Особенности миграции. 10 млн человек выехало из страны – и столько же приехало в Россию из стран СНГ

Особенности миграции. 10 млн человек выехало из страны – и столько же приехало в Россию из стран СНГ
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Василий Колташов
руководитель Центра политэкономических исследований Института Нового общества
Вадим Коженов
президент Федерации мигрантов России

Константин Чуриков: Мы почти лидеры. Россия заняла второе место в Европе по числу мигрантов. У нас их 11 млн. 600 тыс. Это данные Международной организации по миграции. Причем за этот год обгоняет нас только Германия: 16,5 млн. приезжих. А Франция, Великобритания, Италия, Испания – все они под нами. Откуда в России столько иностранцев? Вот статистика говорит, что они в основном с Украины: это более 3 млн. человек. Второй наш миграционный важный донор – это Казахстан: 2,5 млн. граждан оттуда. И еще Узбекистан: миллион с лишним. Всего выходцев из Центральной Азии, по данным, как раз этой международной службы, около 5 млн. человек, т. е. почти половина всех мигрантов. Давайте сейчас спросим вас, уважаемые зрители, надо ли сократить приток мигрантов в Россию. Пожалуйста, отвечайте «да» или «нет». 5445. Скоро подведем итоги. А сейчас побеседуем об этом с нашими экспертами. У нас на связи Василий Колташов, руководитель центра политэкономических исследований Института нового общества. Василий Георгиевич, слышите ли вы нас? Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Василий Георгиевич, здравствуйте.

Василий Колташов: Здравствуйте. Слышу прекрасно.

Оксана Галькевич: Василий Георгиевич, нас первое, что поразило, это, конечно, эти цифры. 11 млн.! Надо сказать, что от наших официальных ведомств мы никогда такого не слышали. 2 млн., по-моему, это было максимум. А тут 11.

Василий Колташов: На самом деле 11 млн. это выглядит примерно как правда. Действительно, у нас очень много мигрантов, иностранных рабочих. И как бы их вообще не было больше 11 млн. Т. е. это еще вопрос, учтены ли здесь те, кто находится на нелегальном положении, ну совсем на нелегальном положении. Потому что такие мигранты тоже есть.

Оксана Галькевич: Но все-таки, а как считают, допустим, наши официальные ведомства и вот эта международная организация по миграции? Почему такая разница?

Василий Колташов: Но для этого они должны показать свою методику, рассказать, как они проводят подсчеты. Но вполне возможно, что они учитывают здесь данные соседних государств с нашим. Т. е. Украины, Казахстана, среднеазиатских государств других, откуда большой приток иностранных рабочих в Российскую Федерацию. Потому что эти данные, как раз если их сложить по российскому направлению, они могут дать более или менее ясную картину того, сколько же людей отъехало в Россию, сколько здесь находится.

Константин Чуриков: Василий Георгиевич, вы из Института нового общества. Вот с точки зрения формирования нашего нового общества: что будет происходить, если эта же организация нам сообщает, что самая большая группа мигрантов в Европе – это россияне, более 10 млн. человек. Т. е. россияне уезжают туда…

Оксана Галькевич: …а на их место…

Константин Чуриков: …соответственно приезжают в том числе из Центральной Азии. Что у нас будет происходить, каков будет наш пестрый состав, там, через сколько-то лет? Лет через 10, например?

Василий Колташов: Но россияне – очень специфические мигранты. Потому что они, в отличие, например, от граждан Украины, едут в Европейский Союз за лучшей долей. Но лучшая доля не состоит в том, чтобы занять какое-то плохое место на рынке труда. Они имеют претензии там на свой бизнес, на квалифицированную какую-то работу, на корпоративную карьеру. Т. е. россияне едут как бы на верхние этажи, по крайней мере стремятся туда попасть, на средние и верхние этажи рынка труда.

Константин Чуриков: Да.

Василий Колташов: Ну, может, не верхние, но средние этажи. Но не самый низ. Туда, где находятся нелегальные.

Константин Чуриков: А здесь вот что происходит, в России? Россияне уезжают, часть россиян, естественно, небольшая часть. Все-таки как-то стремится переехать или на время уехать в Европу, да? Соответственно, свободные места занимают мигранты. Что мы получим лет через 10? Как будет меняться ландшафт наш?

