша перекличка. Но, к счастью, вот такое благополучное разрешение. Действительно, за проблему взялись и ее решили. Спасибо огромное, Дмитрий.

Тамара Шорникова: Да, здорово! Дмитрий Дробышев, Бийск.

И Владикавказ, Елена.

Дмитрий Лысков: Елена Смирнова. Здравствуйте еще раз. Что у вас нового?

Елена Смирнова: Здравствуйте, коллеги.

Тамара Шорникова: Да, Елена Смирнова. Есть ли какая-то угроза, без чего может остаться Владикавказ?

Елена Смирнова: Угроза есть, но ее решают. В Даргавском некрополе, известном в народе как «Город мертвых», сейчас усиливают меры охраны. Произошло это из-за участившихся случаев вандализма на территории памятника. Некоторые несознательные туристы достают из склепов человеческие останки, снимают с ними видео, делают селфи.

Напомню, одна посетительница некрополя сняла видео, где она находилась внутри склепа с человеческой костью в руках. Это, естественно, возмутило жителей республики, и не только жителей республики. В МВД установили личность девушки. Ей оказалась 23-летняя жительница Москвы. Сейчас проводится проверка по признакам преступления – надругательство над телами умерших и местами их захоронения. Санкции этой статьи предусмотрены суровые – до пяти лет лишения свободы. Сама девушка сообщила, что она не знала, что это настоящие человеческие останки. Она думала, что это муляжи. И надеется на более мягкое наказание – на штраф.

Несмотря на то, что при входе в некрополь есть табличка, на которой сообщается, что это за место, как себя следует вести на его территории, руководство приняло решение усилить меры охраны. Будет увеличен штат сотрудников, именно штат охранников. Туристов перестанут пускать на территорию некрополя без сопровождения. А также на склепах будут установлены ставни. Ставни изначально были на усыпальницах, но под действием времени они разрушились, так как были выполнены из дерева.

В Северной Осетии вообще увеличился турпоток. В 2020 году он составил 275 тысяч человек. Это на 115 тысяч человек больше, чем в 2019 году. Номерной фонд в 2020 году по сравнению с 2018 годом также вырос – аж на 30%. Туристов, конечно же, привлекает и Даргавский некрополь (это самый большой склеповый комплекс на Северном Кавказе, здесь 95 усыпальниц, построен он в XV веке), и Мидаграбинские водопады – восемь водопадов-высотников. Самый известный из них – Большой Зейгалан, он считается самым высоким в Европе. Дигорское ущелье красивое. Есть на что посмотреть и в самом Владикавказе. Но самыми популярными направлениями все же остаются Куртатинское ущелье и Мидаграбинская долина, куда входят и водопады, и Даргавский некрополь. Вообще в Осетии представлены все виды туризма. Это и активный туризм…

Тамара Шорникова: Елена, туристов действительно много, мест красивых тоже.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Действительно шокирующий случай. Я надеюсь, что это единичный инцидент, который никогда не повторится, потому что в голове укладывается тяжело.

Тамара Шорникова: Не все туристы одинаково приятные и полезные, что называется.

Дмитрий Лысков: К сожалению, к сожалению.

Тамара Шорникова: И надо все-таки браться за тему блогеров. Уж очень много эпизодов таких вопиющих, скандальных…

Дмитрий Лысков: Ну, ради видеосъемки чего только ни сделают. Это действительно уже выходит за рамки совсем разумного.

Тамара Шорникова: Благодарим наших корреспондентов.

Дмитрий Лысков: Но у нас есть небольшая просьба, друзья, к вам. Мы решил исследовать все-таки, сколько сейчас стоит «борщевой набор» по нашей стране. И мы просим каждого из вас прогуляться до магазина в вашем городе, прикупить набор для приготовления борща и рассказать нам через пару часов о том, какие цены вы увидели.

Тамара Шорникова: Уже меньше чем через час.

Дмитрий Лысков: А, ну даже так. Спасибо.

Тамара Шорникова: Поэтому времени мало. Да, спасибо. Елена Смирнова, Дмитрий Дробышев, Анна Исаева.

А вот что пишут наши телезрители, сообщают нам свои новости из регионов. Есть уже отклик на наш анонс – на тему женских и мужских профессий. Ленинградская область, телезритель пишет: «Мужики сидят по магазинам консультантами, а женщины – кочегары. Эмансипация?» Ну, разберемся.

Дмитрий Лысков: Я бы сказал, что охранниками чаще всего все-таки, а не кассирами.

Тамара Шорникова: Башкортостан: «Дмитрий и Тамара, дуньте, пожалуйста, холодком в сторону Урала». Ну, с удовольствием помогли бы…

Дмитрий Лысков: Мы бы с радостью, так как же осуществить-то? Мы и в Москве-то вполне себе жаримся.

Тамара Шорникова: Ярославская область: «Мэр провел так называемую транспортную реформу, после которой автобусов по 40–60 минут ждешь на остановке». Пришлите подробности, еще раз вернемся к этой теме, как там развиваются события.

Дмитрий Лысков: Конечно.

Тамара Шорникова: И Астраханская уже присылает свои цены: «Морковка – 50. Свекла – тоже 50». Все по 50.

Дмитрий Лысков: Все по 50.

Тамара Шорникова: Присылайте свои цены. Вместе с нашими корреспондентами сходите в магазин. Ну или если остался чек от недавней покупки. Картошка, свекла, морковь, лук – все, что нужно на хороший борщ – сколько это сейчас стоит? За неделю-две подешевело? Или наоборот – цены как росли, так и растут? Обсудим. А сейчас – новая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Что обсуждают в регионах – узнаем у наших корреспондентов