От 14 до 35 - молодёжь!

От 14 до 35 - молодёжь! | Программы | ОТР

Как государство поддерживает молодых? И как работает молодёжная политика в России?

2020-11-16T18:02:00+03:00
От 14 до 35 - молодёжь!
Российские инвалидные коляски: репортаж об их производстве в Калининграде
Экология вызывает опасения
Женщины, инвалиды, пожилые - кто ещё страдает от дискриминации на рынке труда
Школьников могут обязать сдавать тест на наркотики
Конец ипотечного бума?
Готовы ли российские пилоты летать по старинке?
Регионы. Что нового? Петропавловск-Камчатский, Челябинск и Владикавказ
Почему не едет скорая? Что не так с дистанционным образованием? Непогода на острове Русский. «Светофор доверия» для бизнеса. Коммунальные долги. Инфляция и социальные выплаты. Экзамен на права. Пенсионные ожидания россиян
Дистанционка - образовательный фаст-фуд или новые возможности обучения?
Пенсия: завышенные ожидания
Гости
Юлия Зубок
заведующая отделом социологии молодёжи Института социально-политических исследований РАН, профессор
Борис Пайкин
председатель комитета Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодёжи
Андрей Кочетков
профессор кафедры государственной службы и кадровой политики РАНХиГС, доктор юридических наук

Марина Калинина: К следующей теме переходим. Госдума повысила возраст молодежи. Депутаты на прошлой неделе одобрили в первом чтении законопроект, по которому молодежью будут считаться люди от 14 до 35 лет. Ранее возраст молодых ограничивался 30 годами. Что это значит? Это значит, что еще почти 13 миллионов человек смогут воспользоваться мерами государственной поддержки.

Денис Чижов: Наконец-то! Я еще могу успеть, если закон примут. Также в этом законопроекте депутаты определили понятия «молодежь», «молодая семья», «молодежная политика», «молодежные общественные объединения» и другие.

Так что же это за понятия? Как у нас в стране молодежная политика? Есть ли она? И какую поддержку предлагает государство?

Марина Калинина: Ну, давайте сначала посмотрим небольшой сюжет о том, какие программы поддержки молодежи в регионах есть сегодня, а потом будем с экспертами нашими разговаривать и с вами. Ждем ваших звонков и сообщений.

СЮЖЕТ

Денис Чижов: Вот теперь к нам присоединяется Борис Пайкин, глава Комитета Государственной Думы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи. Борис Романович, здравствуйте.

Борис Пайкин: Здравствуйте.

Денис Чижов: Давайте сначала попробуем понять, а почему именно сейчас-то Госдума решила расширить этот возраст и включить в него тех, кому уже за 30, но еще нет 36?

Борис Пайкин: На самом деле, наверное, не прямо сейчас. Во-первых, этот вопрос о молодежи уже давно зарабатывается. Во-вторых, сегодня мы приняли поправки к новой Конституции, где уже отражены как раз позиции по молодежи. И к этому моменту был закончен законопроект, который мы сейчас приняли в первом чтении.

И самое главное, что мы понимаем, что государство, которое должно заботиться… Мы должны иметь четкую государственную молодежную политику. И как раз принятие этого закона – это и есть первый шаг на этом пути.

Но здесь сразу хочу подчеркнуть, что это не означает то, что государство должно взять на себя решение всех проблем и удовлетворение всех материальных потребностей молодежи. Это значит, что мы должны создать условия для развития нового поколения, для его успешной социальной, экономической и политической самореализации. Но, на мой взгляд, это как раз должно выражаться в том, что мы должны поддержать стремление молодежи стать квалифицированными специалистами, найти работу с достойной зарплатой, а не ждать пособий от государства. Очень важно разделить здесь эти моменты.

Далее – о поддержке молодежного предпринимательства. Если мы хотим создать нашу экономику и сделать диверсифицированной, то мы должны развивать малый бизнес. А малого бизнеса, как мы понимаем, не может быть мало. Его должно быть много. И малый бизнес – это вообще основа всех экономик. Мы на примере стран ЕС сегодня видим, что малый бизнес – это вообще основа экономики, это основа собираемости бюджета любой европейской страны. И мы должны к этому тоже стремиться.

Марина Калинина: Ну смотрите. Мы только что обсуждали как раз судьбу и ситуацию с малым и средним бизнесом. В общем, малый бизнес совсем у нас загибается. И будет ли молодежь готова открывать свое дело, когда непонятно, что будет завтра, и вкладывать свои деньги?

Борис Пайкин: Ну, мы же понимаем, что пандемия, которая, к сожалению, сегодня приносит большие проблемы и малому, и среднему, и крупному бизнесу, она не может быть вечной. А молодежь-то у нас есть, она растет. И мы должны в любом случае благоприятную среду формировать для развития предпринимательских инициатив, потому что по-другому нельзя. И самое главное, что ту гражданскую позицию молодежи, которая сегодня формируется, мы тоже должны ее формировать. И молодое поколение должно понимать, что образ нашего будущего, в конце концов, зависит от него.

А мы уже, соответственно, как законодатели должны создать ту правовую базу, для того чтобы это были не простые декларации, говорить об этом постоянно на телевизоре либо в прессе, а чтобы действительно это зашло в ту норму, на которой и будет формироваться молодежная политика. Нам молодежь нужна сегодня в бизнесе, в политике, в гражданском обществе. А без базового закона, безусловно, если основные понятия на законодательном уровне мы не сможем обеспечить, то этот процесс просто будет невозможен.

Марина Калинина: Ну смотрите, еще такой момент. Вот этот законопроект о государственной молодежной политике в нашей стране пытаются принять уже больше десяти лет. Это уже, по-моему, седьмой, если я не ошибаюсь, вариант документа. А в чем собственно проблема? Почему так буксует принятие решения по этому законопроекту?

Борис Пайкин: Я думаю, что везде, на всех этапах (это то, с чем я ознакомился) прохождения предыдущих законопроектов, везде где-то находились определенные группы, которые, так или иначе пытаясь провести какие-то свои формулировки в этот законопроект, тормозили его общее принятие.

Сегодня основной факт в том, что этот законопроект, который сегодня внесен и который принят в первом чтении, он нашел понимание у всех. То есть единодушно он был принят, поскольку он был внесен и членами Совета Федерации, и депутатами Государственной Думы. Мало того, было собрано несколько больших круглых столов с обсуждением именно с молодежью, потому что проект о молодежи невозможно вносить без молодежи. Были обсуждены эти проблемы молодежи со всеми молодежными движениями. То есть он принимался всем сообществом. И на сегодняшний день поддержка этого законопроекта на всех уровнях, просто на всех уровнях.

Безусловно, сегодня есть еще много поправок, которые мы… На сегодняшний день мы уже начали работу над законопроектом ко второму чтению. В самое ближайшее время начнем опять консультации и с молодежными организациями, и со всеми заинтересованными лицами по этому законопроекту. У нас действительно большое количество поправок на сегодняшний день, мы это понимаем.

И я бы хотел сейчас, пользуясь случаем, сказать, что мы уже понимаем, что необходимо ввести, например, такое понятие, как специалист по работе с молодежью в муниципальных образованиях, потому что сегодня на муниципальном уровне реализации молодежной политики у нас практически нет, просто не существует. И поэтому мы понимаем, что на всех уровнях должны быть специалисты по молодежи, которые отвечают за эту работу с молодежью. Должны быть созданы те условия для реализации молодежной политики в конкретных направлениях деятельности в каждом регионе.

На самом деле мы сегодня понимаем, что в 80 регионах нашей страны приняли законы о молодежной политике, и они везде разные. Например, мы возьмем основу молодежной политики в Нижегородской и Калининградской областях – она в основном касается трудовых отрядов. Для охраны общественного порядка – предположим, это Алтайский край. Организация молодежно-поисковой работы – Краснодарский край.

И мы сегодня также понимаем, что унифицировать региональное законодательство о молодежи не стоит, поскольку в каждом регионе оно отражает ту специфику региона, его экономические и демографические показатели, которые необходимы в каком-то конкретном регионе. Но общая федеральная позиция, которая должна быть закреплена на федеральном уровне, безусловно, она должна быть.

Поэтому это основа, как раз рамочная основа того законопроекта, который на сегодняшний день мы приняли в первом чтении. Я надеюсь, он будет успешно принят и будет успешно работать.

Денис Чижов: Борис Романович, понятно, что с людьми, которые не попадали в этот возраст, от 30 до 35, они теперь в него попадут. Для них бонусы ясны, да? А для тех, кто и раньше был молодежью? Вот будет принят законопроект. Для них тоже что-то изменится? Какие-то кардинально новые меры поддержки добавятся вдобавок тем, которые есть?

Борис Пайкин: Вы знаете, на самом деле, действительно, ведь с учетом того, что мы увеличили возраст до 35 лет, у нас более 12 миллионов людей попало в тот перечень, который сможет воспользоваться теми или иными социальными льготами.

Возьмем, например, то же понятие «молодая семья». Очень многие люди не могли… Если одному из членов семьи 32 года, а другому – 25, то воспользоваться, например, мерами поддержки они уже не могли. Соответственно, во многих регионах у нас на сегодняшний день соискатели при назначении тех же именных стипендий – в основном это везде было 30 лет. Сегодня это 35. Сегодня мы понимаем, что многие молодые люди могут воспользоваться грантами. Это действительно очень важно, потому что грантов очень много.

Денис Чижов: Борис Романович, позвольте я вас перебью. Вот от 30 до 35 – это понятно, да, они входят. Ну а для тех, кто и был молодежью, этот законопроект что-то меняет? Для тех, кому 25, например. Сейчас и тогда, будет принят законопроект. Ну, 26 ему исполнится. Для него что-то поменяется?

Борис Пайкин: Ну, безусловно, конечно. Это будет способствовать развитию новых проектов. Ведь мы сегодня понимаем, что для того, чтобы поддержать опять же молодежь, необходимо осуществлять введение новых проектов, которые в том числе с подкреплением как раз денежной формой (чем сегодня и озабочено Правительство), они дадут возможность расширить поддержку молодежь и дать им тот старт, который сегодня необходим.

Мы понимаем, что сегодня очень много молодежи имеет определенное желание заниматься и бизнесом, и войти в бизнес. А ведь это очень важно. Можно уже сегодня рассматривать те меры поддержки, которые дадут возможность уже в студенческом возрасте, то есть уже студентам (а это очень большая масса сегодня нашей молодежи) заниматься, как раз создавать тот бизнес, который можно будет продолжать дальше. Это очень важно.

Поэтому на этих этапах как раз эта поддержка действительно будет необходима. И этот законопроект в том числе даст возможность это осуществить.

Марина Калинина: Спасибо. Борис Пайкин, глава Комитета Государственной Думы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи.

Денис Чижов: Сейчас к нам присоединяется Юлия Зубок, руководитель Центра социологии молодежи Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН. Юлия Альбертовна, здравствуйте.

Юлия Зубок: Здравствуйте.

Денис Чижов: Вы как оцениваете этот законопроект, который, как я понимаю, скорее всего, будет принят? Что-то изменится для молодежи кардинально?

Юлия Зубок: Ой, уважаемые друзья, я боюсь, что никаких радикальных изменений здесь ожидать не придется нам – хотя бы по той простой причине, что дополнительных инвестиций на реализацию этого законопроекта, в случае если он будет принят в окончательном варианте, не предусмотрено. Это момент первый.

Второй момент…

Марина Калинина: Давайте напомним нашим телезрителям, что не так давно власти сократили финансирование молодежной политики, было принято именно такое решение.

Юлия Зубок: Было принято такое решение. Было принято очень много других решений. И мы сталкиваемся с ситуацией очень острого противоречия. С одной стороны, буквально под каждым тезисом уважаемого депутата Бориса Романовича Пайкина можно подписаться. Но когда мы обращаем внимание на формулировки этого законопроекта, то мы не видим реальных механизмов.

Я хотела бы очень коротко остановиться вот на чем. Смотрите. С одной стороны, реализация молодежной политики предусматривает объединение усилий множества различных субъектов. Но должен быть какой-то один субъект, который обладает наибольшими ресурсами и наибольшими возможностями для координации деятельности всех остальных. Вот этим субъектом является государство. У нас с вами федеральный законопроект о молодежной политике, не о государственной молодежной политике. Это момент первый.

Момент второй. Определение молодежной политики у нас с вами звучит… Там очень много всего собрано хорошего и правильного, но абсолютно не систематизировано. В итоге что мы наблюдаем в определении молодежной политики? Это как бы предоставление молодежи возможностей для улучшения своего положения. Вот хотелось бы спросить: это как планируется реализовать?

Марина Калинина: Вы знаете, Юлия Альбертовна, вы затронули очень интересный вопрос. Мы не раз уже в этой студии говорим с совершенно разными экспертами о молодежной политике. Я до сих пор не могу понять, в чем заключается молодежная политика в нашей стране и что конкретно предлагается этой самой молодежи для того, чтобы они улучшили свою жизнь.

Юлия Зубок: Вы знаете, я тоже, наверное, вам не проясню эту ситуацию. Я, наверное, скажу, как это должно было бы быть в идеале. Вот в идеале это те обязательства, которые берет государство на себя по созданию – внимание! – условий для самореализации молодежи. И в процессе сам самореализации, когда она реализует свои личные стремления, свои таланты, свои способности, она начинает вытягивать и страну. Понимаете? А для этого нужно…

Марина Калинина: А что это за условия должны быть?

Юлия Зубок: Это должен быть целый ряд обстоятельств и целый ряд в том числе инфраструктурных проектов. Понимаете? Это должны быть не собесовские размывания тонким слоем по молодежи: «Не дадим удочку, а закидаем их мелкой килькой». Понимаете? Здесь должно быть… должен быть системный подход, то есть создание правовых условий для того, чтобы каждый возможный субъект, который захочет поучаствовать в реализации молодежной политики, мог бы это сделать в координации с государством.

Как конкретно? Ну, это надо обсуждать, понимаете, потому что здесь должны отразиться и долгосрочные цели и общества, и молодежи, и конкретные наши сегодняшние актуальные задачи. Я не вижу отражения ни долгосрочных, ни краткосрочных целей в том предлагаемом федеральном законе, точнее, в его проекте.

И еще один момент – по поводу возраста. Это очень важное обстоятельство, друзья. Конечно, проблема есть. Мы понимаем, что в последние лет, наверное, тридцать-сорок тяжело взрослеется, да? Многочисленные кризисы – из одного выходим, в другой, так сказать, входим. Причем это характерно не только для Российской Федерации, а это общемировая проблема. Но что мы делаем? Мы повышаем молодежный возраст и как бы институционализируем, а проще говоря – нормализуем вот эту проблему, вот эту ненормальную ситуацию.

Приведу очень простой пример. У всех повысилась температура, у всех высокое давление. «А давайте мы теперь примем в качестве нормы не 120 на 80, а будет 160 на сколько-то. Вот давайте мы примем это за норму». На мой взгляд, это путь непродуктивный. То есть, вместо того чтобы вкладывать в экономику, вместо того чтобы создавать возможности, для того чтобы молодежь сама зарабатывала, для того чтобы они включались и в инновационную экономику, и реализовали себя как личности и граждане, мы фактически нормализуем эту ненормальную ситуацию. На мой взгляд, это момент очень дискуссионный. Конечно, он требует детального обсуждения.

Марина Калинина: Спасибо большое за ваш комментарий. Это была Юлия Зубок, руководитель Центра социологии молодежи Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук.

Денис Чижов: А к нам присоединяется Андрей Кочетков, профессор кафедры государственной службы и кадровой политики РАНХиГС, доктор юридических наук. Андрей Валентинович, здравствуйте.

Андрей Кочетков: Здравствуйте.

Денис Чижов: С одной стороны, мы наблюдаем принятие законопроекта, который как-то хочет улучшить жизнь молодежи. С другой стороны: а на какие деньги это реализовать? Финансирование сокращается. Какой-то парадокс получается.

Андрей Кочетков: Логичный вопрос, уважаемые коллеги. И я вам так скажу: в принципе, это политическое решение, а юридическая сторона оставлена в стороне. Можно сказать, что в проекте есть нестыковки с отдельными статьями Конституции Российской Федерации, в том числе, кстати, и с той поправкой, которая внесена, касающаяся молодежной политики, они налицо. На это указало, в принципе, и Правовое управление Государственной Думы, и другие комитеты.

Марина Калинина: Ну давайте разберемся, какие все-таки нестыковки это. Насколько они серьезные?

Андрей Кочетков: Есть явные противоречия с федеральными законами – 131-м и 184-м. Можно сказать, это пока договор о намерениях. Договорились органы государственной федеральной власти о том, что вот закон такой будет. Работы над ним достаточно много, очень сырой закон, начиная с названия законопроекта.

Почему закон о молодежной политике в Российской Федерации? У нас регулируется государственная молодежная политика. Президент основные направления государственной молодежной политики устанавливает. Администрация президента, соответственно, дает предложения по основным направлениям государственной молодежной политики. Правительство, соответственно, распределяет обязанности в области государственной молодежной политики.

И вообще надо сказать, что все органы осуществляют государственную политику, вырабатывают и реализуют. Смысл ее называть молодежной политикой? Может ли называться так? Да, если мы там пропишем, в принципе, и государственную молодежную политику, и негосударственную молодежную политику, молодежную политику политических партий, муниципальную молодежную политику, профсоюзную молодежную политику, локальную молодежную политику и так далее. Это сегодня не представляется возможным. Мало того, у нас 120 тысяч нормативно-правовых актов сегодня используют термин «государственная молодежная политика». Для чего это делать?

Термин «молодежь». Сегодня термин «молодежь» предлагается сделать… ведь не ограничиться 35 годами. Я реально могу посмотреть на сегодняшнее понятие. Написано, что законопроектом предусмотрено, что федеральными законами, указами президента, постановлениями Правительства, законами субъектов Российской Федерации, актами высшего должностного лица субъекта Российской Федерации и так далее допускается, соответственно… точнее сказать, может устанавливаться иной максимальный возраст молодых граждан, членов молодых семей или молодежных общественных объединений.

Вы извините меня, пожалуйста, если у нас так допускается, то у нас может быть и 40, и 50, и 60. Это, конечно, хорошо – быть молодым в душе, и не только молодым в душе, но и, соответственно, юридически. Но, конечно, эта открытая граница ни к чему не обязывает. Просто из-за дискуссии о 35 годах у нас уходит дискуссия о сути, о молодежной политике.

Если молодежная политика фактически не определяет социальную группу, то, надо сказать, для чего эта политика? Неслучайно обращали внимание различные структуры на то, что смысл теряется. Да и комитет, который сейчас возглавляет уважаемый выступающий, депутат Пайкин, он тоже в свое время на это обращал внимание. Сам термин «молодежная политика»…

Марина Калинина: Вот смотрите, из Ульяновской области прочту сообщение от нашего телезрителя буквально кратко, пишут: «Никакой молодежной политики у нас нет». Вот как вы считаете, есть она или нет? Буквально кратко, одним словом.

Андрей Кочетков: Ну, это споры… Государственная молодежная политика у нас есть. Вопрос в том, что она, надо сказать, четко не оформлена. Общество не понимает сегодня, как показывают исследования, какая молодежная политика у государства.

Марина Калинина: Спасибо.

Андрей Кочетков: А на самом деле у нас закон СССР «Об общих началах государственной молодежной политики» действовал через указы, программы и так далее до сентября 2013 года.

Марина Калинина: Спасибо. Очень четкий ответ. Андрей Кочетков, профессор кафедры государственной службы и кадровой политики РАНХиГС, доктор юридических наук.

Денис Чижов: Дневной выпуск программы «Отражение» для вас провели Марина Калинина…

Марина Калинина: …и Денис Чижов. Увидимся с вами завтра. Хорошего вам настроения! Берегите себя.

Денис Чижов: До встречи!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)