Василий Колташов: Я бы сказал, что россияне очень быстро очистили многие рабочие места в последние 15 лет, когда у нас прошел процесс образования фирм и все устремились в офисы. Так или иначе не захотели работать мусорщиками, дворниками, чернорабочими. Это действительно происходило. Т. е. в крупных городах молодежь даже и не думает о том, что я закончу школу и пойду работать каким-нибудь не очень квалифицированным работником. А мигранты рабочие не выбирают. Они приезжают, и их интересует зарплата. Они мотивированы исключительно деньгами. К тому же россиян отличает что еще? У них есть свое жилье, очень часто, родители могут обеспечить некоторым какое-то жилье, даже для семьи. И в этой ситуации ты начинаешь выбирать: а интересная эта работа или неинтересная? Но экономика нуждается в огромном количестве людей, для которых это неважно, интересная работа или неинтересная, а важно – есть там зарплата или нет зарплаты. Вот в Средней Азии, например, зарплаты почти нет. А в России есть. Следовательно, нужно ехать в Россию и браться за любую практически работу.

Оксана Галькевич: Хоть какая-то, но работа есть. Василий Георгиевич, а скажите, пожалуйста, опять же если сопоставить эти потоки: 10 млн. россиян в Европе и 11 млн. мигрантов, которые к нам приехали, получается, на это место. Какие места россияне уезжающие освобождают и кто к нам приезжает? Кто уезжает и кто приезжает?

Василий Колташов: Приезжает огромное количество людей низкоквалифицированных или малограмотных, которые занимают нижние этажи, нижние эти ниши на рынке труда. А россияне…

Оксана Галькевич: А уезжает кто?

Василий Колташов: …которые уезжают, они часто освобождают места для россиян из провинции. Понимаете, в чем дело? А это же уезжают не из самой глубинки чаще всего. Уезжают люди, которые пожили, там, в Москве и говорят: «Ну, в Москве нет уже тех возможностей, что в Германии. Поеду-ка я в Германию, немецкий язык подучу и поеду в Германию». И вот на его место в офис попадает провинциал, который говорит: «Ой, как хорошо, какое хорошее рабочее место. Надо закрепиться в Москве. Остаться здесь, купить квартиру». Поэтому у нас такая очень своеобразная система миграции. Я, конечно, понимаю, что не все едут за лучшей долей. Некоторые едут в Европейский Союз потому, что у них там родственники работают. Но все-таки это не такая голодная миграция в Евросоюз, как с Украины или с Молдовы.

Оксана Галькевич: Ясно.

Константин Чуриков: А еще такой вопрос. Вот та же самая структура посчитала, что в 2018 году, по ее данным, объем денежных переводов из России, мигрантов как раз на родину, на родины, составил 21 млрд. долл. Я увидел эту сумму – я подумал, это так много! Слушайте, нам бы, наверное, в стране-то вообще населению в условиях падения доходов…

Оксана Галькевич: …Вот жизнь бы началась!

Константин Чуриков: …или их нероста, этих доходов, – это же очень бы не помешало нам, да? Нам как-то вот не все равно, что эти деньги уходят из страны?

Василий Колташов: Вот мне не все равно. Я вам честно скажу. Я считаю, что эти деньги должны по возможности остаться в Российской Федерации. Потому что сейчас практика такая: эти деньги субсидируют, поощряют рост других рынков и работают там на создание рабочих мест. А у нас они рабочие места закрывают. Это, кстати, одна из причин, почему некоторые россияне уезжают. Потому что, если бы эти деньги тратились в России, хороших, интересных рабочих мест для россиян здесь было бы больше. И логика очень простая. Эти деньги могли бы пойти на покупку недвижимости, покупку автомобилей, бытовой техники, одежды, всего. Множества товаров. Продуктов питания, наконец. И проблема только в том, что люди не могут остаться, вот эти иностранные рабочие не могут остаться в Российской Федерации. Потому что у нас нет программы, по которой бы они получили гражданство и были бы включены в национальную систему. Причем чтобы достаточно быстро и почувствовали бы, что – да, это их новый дом и деньги они должны не уводить из России, а, наоборот, тратить здесь, для того, чтобы их дети выросли в максимально комфортных условиях. Потому что в конечном итоге это и их польза, и польза для экономики. Они стимулировали бы спрос. Ну, хотя бы на 15 млрд. долл. из этих 21. А подход, что мы богатая страна, которая не считает миллиардов и может в принципе 20 млрд. туда, 15 сюда, – он неправильный. Вот эти деньги, живые деньги потребительские, они очень важны для российского рынка. Просто имеют колоссальную ценность. Но пока они не задействованы. Они идут на благо других экономик.

Оксана Галькевич: Да, интересно. Я подумала: 10 млн. россиян, которые в Европу уехали, они как-то сюда переводят что-нибудь?

Константин Чуриков: Кстати, хотелось бы очень, да. Может быть, мы бы компенсировали что-то.

Оксана Галькевич: Как они поднимают нашу экономику? Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. Василий Колташов…

Оксана Галькевич: …руководитель центра политэкономических исследований Института нового общества, был у нас на связи. Сейчас у нас звонок есть.

Константин Чуриков: Звонок. Валентина из Ханты-Мансийского округа. Валентина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ваше мнение? Надо, в общем, зеленый свет включать мигрантам? Или все-таки надо остановить их поток?

Зритель: Нет. Нет, ни в коем случае. Надо остановить. Потому что, во-первых, они отбирают рабочие места у наших местных. Они работают за копейки, поэтому наших местных не берут. Вот. Ни в коем случае. Нужно закрыть границы. И нечего им тут делать. Пускай живут в своих краях. Еще для чего…

Константин Чуриков: Валентина, а вот смотрите. Наши люди, наши граждане – они с готовностью идут на неквалифицированную работу? Дворниками, в коммунальные службы.

Зритель: Идут. Если хорошо плотят – идут. Потому что у нас, это самое, вообще остаются безработными. И даже на эту профессию не устроишься. Потому что там набирают за копеечную зарплату вот этих таджиков, казахов и всех остальных.

Оксана Галькевич: Так ведь не платят в этой сфере, получается…

Зритель: Кроме того, у нас разные культуры. Они нас за людей не считают.

Константин Чуриков: Вот вы нам звоните из Западной Сибири, Ханты-Мансийский округ. У вас тоже много мигрантов, в вашем регионе?

Зритель: Да их море. Весна приезжает, у нас как говорят: «Грачи прилетели». Черным-черно от них.

Оксана Галькевич: Так. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Аккуратно. Спасибо.

Оксана Галькевич: Валентина, наша телезрительница из Ханты-Мансийского автономного округа, да?

Константин Чуриков: Но я хочу заметить, между прочим. Вот Белгородская область при этом пишет: «Россия – страна многонациональная. И едут к нам такие же люди. Разве это плохо?» Но вот судя по голосованию, пока, в общем, наверное, плохо, да. Потому что большинство говорят, что надо сократить приток мигрантов. Давай сейчас еще поговорим с экспертом.

Оксана Галькевич: Экспертное мнение, да, подключим. Вадим Кожинов, президент Федерации мигрантов России, у нас на связи. Здравствуйте, Вадим Викторович.

Вадим Кожинов: Добрый день.

Константин Чуриков: Добрый день.

Оксана Галькевич: Но смотрите, настроение аудитории широкой в общем не в пользу мигрантских, притока мигрантов. Как вы к этому относитесь, что скажете?

Вадим Кожинов: Я бы перед тем, как ответить на ваш вопрос, хотел бы высказать уважение директору какого-то политинститута (я, к сожалению, не расслышал, как его зовут). Он реально большой молодец, за исключением финальной его речи. Очень правильно сказал…

Константин Чуриков: Василий Колташов.

Вадим Кожинов: Да-да. Вот прямо реально молодец. Т. е. и про то, что действительно уезжающие люди освобождают одни места, на них приезжают другие. Прямо вот полностью поддерживаю. Теперь то, что касается Валентины из Ханты-Мансийска. Я был в Ханты-Мансийске пару месяцев назад. Там как раз перекладывали плитку. Я не видел ни одного человека со Средней Азии, который бы участвовал в этом процессе. Плюс в принципе в городе я их практически не видел. В городе я был 3 дня, я ходил пешком из конца в конец все 3 дня. Поэтому не знаю, где там у Валентины прилетели грачи. Но, может быть, окей. Что касается в целом ситуации. Недавно вышло отличное исследование, я не помню, мы с вами обсуждали его или нет, что ожидания по зарплате у мигрантов выше, чем у местных.

Константин Чуриков: Да-да. Был такой разговор.

Вадим Кожинов: Вот. Это конкретный пример всем, что мигранты давно не работают за копейки. Есть, действительно, момент, что они не ценят свое время. Т. е. если мы, допустим, будем говорить о том, что по нормам Трудового кодекса 166 часов человек работает и получает, допустим, 20 тысяч, – мигрант в Москве заработает 30, но проработает 250. Вот он действительно не считает часы. Он считает доход в месяц. И если возвращаться опять же вот к этому 21 млрд., о котором вы говорили с политэкономистом, то у нас получается денежная масса сейчас в России 600 с лишним миллиардов. Вы говорите про то, что 3% ежегодно мигранты вывозят. (Грубо, там, 3 с копеечкой). А мигрантов при этом у нас 1/7 часть от работающего населения. Т. е. у нас 70 млн. человек составляют рабочие люди (т. е. это минус старики, минус дети от всего населения), и мигрантов у нас порядка 10 млн. Т. е. 1/7 часть, условно 15%, вывозит 3% денег. Все остальное остается здесь. Т. е. и они вот в этом смысле как бы, то, что дома у них семьи получают, – семьи получают копейки. Просто они работают здесь, но они и тратят здесь.

Константин Чуриков: Вадим Викторович, но подождите, с одной стороны, это те, кого учли. Не все попадают в поле зрения официальной статистики, официальных органов. Честно в этом признаемся. Во-вторых, вы говорите вот об этой готовности работать сверхурочно, работать много. Но, подождите, мигрант очень часто приезжает сюда, в нашу страну, один, без семьи. Как раз семью он кормит через границу, да?

Вадим Кожинов: Все верно.

Константин Чуриков: Россияне все-таки живут с детьми, с семьями, извините, они не могут 24 часа в сутки пахать, как лошади. Извините, надо же и семьей еще заниматься, да? Мы же не можем всех подрывать.

Вадим Кожинов: Согласен. Я говорю про другое. Я говорю о том, что неправильно говорить, что они выводят какие-то огромнейшие деньги. Т. е. он зарабатывает, допустим, работая в весьма жестких условиях, допустим, те же 30-40 тыс., а отправляет в лучшем случае из них 6-10. А все остальное-то он тратит здесь. И то, что опять же говорил политэкономист, что лучше бы эти деньги оставались здесь на потребительском рынке, – так они здесь по большей части и остаются. Мигранты платят за всю ту инфраструктуру, которую используют. Т. е. это хостелы, и надо оплатить патент. Соответственно, те, кто работает здесь незаконно, им нужно оплатить участковому, будем так говорить. Т. е. в любом случае…

Константин Чуриков: Все бывает. Все бывает. Вадим Викторович, но в то же время, согласитесь, транзакции, т. е. перевод денег через границу, это же достаточно легко посчитать. Они же не черным налом это все вывозят, понимаете, на «Жигулях», да?

Вадим Кожинов: Налом вывозят, но мало. Т. е. что-то, конечно, вывозят и налом, понятно. Но это очень небольшой процент. Потому что в наш век практически бесплатных переводов меньше 1% это стоит, переводы проходят мгновенно, и, конечно же, вот самая точная цифра касательно вообще всей статистики в миграционной сфере – это цифра вот денег, которые через границу действительно пересекают.

Оксана Галькевич: Вадим Викторович, спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Мы, кстати, сегодня в 7 часов вечера по московскому времени продолжим обсуждение этой темы, уважаемые телезрители. Присоединяйтесь. А сейчас еще успеем выслушать нашу телезрительницу из Воронежской области. Лидия у нас на связи. Лидия, здравствуйте.

Константин Чуриков: Звонит нам Черноземье. Здравствуйте, Лидия.

Зритель: Здравствуйте. Я вот проработала в Москве. Что хочу сказать-то. В Москве работала я в фирме «Уют» Моспромстроя. Ну, и что? Нас в 17-м году в приказном порядке просто заставили написать заявления на увольнение по собственному, а взяли на работу мигрантов. Т. е. клининговую компанию, состоящую из киргиз. Нормально это все?

Константин Чуриков: Т. е. теперь уютно стало другим людям. Валентина, а чем занимается компания эта уютная?

Оксана Галькевич: Клининговая, если я правильно услышала.

Зритель: Клининговая компания. Уборка. Уборка в общежитии помещений. Но мы-то работали…

Константин Чуриков: А чем это объяснили вам, Валентина?

Оксана Галькевич: Ну ничем не объяснили.

Зритель: Чем? А ничем не объяснили, нас просто вытурили. И сидишь сейчас дома на пенсию на эту копеечную, в нашей Воронежской области знаете какая пенсия. Прекрасная называется. А на работу не устроишься, потому что…

Константин Чуриков: А на какую зарплату пришли мигранты из Киргизии?

Зритель: Да, у них зарплата была побольше. Я получала по трудовой книжке 18200, за минусом подоходных, за минусом проживания у меня получались там копейки. А они пришли – у них 25. А уборка-то от них никакая. Я-то созваниваюсь и сейчас с этими, с начальством. Никакая уборка. Они так: тяп-ляп и готово. А русские выжи…

Оксана Галькевич: Понятно. А начальство, получается, колется, но продолжает работать, да? Уборка никакая, зарплаты платить приходится больше, но все равно вас на работу не берут.

Зритель: Да.

Оксана Галькевич: Какое странное начальство.

Константин Чуриков: Но в этой истории на самом деле надо разбираться. Валентина, мы просим оставить свой телефон…

Оксана Галькевич: Лидия.

Константин Чуриков: Лидия, прошу прощения. Мы просим оставить свой телефон редакторам нашим. У нас сегодня в 7 вечера действительно, как сказала Оксана, будет обсуждение этой темы. Мы сами хотим еще поговорить об этом. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Сейчас подведем итог. Сократить приток мигрантов: подавляющее большинство, 95%, говорит «да», нужно сократить

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Владимир Березовский
Импорто -замещение по - российски!

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски