От штрафа не уйдёшь

Гости
Петр Шкуматов
координатор движения «Общество Синих Ведерок»
Владимир Соколов
председатель Межрегионального общественного движения за права пешеходов «Союз пешеходов»

Марина Калинина: К следующей теме. В России появятся дорожные камеры, которые будут штрафовать пешеходов. Для борьбы с людьми, перебегающими проезжую часть в неположенном месте или на красный свет, предполагают использовать камеры распознавания лиц. Начать хотят с оживленных перекрестков. Ситуация с нарушающими правила пешеходами – это не редкость и особый риск, когда трасса многополосная.

Иван Князев: В прошлом году 65% пешеходов попали в фатальные ДТП по своей неосторожности, не по вине водителей. Тут разные цифры есть, но у нас вот какие: погибло 4 205 пешеходов; количество ДТП за 2021 год с участием пешеходов – 34 240 случаев; ранено – 31 тысяча.

А также расскажем, где случаются ДТП с пешеходами. Когда перебегают дорогу – 71%. На обочине, на тротуарах, вблизи проезжей части – 25% случаев.

Марина Калинина: Владимир Соколов с нами на связи… у нас в гостях. Я уже привыкла, что мы все время по Skype. Хотела сказать, что на связи.

Иван Князев: Да, у нас в гостях.

Марина Калинина: Вот редкий случай, когда эксперт пришел в студию.

Владимир Соколов, председатель Межрегионального общественного движения «Союз пешеходов». Владимир Сергеевич, здравствуйте.

Владимир Соколов: Здравствуйте.

Иван Князев: Владимир Сергеевич, есть такие данные, что 95% пешеходов на самом деле понятия не имеют о том, что есть правила какие-то дорожного движения, что переходить не всегда можно как бы там, где захотелось.

Марина Калинина: И многие считают, что пешеход всегда прав, а виноват только автомобилист.

Владимир Соколов: Да нет, пешеход считает, что он всегда прав, только в одном случае: если он находится на пешеходном переходе. И вот здесь эта уверенность у него поддерживается, во-первых, Правилами дорожного движения, а во-вторых, просто верой в то, что есть хоть одно место на дороге, где он в безопасности.

Ну, относительно статистики. У меня тоже с собой есть статистика Научного центра МВД. Она несколько иная. Дело в том, что не всегда сотрудники полиции знают о статистике в полной мере.

Так вот, получается, что, во-первых, 39,6% наездов на пешеходов от всех наездов, которые по разным причинам на дорогах происходят, происходят на пешеходных переходах. Плюс еще 17% наездов происходят в непосредственной близости от пешеходных переходов или в некотором отдалении. То есть, по сути, пешеходный переход и зона около него (плюс-минус 25 метров) – это самые опасные места для пешеходов, как ни странно.

Так вот, статистика такая. Если говорить о регулируемых пешеходных переходах, то две трети наездов признаны по вине водителей, а одна треть – по вине пешеходов.

Иван Князев: Регулируемые – это где красный свет?

Владимир Соколов: Где есть светофор.

Иван Князев: Светофор, красный свет и так далее.

Владимир Соколов: А вот если это нерегулируемый пешеходный переход, то в 99% признается вина водителей, потому что они обязаны уступить дорогу пешеходу, но они не могут это сделать, потому что скорости слишком высокие. Ну, об этом мы позже поговорим.

Итак, что дадут штрафы? И вообще для чего они сделаны? Ну понятно, что…

Марина Калинина: Они дадут прибыль в бюджет.

Владимир Соколов: Доход в бюджет, да. Это самый очевидный вопрос, который не обсуждается. А вот что для пешеходов?

Марина Калинина: Ну согласитесь, что пешеходы не всегда переходят дорогу в том месте, где это положено, где нарисована «зебра».

Владимир Соколов: Ну да.

Марина Калинина: Не всегда они переходят дорогу на зеленый свет светофора. В общем, сильно раздражают. Просто мы с Ваней в разных ипостасях находимся: Ваня пешеход, а я автомобилист.

