«Здоровых детей всеми силами запихивают в коррекционные школы, потому что их кормят там. Но об этом вслух не говорят»

«Здоровых детей всеми силами запихивают в коррекционные школы, потому что их кормят там. Но об этом вслух не говорят»
Лжебанкиры: как их вычислить по телефонному звонку? Рекомендации эксперта Дмитрия Ибрагимова
Сокращение бюджетных мест идет за счёт заочного образования. И это вполне правильно, потому что оно во многом было некачественным
Могут ли люди во власти работать честно?
Реальные цифры: траты на еду. Экономика и новые налоги. Аграрная политика: развитие села. Перелёт как роскошь. Ситуация в Грузии
Сергей Лесков: Компании вкладывают огромные деньги в социальную сферу не из гуманитарных соображений. Просто так оказалось выгодно
Академик РАН Иван Ушачёв - о комплексной программе развития села
Константин Калачёв: Для Грузии тема потерянных территорий всегда будет кровоточащей раной. Не говорите с грузинами о политике, если приехали в гости
Александр Фридлянд: Из года в год авиакомпании терпят миллиардные убытки из-за дорожающего авиакеросина. И это должно взорваться в цене авиабилета
Нацпроекты - это всего 8% экономики. А что будут делать остальные 92%? Смотреть, как бедные становятся беднее, а богатые богаче
Доходы от нефти мы не вкладываем в экономику, а кладём в кубышку на плохие времена. А они-то и настают, когда не занимаешься своей экономикой
Гости
Светлана Барсукова
профессор Факультета социальных наук НИУ ВШЭ

Многодетным снизят налоги. Налоговые льготы многодетным семьям - уже в этом году. Госдума во втором чтении рассмотрела поправки в Налоговый кодекс. Какое имущество и в каком объеме депутаты хотят освободить от налогов?

Оксана Галькевич: Ну а пока мы приступаем к обсуждению нашей первой темы. Хорошее же дело, Костя, начать с хорошей новости, да? Особенно если, редкая удача, она прилетела из Госдумы. Депутаты во втором чтении, уважаемые телезрители, одобрили поправки в Налоговый кодекс. Эти изменения коснутся не всех россиян, сразу скажу, но коснутся одной очень важной категории наших граждан – многодетных.

Константин Чуриков: Вот эта редкая позитивная новость на самом деле даже не из Госдумы прилетела, потому что о том, что таким семьям нужна дополнительная, в том числе налоговая поддержка, говорил еще 20 февраля президент, когда выступал с посланием Федеральному собранию. И вот спустя 1.5 месяца в Государственной Думе прошли уже два чтения, очевидно, что и третье себя не заставит долго ждать. Итак, депутаты что предлагают?

Оксана Галькевич: Костя, я тогда тоже скажу, что сначала это предложил президент, раз ты там что-то подчеркиваешь…

Константин Чуриков: На минуточку.

Оксана Галькевич: Да, давайте посмотрим, что у нас предлагают в законопроекте. Речь идет о льготах по земельному налогу и налоге на имущество многодетных россиян. Итак, все, у кого трое и больше детей, после вступления в силу нового закона, после его принятия, вступления в силу получат следующие права. Во-первых, так называемый вычет на 6 соток: если у вас есть дача или свой участок земли с домом, то с участка именно такой площади, 6 соток, вы налог платить не будете. Кроме того, земельный налог для многодетных не может повышаться более чем на 10% по сравнению с прошлым годом.

Константин Чуриков: Даже если кадастровая стоимость земли вырастет в цене. Далее многодетные семьи получат вычет в размере 5 квадратных метров с квартиры и 7 квадратных метров жилого дома в расчете на каждого несовершеннолетнего ребенка многодетной семьи. И что важно, применить эти льготы можно будет уже в этом году, когда придет время рассчитываться с государством за предыдущий 2018 год.

