Андрей Мухортиков: Треть денег на проезд по платной трассе Москва-Питер отбирает самый первый участок в районе столицы длиной всего-то 40 км

Андрей Мухортиков: Треть денег на проезд по платной трассе Москва-Питер отбирает самый первый участок в районе столицы длиной всего-то 40 км | Программы | ОТР

Сколько будет стоить проезд?

2019-11-27T13:29:00+03:00
Андрей Мухортиков: Треть денег на проезд по платной трассе Москва-Питер отбирает самый первый участок в районе столицы длиной всего-то 40 км
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Андрей Мухортиков
член Общественного совета при Министерстве транспорта и дорожной инфраструктуры Московской области

Анастасия Сорокина: Только что открыли трассу от Петербурга до Москвы. Проехать ее теперь можно за 5,5 часов. Рекордно быстрое путешествие между столицами теперь доступно по трассе М11. Открыли ее буквально параллельно с нашим прямым эфиром…

Александр Денисов: Новость даже не часа, а минуты, Владимир Путин там ее открывает.

Анастасия Сорокина: Да, самая-самая горячая. На церемонию приехал Владимир Путин.

Александр Денисов: Давайте послушаем.

– Вот эти машины вчера прошли вместе с нами от Москвы до Петербурга.

Александр Денисов: Видите, уже какие-то грузовики поехали, продукты повезли, да, а также снегоуборочные, снег-то пошел, погода испортилась.

Анастасия Сорокина: Да. Эта долгожданная платная магистраль строилась с начала 2012 года. Она стала одной из самых дорогих в Европе, но все равно проехать по ней с семьей будет выгоднее, чем купить билеты на поезд.

Александр Денисов: Как там в песне? У нас вот название «От Питера до Москвы», а там «бутылка да стук колес», но это сейчас не к этому.

Анастасия Сорокина: Здесь никакого стука уже не будет.

Александр Денисов: Там что-то про 9 часов Леонидов пел, да? «Лишь 9 часов без сна», вот, а сейчас уже без сна 5,5 ехать, да?

Анастасия Сорокина: Уже прогресс.

Александр Денисов: Да. Ну вот ты, кстати, про стоимость говорила, Настя, а это смотря с чем сравнивать. Вот, например, мы посчитали с нашими коллегами, у нас за статистику Ольга, редактор, отвечает. Что она нам насчитала? Стоимость проезда по платной дороге Москва – Санкт-Петербург по сравнению с многими другими магистралями зарубежными вполне себе демократична. Вот давайте посмотрим на график, вот вы видите, что у нас стоимость проезда в пересчете на рубли составляет 2,6 рубля на 1 километр, в выходные 3,15, а вот в Неаполе это 5 рублей на 1 километр укладывается, Париж – Лион 5 рублей 24 копейки, Мадрид 11 рублей. Самое дорогое, Токио – Киото. Вот, уважаемые автолюбители, сворачивайте с дороги Токио – Киото, не выезжайте, очень дорого там обойдется, лучше между Москвой и Питером мотаться со скоростью сколько, 130 разрешенная?

Анастасия Сорокина: На разных участках по-разному.

Александр Денисов: Ты же ездила уже.

Анастасия Сорокина: Давай спросим у нашего эксперта Андрея Мухортикова, члена Общественного совета при Министерстве транспорта и дорожной инфраструктуры Московской области. Андрей, здравствуйте.

Андрей Мухортиков: Добрый день.

Анастасия Сорокина: С какой скоростью мы можем теперь мчаться из Москвы в Петербург и обратно?

Александр Денисов: Лететь.

Андрей Мухортиков: Там действительно скорость разная, где-то 130, где-то 110. Не будем забывать, что есть еще участок бесплатный, который объединяет М11 и М10 в районе Твери, там пока трасса М11 не достроена, около 50 километров, и там скорость где-то 90, а где-то и 60 в населенных пунктах.

Анастасия Сорокина: То есть еще есть все-таки участок, по которому проехать нельзя, правильно?

Андрей Мухортиков: Да, его отложили, его собираются строить после 2020 года, точных сроков пока нет.

Александр Денисов: Что, значит, в прошлое ушла, как шутили, «пробка всея Руси» под Вышним Волочком? Бывала там?

Анастасия Сорокина: Конечно.

Александр Денисов: Стояла?

Анастасия Сорокина: Стояла.

Андрей Мухортиков: Да, эта пробка ушла достаточно давно, она была…

Анастасия Сорокина: …одной из первых.

Андрей Мухортиков: …действительно одной из первых, она была одним из самых проблемных мест наряду с головным участком в районе Москвы, они ушли давно. Но действительно каждый участок, открываемый сейчас, вот 7-й этап открыли, 8-й вот теперь, он действительно приближал Питер где-то на полчаса дополнительно.

Анастасия Сорокина: Александр познакомил нас вместе с редактором Ольгой цифрами стоимости проезда в разных трассах…

Александр Денисов: С Ольгой Евсеевой, если что, чтобы вся страна знала.

Анастасия Сорокина: С Ольгой Евсеевой. Трассы, которые стоят дорого, еще отличаются красивыми видами, красивыми какими-то такими комфортными условиями для водителей. Вот если сравнивать эту платную трассу с дорогими платными европейскими трассами, она чем-то, может быть, лучше, может быть, наоборот, у нее какие-то недостатки, на мой взгляд?

Андрей Мухортиков: Начнем с того, что…

Александр Денисов: Тут закавыка кроется, Анастасия знает, что задаст следующий вопрос.

Андрей Мухортиков: Начнем с того, что, если бы не самый первый дорогой участок в районе Москвы, трасса была бы еще дешевле, потому что он действительно там из вот этих 1600–1700 рублей 500–600 рублей занимает первый участок, то есть фактически треть, хотя это всего 40 с небольшим километров. Что касается красивых видов, это все-таки не главная функция трассы. Главная функция трассы – это безопасно и быстро, соответственно, иметь возможность…

Анастасия Сорокина: Отвечает ли требованиям?

Андрей Мухортиков: Да, в целом отвечает.

Анастасия Сорокина: А почему же там тогда со светом, например, проблемы?

Александр Денисов: Вот это козыри уже пошли.

Андрей Мухортиков: Со светом там проблема, да, это хороший вопрос, это вот на первом головном участке, самом дорогом, там именно проблема со светом, его там нет. Это большой вопрос и к ГК «Автодору», и к концессионеру, этой самой «Северо-Западной концессионной компании», у которой самые большие аппетиты по цене. Непонятно, почему там нет света.

Александр Денисов: Но вообще это шокирует, как говорится по-русски, такие деньжищи, и вдруг в темноте.

Анастасия Сорокина: Это опасно в конце концов: скорость, темнота…

Андрей Мухортиков: Согласен. С другой стороны, будем объективны, далеко не на всех федеральных трассах, в том числе и скоростных, та же М4, которая также по большей части платная, есть освещение. Но, конечно, на платной трассе главный, такой самый напряженный участок – это, конечно, освещение, это то, чего мы там ожидали.

Анастасия Сорокина: Ожидаем ли мы его появления?

Андрей Мухортиков: Проектом не предусмотрено. Я думаю, что, если будет некий общественный спрос, некое общественное давление, экспертное давление на «Северо-Западную концессионную компанию», возможно, тогда оно и появится, либо если вопрос выйдет на уровень первых лиц страны.

Александр Денисов: Вы знаете (Настя, прости), вот про освещение – проблема же такая была, что за свет с этих трасс драли, как с обычных предприятий промышленных и так далее, даже просили правительство снизить тариф для освещения дорог, чтобы не так это накладно выходило, тогда будет проще инфраструктуру налаживать. Вот с этим ничего не решили?

Андрей Мухортиков: Честно говоря, мне такое не известно. Но дороги в принципе – это не только, так сказать, источник заработка, а это социальная функция, поэтому, конечно, логично, чтобы дороги имели какие-то льготы по освещению, чтобы на них не зарабатывали энергетики много, а продавали бы по себестоимости.

Анастасия Сорокина: Стоимость трассы, на ваш взгляд, завышена или адекватна? Есть ли, например, какие-то льготы, то, о чем вы говорите?

Андрей Мухортиков: На мой взгляд, завышена стоимость только на головной участок. Даже президент на это обращал внимание, но как-то вот, к сожалению, там какое-то время даже падали цены, но потом…

Александр Денисов: На головной темный участок, да?

Андрей Мухортиков: Да, вот этот самый нагруженный. То есть на какое-то время цены опустили, то потом все вернулось на круги своя, к сожалению. Здесь, на мой взгляд, есть основания для работы, тем более что спрос будет гораздо выше. То есть если снизить цены раза в полтора, я думаю, что раза в два больше автомобилистов по ней будет ездить, то есть в итоге концессионер заработает даже больше денег, чем он зарабатывает сейчас. Непонятно, почему они этого не делают.

Анастасия Сорокина: Что касается условий, которые существуют на этой трассе, соответствуют ли они нормам? Вообще есть ли они? Должно там быть какое-то количество заправок, работа сотовой связи. Потому что есть сейчас участки, на которых просто телефон вообще не ловит, не работает; если вдруг что-то случится, то, в общем, могут возникнуть проблемы.

Андрей Мухортиков: В основном с точки зрения освещения, ровности покрытия, соответственно, кривых и прочих таких базовых параметров дороги дорога отличная, современная, комфортная, безопасная, за исключением, соответственно, вопроса освещения на первом участке.

Что касается действительно заправок, каких-то других объектов инфраструктуры, здесь есть пробел. Действительно, пока что там этих объектов очень мало, в итоге нередки случаи, когда на участке самом длинном, особенно в середине трассы, народу не хватает бензина, соответственно либо стоят в очереди по полчаса и больше на контейнерной заправке, что опять-таки не совсем удобно, либо, соответственно, бывает, даже когда глохнут, к ним аварийные комиссары этой трассы привозят канистры с бензином, чтобы заправить.

Это, конечно, недоработка тоже, непонятно, что мешало государственной компании «Автодор» увязать все это, соответственно искать инвесторов на вот эти самые придорожные объекты, хотя бы базовые, какие-то заправки и какие-то кафе, речь не идет о гостиницах, хотя это в принципе тоже общепринятая практика, когда на таких трассах есть какие-то другие объекты инфраструктуры. Здесь непонятно, почему не сделано, здесь следует действительно государственной компании «Автодор» обратить на это внимание. Тем более что, если брать опять-таки платные участки трассы М4, допустим, там с этим все гораздо лучше: там и заправок огромное количество, и гостиниц, и других объектов.

Анастасия Сорокина: Сотовая связь должна заработать на всем участке?

Андрей Мухортиков: Сотовая связь, безусловно, должна работать. Пока действительно с этим перебои есть. Но там очень много участков проходит в таких глухих местах, где, в общем, со времен Великой Отечественной никого, живой души не было очень часто. Вот, кстати говоря, по стоимости трассы она определяет стоимость строительства, стоимость строительства в ряде случаев была большая, потому что там очень много болотистых участков, это, скажем так, не то место, где можно прийти и сразу начать катать…

Александр Денисов: Пятьсот двадцать миллиардов цена в сообщениях указывается.

Андрей Мухортиков: Ну, в общем и целом, на мой взгляд, достаточно адекватная стоимость с учетом класса дороги, с учетом ее востребованности и с учетом условий прохождения.

Анастасия Сорокина: Достаточно ли будет этой одной платной дороги, или вообще у нас будет тенденция к тому, что… Имеется в виду, что сейчас эта дорога платная открылась, будут ли какие-то еще аналогичные проекты сейчас возникать по другим направлениям?

Андрей Мухортиков: Конечно. Государственная компания «Автодор», там много планов. Одна из таких наиболее ожидаемых – это платная дорога Москва – Ногинск, ее сейчас хотят продлить до Нижнего Новгорода, до Казани, и там и до Владивостока, даже об этом идет речь. Но первый участок Москва – Ногинск, он самый важный, самый сейчас нагруженный, там Горьковское шоссе, Щелковское шоссе, они перегружены, и здесь дорога необходима. Пока к стройке не приступили, но подготовка идет. Киевское шоссе, там также сейчас планируется реконструкция, строительство участков, тоже есть на ней проблема. В общем и целом, действительно, речь идет о строительстве участков на самых проблемных участках, в самых проблемных местах.

Но, конечно, нельзя считать платные дороги единственным способом развития дорожной сети. Конечно же, необходимо строить, реконструировать и бесплатные дороги, в принципе это тоже делается, ту же трассу М2 «Крым» в Московской области… Там это было как капитальный ремонт, но фактически добавили по полосе в каждую сторону; дорога и так была современная, но узковата, вот ее расширили. Это трасса, допустим, М9 «Балтия», то же самое, ее расширили, то есть в принципе эти работы идут тоже.

Анастасия Сорокина: Дадим слово зрителям. Из Санкт-Петербурга Василий на связи. Здравствуйте, Василий.

Зритель: Здравствуйте. У меня вот такой вопрос. Только что построят такое, ну, например, дорогу, и сразу драть с водителей, сразу драть. Что же у нас все сразу дерут-то, я вот не могу понять? Одна в Госдуме, давайте заберем налог за то, что ягоды, грибы, – что ж все сразу драть-то с людей?

Александр Денисов: Да нет, ну за ягоды, грибы налог никто не вводит…

Анастасия Сорокина: Пока, Саша.

Александр Денисов: Ну пока, давайте не будем сейчас нагнетать, за воздух, да.

Зритель: Сейчас медсправку тоже хотели, тоже давайте драть деньги…

Анастасия Сорокина: Понятна позиция, Василий.

Александр Денисов: Василий, а 2 тысячи, хотя нет, 1 300, правильно?

Анастасия Сорокина: С транспондерами.

Андрей Мухортиков: Одна тысяча шестьсот.

Александр Денисов: Это дорого для вас, 1 300?

Зритель: А вот скажите, я пенсионер, у меня 14 тысяч – это мне дорого съездить или недорого?

Александр Денисов: Ну смотрите, Василий, а если, например, на поезд билет брать, там минимальный сколько будет, 7 тысяч, да?

Андрей Мухортиков: Нет, поменьше.

Александр Денисов: Поменьше, ну хорошо, 5?

Андрей Мухортиков: Ну если плацкарт, там даже подешевле.

Зритель: Пять, четыре тысячи…

Александр Денисов: Да, хорошо, 4 тысячи, а тут 1 300 всего, очевидна же выгода.

Андрей Мухортиков: Еще бензин…

Зритель: Извините, пожалуйста, я там сел и без всяких яких, а здесь я кручу сам бараночку.

Александр Денисов: Спасибо.

Андрей Мухортиков: Ну, по-человечески понятно возмущение, тем более что многие об этом говорят. Здесь правильный ответ такой: платные дороги строят потому, что это дает возможность привлечь частные инвестиции какие-то в строительство. Чисто государственных денег сейчас выделяется недостаточно.

Александр Денисов: Но они, кстати, тоже не особо охотно, они говорят, что давайте вы кучку нарисуете нам, а там уже и мы доложим.

Андрей Мухортиков: Это правда, это правда. То есть та же Московская область, допустим, если взять, они рассматривали много проектов платных дорог, но в итоге выходило на круг, что по большинству объектов выходило дешевле, выгоднее и быстрее построить за государственные деньги…

Александр Денисов: Самим, самому государству?

Андрей Мухортиков: Конечно, чем вот ввязываться в эту самую… Привлекать деньги небольшие, а хлопот с этим довольно много. Скажем так, у нас такое количество еще мест, где необходимо строить, реконструировать дороги, что действительно денег выделяется мало. Здесь, конечно, вопрос к финансовому блоку правительства прежде всего. Я считаю, что в дорожное строительство вкладывать можно было бы хороших нашего профицита бюджета, исходя из нашего объема резервов денег раза в 2 больше, чем сейчас вкладывается.

Александр Денисов: И легко сами бы обходились, и не нужно было бы транспондеры ставить вот эти любимые теперь.

Андрей Мухортиков: Ну только разве что на какие-то совсем большие объекты, допустим, дорога «Меридиан» сейчас обсуждается…

Александр Денисов: А это где такая?

Андрей Мухортиков: Это частная платная дорога обсуждается, она будет проходить существенно южнее Москвы и ЦКАДа, она как раз создаст вот эту хордовую такую связь, чтобы не нужно было ехать в Москву. Планируется, что она будет построена и что на нее уйдет часть транзита Китая в Европу.

Александр Денисов: Вы знаете, вот меня что возмущает? Вот вы говорите про частное, не к вам претензия, а в принципе. Вот это слово «частное», допустим, строительство М11, 520 миллиардов общая стоимость, внебюджетные инвестиции 148 миллиардов.

Андрей Мухортиков: Совершенно верно.

Александр Денисов: Вот как вам это нравится?

Андрей Мухортиков: Не нравится.

Александр Денисов: Это какая, четвертая часть или даже какая?

Андрей Мухортиков: Ну примерно да. Не нравится, совсем не нравится.

Александр Денисов: И вдруг 2 тысячи рублей. Ребят, вы так мало дали и вы хотите денег, вопрос?

Андрей Мухортиков: Вопрос хороший. Другое дело, что, допустим, если сравнивать с М10, сейчас прошел пробег на LADA Vesta, две LADA Vesta, одна по М11, другая по М10, экономия там действительно порядка 3 часов, и это сейчас еще такой период не дачный, соответственно, трафик еще…

Александр Денисов: Они сравнили, где быстрее, да?

Андрей Мухортиков: Да, соответственно, там на 3 часа быстрее. Правда, бензина ушло больше, судя по всему, просто ехали достаточно быстро, соответственно на повышенную скорость бензина ушло больше. Но, с другой стороны, если ехать, допустим, те же самые честные 110 километров на ней ровно по всей протяженности и без остановок…

Александр Денисов: …то будет экономия.

Андрей Мухортиков: …возможно, бензин даже удастся сэкономить по сравнению с М10, потому что там какие-то остановки, разгон и торможение, необходимость обойти фуры, которые там идут. Поэтому в принципе на круг, может быть, что-то и удастся сэкономить.

Анастасия Сорокина: Звонок из Белгорода, Дмитрий на связи.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Хотел бы тоже задать вопрос такого же характера. Вот я посчитал, приблизительно получается, что цена на бензин, который человек затрачивает на трассе от Москвы до Санкт-Петербурга, получается меньше, чем стоимость самого проезда концессионеру. По-моему, это тоже абсурд, когда я трачу на бензин денег меньше, чем на оплату трассы.

Я вам просто приведу еще один пример. В том году, когда в Ростове неожиданно выпал снег в ноябре, я ехал по трассе «Дон». Дорога абсолютно нечищеная, абсолютно наплевательское отношение. Я вот когда подъехал в конце расплатиться, я спросил: «А у вас есть совесть, чтобы вы хотя бы услуги оказывали адекватные?» На что мне сказали: «Все вопросы к «Росавтодору», – и все. Я говорю, только собирание денег, больше ничего.

Александр Денисов: Короче, они вам ответили: «Совесть есть, но мы ею не пользуемся», – вот так вот, да?

Зритель: Да-да. Особенно интересно, когда, я говорю, все это строится практически за бюджетные деньги, а потом с людей по второму кругу опять-таки вытаскиваются деньги из наших карманов. Поэтому, говорят, очень «гуманное» государство.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Андрей Мухортиков: Что касается стоимости бензина в сравнении со стоимостью платной трассы, здесь я не совсем согласен. Если брать средний расход на 700 километров, это где-то полтора бака средней машины средней руки. Полтора бака – это тысячи 3 как минимум, а здесь, соответственно, у нас 1,5 тысячи, все-таки за трассу придется платить в 2 раза меньше, чем за бензин.

Что касается уборки снега, да, такая проблема есть в принципе на всех наших дорогах. Это связано с их протяженностью, с недостаточной плотностью населения, пунктов размещения техники не так много. Ну и плюс, если, допустим, снег пошел сильный, он идет, допустим, сутки, трасса все равно будет в снегу, невозможно ее убирать в режиме онлайн, к сожалению. Поэтому такого рода недовольство было, есть и будет. Тут вопрос в том, чтобы сразу, когда снег прекратился, чтобы его убрали сразу быстро, это, конечно, безусловно, необходимо, этого нужно требовать с «Росавтодора», собственно, с владельцев дорог.

Анастасия Сорокина: А если сравниваться, за рубежом подогреваемые трассы, какие-то специальные условия. Почему платная дорога, казалось бы, должна быть каких-то более качественных…?

Андрей Мухортиков: Мы самая северная страна, тем более с таким количеством населения, с такой протяженностью дорог, поэтому в принципе даже аналогов нет. Ну то есть если брать те же США, допустим, у них самая северная территория находится на широте нашей Кубани, то есть это южная страна. Та же самая Канада, вроде северная страна, там народ живет практически вдоль границы с США, 200–300 километров, то есть опять-таки это южная страна.

Александр Денисов: Аляска? А там зимники, как нам рассказывали.

Андрей Мухортиков: Аляска да, там зимники, но там очень мало населения в принципе, ну и там те же проблемы с уборкой снега.

Александр Денисов: Они на вертолетах там летают, господи.

Андрей Мухортиков: Если брать в принципе качество уборки вот так вот обобщенно, то у нас это, допустим, делают гораздо лучше, потому что это приходится делать системно, много техники есть, чем в европейских странах. То есть в той же Германии, когда там много снега, или в Англии, это чрезвычайное положение, там машины по кюветам, закрывают просто дороги какие-то на уборку. У нас все-таки такого нет, у нас это рутина, хотя бывает, что и неприятная рутина.

Анастасия Сорокина: Новгородская область, Василий. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Вы как раз, через вас же проходит М11 новенькая, через Новгородскую область.

Зритель: Летом ездил на родину в Казахстан, поэтому имею представление. Там цена на платные дороги, до Астаны участок, если от Астаны до Караганды, практически в 10 раз дешевле, чем у нас в России. То же самое касается и бензина, бензин на наши деньги где-то 25 рублей за литр. Хотелось бы знать, почему такая цена.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Андрей Мухортиков: Ну я могу сказать, почему. В Казахстане, собственно, население существенно меньше, там потребность в дорогах опять-таки существенно меньше, плюс гораздо более простые условия строительства, это степь ровная, где ничего не проваливается, где ничего не надо вырубать, то есть пришел, фактически можно сразу начать строить. Ну и плюс, конечно, государство там, очевидно, дотирует. Там достаточно большое, насколько я знаю, участие китайского бизнеса, там какие-то китайские тоже проекты совместные с Казахстаном.

А вот что касается цены бензина, цена бензина дорогая, потому что много «зашито» в нее как раз налогов вот этой самой обратной связи, которые взимаются с автомобилистов и потом идут в дорожные фонды (федеральный, региональный и муниципальный), из которых потом как раз ремонтируются и строятся дороги. Соответственно, если брать Европу, там, допустим, цены на бензин еще в 2 раза выше, где-то в 3 раза выше, на наши деньги 100–120 рублей, тоже в том числе потому, что как раз это самые большие налоги, которые позволяют иметь им те дороги, которые они имеют.

Александр Денисов: Вот интересный вопрос, по старой же М10 ездили все, вот куда денутся вот эти бабушки с самоварами, с пирожками? Там же целые селения кормились этим, обслуживая, так сказать, такая придорожная инфраструктура доморощенная? Что, теперь обездоленными останутся?

Андрей Мухортиков: Бедствовать будут. Ну, полностью оттуда не уйдет, конечно, трафик, тем более что есть какой-то трафик, так сказать, не от Москвы до Санкт-Петербурга, а какой-то местный. Но, конечно, доходы у них, очевидно, снизятся.

Александр Денисов: А пирожки-то вкусные, кто-нибудь ел?

Андрей Мухортиков: Я не пробовал.

Анастасия Сорокина: Не рисковала, Саша.

Александр Денисов: Не пробовали, да?

Андрей Мухортиков: Я не пробовал.

Александр Денисов: Понятно.

Давайте послушаем звонок. А, нет, не дождался нас зритель.

Про трассу еще хотел вас спросить. Все-таки вот этот порог, 1 300, 2 000 в выходной день. Интересно, есть исследования, для людей это такая цена приемлемая, или так и будет у нас Вышний Волочек стоять в почетном звании «пробки всея Руси»?

Андрей Мухортиков: На мой взгляд, если брать в разрезе всей трассы, это поездки не на каждый день, это какие-то поездки или по работе, или какие-то поездки для отдыха. И здесь, на мой взгляд, в общем масштабе запланированных расходов тот, кто едет, уже рассчитывает на то, что он потратит в один конец несколько тысяч рублей на бензин, он уже рассчитывает на какое-то заселение, соответственно что-то за жилье, за питание. Поэтому, наверное, для таких поездок эта цена адекватная.

Если брать участок, допустим, московский, вот этот самый первый, то, конечно, там каждый день кататься из Зеленограда или из Солнечногорска под силу, может быть, 10% от тех, кто мог бы им пользоваться, ну потому что дорого. Если бы он стоил 100 рублей, им бы пользовались, наверное, 90%, сейчас он стоит 500 рублей, им пользуется 10–15% от того количества, которое могло бы пользоваться. Дачники опять же пользуются, но опять же раз в неделю проехать, скрепя сердце 500 рублей эти отдать, на 2 часа раньше быть на даче. Каждый день это слишком дорого, и с этим что-то надо делать.

Анастасия Сорокина: Есть еще у нас, появился, вернулся звонок из Ярославской области. Вячеслав, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня возник такой вопрос. Вот мы когда все время в рублях нам озвучивают… Меня слышно, да?

Анастасия Сорокина: Да-да.

Александр Денисов: Да.

Зритель: Когда в рублях нам озвучивают, например, дорога, бензин в рублях, и на рубли считаем, как у них. А вот если в соотношении нашей зарплаты и зарплаты там, то вот здесь интересно, какая будет сумма.

Александр Денисов: Вячеслав, ну вы вообще так нетактично копнули, честно говоря. Сейчас ответим вам, спасибо за вопрос.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Андрей Мухортиков: Тут вопрос, с чем сравнивать и с кем сравнивать. Если сравнивать с самыми богатыми странами, ну да, на одну зарплату можно купить у нас в России в среднем раза в 2 меньше литров бензина, чем в Германии, это правда. Но если брать не самые богатые страны Европы, то соотношение получится плюс-минус такое же, даже где-то мы будем опережать. То есть здесь уже такой сложный экономический расчет, который, наверное, не для формата этой программы. То есть в общем и целом нельзя сказать, что у нас какая-то самая плохая, страшная, сложная ситуация, что у нас самый дорогой бензин и самые дорогие платные дороги, – нет, такого нет.

Александр Денисов: Все-таки главный плюс, мы много маленьких минусов все обнаружили, а главный-то плюс – как приятно сесть, «притопить» как следует… Сколько, 130 все-таки можно?

Анастасия Сорокина: Сто десять или сто тридцать.

Александр Денисов: А кто там следит, вот самое интересное? Там не только заправок нет, но и инспекторов, то есть можно ехать в свое удовольствие.

Анастасия Сорокина: Камеры есть все-таки, Саша.

Александр Денисов: А, есть?

Андрей Мухортиков: Камер пока там немного, но добавят, конечно, это, в общем, тенденция такая есть. На трассе М4 камер очень много, там, собственно, не попревышаешь особенно. То есть есть у нас нештрафуемый предел соответственно, а выше уже не стоит.

Александр Денисов: Но все равно удовольствие доставляет.

Анастасия Сорокина: Строили-строили, наконец построили.

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Обсуждали тему с Андреем Мухортиковым, членом Общественного совета при Министерстве транспорта и дорожной инфраструктуры Московской области. Спасибо, что были с нами.

Андрей Мухортиков: Спасибо.

Александр Денисов: Быстро проехались от Питера до Москвы.

Дальше «ЖКХ по-нашему».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)