Иван Князев: Большей частью.

Владимир Соколов: Я очень рад, что есть представитель пешеходов в средствах массовой информации.

Иван Князев: Да-да-да. Мы с вами по одну сторону.

Владимир Соколов: Ну, на самом деле, конечно, пешеходы перебегают дорогу. Но если смотреть по нарушениям водителей, то соотношение такое: 83% нарушений, зафиксированных ГИБДД, по вине водителей произошли, и только 13% по вине пешеходов, то есть они участвовали в этом. Поэтому говорить о том, что пешеход не выполняет требования Правил дорожного движения – это совершенно необоснованно. Водители точно так же не выполняют.

Марина Калинина: А давайте подключим…

Иван Князев: Сейчас, секундочку! А вот этот опасный участок – там же вроде бы всегда есть знаки. Знак о том, что далее будет пешеходный переход, он за сколько метров у нас?

Владимир Соколов: За 100 метров.

Иван Князев: За 100 метров. То есть теоретически за 100 метров водитель уже должен понимать, что там могут люди идти.

Владимир Соколов: Да в том-то и дело. Водитель должен понимать, но этого не понимает, потому что в Правилах дорожного движения не написано, что водитель должен приготовиться к встрече с пешеходным переходом. Он должен увидеть там пешехода, но он часто его не видит, в том числе потому, что пешеход выходит на дорогу, допустим, за 40 метров до автомобиля. Ему кажется, что это огромное расстояние, автомобиль затормозит.

Но при 80 километрах в час остановочный путь (а это не только торможение, но и перенос ноги с педали газа на педаль тормоза) составляет 60 метров. Так вот, за первую секунду, за которую переносится нога, водитель проезжает 22 метра, если ехал со скоростью до 80 километров в час. Поэтому шансов не встретиться очень мало в этом случае.

Иван Князев: Кошмар!

Марина Калинина: Давайте подключим Петра Шкуматова к нашей дискуссии, координатора движения «Общество синих ведерок». Петр, приветствуем вас.

Петр Шкуматов: Добрый день.

Марина Калинина: Ну давайте вашу точку зрения выслушаем как автомобилиста.

Иван Князев: Кто больше виноват – автомобилисты или пешеходы? Кого больше нужно штрафовать, Петр?

Петр Шкуматов: Ну, согласно статистике Госавтоинспекции, у нас виноваты в дорожно-транспортных происшествиях, связанных с пешеходами, на две три (ну, это вы сказали в самом начале программы) пешеходы, а 30% – водители.

Владимир Соколов: Наоборот.

Иван Князев: Вот Владимир Сергеевич говорит, что наоборот.

Владимир Соколов: На треть – пешеходы.

Петр Шкуматов: Ну, это государственный доклад в сфере безопасности дорожного движения, который озвучивался прямо буквально недавно. Ну давайте не будем спорить на эту тему. Вообще лучше всего, чтобы этих инцидентов не происходило.

И я хотел бы обратить внимание на то, что пешеходы на сегодняшний день совершенно безответственно во многих случаях ведут себя на дороге при переходе дороги. Дело в том, что безопасность на дороге – это обоюдная история. И водитель должен быть внимателен и осторожен, и сам пешеход.

Правила дорожного движения (пункт 4.5) обязывают пешехода убедиться в безопасности перехода дороги, то есть что машина останавливается, тормозит, что машина успевает затормозить, и только тогда начинать переход дороги. Подчеркну: не начинать переход дороги на авось, как это происходит сейчас, а только после того, как человек убедился, что все нормально, можно переходить дорогу.

Так вот, сейчас очень много людей – так называемых смартфонозависимых. То есть это люди, которые, к сожалению, переходят дорогу не то что не посмотрев по сторонам, а они надевают капюшон, вот так вот надевают капюшон, берут телефон (видите, как я беру телефон), вот так вот смотрят в него и переходя дорогу.

Иван Князев: И еще в наушниках, Петр. Вы забывали добавить, что в наушниках.

Петр Шкуматов: А, да, еще наушники. Ну, у меня нет наушников в машине, поэтому… Поверьте, еще наушники в ушах. Я сам как водитель попадал в подобные ситуации, когда человек внезапно в капюшоне, в темной одежде (подчеркну – внезапно), не посмотрев по сторонам… То есть человек шел просто по тротуару, он шел прямолинейно. И вдруг он сворачивает налево в капюшоне, со смартфоном, все как положено, не посмотрев по сторонам, и начинает уверенно шагать так, как будто машина останавливается мгновенно.

Опять же по тем ситуациям, которые мы разбираем в нашем сообществе, видно, что таких случаев в последние годы стало все больше и больше. Поверьте, водители никого не хотят сбивать. Водители не хотят потом оплачивать похороны человека и вообще брать грех на душу. Но тут самое неприятное то, что человек иногда просто не может затормозить, физически не может.

И поэтому я призываю всех, абсолютно всех быть бдительными, внимательными, смотреть по сторонам. Кстати, ваша статистика по поводу того, кто виноват на регулируемых пешеходных переходах, она, честно говоря, меня шокировала. Я ее не знал, признаюсь. И то, что треть пешеходов погибают на переходах со светофором, казалось бы, то есть банально перебегают на красный, – это, честно говоря, ужасно.

То есть нужно быть как-то более дисциплинированными. Потому что на машине это будут вмятины, то будет, может быть, разбитое стекло, а пешеход получит тяжелые травмы, возможно, несовместимые с жизнью.

Марина Калинина: Владимир Сергеевич, вы так как-то критично к словам Петра отнеслись.

Владимир Соколов: Да, Петр несколько не в курсе, наверное. Хотя мы с ним постоянно обмениваемся информацией, но почему-то…

Марина Калинина: У вас есть возможность пообщаться.

Владимир Соколов: Да, конечно, пообщаемся.

Итак, статистика. Речь идет о том, что пешеходный переход и зона вокруг него являются самыми опасными, то есть там суммарно почти 60% наездов, на пешеходных переходах. Это не говорит о том, что там смертей больше. Кстати, на пешеходных переходах смертей, ну, относительно других мест гораздо меньше. Но количество пострадавших, в том числе получивших разной степени тяжести переломы, их действительно много.

Поэтому в первую очередь, без сомнения, нужно обеспечить безопасность пешеходных переходов и зон вокруг них. Ну, подойдут ли для этого видеокамеры? Давайте разберемся.

Во-первых, никто из пешеходов, конечно, не горит желанием, так сказать, «светиться» на этих видеокамерах. Но, с другой стороны, если мы считаем, что это необходимо, то давайте их где-то будем применять. В частности, вот эта зона до пешеходного перехода и после пешеходного перехода, вот она должна, конечно, контролироваться более жестко. И раньше были пешеходные ограждения, которые не позволяли пешеходам перебежать дорогу. Ну, люди обычно стараются приблизиться к пешеходному переходу, потому что думают, что там безопаснее.

И водитель, приближаясь тоже к пешеходному переходу, он увидел знак, он уже готов к торможению, он в любом случае пропустит, и все обойдется. Но все происходит по-другому. Водитель, в соответствии с Правилами дорожного движения, если он не видит пешехода, он абсолютно не обязан снижать скорость. Вот в чем дело. И началось все это, как ни странно, в 2007 году, когда расстояние между пешеходными переходами по стандарту увеличились со 120–150 метров до 250–300 метров. То есть пешеходных переходов стало меньше, нужно долго обходить. Это первое.

Второе. На пешеходных переходах, практически везде, особенно на многополосных, были островки безопасности, реальные островки безопасности – бордюрный камень, приподнятый над уровнем дороги. Там люди могли переждать. Теперь их нет.

И третье, что случилось: в 2013 году ввели ненаказуемое превышение скорости – 20 вместо 10 километров в час. То есть вероятность летального исхода при такой скорости больше 100. Уже после 68 больше 100%. Ну, так не бывает, в общем-то. А вот если бы это было 50 километров в час, то всего 40%.

Мы соревнуемся с Европой и ставим себе цель – обеспечить социальный риск 4 человека на 100 тысяч, как в Европе. Но там 50 километров в час на дороге. Там расстояние между пешеходными переходами – в зависимости от интенсивности пешеходного движения. Чем больше пешеходов… Если их нельзя пустить, так сказать, под землю, то на земле для них гораздо чаще рисовать «зебру».

Иван Князев: Вот об этом, кстати, и пишут нам наши телезрители. Из Краснодарского края: «А у нас один пешеходный переход на расстоянии от другого – 400 метров». Ну кто будет до него идти?

Владимир Соколов: Вот о чем и речь.

Иван Князев: Конечно, все десять раз будут перебегать.

Марина Калинина: Из Тверской области просто пишут: «Если нет машин, то почему нельзя перейти дорогу?»

Иван Князев: Ну, это нельзя.

Владимир Соколов: Нет-нет-нет. Кстати, даже не все сотрудники ГИБДД знают, что есть возможность перейти дорогу, но в одном случае: если нет сплошной разделительной полосы. Масса дорог, где прерывистая разделительная полоса, и в этом случае пешеход имеет право пересечь дорогу, но при этом пропустив водителя.

Иван Князев: Ни пешеходы, ни водители об этом знают.

Владимир Соколов: Нет, это есть. И второе место, где пешеход может перейти вне пешеходного перехода – это на перекрестках, вдоль линии дороги. Но он опять же должен пропустить водителя.

Иван Князев: Уважаемые эксперты, давайте послушаем телезрителя.

Марина Калинина: Да. Зульфия из Татарстана нам звонит. Зульфия, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я считаю, что нужно повысить культуру… Алло. Меня слышно?

Марина Калинина: Да-да-да.

Зритель: Я считаю, что нужно просто повысить культуру и тех, и других. Дело в том, что в прошлом году, в начале сентябре, моя сестра переходила… Я живу в сельской местности, она приезжала ко мне в гости. Переходила улицу по пешеходному переходу, и ее сбила машина очень сильно. Вот уже полтора года она не может… ну, просто человека изувечили. Приходит в себя, перенесла операцию. В общем, там масса всего.

Вы понимаете, я обеими руками поддерживаю вашего гостя в студии, вот настолько он правильно все говорит. Потому что если бы пешеходы знали, что, пройдя по пешеходному переходу, он защищен на 100%, то все шли бы до пешеходного перехода. После этой аварии я теперь перехожу улицу необязательно по пешеходному переходу, а в любом месте. Самое главное для меня, чтобы не было машин ни с той, ни с другой стороны.

Потому что когда она переходила дорогу, с левой стороны водитель остановил. И после того как водитель остановил машину, она пошла по пешеходному переходу. Прошла полдороги. А вот с правой стороны едущая машина на полном ходу как ехала… Причем ехал на внедорожнике, вы представляете? Это было летом, ну, в сентябре месяце, в начале пятого, в четыре часа. И не увидеть пешехода водитель не мог, если бы он смотрел на дорогу.

Поэтому я и говорю: нужно повысить культуру вождения водителей и повысить культуру пешеходов. Это нужно, наверное, как-то на уровне…

Марина Калинина: Зульфия, спасибо.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое.

Марина Калинина: Петр, скажите, с вашей точки зрения, вот как? Наказывать пешеходов? Я не знаю, водителей наказывать? Как примирить эти две касты, так скажем? Цель-то одна – чтобы люди не гибли, чтобы они не травмировались, чтобы аварий поменьше было.

Иван Князев: И помогут ли в этом эти новые камеры?

Марина Калинина: Да, вот этот вариант.

Иван Князев: Вот этот вариант с камерами.

Петр Шкуматов: Смотрите. На самом деле, возвращаясь к докладу Госавтоинспекции, они оценили воздействие камер на вероятность возникновения ДТП и на тяжесть последствий в зоне действия пешеходных переходов. И выяснили, что камеры практически не влияют на аварийность на «зебрах». То есть водителей штрафуют, но никакого эффекта, именно в плане безопасности, от этого нет.

Но самый лучший эффект в плане безопасности дорожного движения оказывают не штрафы, а оказывают так называемые технические средства организации движения. Например, около пешеходных переходов на улицах с небольшим числом полос (допустим, две полосы) разумно устанавливать искусственную дорожную неровность – так называемые «лежачие полицейские».

В зоне таких пешеходных переходов, которые, скажем так, оснащены этой искусственной дорожной неровностью, количество вообще погибших и раненых пешеходов в семь раз меньше. В семь. Там, где светофор стоит, тоже практически аварийность сведена к минимуму. То есть светофоры, искусственные дорожные неровности, какие-то способы искусственно подсветить пешеходов… Потому что мы живем в стране, в которой полгода зима. Зимой пешеходов сбивают гораздо чаще, чем летом. Почему? Потому что пешеходов не видно. Пешеходы одеваются в черную одежду: черные ботинки, черные брюки, черные куртки…

Марина Калинина: И черные дороги.

Петр Шкуматов: Черные дороги. Ничего не видно. Вот этот человек доходит до «зебры» и, не посмотрев по сторонам, не убедившись, начинает переходить дорогу. Ну, естественно, происходит, может произойти трагедия.

Поэтому моя основная мысль заключается в том, что необходимо использовать инженерные решения, которые показали свою эффективность. В случае опять же тех же самых «лежачих полицейских» (искусственных дорожных неровностей), они показали свою эффективность, очень серьезную. Действительно, не надо бегать за пешеходами, не надо, условно говоря, всех подряд штрафовать. Нужно просто грамотно и, скажем так, широко применять технические средства для организации движения.

Иван Князев: Ну понятно.

Марина Калинина: Петр, еще, на мой взгляд, очень важная проблема – это, конечно, люди в нетрезвом состоянии. Ну конечно, и водители могут быть таковыми, но пешеходов все-таки как-то…

Петр Шкуматов: …больше, больше переходов, больше.

Марина Калинина: И они вообще выскакивают из-за столба какого-нибудь. Вообще не понимаешь, в какую сторону он идет, чего он хочет и что у него в голове. Вот это тоже страшно.

Петр Шкуматов: Да. Кстати, я хочу обратить внимание, что если вот такой нетрезвый человек попадает под машину на «зебре», то факт алкогольного опьянения, к сожалению, никак не влияет на степень вины водителя.

Марина Калинина: Вот!

Петр Шкуматов: Хотя мы опять же разбирали не сколько случаев, когда человек просто реально вываливался, падал на «зебру», падал прямо под машину. Ну понятно, он находился в очень нетрезвом состоянии. Тем не менее это заканчивалось для водителя не очень приятными разборками, хотя в данном случае вина пешехода в целом очевидна. Тем не менее некоторые люди получили уголовную статью, судимость получили за такой наезд, хотя сделать ничего невозможно.

Поэтому тут, безусловно, с нетрезвыми пешеходами, особенно с очень нетрезвыми пешеходами, надо как-то работать, наверное, полиции прежде всего, потому что они, конечно, представляют угрозу для себя, прежде всего для себя.

Иван Князев: В первую очередь, конечно. Ну и водителя посадят.

Спасибо вам большое, Петр. Петр Шкуматов, координатор движения «Общество синих ведерок», был с нами на связи.

Марина Калинина: Давайте… Вы что-то хотели прокомментировать?

Владимир Соколов: Да, есть немного комментариев.

Во-первых, количество водителей, которые совершили наезд в состоянии опьянения…

Иван Князев: Их больше, чем пьяных пешеходов?

Владимир Соколов: Да, гораздо больше – 4,5 тысячи. И это те, кто нанес вред жизни.

Марина Калинина: Зря мы Петра отключили.

Владимир Соколов: Да, нельзя его было отпускать.

А теперь второй момент. Петр описал пешехода, который ходит, так сказать, с наушниками, смотрит в свой смартфон. К сожалению, у нас очень много молодежи сейчас страдают аутизмом. Это именно аутисты. Они надевают капюшон, они не хотят смотреть на окружающую деятельность, они забываются, они живут в себе. Кроме того, есть масса людей, тоже больных. И для них всех должна быть такая инфраструктура на дороге, которая позволяет им выжить. А у нас все по-другому: давайте мы будем их штрафовать.

Иван Князев: Владимир Сергеевич, у нас тут чуть ли не каждый второй подросток вот так в наушниках с телефоном ходит. И для них правила переписывать и дороги переделывать?

Владимир Соколов: Да нет, это так кажется. Может быть, они просто много ходят, поэтому впечатление, что их очень много. Я тоже за рулем практически каждый день и все это вижу.

Теперь хотел напомнить вам, что такое Правила дорожного движения и как они трактуют обязанности пешехода перед переходом дороги. Буквально это так. Пешеход должен оценить скорость и расстояние до автомобиля, после этого принимать решение о переходе дороги. Каким образом он может оценить скорость? Каким образом – расстояние? Этому надо обучать. Тут действительно нужно обучение. И не всегда оно может помочь.

Поэтому прежде всего нужно, без сомнения, обеспечивать снижение скорости перед пешеходным переходом. Мы предлагаем очень простой вариант – поднять уровень пешеходного перехода на 6–7 сантиметров. Кстати, сейчас разрабатывается новый стандарт на обустройство автодорог, ГосдорНИИ это делает. И там есть тоже такая идея. Но этот стандарт будет еще через несколько лет.

Иван Князев: 6 сантиметров?

Владимир Соколов: 6–8, да. Вот так вот.

Марина Калинина: А это удобно?

Владимир Соколов: Это эффективно.

Иван Князев: Подвеску «убьешь».

Владимир Соколов: Это очень удобно для пешеходов, для тех, кто хочет сохранить жизнь. Ну, я знаю, что в Подмосковье очень много городов, которые давно уже…

Иван Князев: В смысле – всю «зебру»?

Владимир Соколов: Да, вся «зебра» поднимается на этот уровень.

Иван Князев: Это даже не «лежачий полицейский» получается.

Владимир Соколов: Да. Убирать снег сложнее – это единственное. Вот кто главный враг пешеходов, который ликвидировал островки безопасности, ограждения пешеходные? Уборщики снега.

Иван Князев: Коммунальщики.

Владимир Соколов: Коммунальщики. Потому что им неудобно убирать.

Марина Калинина: Давайте посмотрим одну историю, послушаем.

Один из самых оживленных перекрестков в центре Екатеринбурга, через него проходят маршруты всех видов городского транспорта. Здесь организовано кольцевое движение. Встречные потоки транспорта разделены бульваром. Чтобы перейти с одной стороны на другую без нарушения правил, нужно потратить больше двух минут. По статистике, правила в этом месте нарушает чуть ли не каждый второй пешеход.

ВИДЕО

– Почему вы нарушили?

– Машин же нет, перешел.

– Я не перехожу там, где я обычно не хожу. А если я знаю этот перекресток и вижу, что машин нет…

– Потому что все идут, и я пошел.

Марина Калинина: Штрафы за такое нарушение правил дорожного движения мало кого пугают, даже по меркам Екатеринбурга они невысокие. Да и инспекторы на пешеходов редко обращают внимание.

Иван Князев: Владимир Сергеевич, если все-таки вернуться к этой теме с камерами… Пока еще непонятно, поставят их или не поставят. Но если поставят, то как технически будут штрафовать? Мы сейчас все, во-первых, в масках ходим. Во-вторых, что это за база будет? Как будут штрафы приходить, кому? Я не удивлюсь, если она заработает.

Марина Калинина: Раз уж мы посмотрели сюжет, давай просто попросим прокомментировать то, что вы сейчас увидели.

Владимир Соколов: Ну смотрите…

Марина Калинина: Перекресток организован неграмотно, люди вынуждены вот так делать.

Владимир Соколов: У нас в Москве тоже есть перекрестки, где, допустим, два последовательных светофорах, ну, типа при пересечении по бульвару, через бульвар – там три минуты и, допустим, две минут. Вот пять минут для того, чтобы пересечь небольшой бульвар. Например, в районе Таганки есть такой.

Марина Калинина: Но все же спешат, все бегут.

Владимир Соколов: Да, все спешат и бегут. Понимаете, мы все время забываем, что за рулем сидит гражданин Российской Федерации, у которого есть права, и точно такой же гражданин без руля – пешеход. И когда скапливается пешеходов два десятка, а ждут они, пока проедет десяток машин, то как бы гражданские права неравные. Они все торопятся. У пешеходов свое время, у водителей свое.

Иван Князев: Ну да, водитель торопится, пешеход торопится.

Владимир Соколов: Понимаете? Поэтому давайте исходить из того, что у нас равенство прав. Нам нужны безопасные пешеходные переходы, по которым может и ребенок перейти, и человек старшего возраста, и в том числе человек больной, к примеру, аутизмом или алкоголизмом, или наркоманией.

Я сам видел, как пьяный пешеход упал на проезжую часть. Да, он не смог справиться с бордюром, переходил, не рассчитал и упал. Ну, ничего страшного не случилось, водитель остановился. Его никто не поднимал, правда, он сам поднялся и прошел.

Дорога должна прощать ошибки водителей, а пешеходный переход должен прощать ошибки и пешеходов, и водителей. Потому что часто водитель не видит пешехода, и уже тормозить некогда, уже инерция машины такова, что невозможно остановиться.

Иван Князев: Ну да. Это то, о чем мы говорили.

Владимир Соколов: Единственный вопрос – ограничение скорости. У нас в Москве на четырех улицах ввели недавно ограничение скорости – 30 километров в час, недалеко от Кремля. Вот это комфортная скорость на самом деле. То есть даже плюс 20, до 50 километров в час – там и последствия для жизни при столкновении другие, и можно уклониться, и можно как-то сообразить, что-то предпринять и пешеходу, и водителю.

Но почему-то Минтранс считает, что единственная страна в мире – Россия – имеет на дорогах скорость, которая разрешена только для скоростных автодорог, где нельзя пересекаться потокам пешеходов и водителей на одной плоскости. Только в России такое, я вас уверяю.

Поэтому мы должны все-таки бороться за то, чтобы скорость была снижена – или за счет отмены ненаказуемого превышения, или за счет снижения просто скорости в городах до 30 километров в час.

Марина Калинина: И то, что Иван спросил по поводу камер. Просто коротко. Нужны они? Помогут?

Владимир Соколов: Что касается камер, то в зонах… Я думаю так: это воспитательное значение будет иметь в зонах до пешеходного перехода и после пешеходного перехода, потому что это очень опасные зоны. И всегда пешеходы признаются виновными, даже на расстоянии метра от пешеходного перехода, если переход пострадал, он был виноват, хотя машина ехала с превышением скорости. Признается пешеход виноватым, потому что машина имеет преимущество. Но это неправильно.

Поэтому до и после – это возможно. Но, понимаете, до сих пор мы привыкли к тому, что в базе данных, которая определяет по лицу личность, там в основном преступники, люди, которые только что приехали, неизвестно, чего от них ждать. А если все граждане будут в этой базе, то как-то…

Иван Князев: Ну, это отдельный вопрос.

Владимир Соколов: Это совершенно отдельный вопрос.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Владимир Соколов, председатель Межрегионального общественного движения «Союз пешеходов», был у нас в гостях. Благодарим вас.

Марина Калинина: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
Пешеходов предлагают штрафовать с помощью камер наблюдения. Как это технически возможно?