Оксана Галькевич: Ну вот насколько эти меры помогут нашим многодетным семьям сэкономить копеечку от семейного бюджета, выясним сегодня у нашего гостя. У нас в студии сегодня как раз многодетная мама, профессор факультета социальных наук Высшей школы экономики Светлана Барсукова, – Светлана Юрьевна, здравствуйте.

Светлана Барсукова: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Вы вот и как специалист, и как, собственно, человек в теме нам сегодня будете отвечать на вопросы.

Светлана Барсукова: Спасибо. Я, узнав об этом, конечно, порадовалась, но и не все поняла.

Константин Чуриков: Так.

Светлана Барсукова: Потому что что будет в ситуации с московской многодетностью, потому что во всех журналистских этих вот обзорах этого нововведения фигурирует либо понятие «многодетная семья», либо «семья с тремя и более несовершеннолетними детьми».

Оксана Галькевич: Несовершеннолетними.

Светлана Барсукова: Да, и остается вопросом, что будет с московской многодетностью, потому что в Москве многодетность считается по возрасту младшего ребенка, а в большинстве субъектов Российской Федерации по возрасту старшего ребенка. То есть практически по всей России, когда ваш старший ребенок достигает 18-летнего возраста и переходит за эту черту, если остается младшеньких менее 3-х, то вы уже не многодетная семья. А в Москве по-другому, в Москве нужно, чтобы младший достиг 16-летней отметки, а если он учится, очная форма обучения, то 18-летний. Именно поэтому в Москве так много многодетных, по статистике в Москве 134 тысячи многодетных семей сейчас, только за один год прирост составил 11%. То есть за 1 год в Москве стало на 11% больше многодетных семей.

Оксана Галькевич: Это по-вашему означает что? Что в столице, собственно говоря, созданы подходящие экономические условия для создания многодетной семьи?

Светлана Барсукова: Раз.

Оксана Галькевич: Раз, загибаем пальчики.

Светлана Барсукова: Другой способ исчисления понятия многодетности, два. И миграционный поток – это три.

Оксана Галькевич: Это значит, социальная поддержка, другой способ исчисления, правильно?

Светлана Барсукова: Да.

Оксана Галькевич: Социальная поддержка.

Светлана Барсукова: Конечно, вы как бы расширите зону людей, которые пользуются этой поддержкой. И миграционный поток, как я уже сказала.

Константин Чуриков: Мне интересно наших зрителей спросить. Если вы многодетная семья или близки к тому, чтобы стать многодетными, скажите, какие меры поддержки вам нужны? Собственно, то, о чем говорил президент, как раз во имя того, чтобы нас с вами стало больше.

Светлана Юрьевна, я помню, вот то послание-то начиналось с такого посыла, что нас становится меньше, россиян все меньше в России. Скажите, пожалуйста…

Светлана Барсукова: Ну не совсем так…

Константин Чуриков: …вот эти предложенные, проанонсированные меры достаточны, недостаточны или первичны, для того чтобы все-таки нас стало больше?

Светлана Барсукова: Ну не вполне верно говорить, что нас становится меньше.

Константин Чуриков: По Росстату меньше.

Светлана Барсукова: Последние годы все-таки… Нет-нет, численность россиян растет. Другое дело, что в росте всегда есть понятие естественного прироста населения и миграционный прирост. Вот у нас естественная убыль населения в последние годы перекрывается миграционным потоком, поэтому по итогу мы имеем прирост россиян на фоне естественной убыли, то есть у нас рождается детей меньше, чем умирает стариков, но при этом приезжает огромное количество людей, поэтому как-то…

Константин Чуриков: Давайте оставим миграционный поток в покое, как раз что касается естественной убыли граждан…

Оксана Галькевич: Соотечественников своих возьмем.

Константин Чуриков: Да.

Светлана Барсукова: Что касается естественной убыли, с 1992 года, то есть на протяжении всей постсоветской истории, у нас было всего 3 года, 2013, 2014 и 2015-е гг., когда был естественный прирост населения. Все остальные годы у нас рождается меньше, чем умирает.

Оксана Галькевич: 2013, 2014, 2015-е гг.

Светлана Барсукова: Да, все остальные годы у нас рождается детей меньше, чем умирает, это факт Росстата.

Константин Чуриков: Вот нам уже звонит Елена из Пермского края. Елена, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Вот как раз уже начали отвечать на мой вопрос. Когда ребенку исполняется 18 лет, семья выбывает из списка многодетных. Как бы нам на всю Россию распространить опыт Москвы, чтобы все-таки… Семья-то ведь никуда не девается.

Константин Чуриков: Елена, а вы как раз многодетная мама, да?

Зритель: Я многодетная бабушка.

Константин Чуриков: Многодетная бабушка же, понятно. Но ведь когда ребенку, ребеночку исполняется 18, даже 19, 20 лет, наверное, он все еще под крылом родителей находится, существует?

Светлана Барсукова: Понимаете, у нас же нет федерального закона, который определяет понятие многодетности, в принципе нет.

Константин Чуриков: А как это нет?

Светлана Барсукова: На региональном уровне определяется это понятие, именно поэтому в Москве определение отличается от определений Новосибирской или Свердловской областей, это первое. А дальше возникает вопрос, региональные бюджеты на какой объем материальных благ могут замахнуться.

Оксана Галькевич: Потянут или не потянут они своих многодетных?

Светлана Барсукова: Если денег много, то, конечно, можно сделать многодетных и начиная с 2-х, ради бога. И кстати, когда вы сказали о налоговых вот этих замечательных льготах, нужно понимать, что именно эти налоги, налог земельный и налог имущественный, поступают не в федеральный бюджет, они поступают как раз в местные региональные бюджеты. То есть наделив определенные категории этими льготными правами, нужно понимать, что теперь на осенней сессии Госдума должна будет принять механизм компенсации местным бюджетам вот этих недополученных денег, иначе просто у них дебет с кредитом не сойдутся.

Константин Чуриков: Я не понимаю, у нас на всех углах кричат, трындят о семейных ценностях, о многодетности, а вы говорите, что это вообще нигде не прописано. Так это, наверное, базовые вещи.

Светлана Барсукова: Нет, ну это юридическое… Мы же с вами в студии заслушивали, помните, женщину, которая возглавляет общественное движение многодетных семей, вот она как раз и говорила, что они добиваются определения этого понятия на федеральном уровне.

Константин Чуриков: Так, еще звонок.

Оксана Галькевич: Давайте примем еще один звонок. У нас на этот раз Михаил из Воронежа. Михаил, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотел задать вопрос по поводу многодетных матерей. То есть как бы отец-то я понимаю, что он не многодетный, мать только многодетная: она рожала детей, она их воспитывала, я это все понимаю. Но как она может заработать, женщина, стаж, если у нее 10 детей? Получается, она получает сейчас минимальную пенсию, она уже не считается многодетной, поскольку последнему ребенку исполнилось 18, значит, ушла на пенсию в 50 и получает минимальную пенсию. Это государством так определено? То есть те женщины, которые рожали для страны детей, теперь никто? Или как там сказала один из депутатов, что это ваши дети, сами для себя рожали.

Константин Чуриков: «Государство не просило рожать», да.

Оксана Галькевич: Да, Михаил, спасибо.

Зритель: Если мы их сами для себя рожали, то тогда пускай 13% подоходного налога дети наши платят нам, раз мы их для себя рожали, а не государству.

Оксана Галькевич: Да, Михаил, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Вы знаете, на самом деле это касается не только многодетных матерей. Я вот не многодетная, у меня только двое, но я говорила уже вчера, на днях я проверяла выписку из Пенсионного фонда, там где я работала, какие годы у меня учтены. Обнаружила, что у меня стаж за 1990-е гг. почему-то не учтен, и обнаружила, что там, где у меня родились дети и я, соответственно, уходила в отпуск по уходу за ребенком, за меня ничего не начислено в Пенсионный фонд, поэтому моя пенсия сейчас в балльном исчислении выглядит, смешно даже сказать, там какая-то минималка если и накопится… Сколько ты ни работаешь, сколько ты чего ни делаешь хорошего для себя, для страны. Вот это несправедливость же. Я даже ладно, не для себя, действительно женщина рожает одного, второго, третьего, она сразу получается человеком ущемленным в пенсионных правах, во всех прочих правах и возможностях? Как так? Может быть, об этом стоит подумать государству тоже?

Светлана Барсукова: Безусловно, но это же касается…

Оксана Галькевич: Хорошо, вы не платите многодетным матерям пособие какое-то, я имею в виду какое-то содержание, потому что они выполняют на самом деле, мне кажется, важную социальную роль, они в конце концов являются таким институтом, где растят нормальных людей для своей страны, какое-то содержание должно быть. Но вот лишение пенсионных возможностей, по нулям – у меня все по нулям, ноль, ноль, ноль.

Светлана Барсукова: Я не проверяла свой пенсионный, я даже боюсь туда заглядывать, заранее не расстраиваться…

Оксана Галькевич: А загляните, там может быть много интересного.

Светлана Барсукова: Да. Это же касается не только пенсионного обеспечения, но в принципе вся налоговая система у нас привязана к вашим доходам. Но в ситуации, когда человек растит одного ребенка или пятерых детей, вы понимаете, что в семье принципиально разные подушевые доходы.

Оксана Галькевич: Конечно.

Светлана Барсукова: Но и в одном, и в другом случае отдаются государству 13%. Поэтому очень много сейчас обсуждается вот этот момент. Потому что, скажем, те же французы при уплате налога государству забивают в электронную систему возраст детей, когда и сколько детей было рождено, и в зависимости от этого алгоритм начисляет им налог. То есть если у вас скромные доходы, но при этом много детей, возможно, вы вообще должны быть освобождены от налогообложения, потому что подушевой доход в семье очень небольшой в этой ситуации.

Оксана Галькевич: Логично, логично.

Светлана Барсукова: У нас число детей совершенно не влияет на количество выплачиваемых налогов.

Константин Чуриков: Теперь поговорим о деталях. Вот я читаю сообщение агентства «ТАСС»: «Согласно поправкам, для граждан, имеющих трех и более несовершеннолетних детей, не облагаемые 6 соток, значит, эта льгота будет предоставляться независимо от того, написал налогоплательщик заявление на ее предоставление или нет».

Светлана Барсукова: Да-да, правда.

Константин Чуриков: Скажите, пожалуйста, у нас вообще эта система, скажем так, неинформирования налоговой и автоматического какого-то вычета, автоматической льготы работает? У нас это автоматом происходит сегодня?

Светлана Барсукова: Я не знаю, я как-то не отслеживала этот момент. Но вот то, что вы озвучили, – это самое приятное известие, самое приятное. Потому что когда я увидела, что не надо никуда бежать, появилась надежда, что эта льгота меня коснется. Потому что представьте, если сейчас… У нас в стране, кстати, знаете сколько вообще семей многодетных? Больше 1.5 миллионов. То есть если 1.5 миллиона семей сейчас придут в налоговую что-то оформлять, это будет, конечно, стресс и для налоговой службы, и для этих семей. Поэтому вот то, что попробуют автоматизировать сейчас получение этих льгот – это, конечно, прекрасно.

Но с другой стороны, вот смотрите, 6 соток – это замечательно для среднего городского класса, потому что участки 6, 8, 10 соток – это очень приятно: вычитаете 6 соток, налогооблагаемым становится только остаток. Если у вас всего 6 соток дачный участок…

Оксана Галькевич: …вообще не платите.

Светлана Барсукова: …вообще ничего, прекрасно. А посмотрите теперь сельские семьи: ведь 6 соток – это вообще ни о чем. Одна корова – это гектар земли должен быть, да? Там 40 соток, 25 соток, например. 6 соток – это очень небольшое послабление. А вместе с тем вообще средний коэффициент рождаемости в России выше как раз на селе. Другое дело, что там убыль продолжает прогрессировать, потому что туда миграционные потоки не направлены, но в принципе сельская женщина в России рождает почти 2-х детей в среднем, 1.9 коэффициент, а горожанка – 1.5.

Константин Чуриков: Оксана, ты уже почти сельская женщина.

Оксана Галькевич: А ты муж сельской женщины.

Светлана Барсукова: То есть селяне рожают больше, но при этом село тает, потому что миграционные потоки туда не направлены, естественная убыль все равно съедает.

Оксана Галькевич: Светлана Юрьевна, вы знаете, интересный момент все-таки. Мы слышим о том, что принимаются какие-то решения, они выглядят на самом деле, пока не вникаешь в детали, фасадно симпатично кажется: вот Чип и Дейл, государство и налоговая спешат наконец многодетным на помощь. Потом начинаем вникать, и вот нюансы, которые вы сейчас обозначили, специалистам известны, они очевидны. Кажется логичным: действительно, поддержите сельское население, там, где семьи активнее заводят детей, помогите им. Но почему государство так вот ужимается, знаете? – 6 соток, ну ладно, хорошо…

Константин Чуриков: Или вот еще, секундочку: устанавливается ограничение на рост суммы – не более 10% в год. Это так гуманитарно.

Оксана Галькевич: Вот почему? Почему, собственно, не идем до конца, помогать так помогать, помогать тем, кому нужнее, тем, кто вклад какой-то действительно в демографию делает? Чего мы все жмемся-то тут, извините? Извините, я сказала.

Светлана Барсукова: Ну потому что вы говорите о дифференцированном подходе, потому что это сложно, более тонкие надо инструменты задействовать. А когда вы единой меркой подходите к российскому обществу, это проще, это эффектнее. Это не эффективнее, это эффектнее. И если уж говорить вообще про эти детали, посмотрите. Например, у вас те же 6 соток, но в богом заброшенной деревне. Кадастровая цена той земли ничтожно мала, соответственно налоги, которые бы вы платили, от кадастровой оценки отталкиваются, они были бы тоже очень скромные. То есть вам «подарили» в абсолютном выражении очень скромные деньги. А теперь 6 соток в ближнем Подмосковье, скажем, где-нибудь рядом с водохранилищами – безумно дорогая земля, колоссальная кадастровая оценка, существенные налоги, и вам их тоже простят с 6 соток.

Получается, что в абсолютном выражении больше приобретают те семьи, у которых лучше материальное положение, а скажем, семьи, у которых вообще нет дач, не получают ничего, или семьи, которые вообще в общежитии живут, их не касается вот эта вот льгота, связанная с налогообложением жилья, у них нет жилья. То есть тот, кто не имеет собственности, не имеет своих квартир, домов, дачных наделов, те от этого не получат ничего, даже если у них 20 детей в этой семье. Получает больше тот, кто больше имеет.

Константин Чуриков: Естественно.

Оксана Галькевич: Не тот, кто больший, так скажем, вклад сделал в демографию…

Константин Чуриков: Если дом у водохранилища, я думаю, семья в состоянии, как правило, сама заплатить все эти налоги.

Светлана Барсукова: Да.

Константин Чуриков: А вот с точки зрения целеполагания, ваше экспертное мнение: смотрите, каким семьям лучше сегодня еще помогать в дополнение к многодетным? Может быть, двое и более детей? Ведь в этих семьях принимают решение, заводить третьего или не заводить, становиться многодетными или нет.

Светлана Барсукова: Безусловно, вы правы. Но все-таки мне кажется, вот эта вот мерка в 3 ребенка – это как раз есть вот эта вот морковка, которую вывешивают перед семьями, где уже есть двое детей. То есть двое – никаких льгот, а стоит еще одного родить, и у вас бесплатный проезд, бесплатная парковка…

Оксана Галькевич: Это в Москве все, Светлана Юрьевна.

Светлана Барсукова: Безусловно.

Оксана Галькевич: Только для этого надо сначала переехать со своими двумя детьми сюда, понимаете.

Светлана Барсукова: Конечно.

Оксана Галькевич: Еще успеть до окончания своего здоровья…

Константин Чуриков: Потом еще доказывать долго, что ты местная, здешняя, тутошняя.

Оксана Галькевич: Квартиру надо сначала купить здесь, да, а потом уже морковку хватать.

Светлана Барсукова: Но понимаете, все равно даже если предположительно на многодетные семьи сейчас прольется просто золотой дождь…

Оксана Галькевич: …не прольется.

Светлана Барсукова: …из этого не следует, что завтра все способные к деторождению станут многодетными, это безусловно.

Константин Чуриков: Нам звонит Мильянат из Саратовской области. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Проблема в том, что не прольется дождь.

Константин Чуриков: Оксана?

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: У меня дочь многодетная, у нее трое детей, нигде не работает. На троих детей приходят налоги за землю, за дом. Как дети могут платить налоги, если они нигде не работают?

Константин Чуриков: Мильянат, а муж у вас работает?

Зритель: У нее мужа нет, мать-одиночка.

Константин Чуриков: А вы, соответственно, пособие получаете и в каком размере? Вообще доход у вас с учетом этих пособий каков? На что вы живете?

Зритель: Только детское все, больше ничего нет, никакого дохода. Работы нет, потому что в деревне живем, работы нет.

Константин Чуриков: А в сумме вот эти все пособия детские – это сколько в месяц?

Зритель: Все получают 350, она получает 700 одним ребенком, на троих 2 100.

Оксана Галькевич: На троих 2 100.

Константин Чуриков: Слушайте, вы как живете? Огородом только, получается?

Зритель: Мы деньгами не живем, выживаем. Бабушки помогают и все. Это не жизнь, а выживание, тут лишь бы хлеб, вода и сахар.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Ну вот действительно разумный вопрос.

Светлана Барсукова: Ну послушайте, были уже сообщения в Интернете, они сейчас так широко не афишируются, но голодные обмороки в отдельных сельских школах, например, в Кемеровской области. В школах коррекционных, где кормят детей, просто кормят и обеспечивают бесплатным проездом, туда… Если до этого была тенденция, когда даже взятки давали врачам, чтобы не было выписки в карточке, что ребенок не способен обучаться в обычной школе, всеми силами пытались уводить ребенка из коррекционных школ в обычную, то теперь, вы знаете, страшная тенденция идет: детей, которые здоровы, но на тройки учатся, иногда по лени, иногда в силу каких-то обстоятельств, просто всеми силами запихивают в коррекционные школы, потому что их кормят там. Но про это вслух не говорят.

У нас единственная проблема, которая озвучивается применительно к России, что наши туристы где-то остались в силу банкротства какой-то туристической компании. То есть у нас тоже же есть проблемы, у нас туристы в аэропорту. То все так хорошо, что у нас ездят люди по заграницам, но все настолько тревожно, что иногда некоторым приходится сутки в аэропорту просидеть, вот самая большая проблема России. Но так же все построено медийное пространство?

Константин Чуриков: А давайте не о медийном пространстве, давайте Сергея из Москвы послушаем. Хоть из Москвы, но многодетный отец. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Меня зовут Сергей, я многодетный отец, у меня пятеро детей. У меня вопрос больше по пенсионной реформе. Вот моя супруга многодетная тоже мама, пятеро детей, она пойдет на пенсию с 50 лет, а вот я как многодетный отец должен пойти на пенсию с 65. Мне кажется, это несправедливо. Как-то можно внести в законодательство какую-то поправку, чтобы многодетные отцы тоже имели какую-то льготу? Ведь рожали вместе, воспитывали вместе, работаю я один во всей семье. Мне кажется, это несправедливо.

Оксана Галькевич: Сергей, а почему с 50 лет? Кажется, с 57, там в зависимости от числа детей, если трое, то…

Светлана Барсукова: Еще год рождения важен.

Зритель: Нет, пятеро детей у меня, поэтому…

Константин Чуриков: Ну понятно, если это действительно так, как вы говорите, то несправедливость, конечно, вопиющая.

Оксана Галькевич: В любом случае намного раньше. Правда, там мизерная совершенно будет пенсия, конечно, у вашей жены…

Светлана Барсукова: Ну как это можно прокомментировать? Ну вот у нас так построено пенсионное законодательство.

Оксана Галькевич: Просто, может быть, знаете, вопрос такой. У нас политика вот эта вот семейная, чтобы она была семейной, а не отдельно, может быть, делить людей на категории многодетности, малодетности. Малодетный? – не дадим или там еще какими-нибудь налогами обложим. Папа отдельно, мама отдельно. Может быть, об этом стоит вести речь? Как вы говорите, во Франции сколько у вас детей, так, собственно говоря, вы и вносите декларацию, так, собственно, и получаете вычеты, и ты уже сам можешь свою налоговую, финансовую, какую-то вообще семейную жизненную нагрузку рассчитать. А у нас как-то все нужно попасть в некое прокрустово ложе прописанных предложений государства.

Светлана Барсукова: Ну дай бог еще попасть.

Оксана Галькевич: Еще попасть, да.

Светлана Барсукова: Еще дай бог попасть. И вы попадаете с большей вероятностью в период вот этих электоральных циклов, то есть накануне выбора президента или губернатора множится число вот этих вот льгот, нововведений, хотя в этом году очень неудачно перед выборами сентябрьскими провели пенсионную реформу, с этим, кстати, связан ряд просто трагических для «Единой России» выборов в некоторых регионах Российской Федерации.

Но что касается общесемейной политики, пытаются, конечно, это, кстати, видно по фильмам, которые снимают. Сейчас пытаются как-то я бы сказала брендировать образ такой дружной семьи. Но всегда показывают, конечно, семьи среднего класса, всегда среднего класса. Но все-таки нужно признать, что если мы говорим о более молодых людях в стране, то быть многодетным становится в каком-то смысле модным, это такой сейчас тренд в определенных молодежных кругах.

Константин Чуриков: Это в Москве модно, наверное, в провинции.

Светлана Барсукова: Да, это если говорить о новом среднем классе, таком о городском, об успешном, о квалифицированном, достаточно оплачиваемом и так далее.

Константин Чуриков: Смотрите, мы начали с того, что президент это все представил в выступлении перед Федеральным собранием, депутаты подхватили.

Светлана Барсукова: Как быстро подхватили.

Константин Чуриков: У меня вопрос: а кто кроме президента у нас в стране вообще занимается нашей демографией, нашей семейной политикой? С кого спрашивать?

Светлана Барсукова: Ну считается, что сейчас в стране запущены приоритетные национальные проекты огромным числом, в том числе есть национальный проект «Демография», в рамках которого отдельные федеральные программы, выделены огромные средства, отдельно идут проекты под названием «Образование», «Здравоохранение» и так далее, и тому подобное. Но… Нет, сказать, что вообще ничего не делается, все-таки нельзя. Материнский капитал действительно дали людям, действительно строятся детские садики, множатся какие-то формы помощи, что-то делается. Нельзя сказать, что абсолютная тишь и гладь. То, что недостаточно, – да, это правда, но…

Константин Чуриков: Будем наблюдать.

Оксана Галькевич: Вот вы знаете, люди у нас тут говорят о том, что все делается только для Москвы – они просто не понимают, что многие регионы это делают за счет собственных возможностей, друзья. Москва богатый город и может себе позволить такую социальную поддержку.

Светлана Барсукова: Да.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Константин Чуриков: спасибо.

Оксана Галькевич: Светлана Юрьевна Барсукова была у нас в студии, профессор факультета социальных наук Высшей школы экономики.

Константин Чуриков: А через несколько минут уже «Несерьезные новости», а потом «Промышленная политика» с Мариной Калининой.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео